<<
>>

Аркадий Васильевич Соколов Валерий Александрович Фокеев

A.

B. В. Соколов (А. С.) О том, что библиографическая наука в продол­жении столетий сохраняет статус Terra incognita, свидетельствует тот факт, что никак не удается уяснить сущность библиографии и выработать ее корректную дефиницию.

Каждый библиографовед обнаруживает нечто новое, особенное и немаловажное в библиографических явлениях, и в ре­зультате получается столько «библиографий», сколько библиографоведов.

C. А. Фокеев (В. Ф.) Не будем преувеличивать, но все-таки нужно

признать, что понятие библиография не обладает определенностью, хотя

слово библиография давно уже русифицировалось. Как сообщил И. Г.

Моргенштерн, оно употреблялось в русском языке еще в 1742 г., а слова

библиограф (вивлиограф) и библиографический (вивлиографический) име-

2

ются в первом томе французско-русского словаря, изданного в 1786 г . По­сле публикаций В. Г. Анастасевича и В. С. Сопикова в первой четверти ХК в. термин «библиография» вошел в российскую терминологию, но это не означало, что он обрел однозначную дефиницию. На протяжении ХК

- ХХ вв. в России и за рубежом велась полемика по вопросу определения библиографии и ее места в системе научных дисциплин о книге и в уни­версуме человеческих знаний и областей деятельности. В итоге получили хождение более 400 определений библиографии. Большинство этих опре­делений не выдерживают никакой критики, но были и продуктивные, ха­рактерные для своего времени суждения.

В XIX веке главенствовала научная парадигма: библиография - наука (область знания) о книге. Большинство библиографов разделяли представ­ление о библиографии как науке, особом знании о книге, выражающемся в ее описании. Библиографию определяли как книгоописание, «основатель­ное познание о книгах», «образующее вкус к хорошим сочинениям» и «со­ставляющее существенную часть истории народного просвещения» (В.

С. Сопиков), «книговедение или книгознание и по смыслу ее названия - книгоописание» (Г. Н. Геннади), «науку о книгах, отрасль человеческих познаний, путеводительницу и наставницу в выборе книг» (В. Г. Анастасе- вич), «науку описывать книгу по известным правилам» (Н. А. Полевой), «синтез книжной мысли», «науку о книге вообще, книговедение, т. е. от­расль знания, изучающую историю книги, роль ее и т. д., а в узком смысле

- книгоописание, т. е. составление справочных, библиографических репер­туаров или списков книг в виде всякого рода указателей и каталогов» (Б. С. Боднарский), «наука, дающая в результате своих достижений выводы об­щенаучного и практического значения о количественном и качественном составе произведений печати» (Н. Ю. Ульянинский) и т. п. Наиболее раз­вернуто научно-книговедческое определение библиографии сформулиро­вал И. В. Владиславлев: «основная часть книговедения, наука о таком опи­сании книг, которое, возможно, полнее ориентировало бы человечество в накопленных им книжных богатствах - в их наличности и содержании, в их идеологической сущности и исторической значимости, в их соответст­вии читателям различных социальных и иных группировок; занимаясь по­добным изучением книг, библиография в своих высших обобщениях имеет задачей библиографическое исследование эволюции книжных богатств со стороны их количества и со стороны содержания».

Иной характер имеют определения библиографии, выработанные представителями управленческой, вспомогательно-идеологической пара­дигмы, утвердившейся в гг. Советской власти. Согласно этим представле­ниям, «библиография - отрасль идеологической работы, которая занимает­ся раскрытием содержания книжных богатств с точки зрения их идейной, научной и практической ценности» (В. Н. Денисьев). По определению яр­кого представителя этой парадигмы Л. Н. Троповского, библиография - «область знания и научной деятельности, имеющая целью ориентировку среди конкретной массы произведений печати, обеспечивающая наиболее эффективный их выбор для использования в определенных целях и воз­можность научного анализа состояния, структуры, развития, целенаправ­ленности печатной продукции в целом или в отдельных ее отраслях». Можно многократно увеличить количество трактовок библиографии, предложенных теоретиками советской и постсоветской библиографии. Но я не могу солидаризироваться ни с одной из них.

А. С. Если так, то поневоле придется начать наш диалог с вопроса, что есть библиография? Не будем забывать, что он осуществляется под грифом «научно-практическое пособие», однако не хотелось бы опускать­ся до уровня ленивых и нелюбознательных студентов-троечников. Прими­тивизация библиографоведения превращает его в набор методик и рецеп­тов, которые лежат за пределами научного знания. Поэтому предлагаю рассчитывать на вдумчивых читателей и следовать правилам научной строгости, которые предписывают доходчиво растолковывать используе­мую научную терминологию. Начнем с термина экспликация (лат. -

разъяснение, развертывание), использованного в заглавии настоящей гла­вы.

В логике под экспликацией понимают развертывание какого-либо ис­ходного понятия, которое еще не является вполне точным, в научно дока­занное понятие; другими словами, замену интуитивного понятия более строгим понятием[63]. Нам понадобился этот обязывающий логический тер­мин для того, чтобы показать, что мы намерены разобраться с понятиями библиография и библиографоведение не на уровне обыденных субъектив­ных представлений, а на уровне логических дефиниций.

В. Ф. Аркадий Васильевич, поясните, какие логические операции нужно осуществить, чтобы получить логически корректную дефиницию библиографии?

A. С. Охотно. Но сперва вспомним расхожие формулировки. Обыден­ные понимания библиографии общеизвестны и зафиксированы в отечест­венных толковых словарях и энциклопедических лексиконах. В словарных статьях обычно указываются два значения библиографии: во-первых, дея­тельность по описанию, систематизации, составлению списков (указате­лей) литературы; во-вторых, отдельные библиографические пособия или их совокупность. Раньше фигурировало еще понимание библиографии как науки; теперь благодаря признанию термина библиографоведение это зна­чение слова библиография считается архаичным. Однако обыденный уро­вень познания нас удовлетворить не может. Даже определения, приведен­ные в новейших российских энциклопедиях (Большая российская энцик­лопедия, Новая российская энциклопедия и др.), не соответствуют уровню современной библиографической науки.

B. Ф. Добавлю, что иностранные определения библиографии, как пра­вило, прагматичны и полисемичны, т. е. допускают несколько толкований (многозначность) термина. Например, в словаре Американской библиотеч­ной ассоциации сказано: библиография - 1) наука о книгах как материаль­ных объектах; 2) искусство точного описания книг; 3) список литератур­ных произведений, документов и/или их частей или групп, систематизиро­ванных по различным признакам (автору, теме, месту издания и т. д.), от­личающийся от каталога тем, что его содержание не ограничивается опи­санием книжной коллекции отдельной библиотеки или групп библиотек. В проекте нового Международного стандарта «Информация и документация - Терминология» ISO/FDIS 5127 даны два определения библиографии. Со­гласно первому, библиография - это теория, деятельность и техника иден­тификации, описания документов. Второе трактует ее как поисковую сис­тему, обеспечивающую доступ к данным, которая описывает и единствен­но возможным образом идентифицирует документ. В иностранных форму­лировках ключевыми словами являются идентификация, поиск, деятель­ность, использующиеся в определениях библиографии и отечественными специалистами, что свидетельствует о сближении понятийных систем.

А. С. Обыденные толкования нельзя отождествлять с научными де­финициями, потому что они не удовлетворяют требованиям логической экспликации. Явление, как известно, изменчиво и обманчиво, сущность же стабильна и истинна. Напомню, что дефиниция (лат. definitio - “определе­ние”) представляет собой предложение, описывающее существенные и отличительные признаки предметов или раскрывающее значение соот­ветствующего термина1. Дефиниция, отвечающая на вопрос, что такое библиография, должна зафиксировать не отдельные наблюдаемые явления, а скрытую за ними сущность. Именно раскрытие сущности - главная зада­ча экспликации понятия, которая решается путем построения дефиниции. Выражаясь фигурально, можно сказать, что дефиниция библиографии - квинтэссенция научного познания. Латинское слово квинтэссенция озна­чает “пятая сущность”, т. е. сущность-сущность-сущность-сущность сущ­ности, сущность в пятой степени, а в переносном смысле - самая суть че­го-либо. Квинтэссенция - вершина логического обобщения, достижение которой - цель наших теоретических изысканий.

В логике различаются 12 видов построения дефиниций, главным сре­ди которых признается определение через род и видовое отличие, посколь­ку все другие дефиниции могут быть либо сведены к нему, либо преобра-

2

зованы в него, либо эквивалентно заменены им . Процедура определения через род и видовое отличие сводится к трем шагам: во-первых, отыска­ние для определяемого понятия его ближайшего рода (genus); во-вторых, нахождение отличительных признаков (differentia specifica), принадлежа­щих только предметам данного вида и отсутствующих у других предметов; в-третьих, формулировка дефиниции типа «студент - учащийся (род) выс­шего учебного заведения (отличительный признак)». Экспликацию поня­тия библиография я понимаю как задачу построить научную дефиницию, учитывающую ближайшее родовое понятие и видовые особенности биб­лиографии. Начнем по порядку.

<< | >>
Источник: Аркадий Соколов. Диалоги об интеллигенции, коммуни­кации и информации. 2011

Еще по теме Аркадий Васильевич Соколов Валерий Александрович Фокеев:

  1. Аркадий Васильевич Соколов Загадочный феномен интеллигенции
  2. Аркадий Васильевич Соколов Разновидности коммуникационных каналов
  3. Аркадий Васильевич Соколов Пролегомены к дисциплинам «информационного цикла»
  4. Аркадий Васильевич Соколов Концепция коллективного интеллекта - альтернативный «ба­зис» информационного общества
  5. ЛЕВ АЛЕКСАНДРОВИЧ Тихомиров
  6. НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ БЕРДЯЕВ
  7. МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ БАКУНИН
  8. ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ Ильин
  9. АРКАДИЙ, Флавий
  10. Аркадий
  11. Иван Васильевич Киреевский
  12. ГАЛЕРИЙ, Гай Валерий Максимиан
  13. «В году 363 Царь Ра, Святой, Сокол Горизонта,Бессмертный, Живущий Вечно, был в земле Хенна.