<<
>>

Теория семейных сходств

Эта теория не претендует на пересмотр всей теории сходства: общее в ней понимается как сходное. Она рево­люционизирует лишь один её раздел — учение об общих понятиях.

Метафорой “семейное сходство” обозначают не какую-то доселе неизвестную сущность, а всего лишь сходство, при­сущее не всем объектам фиксированного класса, например, не всем коническим сечениям, а только эллипсам, только параболам, только гиперболам.

Общеизвестен и способ определения понятий, содержание которых исчерпывается информацией о семейных сходствах. Это определения через перечисление: “Коническое сечение — это либо эллипс, либо парабола, либо гипербола”. “Коническое сечение” здесь — родовое понятие, “эллипс”; “парабола” и “гипербола” — ви­довые. Условимся называть понятие, содержание которого исчерпывается дизъюнкцией видовых по отношению к нему понятий, дизъюнктивно-общим. Такие понятия использу­ются в том случае, когда не удается применить определение через ближайший род (человек есть животное) и видовое отличие (человек есть животное разумное). Представляется

188 Специалисты говорят, что в работах Локка оно не содержится. Это не уди­вительно. С,А Яновская сформулировала его в те времена, когда сказать что-то новое можно было лишь доказав, что это уже сказано.

187

очевидным, что рано или поздно такое определение будет найдено, как это произошло с определением конического сечения. Сегодня оно определяется как: “линия пересече­ния круглого конуса с плоскостью, не проходящей через его вершину”.

Вот против этого-то очевидного и потому неэкспли-цированного убеждения и выступил Витгенштейн. Он ут­верждает, что есть такие понятия, которые никогда не будут определены классически, поскольку видового признака (присущего всем элементам их объёма, и только им) просто нет: “Вместо того чтобы указывать на общее, всему, что мы называе м языком, я говорю, что нет ничего одного, что было бы присуще этим явлениям, из-за чего мы применяли бы к ним одно и то же слово, но что они родственны друг другу различными способами. Из-за этого-то родства или родств мы и называем их языками”189. Точку зрения Витгенштейна полностью разделяет один из самых глубоких отечественных философов, Э.В. Ильенков: “Формально-логическая уста­новка, ориентирующая на отыскание абстрактно-общего всем единичным представителям одного (и называемого одним и тем же именем) рода, в данном случае капитулирует. Всеобщего в этом смысле тут обнаружить нельзя, и нельзя по той причине, что такового здесь действительно нет. Нет в виде актуально общего всем индивидам признака, опре­деления, в виде сходства, свойственного каждому из них, взятому порознь”190.

“Рассмотрим, например, — поясняет свою мысль Л. Витгенштейн, — процессы, которые мы называем "игра". Я имею в виду шахматы, карточную игру, игру в войну и т.д. Что обще им всем? Не говори: у них должно быть что-то общее, иначе бы они не назывались "игра", но смот­ри , есть л и у них что-то общее. И если ты их рассмотришь, ты не увидишь того, что обще им всем, но ты увидишь сходства,

189 Wittgenstein L. Philosophische Untersuchungen. Franfurkt am.M. 1971. S. 61. См.: Bambrough R. Universale and family Resemblances// Universal and Particulars.

NY, 1970. S. 56.

190 Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., 1974, С. 253.

188

причем целый ряд. Как говорится, не думай, только смотри! Смотри, например, на игру в шахматы с её аналогами. Пере­ходи к игре в карты: здесь ты найдешь много соответствий с играми первого класса, но многие общие черты исчезнут, а другие выступят. Если перейти к игре в мяч, то многое общее сохранится, но многое и исчезнет... Мы можем так идти через многие и многие другие группы игр и видеть, как возникают и исчезают сходства. И результат этого рассмот­рения таков: мы видим сложную сеть аналогий, сходств, ко­торые пересекают и нарушают друг друга. Сходств в большом И малом. Я не могу охарактеризовать эти сходства лучше, чем словосочетанием “семейные сходства”, ибо именно так нарушают друг друга и пересекаются различные сходства, существующие между членами семьи: рост, черты лица, цвет глаз, походка, темперамент и т.д. И я буду говорить: игры образуют семью”191.

Р. Бэмброу поясняет суть теории семейных сходств сле­дующей аналогией192. Рассмотрим пять фамильных черт семьи Черчиллей: рост, черты лица, цвет глаз, походку и темперамент. Обозначим их буквами А, В, С, D, Е. Пяте­рых членов семьи Черчиллей обозначим буквами а, Ь, с, d, е. Допустим, что одна из фамильных черт у каждого из Чер­чиллей отсутствует. Тогда возможна следующая картина:

Получается, что у пяти Черчиллей нет ни одной общей черты, есть лишь признаки, присущие различным подклас­сам этого класса из пяти элементов.

Итак, действительно ли термин “игра” так же относится к реальным играм, как фамилия Черчилль к реальным Чер­чиллям? Другими словами, действительно ли существуют понятия, обладающие четко и правильно фиксированным объёмом, но не содержащие информации о признаке, при­сущем всем элементам этого объёма и только им, причем

191 Wittgenstein L. Philosophische Untersuchungen. Frankfurt am M., 1971. S. 61.

192 См.: Bambrough R. Universals and family Resemblances // Universals and Par­ticulars. N.Y., 1970, P. 112.

189

не потому, что мы ещё не знаем этого признака, а потому, что его просто нет?

Естественно предположить, что в мировой литературе идет активное обсуждение этой роковой для теории сходства проблемы. В действительности большинство её сторонни­ков “так глубоко привержены идее, что должно быть что-то общее в объектах, которые подпадают под общие термы, что трактуют примеры Витгенштейна как проказы и безде­лки, контрастирующие с главным направлением движения законопослушных понятий”193. Перед нами знакомая кар­тина: не отрицаются ни факты, противоречащие теории, ни сама теория.

Между тем, рост числа понятий “с объёмом, но без содержания” — знамение времени. По мере углубления в сложности микромира, биологической и социальной жизни, они возникают все чаще. Именно таково, например, понятие “элементарная частица”. “Перед нами, — говорит Р. Фейнман, — все эти частицы пока не предстают как различные проявле­ния одной и той же сущности, и тот факт, что имеется куча разрозненных частиц, есть лишь отражение наличия бессвяз­ной информации без сносной теории”194. Существенно, что “семейные сходства” элементарных частиц, т.е. признаки, присущие их подклассам, в настоящее время известны. На одном из них — странности — Гелл-Маном и Нишиджимой построена даже классификация элементарных частиц. Од­нако фундаментального общего признака, присущего всем им, и только им, так же, как зарядовое число присуще всем химическим элементам, до сих пор не обнаружено.

Можно утешаться тем, что в нарастании числа дизъюнк­тивно-общих понятий нет большой беды: их можно задать определением через перечисление. В простейших случаях — да. Но определять через перечисление такие понятия, как “число”, “элементарная частица”, “язык”, “игра” и другие, нерационально. Как быть?

193 Ibid.P. 118.

194 Фейнман Р., Лейтон Р., Чэндс М. Фейнмановские лекции по физике. Вып. 1-2. М., 1977. С. 51.

190

Генетическое определение

Конкретные науки часто веками используют методы, которые гносеологи осознают с большим опозданием и большим трудом. В качестве примера можно привести генетическое определение дизъюнктивно-общих поня­тий, альтернативное и определению через перечисление, и определению через ближайший род и видовое отличие. Проанализирую его на заимствованном у Р. Фейнмана примере формирования понятия “число” — классического дизъюнктивно-общего понятия195.

Объём этого понятия состоит из подклассов, образован­ных “семейными сходствами”. Между этими подклассами существуют отношения родства. Среди них есть предок-основатель рода — подкласс натуральных, т.е. целых по­ложительных чисел, и его все более отделенные потомки. В качестве порождающих процедур выступают алгебраичес­кие операции над числами. Простейшая из них — сложение натуральных чисел — всегда дает натуральное число, а вот вычитание может породить нечто новое — целое отрицатель­ное число. Причем целое положительное число, породив це­лое отрицательное, не исчезает, а продолжает существовать наряду с ним как равноправный элемент зарождающегося генетического множества. Более того, оно входит в содер­жание отрицательного числа как его абсолютная величина (модуль). Деление одного целого (положительного или отрицательного) числа на другое порождает третий элемент множества чисел — дробь. В процессе деления обнаружи­вается также несоизмеримость делимого и делителя, что порождает иррациональное число. На каком-то этапе этого приложения алгебраических процедур ко всё новым и новым видам чисел пытаются извлечь квадратный корень из минус единицы. Результат этой операции называют мнимой еди­ницей, произведение рационального или иррационального числа на мнимую единицу — мнимым числом, а любое число,

195 Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Фейнмановские лекции по физике. Вып. 1-2. Гл. 22.

191

включающее мнимое, — комплексным числом. Казалось бы, этому росту генетического множества чисел не будет конца. Оказывается, однако, что с введением комплексного числа оно исчерпано. Теперь результат любой алгебраичес­кой операции окажется элементом этого множества. Такое множество можно уподобить ряду, который возникнет, если снимать с конвейера по одному экземпляру телеви­зора после каждой операции сборки. В итоге мы получим, с одной стороны, множество полуфабрикатов телевизора, а с другой, целый телевизор, включающий все элементы этого множества как свои части.

На этом примере можно проследить основные черты процесса порождения генетического множества196. Проце­дура порождения одного подмножества этого множества другим — синтез. Между делом он решает и задачу, которую в классическом случае решала индукция — очерчивает класс объектов, составляющих объём дизъюнктивно-общего понятия. Это все равно, как если бы редактор книги по­путно выполнял и обязанности корректора. Очерчивание объёма дизъюнктивно-общего понятия — это побочный продукт синтеза, поризм, как говорили древние. В этой его способности выполнять обязанности индукции нет ничего странного. Ведь синтез и индукция — родственные проце­дуры: обе фиксируют отношения между объектами. Только индукция устанавливает сходства, а синтез — связи; индук­ция объединяет объекты в класс, а синтез — в целостность. Обычно связь объектов открывается после обнаружения их сходства. Но в случае генетического определения эти про­цедуры меняются местами: связь объектов обнаруживается раньше. Некоторые авторы называют очерчивание объёма

196 Другой блестящий пример формирования генетического множества — про­слеженная И. Лакатосом история формулы Л. Эйлера “В-Р+Г =2”, которую он считал выражающей соотношение вершин В, ребер Р и граней Г любого много­гранника (Лакатос И. Доказательства и опровержения: М., 1967). Оказалась, что она верна лишь для подкласса многогранников. Позднее были найдены формулы для других его подклассов. Итоговая формула, к которой шли весь XIX век, пред­ставляла собой конъюнкцию формул для отдельных типов многогранников.

192

понятия посредством синтеза “подлинным обобщением”. Такой титул точно так же не является честью для синтеза, как и для редактора, между делом выполняющего обязанности корректора, — титул подлинного корректора.

Итак, ни теория сходства, ни теория тождества, ни теория семейных сходств не универсальны. Каждая решает строго определенные проблемы, не доступные другим. Поэтому целостная теория общего должна включать все эти теории и показывать существующее между ними разделение труда.

<< | >>
Источник: Левин Г. Д.. Философские категории в современном дискурсе. 2007

Еще по теме Теория семейных сходств:

  1. РАЗДЕЛ V. ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА Глава 21. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО И СЕМЕЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
  2. Понятие семейного права и семейное законодательство. Основные начала семейного права
  3. Раздел IV СЕМЕЙНОЕ ПРАВО Глава 11 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РИМСКОГО СЕМЕЙНОГО ПРАВА
  4. Тождество и сходство в эмпирическом мире
  5. Глава 9. Тождество и сходство
  6. Буддистские и марксистские сходства
  7. сходство и различие
  8. Можно ли трактовать сходство как тождество?
  9. Аналогизм. Ошибки абсолютизации сходства (аналогизирования)
  10. Сходства и различия в историческом развитии Запада и Востока
  11. Введение Сходства и различия в историческом развитии Запада и Востока
  12. Черты сходства и отличия человека и животных
  13. О сходстве сновидения с бредом писал Альфред Мори.
  14. Глава III. Абслютизм в Западной Европе и России: сходство и различия
  15. ! Задание 1.1. Сопоставьте понятия «управление» и «менеджмент», выделив признаки сходства и отличия.
  16. Волновая теория Тоффлера («Теория третьей волны»)
  17. 2 I.I. Понятие семейного права
  18. Понятие, виды семейных споров
  19. Семейная криминология (криминофамилистика)