<<
>>

Уклонение участника от исключения

Вся эффективность меры в виде исключения участника может быть сведена на нет, если участник произведет отчуждение своей доли другому лицу (как правило, это происходит в преддверии судебного спора либо сразу после нарушения).

Данный способ уклонения от исключения был вполне успешно применен в одном из рассмотренных ВАС РФ дел, где участник, исполнявший обязанности директора, злоупотребляя полномочиями, причинил существенный вред обществу, а затем подарил свою долю жене. Суды апелляционной и кассационной инстанций, по-видимому, принимая во внимание очевидную направленность сделки дарения на уклонение от санкции, все равно поддержали требование об исключении, ссылаясь на то, что передача доли не была одобрена решением общего собрания участников, вследствие чего ничтожна. Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований об исключении, мотивировав это тем, что отсутствие одобрения не влечет ничтожности сделки, а делает ее оспоримой, следовательно, переход доли произошел и удовлетворение иска об исключении к бывшему владельцу невозможно1.

На первый взгляд продажа доли третьему лицу в целом нормальный исход конфликта. Цель меры в виде исключения участника — дать возможность обществу продолжить нормальную деятельность. В случаях, [159] когда доля отходит третьему лицу, презюмируется, что цель достигнута. Однако на практике очевидно, что недобросовестный участник может продать долю аффилированным лицам и продолжить оказывать негативное влияние на деятельность общества. Возможно, имея в виду эту опасность, российское законодательство императивно закрепляет правило о том, что доля исключенного участника переходит к обществу.

Частично проблему снимает то, что ст. 21 Закона об ООО предусматривает действенные способы контроля за составом участников (в частности, преимущественное право покупки доли и способы его защиты) и даже возможность полного запрета на отчуждение доли третьим лицам. Однако как быть в случае, когда совершается сделка дарения либо доля отчуждается по завышенной цене, дабы ограничить возможность реализации другими участниками преимущественного права?

По мнению Ф.Х. Фраминьяна Сантаса, если известно, что лицо, которое числится в реестре в качестве участника, является лишь фактическим держателем доли для другого (fiducia cum amico), такой фидуциарий может быть исключен по основаниям, относящимся к настоящему владельцу доли1.

Основываясь на этой идее, можно прийти к выводу, что при доказанности аффилированности между недобросовестным участником, в отношении которого имеются основания для исключения, и лицом, в пользу которого такой участник произвел отчуждение своей доли, последний может быть исключен по основаниям, относящимся к первоначальному собственнику доли. Так, например, если ответчик продает свою долю во время судебного процесса об исключении, рассмотрение дела не прекращается, а новый «номинальный» собственник доли привлекается в качестве соответчика.

В то же время нельзя не учитывать, что в российском праве конструкция «fiducia cum amico» не разработана. В этой связи предложенная мера может реализоваться путем использования существующих догматических средств, в первую очередь признания сделки отчуждения недействительной как направленной на уклонение от иска об исключении (ст. 10 и 168 ГК РФ). Близкое правовое решение было предложено в п. 10 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 10 ГК РФ, утвержденного Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127, где суд отказал в иске об освобождении [160] от ареста имущества, переданного в доверительное управление, ввиду ничтожности в силу ст. 168 ГК РФ договора доверительного управления имуществом как заключенного с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания в нарушение требований ст. 10 ГК РФ о недопустимости злоупотребления правом.

Другим возможным вариантом решения проблемы было бы введение полного запрета на отчуждение ответчиком своей доли кому бы то ни было до окончания рассмотрения дела в суде; ответчик может только заявить о выходе. Хотя, конечно, это не решит проблему, когда доля была отчуждена в преддверии судебного спора.

Подобный запрет известен зарубежным законодательствам. Так, в силу прямого указания ст. 2:338 Гражданского кодекса Нидерландов с момента получения повестки по делу об исключении и до вступления решения суда по соответствующему делу в силу, ответчику запрещается отчуждать и обременять свою долю, в том числе передавать ее в залог, без согласия истца. В отсутствие такого согласия только суд может разрешить совершить указанные действия, если у ответчика есть в этом разумный интерес.

Представляется, что нормативное решение проблемы было бы более предпочтительным, но до внесения поправок в закон остается только полагаться на судебную практику.

11.

<< | >>
Источник: Кузнецов А.А.. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. 2014

Еще по теме Уклонение участника от исключения:

  1. Исключение участника-директора, участника-работника
  2. Кузнецов А.А.. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. 2014, 2014
  3. Исковая давность по требованиям об исключении участника
  4. Ограничение на исключение крупного участника
  5. Порядок принятия решения об исключении участника
  6. Альтернативные исключению участника меры
  7. 3. Исключение участника из общества с ограниченной или дополнительной ответственностью
  8. Существенность нарушения, оправдывающая исключение участника
  9. Природа института исключения участника
  10. Возможность досудебного разрешения спора об исключении участника
  11. Вина как условие для исключения участника
  12. Корпоративный конфликт как обстоятельство, препятствующее исключению участника
  13. Исключение в связи с обстоятельствами, наступившими до момента приобретения истцом статуса участника
  14. Глава іі. Общая характеристика института исключения участника
  15. Споры по поводу исключения участников из обществ, регистрацией выпусков и дополнительных выпусков акций.