<<
>>

Аркадий Васильевич Соколов Загадочный феномен интеллигенции

Экскурс в историю проблемы интеллигенции. Владимир Кормер (1939-1986), советский философ-диссидент, одну из своих пророческих

статей, написанных в 60-е гг., начал с вызывающе звучащего в то время

2

утверждения: «Проблема интеллигенции - ключевая в русской истории» .

Сегодня это утверждение мало кого шокирует. Но не будет преувеличени­ем сказать, что интеллигенция - самый таинственный персонаж отечест­венной истории. Ее можно уподобить сказочной Шамаханской царице. Ка­ких-нибудь 150 лет назад об интеллигенции рассуждали только философы и богословы, даже Пушкин никогда не употреблял слова интеллигенция. И вдруг она, «сияя, как заря», вторгается в столицы Российской империи, прельщает мудрецов и молодых людей, толкает их на гибельные споры с властью, исчезает и возрождается вновь, предстает в разных ипостасях, именуется разными псевдонимами, а в наши дни ходит слух, что она «про­пала, будто вовсе не бывала». У нее всегда было много поклонников, но не меньше и ненавистников. Известно, что обер-прокурор Синода К. П. По­бедоносцев (1827-1907) советовал своему ставленнику министру внутрен­них дел В. К. Плеве: «Ради Бога, исключите слова “русская интеллиген­ция”. Ведь такого слова “интеллигенция” по-русски нет. Бог знает, что оно обозначает»[4].

Подобно Шамаханской царице, русская интеллигенция окружена ле­гендами и мифами, и впереди ее «молва бежала, быль и небыль разглаша­ла». О таинственном персонаже собран колоссальный, приводящий в от­чаяние эмпирический материал. Только в 90-е гг. прошлого века были за­щищены 134 диссертации, посвященные проблемам интеллигенции, из ко­торых 30 - докторские; состоялось более 50 конференций, конгрессов, на­учных дискуссий, круглых столов международного, всероссийского, меж­регионального и регионального уровней, оставивших после себя сборники тезисов или докладов; вышли в свет более 100 монографий, сборников ста­тей, учебных пособий солидного объема[5], а количество журнальных и га­зетных статей явно превысило возможности библиографического учета.

Тем не менее интеллигенция остается terra incognita, привлекающей все новых и новых исследователей, и не оскудевает бурный поток простых и замысловатых, разноречивых и противоречивых публикаций. О чем спорят ученые-интеллигентоведы?

О происхождении русской интеллигенции нам известно столько же, сколько о дне рождения Шамаханской девицы. Когда появилась русская интеллигенция и кого правомерно именовать «первым русским интелли­гентом»? На это звание рекомендуются: древнерусские «православные священники, монахи и книжники» (В. О. Ключевский, Г. П. Федотов), со­временник Ивана Грозного преподобный Максим Грек (Д. С.Лихачев), Петр I (Д. С. Мережковский), Н. И. Новиков (Р. Пайпс), А. Н. Радищев (Н.

А. Бердяев), М. А. Бакунин (П. Б. Струве), не называя прочих.

Причина запутанности родословной русской интеллигенции лежит на поверхности: она заключается в разном понимании интеллигентности и интеллигента. К примеру, современный писатель М. Н. Кураев, вопреки Д.

С. Мережковскому, полагает, что Петр I по типу личности «является пол­ной противоположностью интеллигенту». Почему? Потому что «в вопро­сах уважения к человеческой жизни Петр Великий сделал огромный шаг назад в сравнении, например, с его же отцом Алексеем Михайловичем.

Последнего нельзя представить взявшим в руки топор и рубящим головы своим политическим противникам»[6]. Разрешить спор двух писателей мож­но, только уяснив онтологию интеллигенции, т. е. разобравшись по суще­ству, кто на самом деле, действительно является интеллигентом, а кому это звание не присуще[7].

Шамаханская девица, как известно, возникала то как чудесная краса­вица, то как коварное и кровожадное чудовище; эти же два несовместимых образа приписываются и русской интеллигенции, у которой обнаружива­ются как конструктивные, творческие, созидательные функции, так и функции деструктивные, разрушительные.

Как ни странно, но наиболее многообещающим источником позна­ния онтологии интеллигенции, по моему мнению, является ее богатая ми­фология. Почему? Ясно, что интеллигентские мифы сотворили не народ­ные массы, а сами интеллигенты в процессе творческого самовыражения и самоопределения. Отсюда следует, что мифология русской интеллигенции - это то, что русская интеллигенция откровенно и лукаво рассказывает о себе самой. Рассказ этот, конечно, недостоверен, умышленно и неумыш­ленно искажен, приукрашен, как и полагается мифу. Очень часто интелли­гент говорит одно, а думает другое, кроме того, как справедливо заметил Ф. И. Тютчев, «мысль изреченная есть ложь». Тем не менее именно мифы

могут подсказать правильный путь к познанию интеллигентской сущно­сти, если воспринимать их не как блуждания праздной фантазии, а как не­произвольную исповедь различных поколений интеллигенции.

Между Шамаханской царицей и русской интеллигенцией есть не только таинственное сходство, но и существенное различие. Шамаханская дива полностью принадлежит мистической мифологии, а русская интелли­генция обитает в двух мирах: и в виртуальном мифологическом мире, и в реальном онтологическом мире. Интеллигенция оказывается противоесте­ственным реально-мистическим, в пределе - человекобожественным субъ­ектом. Наша цель заключается в том, чтобы развести, разделить, разъеди­нить мифологию и онтологию русской интеллигенции. С этой целью по­строим наше изыскание следующим образом: уточним понимание мифа вообще и систематизируем интеллигентские мифы; проследим мифологи­ческое творчество интеллигентских поколений XIX - ХХ вв.; наконец, по­пытаемся вывести онтологические формулы, демифологизирующие рус­скую интеллигенцию, и используем их для преодоления «мглы противоре­чий», сгустившейся вокруг таинственного персонажа русской истории.

Экскурс в интеллигентскую мифологию. Мифология понимается двояко: во-первых, как совокупность, собрание мифов; во-вторых, как нау­ка, изучающая мифы. Миф также понятие неоднозначное. Древние греки мифом (греч. “предание, сказание”) именовали повествования о богах, ге­роях, титанах, первопредках, возникновении и строении космоса и т. д. Мифология в античности была фундаментом материальной и духовной жизни, обеспечивая гармонизацию личности, общества и природы. Евро­пейское Просвещение дискредитировало религиозные культы, и мифами стали называть ложные, недостоверные заявления, необоснованно претен­дующие на истинность и правдивость. Это понимание закрепилось в со­временном обыденном языке, когда вопрошают, что это: миф или реаль­ность? Наконец, мифология выступает в философии, филологии, социоло­гии, социальной психологии, других общественных науках в качестве объ­екта научного познания. Философов и психологов привлекает мифология как особая форма общественного сознания, как особое, мифологическое мышление; антропологи и культурологи видят в мифах источник культу­ры; социальная, в том числе профессиональная, мифология и политическая мифология стали популярными областями исследования; эстетика и по­этика мифа давно волнуют филологов, фольклористов, литературоведов.

На основе первобытной, архетипической мифологии в Новое время образовалась социальная мифология, предназначенная для управления (иногда - манипулирования) массовым сознанием. Социальная мифология - продукт не бессознательной активности человеческого духа, а результат целенаправленного творчества в интересах определенных социальных групп. Мифология интеллигенции представляет собой одну из разновид­ностей социальной мифологии, связанную с таинственным, подчеркиваю, мистическим феноменом российской интеллигенции. Если бы этот фено­мен не был окружен ореолом тайны, не велись бы бесконечные споры о сущности и судьбе интеллигенции, ее начале и конце, разрушительной и созидательной роли в общественной жизни и т. д.

Хотелось бы, конечно, опереться на авторитетное и общепринятое определение понятия миф. Однако мне не удалось его обнаружить. Даже в прекрасном учебном пособии Т. А. Апинян, подытожившем современную философскую мифологию[8], приводится слишком много интерпретаций разных авторитетов, но нет универсального и однозначного ответа на во­прос, чт. е. миф? Наверное, такого ответа вообще быть не может. Но нам для того, чтобы разобраться в противоречивых продуктах интеллигентско­го мифотворчества, необходимо опереться на какое-то исходное понятие. Поэтому, не претендуя на универсальность, примем следующую частную дефиницию:

<< | >>
Источник: Аркадий Соколов. Диалоги об интеллигенции, коммуни­кации и информации. 2011

Еще по теме Аркадий Васильевич Соколов Загадочный феномен интеллигенции:

  1. Аркадий Васильевич Соколов Валерий Александрович Фокеев
  2. Аркадий Васильевич Соколов Разновидности коммуникационных каналов
  3. Аркадий Васильевич Соколов Пролегомены к дисциплинам «информационного цикла»
  4. Аркадий Васильевич Соколов Концепция коллективного интеллекта - альтернативный «ба­зис» информационного общества
  5. Аркадий Соколов.. Диалоги об интеллигенции, коммуни­кации и информации., 2011
  6. АРКАДИЙ, Флавий
  7. Аркадий
  8. РЕПРЕССИИ ПРОТИВ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
  9. Интеллигенция разрушала русскую ментальность
  10. Загадочная Шамбала
  11. Иван Васильевич Киреевский
  12. ДИАЛОГ ОБ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
  13. П. Б. Уваров «Интеллигенция - дитя хаоса новоевропейского об­щества»[38]
  14. ЗАГАДОЧНЫЕ НЕВИДИМКИ
  15. 5. Почему исчезла революционность и социалистичность русской интеллигенции в СССРовские и послеСССРовские времена?
  16. Загадочные водные существа
  17. Восхищение загадочной страной
  18. В.М.КАНДЫБА.. "Загадочные Сверхвозможности человека"2000, 2000
  19. Загадочные доисторические орудия Европы