<<
>>

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТЬ

Дальнейшее углубление познания права, законодательства и законности предполагает анализ соотношения действитель­ности и возможности, их проявления в интересующих нас сферах.

С помощью категорий действительности и возможности осуществляется проникновение в глубинные пласты сущно­сти права, выявляются связи и зависимости развивающейся правовой системы, выясняется, в какой степени ее прошлое детерминирует настоящее, а настоящее — будущее.

Это со­действует познанию закономерностей развития правовых явлений и процессов, целей и механизма правового регу­лирования соответствующих общественных отношений, на­учному предвидению, прогнозированию и планированию ос­новных направлений эффективного воздействия права, законодательства и законности на прогрессивное обществен­ное движение.

Право, законодательство и законность как определенная система принципов, норм и требований, действующих в об­ществе, являются объективной реальностью. Но не все ре­ально существующее реализуется. Нужно отличать существо­вание правовых принципов, норм и требований от их действия. В связи с этим под действительностью права, за­конодательства и законности следует понимать лишь ту си­стему принципов, норм и требований, которые, отражая по­требности общественной жизни, реализуются, действенным образом регулируют соответствующие общественные отноше­ния. Только с учетом этого можно понять истинную приро­ду того или иного правового явления, объективный процесс его развития, роль в общественной жизни, механизм право­

277

Методологические функции философии права

вого регулирования соответствующих отношений, его эффек­тивность и т. д.

Богатство и многообразие сторон объективного мира рас­крываются в процессе его развития не только в явлениях, ре­ально существующих в действительности, но и в тех явлени­ях, которые могут или должны наступить. Развивающаяся действительность именно в силу того, что она развивается, не может быть чем-то статически однообразным; она порож­дает многочисленные и разнообразные возможности, судьба каждой из которых зависит от объективных закономерностей и сложившейся в данный момент конкретно-исторической ситуации, от потребностей, интересов и целей государства, общества, нации.

Возможность, предшествуя новой действительности, пре­вращается в нее при наличии соответствующих условий. Сле­довательно, действительность и возможность едины, находят­ся во взаимодействии между собой.

Отражая объективное развитие общества, право, законода­тельство и законность постоянно движутся и изменяются, пе­реходят от старого состояния к новому. Этот закономерный процесс осуществляется через реализацию правовой возмож­ности, которая потенциально содержится в действительности в виде предпосылки, тенденции ее развития. Именно развитие действительности ставит вопрос о необходимости возникнове­ния, изменения или отмены правового регулирования соответ­ствующих общественных отношений и тем самым является причиной, порождающей правовую возможность, а затем и ее реализацию, превращение в действительность правовой жизни.

Правовая возможность является лишь потенцией социаль­ной действительности. Однако правовая возможность нераз­рывно и органически связана с социальной действительно­стью, будучи ее продуктом, свойством, стороной, следствием развития.

Она характеризует состояние данной действитель­ности с учетом ее движения и изменения, является «проме­жуточным звеном» между существующей действительностью и ее будущим состоянием.

В этой связи необходимо остановиться на традиционной юридической проблеме — на соотношении «сущего» и «должного».

278

Действительность и возможность

А. А. Пионтковский отмечал, что «между "сушим" и "должным" нет непроходимой пропасти. "Сущее" порожда­ет "должное", и "должное" превращается в "сущее". Связь "должного" и "сущего" в общественном развитии есть в ло­гическом смысле взаимоотношение "возможности" и "дей­ствительности". "Должное", имеющее опору в сущности, есть реально возможное. Оно в результате практической деятель­ности людей превращается в действительность. Общее реше­ние вопроса о связи "сущего" и "должного" в общественном развитии имеет непосредственное отношение и к праву»1.

Однако эту позицию не приемлют некоторые западные и дореволюционные отечественные ученые-юристы2. Так, на­пример, С. П. Мокринский писал: «Не каузальная оценка права, как явления социальной жизни, но само право, как таковое, нормативная природа права составляет предмет юриспруденции. Юрист изучает право не как элемент суще­го, не как частицу реальной действительности, но как нечто, лежащее вне действительности, относящееся к совершенно иной сфере человеческого сознания, — как непосредствен­ное выражение должного»3.

С таким разрывом сущего и должного согласиться не­возможно. Между сущим и должным отсутствует непрохо­димая пропасть, они находятся в диалектическом единстве. Сущее порождает должное, и должное в результате право­применительной практики превращается в сущее. Отноше­ния должного и сущего в общественном развитии есть в ло­гической интерпретации нечто иное, как взаимодействие и взаимопреходы правовой возможности в правовую действи­тельность. Должное, имеющее в качестве своего источника сущее и опираясь на него, есть реально существующее пра­вовое возможное. Оно в результате практической деятель-

1 Пионтковский А. А. К методологии изучения действующего права//Уче- ные записки ВИЮН. М., 1946. Вып. I. С. 25.

2 См.: Kelsen H. Hauptprobleme der Staatsrechtslehre. Wien, 1911. S. IV; его же. Reine Rechtslehre. Wien, 1960.

3 Мокринский С. П. Система и методы науки уголовного права. СПб., 1906. С. 3-4.

279

Методологические функции философии права

ности по ее реализации превращается в правовую действи­тельность.

При анализе правовой возможности следует различать два взаимосвязанных аспекта проблемы: возможность возникно­вения того или иного правосознания, создания того или ино­го правового акта и возможность того или иного варианта, пу­ти, способа практической реализации данного правосознания, данного правового акта. Тем самым обнаруживается процесс превращения правовой возможности в действительность, в практику правового развития. Первоначально правовая воз­можность как определенное правосознание возникает как предпосылка создания правового установления — лишь пер­вая стадия превращения возможности в действительность; вслед за этим наступает действие самого правового установ­ления, регулирование соответствующего общественного отно­шения. С этой точки зрения право (правосознание, правовые нормы, правоотношения и т. д.) может рассматриваться как действительность — поскольку оно является уже объективно существующим и действующим, и как возможность — до той поры, пока оно не реализовалось, не воплотилось в регулиру­емых общественных отношениях и не принесло практических результатов. В силу этого правовая возможность имеет слож­ную природу. С одной стороны, она характеризует существу­ющую и действующую правовую систему, а с другой — связь данной системы с условиями ее существования и действия. Именно это обстоятельство детерминирует и то, что правовая возможность вовсе не является неизменной, она изменяется и развивается вместе с изменением и развитием социальной действительности, которая обладает многочисленными призна­ками, чертами, свойствами, содержит в себе не только разные, но и противоположные, несовместимые, противоречивые воз­можности. Тем самым социальная действительность не толь­ко создает условия для борьбы противоположных правовых возможностей, но и, в зависимости от результатов этой борь­бы, в зависимости от ряда как объективных, так и субъектив­ных факторов, детерминирует свое развитие. Социальную дей­ствительность нельзя понимать лишь как то, что необходимо и закономерно. Если бы она состояла только из необходимо­го и закономерного, то ее развитие приобрело бы вид фаталь­

280

Действительность и возможность

ной неизбежности, и значение субъективного фактора свелось бы к нулю. Но дело, как известно, обстоит значительно слож­нее. Социальная действительность включает в себя также и случайное, а поэтому незакономерное. Одна из функций пра­ва в том и состоит, что, отражая необходимое (а не вообще действительное), она охраняет его от случайного или, во вся­ком случае, ограничивает влияние случайного на закономер­ное развитие действительности, способствуя тем самым наи­более благоприятному развитию необходимого. В связи с этим следует различать реальные и формальные, общие и конкрет­ные, необходимые и случайные правовые возможности. Пра­вовая возможность реальна лишь в том случае, если она со­ответствует социальной действительности и тенденциям ее развития. Отрыв от фактов, событий, обстоятельств действи­тельности, пренебрежение предпосылками и тенденциями развития, игнорирование реальных взаимосвязей и отношений правовой жизни превращают правовую возможность в фик­цию, лишенную объективного содержания, обрекают ее на не­реализуемость. Такая формальная правовая возможность по су­ществу есть невозможность, поскольку она, как правило, не осуществляется. Поскольку в обоснование существования формальной возможности приводятся лишь формальные ос­нования, постольку вероятность ее превращения в действитель­ность ничтожна. Это достаточно ясно выразил Гегель1.

Однако формальную правовую возможность не следует отождествлять с абстрактной правовой возможностью, кото­рая фактически реально существует в социальной действитель­ности в виде наиболее общей тенденции ее развития, отдален­ной предпосылки ее возможного преобразования в будущем2.

1 См.: Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. I. С. 241.

2 Между тем в философской литературе формальная возможность отожде­ствляется с абстрактной. При этом абстрактная (формальная) возможность, в свою очередь, отождествляется с невозможностью, которая, как пишет М. Н. Руткевич, «противоречит законам природы и общественной жизни» и существует «лишь в фантазии людей» (Руткевич М. Н. Диалектический ма­териализм. М., 1959. С. 541). Конкретизируя это положение, А. Е. Фурман отмечает: «Невозможность может носить и абсолютный, и относительный характер. Абсолютно невозможно все то, что противоречит объективным законам природы и общества... Относительная невозможность есть невоз-

281

Методологические функции философии права

Всякая абстрактная правовая возможность уже в силу то­го факта, что она является возможностью, обладает извест­ной долей реальности, равно как и всякая реальная правовая возможность, поскольку она не есть действительность, в из­вестном смысле является абстрактной. С другой стороны, аб­страктная правовая возможность при отсутствии достаточных условий может исчезнуть, ликвидироваться, но также может со временем и при благоприятных условиях превратиться в конкретную. Степень зрелости различных возможностей раз­лична. Абстрактная (общая) правовая возможность, по мере своего вызревания и создания необходимых предпосылок и условий для реализации, превращается в конкретную право­вую возможность. Следовательно, развитие действительности превращает абстрактную возможность в конкретную, которая, практически реализуясь, в свою очередь, изменяет эту дейст­вительность. Этот методологический вывод довольно убеди­тельно иллюстрирует Гегель: «Чтобы понять, что такое раз­витие, мы должны различать, так сказать, двоякого рода состояния: одно есть то, что известно как задаток, способ­ность, в-себе-бытие... Если мы, например, говорим, что че­ловек от природы разумен, то он обладает разумом лишь в потенции, в зародыше; в этом смысле человек обладает от рождения и даже в чреве матери разумом, рассудком, фанта­зией, волей. Но так как дитя обладает, таким образом, лишь способностью или реальной возможностью разума, то выхо­дит то же самое, как если бы оно совсем не обладало разу­мом; последний еще не существует в нем... ибо дитя еще не способно совершать что-либо разумное и не обладает разум-

можность лишь при данных условиях» (Фурман А. Е. Материалистическая диалектика. М., 1969. С. 85—86). Но не все то, что противоречит законом природы и общества, является невозможным: случайное противоречит этим законам, но вовсе не является невозможностью. М. Н. Руткевич, однако, допускает, что «формальная возможность в процессе развития может пре­вратиться в реальную» (Руткевич М. Н. Диалектический материализм. С. 542), а А. Е. Фурман полагает, что относительная невозможность в ка­кой-то степени «включает в себя и возможность» (Фурман А. Е. Матери­алистическая диалектика. С. 86), но их нельзя отождествлять с невозмож­ностью (которая, кстати, существует отнюдь не в фантазии людей, а является определенной характеристикой реальной действительности).

282

Действительность и возможность

ным сознанием. Лишь тогда, когда то, что человек, таким об­разом, есть в себе, становится для него, следовательно, когда оно становится разумом для себя, человек обладает действи­тельностью в каком-нибудь отношении; лишь тогда человек действительно разумен...»1

Но не всякая реальная и конкретная правовая возможность является вместе с тем и необходимой. Таковой выступает лишь возможность, которая отражает закономерную тенден­цию развития социальной действительности. В сущности эф­фективность действия права есть не что иное, как степень реализованности необходимой правовой возможности. Та же правовая возможность, которая возникает как продукт слу­чайного стечения обстоятельств, противоречит закономерно­му ходу общественного бытия и его естественным потребно­стям, является не необходимой, а случайной. Ее реализация ничего, кроме вреда, принести не может, а поэтому рано или поздно она либо отменяется, либо сама по себе отмирает. Однако этот общий вывод имеет иногда исключения, когда «счастливое» сочетание случайностей может быть эффектив­но использовано в правотворчестве, но, как правило, на огра­ниченный период времени.

Проведенная детализация понятия правовой возможности и ее классификация имеет важное методологическое значе­ние для более глубокого проникновения в существо соотно­шения философии права с юридической практикой, позво­ляет наглядно видеть процесс превращения теоретического как возможного в практическое как действительное, управ­лять этим процессом в оптимальном и наиболее эффектив­ном правовом регулировании соответствующих обществен­ных отношений.

Если социальная действительность изменяется, развивает­ся и превращается в новую действительность через реализа­цию, в частности, правовой возможности, то и юридическая наука должна не только отражать объективно существующую в данных условиях места и времени действительность, но и вскрывать правовые возможности, определять среди них ре­

1 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. IX. С. 26—27.

283

Методологические функции философии права

альные, конкретные и необходимые, указывать рациональ­ные пути их практического перехода в действительность; не только описывать, комментировать и систематизировать пра­вовые явления и процессы, но и логически «вычислять» ве­роятности совершенствования и преобразования правовой действительности, предвидеть возможности ее развития.

Мир возможного бесконечно многообразен. Будущее всегда предстоит перед нами в виде богатейшего спектра воз­можностей. В действительности же воплощается только не­сколько возможностей. Взаимоисключающие возможности могут рассматриваться как потенциально существующие в действительности до тех пор, пока практическая реализация одной из них не стала самой действительностью. Смысл пра­вотворческой и правореализующей практики в том именно и состоит, чтобы избрать ту именно возможность (или не­сколько возможностей), которая в наиболее полной мере от­вечает потребностям прогрессивного общественного разви­тия. Однако между избранием той или иной возможности для реализации в действительность и самой ее фактической реализацией — дистанция довольно значительная. Преодо­ление этой дистанции, т. е. превращение правовой возмож­ности в действительность, зависит в основном от комплек­са взаимосвязанных обстоятельств, а именно: действия определенных объективных закономерностей, их познания и практического использования для нужд правового регули­рования соответствующих общественных отношений; нали­чия благоприятных условий для такого познания и исполь­зования; отбора той именно правовой возможности, которая в наибольшей степени отвечает потребностям прогрессивно­го развития; зрелости избранной правовой возможности для практической реализации; учета случайных факторов и, на­конец, практической деятельности в правотворческой и правореализующей сфере.

Действие определенных объективных закономерностей является не только источником и причиной возникновения самой правовой возможности, но и основанием для ее пре­вращения в действительность. Но одного лишь основания еще недостаточно для перехода возможности в действитель­ность. Необходимо также теоретическое познание объектив­

284

Действительность и возможность

ных закономерностей, возникающих правовых возможностей и их использования в практической правотворческой и пра- вореализующей деятельности, в определении зрелости этих возможностей для воплощения их в действительность. А это, в свою очередь, предполагает наличие таких демократических условий жизни общества, которые позволяют осуществлять практический переход правовой возможности в действитель­ность легко, беспрепятственно, свободно.

Зависимость каждой реальной возможности от данных кон­кретно-исторических условий выражает закономерную связь этих условий с тем явлением или процессом, возможность воз­никновения которого она создает. Поскольку же каждая ре­альная возможность является своего рода совокупным выра­жением и проявлением главным образом внутренней специфики данных конкретно-исторических условий, по­стольку внутренние специфические факторы этих условий иг­рают непосредственно решающую роль в определении хара­ктера и зрелости существующих возможностей, в определении того, какая из реальных, в частности правовых, возможностей может и должна быть реализована. Вот почему как правотвор­ческая, так и правореализующая деятельность может претен­довать на научную обоснованность лишь в том случае, если она опирается не только на глубокое знание объективных за­кономерностей, но и на всесторонний учет тех конкретных условий места и времени (в том числе и случайных факто­ров). И это понятно, поскольку объективные закономерно­сти, определяя лишь основное направление, главную тенден­цию, наиболее общие потребности социального развития, вовсе не исключают возникновения различных возможностей в зависимости от конкретных условий. Поэтому, для того что­бы превратить желаемую возможность в действительность, ис­ключая все другие возможности, для того чтобы дать простор тем объективным закономерностям, действие которых наибо­лее выгодно для общества, или ограничить действие других закономерностей, тормозящих движение общества вперед, не­обходимо не только изучить требования самих объективных закономерностей, но и тщательно проанализировать условия, в которых они действуют, использовать в практической дея­тельности как сами эти закономерности, так и конкретные

285

Методологические функции философии права

условия их проявления. Нельзя думать, что во всех случаях правотворческие органы обладают достаточными сведениями о сущности и характере тех общественных отношений, кото­рые подлежат правовому регулированию в силу потребностей общественного развития. Эти потребности могут вполне со­зреть, а познание их в той мере, в какой это необходимо для правового регулирования соответствующих отношений, мо­жет отсутствовать. Именно этим объясняются пробелы, не­совершенство, противоречивость различных актов действу­ющего законодательства.

Аналогичным образом дело обстоит и с реализацией пра­вовых установлений: даже при наличии научно обоснован­ной системы действующего законодательства и благоприят­ных условий для его реализации в практике, как известно, имеют место так называемые административные и судебные ошибки.

Конкретно-исторические условия сами по себе, разумеет­ся, не являются причиной перехода правовой возможности в действительность, но их познание необходимо для того, что­бы обнаружить содержащиеся в них причины, вызывающие определенное следствие — превращение возможности в дей­ствительность. С другой стороны, неправильно представлять дело так, будто бы познание объективных закономерностей и наличие благоприятных условий (также познанных) сами по себе являются достаточными предпосылками для перехо­да правовой возможности в само право, а права в социаль­ную действительность. При таком упрошенном понимании проблемы оказалось бы, помимо прочего, неясным, по ка­кой именно причине из всего множества правовых возмож­ностей реализуются только некоторые из них.

В общественной жизни, и в частности в правовой ее сфе­ре, развитие происходит значительно сложнее. Здесь, как и во всех иных областях жизни общества, действуют противо­положности во всем многообразии проявлений их противо­речивых тенденций, противостоящих сил, факторов и обсто­ятельств. Можно отметить три основные и взаимосвязанные линии, по которым проявляются эти противоположности: во- первых, между социальной действительностью и действующей правовой системой; во-вторых, между социальной действи­

286

Действительность и возможность

тельностью (в том числе и действующей правовой системой) и порождаемыми ею правовыми возможностями; в-третьих, между самими правовыми возможностями.

Многообразие существующих правовых возможностей является выражением различных тенденций развития соци­альной действительности. Следовательно, борьба противопо­ложных тенденций в сфере действительности имеет сущест­венное, более того, определяющее значение в выборе той правовой возможности, которая должна оказаться практиче­ски осуществимой. Иначе говоря, разрешение противоречий в области действительной жизни в конечном счете обуслов­ливает исход борьбы в области отбора правовых возмож­ностей. И это понятно, поскольку компетентный государст­венный орган призван правовыми средствами не только разрешать возникающие противоречия, но и закреплять те тенденции социальной действительности, которые отражают закономерный процесс ее развития. В этом пункте рассуж­дений мы вплотную подошли к вопросу о соотношении ка­тегорий действительности, необходимости и возможности в праве, рассмотрение которого позволит глубже проникнуть в диалектику теоретического и практического. На этой про­блеме мы остановимся подробно в последующем. Здесь же отметим, что необходимость развития объективной действи­тельности, проявляясь в форме случайности, может породить также возможности, которые при определенных условиях не обязательно должны превращаться в действительность. В этом случае событие, наступление которого ожидается или пред­полагается, является только возможным, но не необходимым. Наряду с этим та же необходимость, выражая внутреннюю тенденцию развития объективной действительности, порож­дает такие возможности, которые рано или поздно, но в ко­нечном счете обязательно превратятся в действительность. В этом случае событие, которое должно произойти, являет­ся не только возможным, но и необходимым. Действитель­ность, порождая такие возможности, вместе с тем создает и условия, при которых их превращение в действительность яв­ляется неизбежным. Следовательно, в зависимости от исто­рического характера действительности необходимость ее развития порождает возможности, которые имеют характер

287

Методологические функции философии права

либо необходимой возможности, либо случайной возможно­сти1. Сложившаяся конкретно-историческая ситуация вместе с тем предопределяет как то, какая из наличных взаимоис­ключающих возможностей на данном этапе развития будет реализована, так и быстроту превращения возможности в дей­ствительность.

Нетрудно видеть, что данные общие положения имеют ме­тодологическое значение, в частности и в особенности, для правотворчества. Если развитие действительности порожда­ет как необходимые возможности, так и возможности слу­чайные, то прогрессивное воздействие на действительность может быть достигнуто прежде всего тогда, когда правотвор­чество опирается на необходимые возможности, способству­ет правовыми средствами их превращению в действитель­ность. Если не всякий процесс превращения возможности в действительность есть вместе с тем превращение возможности в необходимость, то ориентация прежде всего на необходи­мую возможность является условием научного правотворче­ства. Если, наконец, развитие действительности порождает наряду с необходимыми случайные возможности, не отража­ющие закономерных тенденций развития этой действитель­ности, то, следовательно, в процессе правотворчества следу­ет учитывать и контролировать случайные возможности, предотвращать их превращение в действительность или, по крайней мере, использовать их временно, ограниченно и в интересах правового регулирования соответствующих обще­ственных отношений. Из положения об обязательной ори­ентации прежде всего на необходимую возможность при со­здании правовых норм вовсе, разумеется, не вытекает, что при познании действительности допустимо в процессе пра­вотворчества игнорировать случайные возможности. Измен­чивость социальной действительности, выступающей в раз­

1 Следует различать понятия случайности и возможности: если — уже су­ществующий фактор, то возможность — лишь предпосылка такого факто­ра. Выражение же «случайная возможность» в данном случае использует­ся в том смысле, что такая возможность не только еще не существует в действительности (как и всякая возможность), но и потенциально отража­ет не закономерные, а случайные тенденции развития действительности.

288

Действительность и возможность

нообразных формах необходимости и случайности, ставит пе­ред правотворчеством задачу познания этих форм в их един­стве и соотношении к моменту создания правовой нормы. Лишь в этом случае законодатель не только обнаружит за­кономерное развитие необходимости, пробивающей себе до­рогу через массу случайностей, но и сможет контролировать действие случайных факторов и даже использовать их при благоприятной ситуации в интересах общества.

Таким образом, научно обоснованное правотворчество, от­ражающее объективность общественного развития, исходит прежде всего из необходимой тенденции этого развития, опи­рается на нее, реализует ее и тем самым открывает простор социальному прогрессу и обеспечивает его правовыми сред­ствами. Необходимость поэтому оказывается тем мостом, по которому в основном проходит путь превращения правовой возможности в правовые нормы, а затем — в результате их практической реализации — в социальную действительность.

Отмеченное соотношение необходимости и случайности в правотворчестве носит всеобщий характер и в силу этого не исключает использования благоприятного стечения случай­ных обстоятельств, которые в конечном счете способствуют быстрому и полному достижению целей законодателя.

Обнаружение необходимой правовой возможности еще не является достаточным основанием для ее превращения в пра­вовую норму и для реализации в социальной действительно­сти. Требуется, помимо этого, определить ее обоснованность, зрелость для практического перехода в действительность. Ме­рой развитости возможности является вероятность, которая характеризует величину основания для осуществимости воз­можности, силу действия причин и условий, ее породивших. Иначе говоря, вероятность характеризует «параметры» воз­можности, ее осуществимость, реализуемость. У правовой возможности иногда отсутствует достаточно обоснованная вероятность осуществления в данных конкретных условиях места и времени. В этом случае мы будем иметь дело с аб­страктной правовой возможностью, которая связана с дей­ствительностью значительным временно-пространственным расстоянием и переход которой в действительность проис­ходит посредством множества других, более конкретных пра­

19 Зак. № 2838 Керимов

289

Методологические функции философии права

вовых возможностей. При этом нередко переход абстрактной правовой возможности в действительность осуществляется не через сумму однозначных правовых возможностей, а через их систему. Познание этой системы позволяет не только обна­ружить всю сложность механизма перехода абстрактной пра­вовой возможности в действительность, но и определить, в какой степени прошлое и настоящее детерминируют и пре­допределяют основные черты будущего состояния правовой системы и ее действия.

Процесс перехода от абстрактной правовой возможности к конкретной есть процесс нарастания тех условий и при­чин, которые увеличивают вероятность ее реализации. Отсю­да следует, что практика правотворчества и правореализу- ющей деятельности, опираясь на необходимые возможности и определяя степень их зрелости, для перехода в действитель­ность должна своевременно создавать правовые нормы и осу­ществлять их предписания. В равной мере недопустимо как преждевременное превращение правовой возможности в дей­ствительность, так и запаздывание в этом деле. Эффектив­ное правовое регулирование соответствующих общественных отношений предполагает обнаружение возникших возможно­стей, определение их зрелости, развитости, обоснованности для перехода в действительность и — при наличии таковой — изучение путей, способов и средств их практической реали­зации. В этой связи возникает важный для правовой прак­тики вопрос об определении момента превращения возмож­ности в действительность, своевременного разрешения с помощью права намечающихся противоречий. Не каждая только что возникшая правовая возможность должна быть тут же превращена в действительность. Преждевременность при­нятия правового акта не способствует созданию условий для реализации соответствующей возможности, для ее наиболее безболезненного перехода в действительность, для успешной ликвидации образовавшегося противоречия. В процессе со­здания правового акта и его осуществления необходимо пред­видеть те конкретные препятствия и трудности, которые мо­гут возникнуть при разрешении назревших или назревающих противоречий, и с учетом этого установить не только наи­более целесообразные пути, способы и средства, но и сроки

290

Действительность и возможность

реализации правового акта, при которых практическое раз­решение противоречий, переход возможности в действитель­ность будут осуществлены в максимальной степени безболез­ненно, легко и гармонично.

Изложенное со всей очевидностью показывает, что пере­ход правовой возможности в социальную действительность предполагает единство познания и действия. Только на этой основе теоретическое воплощается в практическом; благода­ря этому последнее обретает в полной мере сознательность. Но прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению этого процесса, необходимо подробно остановиться на про­блеме цели права и средств ее достижения, что раскроет смысл перехода возможности в действительность.

Глава 17

<< | >>
Источник: Керимов Д.А.. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. 2-е изд. М.: Аванта+,2001. - 559 с.. 2001

Еще по теме ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТЬ:

  1. ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
  2. 3.5.2. СТОРОНЫ СТАНОВЛЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТЬ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
  3. Стороны становления: возможность и действительность
  4. Возможность и действительность в логике
  5. 1. ДВИЖЕНИЕ: ВОЗМОЖНОСТЬ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И УЧЕНИЕ О ПРИЧИНАХ
  6. Ошибки применения категорий «возможность» и «действительность»
  7. Ошибки применения категорий «возможность» и «действительность»
  8. Глава 15. Действительность и возможность
  9. Экстремальность метапсихологически мы определили как ситуацию возможности, а именно, двоякой возможности: возможности невозможности, открывающей возможность возможности.
  10. СОЦИАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ ЛИЧНОСТИ В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ: РЕАЛЬНОЕ И ВОЗМОЖНОЕ
  11. Материя, таким образом, - возможность; форма - дей­ствительность. Вещь же - единство формы и материи: воз­можность, ставшая действительностью.
  12. Глава III. Условия действительности договора, его содержание, заключение договора § 1. Условия действительности договоров
  13. Возможность повышения доверия к результатам выборов в связи с исключением возможного воздействия «человеческого фактора» на итоги голосования