<<
>>

Правовой эксперимент как средство недопущения юридических препятствий в реализации прав и законных интересов

(В. Ю. Панченко, В.А. Краснова)

Социальный эксперимент может быть охарактеризован как эм­пирический метод исследования, так как он необходимо предполагает наблюдение и предметно-орудийную практическую деятельность по изменению предметов материального мира.

Социальный экспери­мент, будучи особым методом познания, оказывает реальное воздей­ствие на жизнь людей, способен изменять субъектно-объектные свой­ства человека[30].

Особой разновидностью социальных экспериментов выступают правовые эксперименты.

Под правовым экспериментом понимается организованная ком­петентными органами апробация предполагаемых законодательных нововведений в ограниченном масштабе для проверки эффективно­сти, полезности и экономичности экспериментальных правовых норм и отработки оптимальных вариантов будущих правотворческих ре­шений общего действия[31]. Правовой эксперимент рассматривается как важный инструмент в повышении эффективности правового регули­рования общественных отношений, позволяющий избежать право­творческих ошибок, которые могут привести к серьезным негативным социально-экономическим последствиям, выбрать наиболее перспек­тивный вариант правотворческого решения, и выступает одним из средств реализации принципа научности правотворческой деятельно­сти[32].

Правовые эксперименты могут быть утопическими, когда они «работают» на достижение цели, противоречащей закономерностям общественного развития, либо возлагают на правовые средства такой социально-преобразовательный потенциал, которым последние в принципе не обладают (правовой идеализм); либо реальными (реали­стическими), в основе которых лежат образы будущей социальной ре­альности, представленной в различных формах конструктивных свя­зей и отношений. Правовые эксперименты проводятся в различных областях социальной жизни, их целью выступает исследование инно­вационных процессов на практике; они максимально приближены к реальной жизни, адекватно отражают те социальные связи и отноше­ния, явления действительности, которые необходимо исследовать и преобразовать в ходе эксперимента; их особенностью является ло­кальность, ограниченность во времени и пространстве[33].

В широком смысле под правовыми экспериментами следует по­нимать любые социальные (экономические, организационные и т. и.) эксперименты, которые регулируются правом (т. е. речь идет о право­вой форме иных по своей природе экспериментов в обществе).

Так, в последнее десятилетие в различных регионах России были осуществлены и реализуются до сих пор многочисленные пилотные проекты, целью которых является предварительное изучение ситуа­ции, экспериментальная проверка правильности разработанных ре­шений по изменению хозяйственной практики и готовности к реали­зации и осуществлению полномасштабного реформирования в раз­личных отраслях и сферах. Так, в Республике Татарстан в 2010 г. соз­дан фонд финансирования капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах на базе Государственного казенного учреж­дения «Главное инвестиционно-строительное управление Республики Татарстан», утвержден Порядок накопления и использования денеж­ных средств этого фонда. Программа пилотного проекта в 2010 г.

вы­полнена, была доказана действенность разработанного механизма[34]. На сегодняшний момент результаты такого эксперимента вводятся во все регионы Российской Федерации.

В 2008 г. в трех регионах России (Кемеровской, Самарской и Калужской областях) осуществлены пилотные проекты по созданию единого кадастра недвижимости, которые позволили выстроить сис­тему налогообложения недвижимости, а также сделали информацию о земельных участках более доступной. Новый кадастр послужил ба­зой для формирования единого налога на недвижимость, объединив­шего сразу три налога: земельный налог, налог на имущество физиче­ских и на имущество юридических лиц[35]. В настоящее время результа­ты данного проекта распространились на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с поручением Президента России от 22 августа 2013 г. № Пр-2191 и поручением Губернатора Ростовской области от 25 сентября 2013 г. Правительством Ростовской области совместно с Агентством стратегических инициатив реализуется пилотный проект по сокращению прохождения разрешительных процедур в сфере зе­мельных отношений и строительства, включая подключение к объек­там коммунальной и инженерной инфраструктуры (далее - пилотный проект). Пилотный проект направлен на снижение административных барьеров и улучшение предпринимательского климата в Ростовской области. По результатам принятых в 2014 г. Правительством Ростов­ской области решений в целях успешного внедрения пилотного про­екта на всей территории области муниципалитетам рекомендовано принять нормативные акты о создании рабочих групп по мониторингу и сопровождению пилотного проекта и опубликовать на сайтах муни­ципалитетов контактные данные лиц, ответственных за его реализа­цию[36].

В качестве примеров правового эксперимента в литературе при­водят введение Единого государственного экзамена[37] и множество других. Однако возникает закономерный вопрос о том, в чем собст­венно правовое содержание данных видах социальных эксперимен­тов, кроме внешней формы, правового регулирования иных по своей природе видов человеческой деятельности (экономической, образова­тельной и др.).

Поэтому в узком смысле - собственно правовыми эксперимен­тами в понятийном значении этого термина - являются апробации изменений в правовой жизни, когда результат зависит именно от юридических условий, а предметом выступает правовая деятельность и ее отдельные виды, а в качестве средств используются правовые средства. Это не означает, что иные условия, имеющие не правовую природу, не оказывают влияния на изменения в правовой сфере жиз­ни общества, однако такое влияние вторично, влияние правовой жиз­ни на иные сферы общественных отношений оказывается более зна­чимым, нежели обратное.

Одним из наиболее интересных правовых экспериментов но­вейшего периода стал эксперимент по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам. Данный правовой эксперимент являлся федеральным, ос­новным, проективным, последовательным, решающим, среднесроч­ным правовым экспериментом в сфере юстиции. Во исполнение по­ручений Президента РФ от 25 октября 2004 г. № ПР-1730 и от 21 мар­та 2005 г. № ПР-464 было принято постановление Правительства РФ от 22 августа 2005 г. № 534 «О проведении эксперимента по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам».[38]

Путем правового эксперимента осуществлялось и развитие сис­темы ювенальной юстиции, когда в ряде регионов с 1999 по 2005 г. реализовывались пилотные проекты Программы развития ООН «Поддержка осуществления правосудия по делам несовершеннолет­них в Российской Федерации», «Развитие правосудия в отдельных ре­гионах Российской Федерации»: были созданы службы социальных работников в Ростовской и Саратовской областях, в Санкт-

Петербурге. В ряде регионов, участвовавших в эксперименте, апро­бирование элементов ювенальных технологий не получило дальней­шего развития в связи с окончанием финансирования проектов[39], в других выработанные и проверенные технологии работы успешно ис­пользуются по сей день.

Аналогичным образом в Беларуси в порядке правового экспери­мента была апробирована внесудебная медиация[40], в России этого сде­лано не было, хотя многих проблем с внедрением медиации можно было бы избежать[41].

Пилотные проекты в правовой жизни общества, в основе кото­рых лежат методы эксперимента, позволяют увидеть на локальных участках правовой жизни определенные недостатки, упущения, не­точности в правовом регулировании, своевременно внести соответст­вующие корректировки. В ряде случаев анализ и оценка пилотных правовых проектов может показать, что в настоящий момент регион, группа регионов, страна в целом просто не готовы к успешному вне­дрению того или иного правового регулирования в качестве общеобя­зательного, выявить необходимость выхода за пределы собственно правового эксперимента, ориентировать на поиск других средств- проведение организационно-экономических мероприятий, от которых зависит эффективность реализации подвергшихся эксперименту пра­вовых положений.

В юридической литературе правовой эксперимент, как правило, рассматривается как результат правотворческой деятельности[42].

В то же время в недостаточной степени исследуются экспери­менты правореализационного и правоприменительного (включая пра­воинтерпретационные) характера, когда нормы права как тексты формальных источников права остаются неизменными, но меняется, в рамках правоприменительного усмотрения, практика их примене­ния- судебная, административная и иные, либо субъекты права ис­кусственно создают правовые ситуации для выяснения того, какое правоприменительное решение будет принято в том или ином случае.

Это не случайно, поскольку правореализационные и правопри­менительные эксперименты зачастую носят не целенаправленный и программируемый (отвечающий всем правилам проведения экспери­мента), а фактический характер, экспериментирование в правовой жизни приобретает характер поиска оптимального решения того или иного типа ситуаций, однако не отвечает всем признакам такового прежде всего по наличию «обратной связи» и возможности сравнения результатов тех или иных решений.

Понимая под юридической практикой объективированный опыт индивидуально-правовой деятельности компетентных органов (судов, других органов применения права), складывающийся в результате применения права при решении юридических дел[43], можно заключить, что типичным примером фактического правового экспериментирова­ния является различие в практике применения того или иного поло­жения нормативного акта в разных регионах, разных федеральных арбитражных округах до того момента, пока высшая судебная ин­станция не высказала свою правовую позицию по этому вопросу. По­следнюю же в этом случае можно рассматривать, хотя и с известной долей условности, в качестве субъекта правового эксперимента, кото­рый, формируя позицию, обобщает те или иные тенденции, сложив­шиеся в юридической практике.

Так, суды лишили закон о лизинге его сути - обязанности пол­ного возмещения инвестиционных затрат. В судебной практике при­менения гражданского законодательства, регулирующего коммерче­ские отношения, не так часты принципиальные повороты, ниспровер­гающие теоретические основы, если это не обусловлено изменением самого законодательства. Сейчас отмечается именно такой принципи­альный поворот в применении законодательства при разрешении спо­ров о лизинге. Резкое изменение арбитражной практики произошло в 2009 г., и оно не было вызвано объективными причинами, потому что законодательство не изменялось. В период кризиса суды повернулись в сторону лизингополучателей. Суды стали принимать решения о взыскании денежных средств с лизинговых компаний - кредиторов в пользу лизингополучателей - должников[44].

28 июня 2012 г. Пленум Верховного суда РФ принял Постанов­ление «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». В пункте 2 указанного Постановления содержит­ся не совсем определенная информация об отнесении страхования к регулированию Закона «О защите прав потребителей». Произошел буквально революционный переворот в судебной практике по граж­данским спорам о взыскании страховых выплат, но в ходе практики страховые компании не брали во внимание данный пункт закона, а суды обязывали возмещать все затраты[45].

Неодинаково в судебной практике решалась и проблема призна­ния права на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок за профессиональными участниками рынка взыскания задол­женности - коллекторскими агентствами, а также вопрос об опреде­лении размера компенсации при нарушении права на судопроизвод­ство в разумный срок и права на исполнение судебных актов в разум­ный срок. Размеры взыскиваемых компенсаций существенно разли­чаются[46]. Так, размер компенсации, присуждаемой судами общей юрисдикции, также колеблется между 10 000 руб. и 120 000 руб.[47]

Такое фактическое правовое экспериментирование было бы го­раздо более эффективным в случае, если бы отвечало всем требовани­ям, предъявляемым к экспериментам как познавательным средствам, прежде всего наличию контрольной группы общественных отноше­ний, не подвергавшейся изменениям и связанной с ним возможно­стью сравнения результатов, выявления факторов, способствующих либо препятствующих поставленным правовым целям.

Правовые эксперименты могут выступать важнейшим средством недопущения и выявления юридических препятствий в реализации конституционных прав и законных интересов в силу следующего.

Во-первых, правовые эксперименты, несмотря на свой в основ­ном правотворческий характер, нацелены на совершенствование реа­лизации права, оптимизацию правового регулирования.

Во-вторых, как и в любом социальном экспериментировании, для правового эксперимента необходим эталон - такая модель правового регулирования той или иной области общественных отношений, кото­рая выражает общие свойства процессов правовой жизни и обладает качественно новой, высшей структурной организацией, более совер­шенной формой, максимумом практической полезности. Эталон созда­ет противоречивую ситуацию в реальной правовой жизни[48]. Думается, есть все основания для признания в качестве эталона правовых экспе­риментов беспрепятственной реализации прав и законных интересов.

В-третьих, правовые эксперименты в плане правового воздейст­вия на общественные отношения могут быть только регулятивного (позитивно воздействующего) свойства, предоставлять субъектам пра­ва, участвующим в них, дополнительные правовые средства и меха­низмы реализации прав и законных интересов, но не могут носить ох­ранительного (негативно воздействующего) характера, поскольку в этом случае нарушается принцип юридического равенства.

В-четвертых, сама организация правовых экспериментов может служить средством выявления лежащих в основе юридических препят­ствий в реализации прав и законных интересов неправомерных инте-

ресов и целей различных субъектов права, их групп, когда последние оказывают сопротивление для экспериментального, а затем и повсеме­стного внедрения нового правового регулирования.

Правотворческие и правоприменительные эксперименты в пра­вовой жизни российского общества должны проводиться научно­обоснованно, системно, последовательно[49], поскольку правовой экспе­римент выступает средством правовой политики, обладает всеми его признаками, относится к группе специальных средств правовой поли­тики наряду с концепциями, программами, юридической техникой, планированием, прогнозированием, правовым мониторингом, право­вой экспертизой, систематизацией законодательства и т. д., которые призваны организовать правовую жизнь общества[50].

1.4.

<< | >>
Источник: М. Абдрашитов.. Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: вопросы идентификации и преодоления : моно¬графия / В. М. Абдрашитов и др. ; под ред. В. Ю. Панченко, А. А. Петрова. - Красноярск : Сиб. федер. ун-т, 2016. - 396 с. . 2016

Еще по теме Правовой эксперимент как средство недопущения юридических препятствий в реализации прав и законных интересов:

  1. Предостережение как правовое средство преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  2. Оценка правовых режимов как способ распознавания и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  3. Избирательность правоприменения как юридическое препятствие в реализации прав и законных интересов граждан: распознавание и преодолени
  4. Квалифицированное молчание правотворческого органа и идентификация юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  5. Страховые механизмы преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  6. Идентификация и преодоление юридических препятствий в реализации прав и законных интересов в сфере финансового права
  7. Моделирование преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов (о некоторых общих подходах к использованию математических методов для оптимизации правовых систем)
  8. Преодоление коллизий в праве как нормативных препятствий в реализации прав и законных интересов
  9. О юридических препятствиях в реализации прав и законных интересов потерпевшего в контексте статьи 52 Конституции Российской Федерации
  10. ГЛАВА 1 Методологические и теоретические основы идентификации и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  11. ГЛАВА 2 Отраслевые и межотраслевые проблемы идентификации и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  12. М. Абдрашитов.. Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: вопросы идентификации и преодоления., 2016
  13. Преодоление юридических препятствий в реализации законных интересов
  14. Юридические гарантии как форма нейтрализации нормативных юридических препятствий в реализации конституционных прав граждан РФ
  15. Юридические препятствия в реализации прав собственников недвижимого имущества
  16. Неправомерные ограничения прав человека и юридические препятствия в их реализации: распознавание и преодоление
  17. Обращение в защиту публичных интересов, прав и законных интересов других лиц (ст. 53 АПК РФ) :