<<
>>

Избирательность правоприменения как юридическое препятствие в реализации прав и законных интересов граждан: распознавание и преодолени

е

1.9. (В. Ю. Панченко, Н. В. Шапран)

Применение права есть властная организационная деятельность компетентных, то есть специально на это уполномоченных, органов и должностных лиц по рассмотрению и разрешению юридических дел путем издания индивидуальных правовых предписаний на основе и во исполнение действующего законодательства[123].

Характерные особенности применения права состоят в том, что оно является властно-императивной формой реализации права; носит процессуально-процедурный характер; включает ряд последователь­ных стадий; имеет под собой соответствующие юридические основа­ния; связано с вынесением правоприменительных актов; является ра­зовым и индивидуально-определенным действием, касающимся пер­сонифицированных субъектов; направлено на урегулирование кон­кретных ситуаций; предполагает профессиональную юридическую деятельность; осуществляется компетентными, уполномоченными на то органами и должностными лицами[124].

Одним из юридических препятствий в надлежащей реализации прав и законных интересов является избирательное применение нор­мативно-регулятивных средств, иными словами- избирательность правоприменения.

Термин «избирательность» имеет значение «выборность»[125]. В от­ношении к правоприменению избирательность означает выборочное, ситуативное применение или неприменение норм, подлежащих при­менению в конкретном юридическом деле. Необходимо подчеркнуть, что при избирательном правоприменении нарушается один из ключе­вых принципов права - принцип равенства граждан перед законом и судом. Этот принцип является лакмусовой бумажкой, позволяющей выявить, был ли процесс правоприменения осуществлен в строгом соответствии с законом и устоявшейся юридической практикой по подобным случаям или же имело место необоснованное, надуманное основание или вольная трактовка нормы вопреки ее смыслу в системе действующего правового регулирования, что позволило в конечном итоге принять решение, которое удовлетворило неправовые интересы субъекта или же удовлетворило законные интересы одного, оставив без удовлетворения интересы другого при идентичных обстоятельст­вах.

Приведем примеры, иллюстрирующие нашу формулировку.

Ситуация 1. Смоделируем ситуацию, что два «одинаковых» сту­дента (имеется в виду одинаковые оценки, отсутствие академической задолженности, активное участие в общественной жизни вуза, науч­ная деятельность и прочее) обращаются в деканат своего института с просьбой продлить им сессию по одинаковым причинам (например, с целью участия в конференции - для наглядности, оба студента хотят участвовать в одной и той же конференции). Причем эту просьбу од­ному студенту удовлетворяют, а другому отказывают. Как оценивать такую практику, которая позволяет в идентичных ситуациях прини­мать противоположные решения? Чем руководствовался деканат, ко­гда принимал эти самые решения?

Ситуация 2. Парковка на газоне[126] [127]. Рядом с домом мало парковоч­ных мест, а автолюбителей много. Выход нашли, что называется, ме­тодом исключения - стали ставить автомобили на газон. Сотрудник полиции, увидев, как один гражданин паркуется на этот самый газон, составляет в отношении него протокол об административном право­нарушении.

Причем его абсолютно не волнует тот факт, что рядом стоят еще несколько машин. После того как этот незадачливый води­тель убирает свое транспортное средство, на его место паркуется со­лидный мужчина на джипе. Он выходит из автомобиля и идет в сто­рону своего дома мимо преспокойно стоящего сотрудника полиции, который почему-то в отношении данного водителя не захотел состав­лять протокол. Ситуация идентичная, но нарушитель, как оказалось, только один.

Ситуация 3. Хулиганство по КоАП и по УК РФУ Всем извест­ный случай, когда за хулиганство в храме Христа Спасителя участни­цы группы Pussy Riot были приговорены по ч. 2 ст. 213 УК РФ к ре­альному лишению свободы. Известен также случай, когда гражданин сбросил на пол Дары волхвов в храме Христа Спасителя. Однако его привлекли к административной ответственности. Чем между собой отличаются ст. 20.1 КоАП и ст. 213 УК РФ? Только мотивом. Почему в отношении девушек этот мотив был установлен, в то время как в действиях молодого человека он не был найден.

Примеров избирательности правоприменения масса, причем на самых разных уровнях правовой жизни - от локального до федераль­ного. Так, известны случаи вольных трактовок закона при отказе по­литическим партиям в регистрации, например, из-за описок, опечаток, отсутствия титульного листа[128] [129] и т. д.

Под избирательностью правоприменения, как представляется, следует понимать негативную государственно-общественно- личностно вредную переменную (встречающуюся в одних случаях и отсутствующую в других) характеристику властной организационной деятельности компетентных органов и должностных лиц по рассмот­рению и разрешению индивидуальных юридических дел путем изда­ния индивидуальных правовых предписаний, совершенную в проти­воречие с принципом равенства граждан перед законом и судом, как правило, в целях удовлетворения каких-либо интересов правоприме­нителя (личных, служебных и т. д.), расходящихся с интересами пра­воприменения в целом .

В ст. 2 Конституции РФ определено, что человек, его права и свободы являются вышей ценностью; признание, соблюдение и защи­та прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Ст. 1 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» также закрепляет обязанность государств обеспечивать каждому, находя­щемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в Кон­венции. Таким образом, на Российской Федерации лежит позитивная и негативная обязанности в обеспечении прав и свобод человека и гражданина - содействовать реализации и воздерживаться от наруше­ний прав и свобод человека.

Без воплощения правовых предписаний в жизнь нормы права мертвы, иначе говоря, они теряют свое социальное назначение2. Со­циальное же назначение норм права - регулирование общественных отношений. В том случае, когда чиновники позволяют себе приме­нять право избирательно, имеет место грубое попирание прав, свобод и законных интересов граждан. Последние не могут реализовать свое право, поскольку существует юридическое препятствие.

Под юридическим препятствием в реализации прав, свобод и за­конных интересов следует понимать нормативно установленные и (или) юридико-фактические условия, осложняющие (затрудняющие либо блокирующие) процесс осуществления правовых возможностей (прав, свобод, законных интересов) конкретного субъекта права в конкретной ситуации, требующие от носителя прав и законных инте­ресов дополнительных, нормативно незапрограммированных либо предусмотренных в установленном правом порядке реализации права, но несоразмерных, неразумных организационных, материально- технических, временных, интеллектуальных и иных затрат[130] [131].

Юридические препятствия в реализации прав и законных инте­ресов характеризуются такими чертами, как «юридичность», т. е. су­ществование в правовой жизни; способствование удовлетворению не­охраняемых правом интересов; негативный характер правового воз­действия, поскольку они мешают процессу удовлетворения интересов субъектов права и затрудняют достижение обеспечиваемых правом полезных целей; результат правовой деятельности; осложнение или блокирование процесса реализации прав и законных интересов; суще­ствование в виде правовых актов субъектов права; требуют усилий для преодоления или являются непреодолимыми".

Избирательность правоприменения - явление, существующее в правовой жизни, которое способствует удовлетворению неохраняе­мых правом интересов (хотя они и облекаются в правовую форму, они не перестают от этого быть неправовыми). Безусловно, избира­тельное правоприменение оказывает негативное влияние на всю пра­вовую систему, поскольку с помощью этого «инструмента» добросо­вестные субъекты права с их законными интересами оттесняются субъектами недобросовестными, что затрудняет или делает невоз­можным в принципе достижение обеспечиваемых правом полезных целей.

Представляется, что избирательность правоприменения в каж­дом конкретном случае носит преодолимый характер, поскольку су­ществует возможность обжаловать решение в вышестоящую инстан­цию, которая может вынести справедливое решение, разобравшись в проблеме. Однако наиболее изощренные, творческие, нестандартные схемы решения правовых проблем будут носить «околоправовой» ха­рактер, балансируя между формальным соблюдением норм и принци­пов права и не лежащих в правовом поле истинных интересов и наме­рений субъектов права. В такой ситуации даже вышестоящей инстан­ции зачастую трудно разгадать подобные замыслы, а посему велика вероятность, что такое формально отвечающее требованиям закона решение устоит и в этой инстанции.

Итак, избирательность правоприменения представляет собой не­гативное явление в правовой жизни, способствующее удовлетворе­нию неохраняемых правом интересов, которое затрудняет достижение обеспечиваемых правом полезных целей, то есть является юридиче­ским препятствием в реализации прав, свобод и законных интересов граждан.

Вернемся к примеру с девушками из группы Pussy Riot и муж­чиной, сбросившим на пол Дары волхвов в храме Христа Спасителя. Почему в одной ситуации фигуранты дела получили реальные сроки, а в другой имело место лишь административное правонарушение? Факт нарушения принципа равенства не вызывает сомнения. Так же, как и не вызывает сомнений негативный характер правового воздей­ствия составление протокола об административном правонарушении лишь в отношении конкретного водителя, припарковавшегося на га­зон, хотя при этом остальные нарушители не получили даже устного замечания.

Более того, во втором случае в качестве последствия такой изби­рательности можно назвать нарушение принципа правовой опреде­ленности в целом и неотвратимости наказания в частности. Одно де­ло, если бы субъект четко осознавал, что, если он поставил свой ав­томобиль на газон, то будет привлечен к ответственности вне зависи­мости от того, на каком автомобиле приехал, какую должность зани­мает, есть у него влиятельные родственники или нет. Раз уж поста­вил - будь добр заплатить штраф. А если дело будет обстоять так, как было в рассмотренном нами примере, доверие к власти и к праву во­обще будет подорвано.

В свете изложенного представляется, что избирательность пра­воприменения является юридическим препятствием в реализации прав и законных интересов граждан, поскольку соответствует призна­кам, указанным выше.

Особенностью рассматриваемого нами феномена служит его всеобъемлющий характер - избирательность возможна на любой ста­дии правоприменения. В современной юридической литературе суще­ствует тенденция рассмотрения правоприменительного процесса че­рез призму трех основных стадий: установление фактических обстоя­тельств дела; выбор правовой нормы и ее анализ; принятие право­применительного решения и его документальное оформление[132].

На первой стадии правоприменитель может «упустить» какой- либо факт/совокупность фактов, что, безусловно, отразится на квали­фикации конкретного правоотношения. Следует согласиться с С. С. Алексеевым в том, что «надлежащее (правильное) применение юридических норм обеспечивается тогда, когда юридическое позна­ние осуществляется в строгом соответствии с принципом объектив­ной истины. Непосредственным выражением этого принципа является обязанность правоприменительных органов принять все необходимые и доступные меры для всестороннего, полного и объективного установления всех обстоятельств дела, прав и обязан­ностей субъектов, правового значения фактов»[133].

На второй стадии может иметь место выбор нормы, не подле­жащей применению или же неверное толкование нормы права. В ус­ловиях избыточного правового регулирования, когда одни и те же общественные отношения могут регулироваться различными, а порой даже противоречивыми нормами права, правоприменителю необхо­димо отыскать единственно верную норму и правильно истолковать ее. На данном этапе возможны следующие варианты избирательно­сти: 1) выбор той нормы, которая не подлежит применению; 2) выбор нормы, подлежащей применению, с ее неверным толкованием. В обо­их вариантах решение, принимаемое по делу, не будет соответство­вать критерию законности, обоснованности, а следовательно, его нельзя будет назвать правовым.

На третьей стадии - как следствие из первых двух- принятие соответствующего неправового решения. Очевидно, что в большин­стве случаев избирательность правоприменения будет комплексной - на всех этапах применения права. Ведь нельзя, «не упустив» какой- либо факт из виду, «подобрать» несоответствующю норму (или ис­толковать соответствующую не должным образом), а впоследствии принять «правильное» решение по делу. Безусловно, возможен вари­ант без одного из указанных звеньев - например, когда факты сами по себе являются достаточно противоречивыми и не требуется каких- либо дополнительных манипуляций с ними.

Что касается видов избирательного правоприменения, то нельзя ограничиваться классификацией по основанию стадии применения права. Представляется возможной классификация по следующим ос­нованиям: в зависимости от отрасли права (избирательное право­применение в конституционном праве, в уголовном, в гражданском, в административном и т. д.), в зависимости от субъекта правоприме­нения (органы судебной и несудебной власти); в зависимости от причины (избирательность при материальной, должностной или иной заинтересованности). Данный перечень, безусловно, не являет­ся закрытым, возможна классификация и по иным основаниям. Од­нако основным, на наш взгляд, следует считать деление в зависимо­сти от стадии правоприменения, поскольку в данном случае речь идет о сущности рассматриваемого явления - что, как и почему при­меняется избирательно.

Как известно, чтобы искоренить вредное явление, следует бо­роться с причинами, а не со следствиями. В 2011 г. Президентом РФ были утверждены Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан[134]. В данном документе констатировано, что одним из усло­вий, способствующим распространению правового нигилизма, явля­ется избирательность в применении норм права[135]. Таким образом, рас­сматриваемая нами проблема была признана в официальном право­вом акте.

Следует согласиться с мнением авторов Основ в том, что обо­значенная проблема является важной и что необходим комплексный подход к ее разрешению. Однако необходимо подчеркнуть, что для решения этой проблемы одного лишь правового просвещения долж­ностных лиц недостаточно. Представляется эффективным не столько ужесточение ответственности за взяточничество, за решение дел с помощью «телефонного права» и т. и., сколько ее неотвратимость. Чтобы чиновник не хотел действовать вне правового поля, нужно стимулировать его к принятию решений, основанных на праве. По меткому выражению М. Ю. Барщевского, необходимо «добиться то­го, чтобы положение чиновника было в обществе почетным, чтобы людей уважали за это»[136].

Проблемой также является идентификация избирательности правоприменения. Необходимо еще раз подчеркнуть, что переменный признак-индикатор, позволяющий определить избирательность пра­воприменения, - принцип равенства. В том случае, где имеет место его нарушение, то есть применение разных норм права при идентич­ных обстоятельствах или применение по отношению к одному субъ­екту, при этом необоснованное неприменение к другому, следует кон­статировать избирательность.

Избирательность правоприменения можно обнаружить и там, где у правоприменителя наличествует какой-либо интерес в принятии или непринятии конкретного решения. Представляется, что такими интересами могут выступать материальная или служебная заинтере­сованность должностного лица в исходе дела (речь идет о получении взятки или продвижении по карьерной лестнице за принятие нужного решения, причем вне зависимости от субъекта, обещающего выгоду, - будь то гражданин в первом случае или начальник, так называемое «телефонное право», - во втором). Однако избирательность право­применения возможна и в случае юридической неграмотности и (или) некомпетентности должностного лица (когда такое лицо просто не обладает достаточными знаниями относительно предмета юридиче­ского дела и поэтому невольно не учитывает то или иное обстоятель­ство на стадии их установления, не применяет ту или иную норму права из-за отсутствия опыта работы в данной категории вопросов и т. и.) - в данном случае избирательность правоприменения будет не­умышленной, поскольку налицо отсутствие признака заинтересован­ности, что является исключением из общего правила. Ситуация, в ко­торой лицо исполняет приказ, например «с особой тщательностью» провести проверку или «в максимально короткий срок» выполнить те или иные служебные действия, также характеризуется наличием ин­тереса, только у того лица, которое отдает такой приказ или распоря­жение. Причем в данной ситуации, как представляется, избиратель­ность правоприменения будет носить опосредованный характер, по­скольку подчиненный лишь исполняет приказ «организатора».

Поскольку правоприменению предшествует правотворчество, следует обеспечить максимальную его эффективность. Поэтому не­обходимо также обратить внимание на несовершенство юридиче­ской техники правовых актов, которая также позволяет избиратель­но применять право. Чтобы искоренить или свести к минимуму ко­личество законодательно установленных возможностей избира­тельного правоприменения, необходимо проводить антикоррупци­онную экспертизу согласно Методике проведения антикоррупцион­ной экспертизы нормативных правовых актов и проектов норматив­ных правовых актов (утверждена постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96) с целью недопущения нахождения коррупциогенных факторов в текстах нормативных правовых актов. Обратимся к примеру с девушками из группы Pussy Riot, где, по су­ти, решение было вынесено на основании одной экспертизы, в ре­зультате которой был вменен мотив «вражды». Фактически, как пишет А. А. Кондрашев, составы административного и иного мел­кого хулиганства - ст. 20.1 КоАП и ст. 213 УК РФ совпадают, до­бавляется лишь мотив[137]. Оперирование законодателя такими рас­плывчатыми и размытыми формулировками, как «явное неуваже­ние», «грубое нарушение», создает нормативные условия для си­туаций, в которых правоприменитель может действовать избира­тельно, что и имело место в рассмотренных нами примерах.

Следует заметить, что некоторые трудности могут возникнуть при соотнесении категории свободы усмотрения правоприменитель­ного органа (так называемая margin of appreciation, по терминологии Европейского суда по правам человека) и избирательности правопри­менения. Представляется, что правоприменитель может принять ка­кое-либо решение в рамках свободы, предоставленной законодателем (условно, назначить наказание за убийство в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет лишения свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ), в то время как при избирательности правоприменения существует два ва­рианта. Первый - уже рассмотренные ранее примеры. Второй - край­не схожий , казалось бы, со свободой усмотрения - субъект принима­ет решение в пределах свободы усмотрения, однако злоупотребляя ей в угоду преследования каких-либо своих интересов, о которых было сказано ранее. Например, когда существует устоявшаяся практика в сходных случаях лицам, совершившим преступление, предусмотрен­ное ч. 1 ст. 105 УК РФ, назначать наказание в виде, скажем, 8,5 лет лишения свободы, а судья выносит приговор с наказанием в виде 7,5 лет лишения свободы. Причем постановляет считать данное наказа­ние условным. Формально он действует во исполнение предписаний уголовного закона, но представляется, что здесь имеет место особого рода избирательность.

Одним из факторов, позволяющих искоренить избирательность правоприменения, является принятие высшими судебными инстан­циями разъяснений (речь идет о постановлениях пленума Верховного суда РФ и постановлениях пленума Высшего арбитражного суда РФ - до его упразднения) и постановлений Конституционного суда РФ о признании той или иной нормы соответствующей, не противоречащей или противоречащей Конституции РФ.

Если до принятия указанных актов суды могли позволить себе некоторые «вольности» в толковании и применении норм права, то после вступления в силу указанных правовых актов суды уже ограни­чены в возможности применять право избирательно.

Этому также способствуют информационные письма высших судебных инстанций, содержащие обзоры судебной практики по тому или иному вопросу. Иначе говоря, единство судебной практики явля­ется правовым средством, способствующим искоренению такого не­гативного явления правовой действительности, как избирательность правоприменения в судебных инстанциях.

Подводя итог вышесказанному, сформулируем выводы.

Во-первых, под избирательностью правоприменения следует понимать властную организационную деятельность компетентных органов и должностных лиц по рассмотрению и разрешению индиви­дуальных юридических дел путем издания индивидуальных правовых предписаний, совершенную в противоречие с принципом равенства граждан перед законом и судом, как правило, в целях удовлетворения каких-либо личных интересов правоприменителя.

Во-вторых, избирательность правоприменения представляет со­бой юридическое препятствие в реализации прав, свобод и законных интересов граждан, поскольку существует в правовой жизни, способ­ствует удовлетворению неохраняемых правом интересов, носящее не­гативный характер вследствие того, что оно мешает процессу удовле­творения субъектом права законных интересов и затрудняет достиже­ние обеспечиваемых правом полезных целей.

В-третьих, избирательность правоприменения возможна на любой стадии процесса применения права: установление фактиче­ских обстоятельств дела; выбор правовой нормы и ее анализ; при­нятие правоприменительного решения и его документальное оформление.

В-четвертых, избирательность правоприменения можно класси­фицировать по различным основаниям: в зависимости от стадии при­менения права; в зависимости от отрасли права; в зависимости от субъекта правоприменения; в зависимости от причины. Данный пере­чень не является закрытым.

В-пятых, индикатором наличия избирательности правопримене­ния является правовой принцип равенства; если имеет место его на­рушение (путем применения в идентичных ситуациях разных норм права, применения в одном случае и неприменение нормы в другом или применение нормы вопреки ее смыслу в системе действующего правового регулирования), следует констатировать избирательность правоприменения.

В-шестых, чаще всего при избирательности правоприменения у правоприменителя есть какой-либо интерес в том, чтобы избиратель­но применить право, например финансовый или должностной.

В-седьмых, для уменьшения количества законодательно уста­новленных возможностей применять право избирательно следует проводить антикоррупционную экспертизу как уже существующих нормативных правовых актов, так и проектов нормативных правовых актов.

В-восьмых, избирательность правоприменения в каждом от­дельно взятом случае представляется преодолимой, поскольку суще­ствует возможность обжалования решения в вышестоящую инстан­цию.

1.10.

<< | >>
Источник: М. Абдрашитов.. Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: вопросы идентификации и преодоления : моно¬графия / В. М. Абдрашитов и др. ; под ред. В. Ю. Панченко, А. А. Петрова. - Красноярск : Сиб. федер. ун-т, 2016. - 396 с. . 2016

Еще по теме Избирательность правоприменения как юридическое препятствие в реализации прав и законных интересов граждан: распознавание и преодолени:

  1. Оценка правовых режимов как способ распознавания и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  2. Предостережение как правовое средство преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  3. Неправомерные ограничения прав человека и юридические препятствия в их реализации: распознавание и преодоление
  4. Страховые механизмы преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  5. Идентификация и преодоление юридических препятствий в реализации прав и законных интересов в сфере финансового права
  6. Преодоление коллизий в праве как нормативных препятствий в реализации прав и законных интересов
  7. ГЛАВА 1 Методологические и теоретические основы идентификации и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  8. ГЛАВА 2 Отраслевые и межотраслевые проблемы идентификации и преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов
  9. М. Абдрашитов.. Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: вопросы идентификации и преодоления., 2016
  10. Преодоление юридических препятствий в реализации законных интересов