<<
>>

Заключительная часть

Раскрывая в работе проблему экологических преступлений, экологической преступности, экологического преступника на основе криминологических исследований и уголовно-правового анализа, автор пришел к выводу о необходимости создания нового научного направления общей криминологии – научного эколого-криминологического комплекса.

Результаты многочисленных исследований в данной области убедительно подтверждают необходимость законодательного внедрения представленных геоинформационных технологий, создающих беспрецедентные возможности по решению комплекса криминологических задач в борьбе с экопреступностью.

Изложенная в работе эколого-криминологическая концепция позволит начать процесс изменения нашего российского общества в сторону преодолении мировой проблемы сохранения всего живого на земле. В настоящее время основной задачей всего мирового сообщества следует назвать незамедлительное вмешательство в процесс антропогенного и техногенного влияния на окружающую среду, поскольку именно эти процессы неизбежно приведут к стремительному вымиранию человека как неотъемлемой части той биосистемы, на которую в настоящее время и оказывается беспощадное воздействие.

По данным специалистов, только за XX в. на территории Российской Федерации было уничтожено около 100 тыс. рек. В 185 городах России зафиксирована повышенная концентрация вредных веществ в атмосферном воздухе; большая часть этих городов расположена в бассейне реки Волги. Между тем экспертами установлено, что до 95 % патологий верхних дыхательных путей и до 30 % заболеваний общего характера так или иначе связаны с ухудшением качества воздуха. Объемы твердых отходов на территории России достигают 80 млрд т, и эта цифра с каждым годом увеличивается.

Ежегодно лишь на территории Волжского региона выбрасывается около 42 млн т токсичных отходов, из которых только 13 % перерабатывается, обезвреживается и утилизируется.

На фоне этих необратимых процессов жизнестойкость народов, населяющих Россию, падает. «Выживаемость русских достигла критической отметки», – к такому заключению пришли эксперты ЮНЕСКО и Всемирной организации здравоохранения, исследовавшие жизнеспособность различных народов путем сопоставления динамики уровня жизни и экономической ситуации и их взаимозависимости с учетом экономической политики правительства. Полученные данные могут шокировать даже несведущего обывателя.

Принятый за основу коэффициент жизнеспособности измеряется по пятибалльной шкале. Первые исследования ЮНЕСКО и ВОЗ, проведенные в 1992–1993 гг., дали следующие результаты: ни одна страна в мире не получила 5 баллов. Требованиям уровня 4 баллов соответствуют такие страны, как Бельгия, Голландия, Дания, Испания и Швеция. Три балла получили США, Германия, Япония. Не выше трех баллов имеют индустриально развитые страны и соответствующие им по коэффициенту новые индустриальные страны – Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Малайзия и др.

Коэффициент жизнеспособности России соответствует 1,4 балла. Показатель от 1 до 1,4 рассматривается экспертами, по существу, как смертельный приговор нации. Этот результат означает, что население обречено либо на постепенное вымирание, либо на деградацию – «воспроизводимые» поколения будут отличаться физиологической и интеллектуальной неполноценностью, существуя лишь за счет удовлетворения естественно-природных инстинктов.

Новые поколения не смогут аналитически мыслить, ибо у них не будет способностей к самостоятельному мышлению.

Балл ниже 1,5 означает, что население страны все более восприимчиво к инфекциям и болезням и характеризуется возрастающим уровнем нетрудоспособности. А личная и творческая индивидуальность такого населения постоянно снижается – ВОЗ и ЮНЕСКО именуют этот процесс «обезличиванием и дебилизацией».

Коэффициент ниже, чем Россия, имеет Буркина-Фасо, до 80 % населения которой являются носителями СПИДа. Эта страна, а также Чад, Эфиопия, Южный Судан, имеют балл 1,1–1,3.

Согласно критериям и разъяснениям ЮНЕСКО и ВОЗ, балл ниже 1,4 указывает на то, что «физическая и интеллектуальная агония населения может продолжаться вечно… Нация с таким коэффициентом жизнеспособности уже не имеет внутренних источников поступательного развития и иммунитета. Ее удел – медленная деградация…»[435]

За последние 15 лет динамика уровня жизни в России не улучшилась. По имеющимся данным, в соответствии с методикой определения коэффициента жизнеспособности мы получили результаты, которые для наглядности постараемся представить в виде следующего графического изображения (рис. 1).

Рис. 1

В связи с неблагоприятной окружающей средой уровень мутаций населения России приближается к критическому порогу, за которым начинают действовать законы генетического вырождения: увеличивается число новорожденных, имеющих отклонения генетического характера.

Продолжающиеся мутационные процессы будут приводить к ослаблению иммунной системы и распаду генома человека. В странах с неблагоприятной экологической обстановкой увеличивается распространение врожденных нарушений и психических заболеваний неопределенной (новой или неизвестной) формы. Наукой в недостаточной степени исследован феномен гипертрофированной взаимосвязи роста наркомании, алкоголизма, беспричинных агрессивных проявлений, вспышек гнева на территориях с различными нарушениями экосистемы (чаще это районы или регионы, где ПДК (предельно допустимые концентрации) загрязняющих веществ выше допустимой нормы).

Особое беспокойство вызывает загрязнение атмосферного воздуха. Примером может служить состояние атмосферного воздуха в крупных мегаполисах, таких как Санкт-Петербург, Москва и др. Проведенные исследования по Санкт-Петербургу показали, что одной из причин роста выбросов загрязняющих веществ является увеличение парка автотранспортных средств, как у физических, так и у юридических лиц. Лишь за последний год количество автомобилей, зарегистрированных в Санкт-Петербурге, выросло более чем на 5 %. Эта тенденция в целом характерна и для России. Можно предположить, что в ближайшие 7–10 лет она сохранится, а в последующие 15–20 лет – ухудшится. Следовательно, проблема загрязнения воздуха автотранспортом может стать одной из наиболее острых социально-экологических проблем больших городов.

В этой связи как никогда остро перед наукой встает вопрос о поиске новых наукоемких экологичных технологий (например, переход на новые экологически чистые виды топлива – водородные, солнечные, электрические и другие виды двигателей). Такие разработки ведутся, но им противостоит международная нефтяная (бензиновая) мафия. Нашему правительству следовало бы обратить внимание на развитие в этом направлении отечественного автомобилестроения (так, например, нерентабельный ЛогоВАЗ и другие подобные авто-гиганты могли быть соответствующим образом переоборудованы, можно создать НИИ, КБ и т. п., что в долгосрочном плане выведет Россию на лидирующие позиции по выпуску экологически чистых видов транспорта).

Особую тревогу вызывают экологические преступления в отношении сырьевых компонентов (нефть, газ, уголь, лес и др.). В результате исследований автор пришел к следующим выводам:

– необходимо идти по пути тех стран, которые признают сырье национальным достоянием или рассматривают отдельные сырьевые компоненты как имеющие стратегическое назначение. Отсюда и правовое регулирование;

– признать лес и недра исключительной собственностью государства и запретить их вывоз за границу;

– на государственном уровне должен быть решен вопрос об организации производств по переработке добытого сырья. Например, на 50 лет налагается вето на вывоз леса за пределы государства. За это время проводится инвестиционная программа в целях строительства перерабатывающих предприятий на территории России. Вывозу подлежит только готовая продукция, тем самым повышается эффективность контроля за переработкой леса, профилактики экопреступлений и одновременно создаются новые рабочие места, а государство получает доходную статью бюджета (по аналогии, такая же программа реализуется и по другим видам сырья).

Если человечество не осознает важность сохранения биоразнообразия Земли и немедленно не примет радикальных мер по устранению причин и последствий экологических катастроф, то влияние человека на природную среду может достигнуть тех пределов, когда и сам человек, и другие биоорганизмы исчезнут или деградируют. Важно, чтобы понимание этой проблемы формировалось не только у взрослого населения, но и воспитывалось и прививалось с детских лет. Благожелательное и бережное отношение к природе – это тот ключ, который поможет человечеству открыть дверь в свое будущее.

Хотя, как справедливо замечают некоторые авторы[436], даже при высоком уровне экологического правосознания граждан вряд ли эффективно функционирующий экологический правопорядок сложится спонтанно. Для этого еще нужна координирующая деятельность государственных органов, органов местного самоуправления и общественных экологических объединений, призванных управлять развитием экологического правопорядка и гарантировать достаточный уровень его состояния.

Ввиду опасности экопреступности и значимости для всего человечества проблемы сохранения благоприятной окружающей среды давно назрела необходимость в создании научного эколого-криминологического комплекса как нового направления криминологической науки. Данному направлению надлежит в процессе гносеологического исследования с помощью системного подхода ответить на многие вопросы и представить полную картину криминологических параметров, касающихся окружающей среды. Отрасль способна расширить спектр изучения генезиса экологических и не только организованных преступлений. Особое место, на наш взгляд, займут такие виды преступлений, как экологический терроризм, экодиверсии, экологическая агрессия, экологическая «беловоротничковая» коррупция и т. п.

Поскольку экологические преступления относятся к той категории преступных посягательств, социальная опасность которых в целом не подтверждается официальными статистическими данными, то новая отрасль будет проводить криминологический анализ всего разнообразия окружающей и природной среды, экологических кризисных явлений, возросших противоречий человека и окружающей среды, причин совершения преступлений и масштабов хозяйственного воздействия на окружающую среду. Итак, основной задачей научного эколого-криминологического комплекса следует назвать предупреждение экологических преступлений на территории России. Предупреждение экологических преступлений заключается в объективной реализации целого ряда мер: экономических, политических, организационных, социально-культурных, воспитательных, правовых и др.

С позиции экономических мер сокращению экологических преступлений будет содействовать развитие российской экономики, а именно: модернизация производственного оборудования, сокращение отходов от производства, увеличение числа очистных сооружений и т. п. Государство должно сделать акцент на росте благосостояния населения, что позволит обеспечить человека самым необходимым и предупредить браконьерство.

Политические меры в противодействии экопреступности – это выработка единой государственной политики и систематизация законодательства в области охраны окружающей среды. Государство должно перестать относиться к окружающей среде как к сырьевой базе.

Организационные меры должны быть направлены на создание специализированных государственных структур (экологической полиции, экологических судов и т. п.), которые бы обладали всеми необходимыми ресурсами, как техническими, так и человеческими, позволяющими вести эффективную борьбу с экологической преступностью.

Воспитательные меры предполагают создание в обществе единой идеологии, с детских лет ориентирующей каждого человека на уважение и бережное отношение к природе.

Правовые меры – это меры, которые необходимы для совершенствования внутреннего законодательства страны, для приведения его в соответствие с международными нормами. Это меры, которые должны позволить устранить противоречия в законодательстве, выработать единый понятийный и правовой аппарат, носящий целостный характер и обеспечивающий единое понимание проблемы экологической преступности в стране.

Высока роль в предупреждении экологических преступлений экологического мониторинга, учета экологически ценных природных объектов и природных ресурсов. Установлению правопорядка в природоохранной, ресурсной и уголовной областях будет способствовать стройная и совершенная законодательная база.

Повышение качества работы природоохранных прокуратур и других правоохранительных органов позволяет улучшить судебно-следственную практику и выработать превентивные меры. Остается актуальным вопрос о создании специализированного правоохранительного органа – экологической полиции или другого, что позволит поставить процесс выявления, предупреждения и пресечения экологических преступлений на профессиональный уровень, а также вопрос о создании специализированных экологических судов, где будут работать только высокопрофессиональные судьи, что должно обеспечить вынесение объективно правильных и обоснованных решений.

Помимо этого, роль государства должна проявиться и в поощрении возникновения различного рода общественных организаций, которые бы осуществляли общественный контроль в области охраны окружающей среды, а также в привлечении отдельных граждан к предотвращению экологических преступлений. Возможно это путем повышения уровня эколого-правовой культуры, образования и воспитания населения.

И самое главное, государство должно поддерживать развитие научно-технической базы борьбы с экологической преступностью. А значит, представленные выше АСЭКМ, ГИКС, ГИЭКС при проведении КОВОС и др. ГИТ могут послужить информационно-криминологической базой комплексной системы выявления, пресечения и предупреждения экологических преступлений, а также могут послужить основой для дальнейших разработок и исследований, в том числе по другим видам преступлений, что, несомненно, обогащает как саму науку – криминологию, так и ее прогностические функции.

Полученные на основе геоинформационных технологий объективные и точные данные позволят шире провести весь спектр криминологического анализа на более качественной основе и получить наиболее достоверные данные, что и будет способствовать максимальной эффективности борьбы с экопреступностью, выявлять нарушения экологического законодательства и фиксировать субъекта правонарушения. АСЭКМ будет действовать и как профилактическая мера, поскольку развитие ее практического применения создаст прецедент и вызовет общественный резонанс, а значит – создаст у граждан устойчивое понимание необходимости соблюдать природоохранное законодательство.

Выделение научного эколого-криминологического комплекса как направления в криминологии позволяет привести в соответствие с современной действительностью и систематизировать экологические преступления, сформулировать понятие экологической преступности, обосновать ее причины и условия, дать анализ социальных последствий, а также выработать комплекс мероприятий, необходимых и достаточных для борьбы с такого рода преступлениями.

В этой связи научный эколого-криминологический комплекс, в рамках которого будет разрабатываться и действовать АСЭКМ, сможет обеспечить стабильную научно обоснованную деятельность в области предупреждения экологической преступности и стать серьезным заслоном на пути ее развития.

Исследования проблем экологической преступности нельзя считать завершенными. Перспективными направлениями в этом плане видятся: дальнейшее изучение состояния современного законодательства в области охраны окружающей среды, выработка наиболее верных законодательных решений для более эффективной борьбы с экологической преступностью; исследование проблемы транснациональной экологической преступности как опаснейшего вида преступной деятельности; изучение зарубежного опыта в борьбе с экологическими преступлениями и зарубежного законодательства; криминологические исследования экологических преступлений, которые будут формировать базис для нового научного направления – эколого-криминологического комплекса (исследование детерминаций экопреступности, личности экопреступника, мер противодействия экопреступности и контроля за ней и др.); исследование вопросов специализации государственных и правоохранительных органов по борьбе с экологической преступностью; исследования в области геоинформационных технологий, направленные на структуризацию автоматизированной системы экокриминологического мониторинга и на практическое его применение.

Помимо этого, автор считает, что система эколого-криминологического комплекса не ограничивается только теми положениями, которые были определены в работе. Поскольку эколого-криминологический комплекс должен стать моделью взаимодействия разрозненных систем по борьбе с экологическими правонарушениями, в его структуру должны войти в качестве составляющих: система мер экологической безопасности; экологическое лицензирование; экологическая сертификация; экологическое страхование; экологический аудит; экологическая экспертиза. Борьба с экологическими преступлениями немыслима без взаимообусловленной системы «научный эколого-криминологический комплекс – криминалистика экологической преступности» и без результатов экокриминологической экспертизы, основанных на автоматизированной системе эколого-криминологического мониторинга (рис. 2). В этой связи автор полагает, что исследования в этом направлении должны продолжаться, знания накапливаться и систематизироваться в единый эколого-криминологический комплекс не только на уровне одного государства, в частности России, но и на международном уровне.

В настоящее время человечество находится перед сложным выбором – выбором направления своего дальнейшего развития. Проблема здесь заключается в том, что, с одной стороны, окружающая природная среда неспособна «переварить» последствия экономического и технического роста, а с другой стороны, экономический рост не позволяет решить все социальные проблемы человечества (нищета и голод продолжают существовать и распространяются в обществе).

В этой связи основной задачей мирового сообщества является пересмотр своих взглядов на природу и переоценка ценностей, в противном случае исчезновение человека в его нынешнем виде станет закономерной неизбежностю.

Таким образом, необходимо научно-концептуально пересмотреть и осмыслить категорию экологической безопасности. Уникальной особенностью экологической безопасности, по мнению А. М. Воронцова, является то, что она вовлекает в себя практически все «гуманитарные» и «естественные» науки. Это должно быть понятно, поскольку экологическая безопасность изучает взаимодействие человеческого общества – объекта исследования гуманитарных наук – с природой – объектом исследования естественных наук. Многие разделы экологической безопасности базируются на фундаментальных физических, химических и биологических принципах (уничтожение отходов, мониторинг, изучение трансформации экотоксикантов), многие – на социологических, социометрических, юридических принципах. При этом юридические принципы занимают особое место, поскольку очевидно, что экологически небезопасная деятельность одних лиц угрожает жизни и здоровью других лиц. Нарушение юридических природоохранных норм – это экологическое правонарушение или преступление. Эффективная борьба с преступностью возможна лишь при научном осмыслении самого феномена преступности, т. е. при условии развития криминологии – науки о причинах преступности, о личности преступника и жертвы, о методах борьбы с преступностью, включая методы прогнозирования и предупреждения преступлений[437].

С учетом вышеизложенного, одним из приоритетных направлений в обеспечении экологической безопасности и противодействии экологической преступности, по всей видимости, должно стать новое научное направление в классической криминологии – научный эколого-криминологический комплекс (НЭКК).

Рис. 2. Комплексная «система систем» НЭКК и его взаимодействие.

<< | >>
Источник: Б.Б. Тангиев. Научный эколого-криминологический комплекс (НЭКК) по обеспечению экологической безопасности и противодействию экопреступности. 2010

Еще по теме Заключительная часть:

  1. ЧАСТЬ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ
  2. Заключительная часть сочинения
  3. Приговор высшей судебной палаты над королем, 27 января 1649 г. (Заключительная часть приговора)
  4. Заключительные положения.
  5. Заключительное слово
  6. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  7. § 5. Заключительные замечания
  8. Заключительное интервью
  9. Человек и человечество в биосфере как закономерная часть ее живого вещества, часть ее организованности.
  10. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ
  11. Глава IX. Заключительные положения
  12. Глава 19. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  13. Глава 19. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  14. Глава VI. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  15. Заключительное интервью с Гейл
  16. § 7. участие адвоката в заключительных этапах СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА*
  17. Раздел XVI. Заключительные положения
  18. Заключительные суждения о биологической эволюции