Задать вопрос юристу

Медитации

Одним из очень мощных способов саморазвития, повы­шения уровня отражения и гармонизации психики являют­ся медитации. Это очень широкий спектр упражнений, суть которых состоит в сосредоточении на каком-то объекте, мыс­ли, образе.

За счет этого происходит истощение нижних уровней отражения, в которых остаются активными только те элементы, которые подчитываются либо внешним сигна­лом, либо энергией с более высоких уровней, как бывает в послепроизвольном внимании. В результате все лишнее в нижних уровнях отражения тормозится, а освободившаяся энергия направляется на активизацию более высоких уров­ней. Характерно, что на первых этапах медитаций работа высоких уровней отражения не осознается. Просто появля­ются довольно интересные ощущения. Необходимо помнить, что результативность медитаций зависит от того, насколько удается отвлечься от ожидаемого результата. Кстати, какой бы результат ни ожидался, все равно получается что-то дру­гое. Еще очень важно понять, особенно на начальных уров­нях подготовки, что нет универсальных медитаций, которые подходят абсолютно всем. Именно этим и обусловлено мно­жество направлений работы в этой области.

Многие считают, что наиболее простым и проработанным для медитирования является повторение звуковых соче­таний, называемых мантрами. Иногда эти сочетания могут иметь мелодический и ритмический рисунок. Долго повто­рять одно и то же трудно. В школе дети часто развлекают­ся, повторяя по многу раз какое-то слово. Потом с удивле­нием задумываются и сообщают, что смысл повторяемого слова куда-то делся. Внимание человека стремится соскольз­нуть с объекта сосредоточения. Для того, чтобы не допус­тить этого, придумали очень интересный и удачный способ внешнего контроля за состоянием психики: это обычные четки — набор бусинок на шнурке. Наиболее часто исполь­зуются четки, которые имеют 108 малых бусинок и одну большую. Человек держит в пальцах очередную бусинку и повторяет мантру, выполнив это действие, он переходит к следующей бусинке и т. д. Переход от бусинки к бусинке быстро превращается в стереотип, который начинает суще­ствовать как бы независимо, направляя внимание на вы­полнение задачи. Кроме того, наличие большой сто девятой бусины позволяет считать циклы, что позволяет оценивать проделанную работу.

Весьма популярны медитации с сосредоточением на ка­ком-либо изображении или предмете. Этот вариант меди­тации требует хорошего самоконтроля за вниманием. Но у некоторых он получается лучше предыдущего. По мнению специалистов, большое значение имеет объект, на котором происходит концентрация, но с этим лучше познакомиться в соответствующих источниках.

Благодаря увлечениям хатха-йогой у нас достаточно извест­ным стал прием сосредоточения внимания на дыхании. Ды­хание — это удивительный процесс. Он может происходить под контролем психики, а может не осознаваться. Человек дышит все время. За счет этого отражение процесса дыхания проникает в очень глубокие уровни психики. Двигаясь за этим процессом, можно достичь очень интересных результатов. Спо­собы концентрации на дыхании достаточно подробно описаны в различных источниках. На начальных этапах нужно обра­тить особое внимание на ограничения и предупреждения об опасностях, связанных с неправильным выполнением упраж­нения.

Иногда предлагается вообразить себе удивительный сад с тысячью деревьев, на каждом из которых по тысяче ветвей, несущих на себе по тысяче листочков, и т. д. Мы упоминали выше, что образ, который может существовать в психике, не может содержать в себе большого количества признаков. Попытка вообразить объект с очень большим количеством деталей приводит к разрушению образа в низших уровнях отражения. Это очень похоже на прием «растаски­вания» сознания, применяемый в мягком гипнозе Милтона Эриксона, который позволяет вызвать у человека состояние транса.

Похожий механизм работает в медитации североамерикан­ских индейцев. В этой медитации человеку предлагается найти где-нибудь на природе тихое спокойное место, сесть, расслабиться и начать сосредоточиваться на зрительных ощущениях, стараясь видеть все листочки на деревьях, вос­принимая множество оттенков, пытаясь впитать в себя все видимое. Потом следует так же сосредоточиться на том, что дает нам слух. А попробуйте осознать, что чувствует тело: дуновение ветерка, тепло солнечного луча, контакт с одеж­дой, с землей. Теперь подключите обоняние. Погружение в мир своих ощущений создает удивительный эффект. Это вроде бы тоже должно приводить к «растаскиванию созна­ния», но, поскольку все ощущения подкреплены внешними сигналами, это не требует большого количества энергии. Образ реальности получается очень мощный и стабильный. За счет этого активизируются высшие области отражения.

Возникает состояние, подобное трансу. В нем можно ходить, выполнять какую-нибудь работу, но малейшая собственная мысль разрушает его. Это состояние помогает успешно пере­носить длительные физические нагрузки. Некоторые специа­листы утверждают, что в подобных состояниях появляется удивительная способность ощущать ситуацию во время марш-броска, что позволяет выбирать безопасную дорогу и избегать неприятностей. Возможно, здесь мы имеем дело с обострением интуиции, а может быть, с чем-то еще.

Знакомые многим аутогенные тренировки, при которых человек расслабляется и формулами внушения приводит себя в состояние, подобное трансу, тоже являются разновидно­стью медитации. Аутогенные тренировки интересны тем, что позволяют производить самовнушение. Удивительные резуль­таты, достигнутые с помощью применения традиционного аутотренинга, продемонстрировал Ханнес Линденман, кото­рый в одиночку на резиновой надувной лодке сумел пере­сечь Атлантический океан. Свой успех он объяснял тем, что с помощью аутогенных тренировок около года готовился к своему путешествию, внушая себе необходимые формулы, которые очень помогли ему во время этого рискованного предприятия.

Очень интересны медитации, в которых нужно сосредо­точиваться на каком-либо образе или мысли. Это требует достаточно высокой организации и умения хорошо контроли­ровать свое внимание. В наставлениях по раджа-йоге описывается такая техника медитаций и предлагается про­грамма, по которой нужно 'вести работу. Если попытаться использовать эту технику без предварительной подготовки, возникнут трудности, связанные с отвлечениями внимания, которые могут нарушить этот процесс. Человек может даже убедить себя, что медитирует, но вряд ли ему удастся по­лучить заметные результаты.

Удивительный мудрец Индии Шри Раман Махарши опи­сал систему медитаций на собственном «Я». Попробуйте сосредоточиться на этом удивительном объекте. Чаще всего, если правильно выполнять упражнение, на начальных этапах возникает ощущение потери собственного «Я». Чтобы вернуть себе необходимое ощущение, Раман Махарши рекомендовал задавать себе вопрос: кто медитирует? Ответом являлось во­зобновление ощущения своего «Я». Отмечалось, что в резуль­тате тренировок постепенно начинает появляться какое-то странное стабильное, но непередаваемое словами ощущение собственного «Я», которое чувствуется, как тепло, как нечто присутствующее, но ускользающее, недоступное обычным мыслям.

Хочется вернуться к материалу первой главы и еще раз, теперь уже с новой точки зрения, рассмотреть очень инте­ресную систему медитаций, которую разработал создатель супраментальной йоги индийский философ Шри Ауробиндо Гхош. Основой его подхода было успокоение мышления. Для большинства из нас сама мысль о том, что можно остано­вить привычное нам мышление, кажется абсурдной. Но ведь когда человек засыпает, привычное мышление прекращает­ся. Однако сколько изобретений, открытий сделано людьми во сне. Дело в том, что освобождение энергии психики, ко­торая расходовалась на работу нижних уровней отражения, позволяет активизировать высшие области отражения, рабо­та которых не осознается, так как наше «Я» до них еще не доросло. Привычное мышление остановилось, но психика продолжает работать. В высших областях отражения начина­ют работать глубочайшие аналогии, выделяются необходи­мые инварианты, происходит отражение закона, по которому существует мир. Именно это и дает эффект озарения во сне. Для выполнения такого упражнения рекомендуется в спо­койной обстановке начать наблюдать за своими мыслями, тогда психика автоматически переходит на более высокий уровень. За счет этого появляется возможность управлять своими мыслями. Можно найти начало мысли, ее конец. Можно ее отбросить. Часто вместо слова «отбросить» упо­требляют выражение «отпустить мысль». Именно тогда, ко­гда человек это делает, возникает состояние, когда мыслей нет. Это удивительное состояние. Оно переживается очень странно. Некоторым оно активно не нравится, так как в этот момент исчезает привычное любимое «Я». Но наше «Я» вы­сокого уровня, с помощью которого мы способны осознавать свои мысли, еще не очень стабильно, поскольку оно мало упражнялось и не проросло в достаточной мере связями, которые могли бы его стабилизировать. Поэтому через весь­ма непродолжительное время мы вдруг осознаем себя в су­толоке собственных мыслей. Здесь ни в коем случае не стоит расстраиваться и, тем более, раздражаться. Найдите начало мысли, ее конец и отпустите ее, восстанавливая состояние спокойствия разума. Постепенно промежутки спокойствия разума становятся все более продолжительными и конт­ролируемыми. Оказывается, что в этом состоянии можно вы­полнять весьма сложную работу. Причем возникает уди­вительное ощущение, что не ты делаешь работу, а процесс работы идет как бы через тебя. Очень похожее состояние описывал мой знакомый мотогонщик при прохождении дис­танции. Сходное состояние появляется во время выполне­ния медитации североамериканских индейцев. Регулярное выполнение этого упражнения приводит к тому, что возни­кает и начинает осознаваться очень интересная подструк­тура «Я», которую Шри Ауробиндо называл «свидетелем». Работа этой структуры создает эффект, который можно было бы описать как наблюдение за собой из какой-то непереда­ваемой словами области. В этом состоянии происходит гармонизация психики, как-то незаметно преодолеваются стереотипы, мешающие рациональным действиям, сами со­бой находятся решения задач, которые раньше решить не удавалось. Но и этот тип медитации подходит не всем.

В мир медитаций меня вводил трагически погибший Ни­колай Цзен. От него я узнал, что медитировать можно не только на статических объектах, но и на процессах, на ди­намических объектах, на собственных действиях. Н. Цзен занимался вопросами спортивной психологии, у него было собрано много примеров того, как измененное состояние соз­нания, достигаемое при медитации, расширяет возможности человека. Так, например, при спуске с горы у одного специа­листа по гигантскому слалому отстегнулось крепление. Он увидел летящую мимо деталь этого крепления, без особого напряжения поймал ее рукой и перешел в падение, чтобы погасить инерцию. Во время падения присутствовало чув­ство спокойствия и безопасности. Когда к упавшему подбежали, он сел и протянул им зажатую в руке де­таль. Это вызвало шок у тренера. Потом в зале участники происшествия пытались смоделировать эту ситуацию, пере­гружая крепление, чтобы оно расстегнулось. При этом та деталь, которую поймал слаломист, отлетала в стену с та­кой скоростью, что ее просто не было видно. Поймать ее было невозможно, но ведь во время спуска ему это удалось. Тут есть над чем работать. Н. Цзен показывал лоскут бре­зентового комбинезона, который был вырван парашютистом, совершавшим первый затяжной прыжок. Он должен был сам раскрыть парашют, но зацепился за кольцо комбинезоном, не заметив этого. Первая попытка выдернуть кольцо не удалась, парашютист дернул посильнее. Все получилось, па­рашют раскрылся. После приземления все были удивлены, когда обнаружили, что в его руке зажат вырванный кусок комбинезона. Попытки проделать то же самое на земле не увенчались успехом.

Но зачем ходить далеко? Предложите мальчишке 12— 13 лет оторвать рукав от пальто. Пробовали, ничего не по­лучается. А в детской потасовке рукав отрывается как бы сам собой. Все это показывает, что мы не все знаем о соб­ственных возможностях, связанных с иными состояниями сознания.

Интересно смотреть на огонь. Огонь — это удивительное явление. С одной стороны, это стабильный объект реально­сти (по крайней мере в течение некоторого времени). С дру­гой стороны, это процесс, протекающий с большой ско­ростью. Мы видим пламя свечи, в спокойном воздухе оно стабильно, но молекулы в нем находятся в постоянном движении, сменяя друг друга. В этом проявляется двойст­венность мира: его изменчивость и постоянство. Пламя об­новляется и одновременно сохраняется. Что обусловливает постоянство пламени? Это прежде всего проявление самой постоянной составляющей мира — закона, по которому все существует. Ведь в очень большой степени мы сами подоб­ны этому пламени. В нас тоже все меняется, правда, это происходит несколько медленнее, но в течение какого-то вре­мени мы все-таки сохраняем некоторое постоянство.

Часто решить многие задачи нам мешает то, что, усвоив определенные теории, взгляды, оценки, мы принимаем их и потом более не пересматриваем критически. В школе нам рассказывали о теориях, которыми древние мудрецы объ­ясняли мир. Оказывается, было мнение, что первоэлемента­ми мира были огонь, вода, земля и воздух. Наши учителя снисходительно объясняли: вода не может быть первоэле­ментом, поскольку это химическое соединение, и т.

д. Это наполняло школьников чувством гордости за нашу совре­менную науку. Потом в одном из египетских трактатов мне попался символ креста, вершины которого были обозначены теми же первоэлементами. Вверху был огонь, внизу — земля, слева — воздух, а справа — вода. Только было ма­ленькое отличие. Оказывается, знаки, обозначавшие пер­воэлементы, имели несколько уровней прочтения. Огонь можно было понимать как дух, энергию, движение, идею; земля — это масса, инертность, стабильность, устойчивость; воздух — движение, разделение, дифференциация; вода — слияние, проникновение, интеграция. В этом был какой-то непонятный смысл, до которого никак не удавалось добрать­ся. Но ощущение чего-то важного было весьма сильным. Внимание само сконцентрировалось на этом символе. Через некоторое время появилось понимание. Конечно, это только мое мнение, но сутью этого символа и первоэлементов явля­ется то, что в них зашифрована универсальная технология взаимодействия с миром. Как из массы получить энергию? Движемся по диаграмме креста снизу вверх, перед нами от­крываются два пути: с помощью разделения и с помощью соединения. Ассоциация с атомной и водородной бомбами появляется сама собой. В химических реакциях происходит то же самое. Движение от идеи к материи также вполне понятно. Основа любой нашей технологии — это процессы разделения и соединения. В интеллектуальной деятельности основными инструментами являются анализ и синтез. Даже в социальной области всем известен лозунг: «Разделяя, вла­ствуй!» Но властвовать можно, и объединяя. Главное, чтобы сохранялась гармония. Одно время я даже пытался сформи­ровать тренинг преобразования реальности с помощью этих операций. Проследите за работой процессов в психике. Об­раз состоит из признаков, эти признаки в образе не рав­нозначны. Одни из них более значимы, другие менее. В основном, выделяется тот признак, который имеет большую вероятность подтверждения. Для нас это чаще всего связано с функцией применения: карандаш — это то, чем пишут; стул — это то, на чем сидят, и т. д. Но бывают случаи, когда важным является то, что не находится на виду, напри­мер, электропроводность графитового стержня в карандаше или четвероногость у стула. Наша психика удивительным образом умеет разделять и объединять образы. Пусть для решения какой-либо задачи нам нужно что-то острое. Мо­ментально образы предметов, обладающих этим качеством, образуют некое единство. Изменяется задача — изменяется классификация.

Интерпретация незыблемых канонов — дело очень увле­кательное. Увлекшись этим, невозможно пройти мимо идеи философского камня. Эта идея, проникшая в Европу во вре­мена крестовых походов, довольно заметно изменила наш мир. Появилась алхимия, из которой позднее родилась химия. Это настолько общепринято, что трудно в этом усом­ниться. Но вдруг мы имеем дело с чем-то похожим на непра­вильную интерпретацию следов образов? А ведь возможна совершенно другая интерпретация. Гораздо естественнее по­нимать идею философского камня как принцип воспитания духа. Обратите внимание на само описание философского камня: он вечен и неизменен. Не может быть, чтобы араб­ские мудрецы не понимали постоянной изменчивости мира, которая заложена в самой его природе, когда он постоянно отражается сам в себе. Может ли быть в этом случае в мире что-то вечное и неизменное? Конечно, и мудрецы древности в разных странах и в разные времена понимали, что это закон, по которому существует мир. Отождествление фи­лософского камня с законом мира открывает очень инте­ресные перспективы. Развиваясь, психика человека естест­венным путем повышает уровень отражения, выделяя все более и более постоянные атрибуты реальности. Уровень инвариантности отражения повышается. Психика автома­тически, выделяя самое постоянное в мире, приближается ко все более и более полному отражению закона. Возможно, что на определенных уровнях этого отражения начинается непосредственное взаимодействие психики и закона. Так это или нет, сказать пока нельзя, но этим вполне можно объяснить магические свойства философского камня. Смысл матема­тического обоснования этой идеи достаточно понятен: нужно просто показать возможность изоморфизма закона и его отра­жения. Но возможно ли это? Здесь мы имеем дело с уникаль­ным случаем, когда хорошо документированное описание какого-либо необъяснимого явления (телепатии, ясновиде­ния, магии) является достаточным поводом для продолже­ния исследований в этом направлении. С этой точки зрения очень интересно рассмотреть случай, когда корреспонденту одной американской газеты приснилось извержение вулка­на на каком-то далеком острове. Он проснулся, записал свой сон и снова уснул. Редактор, обнаружив эти записи, не стал будить корреспондента, а напечатал их. Новость распростра­нилась быстро, но доказательств не было. И только через некоторое время пришло сообщение, подтверждающее виде­ние. А предсказания Нострадамуса?

Самой привлекательной для меня является медитация, которую на Востоке обозначают понятием «Путь». Что это такое? Все очень просто. Когда человек находит для себя дело по душе, которое становится для него важнее собст­венного «Я», возникает постоянное сосредоточение на этом деле, что по сути и является медитацией.

Зачем надо было рассказывать о различных видах медита­ций? Человек должен иметь представление о пути, по ко­торому собирается идти. Чем обширнее спектр способов, приводящих к нужному результату, тем четче осознается цель. Кроме того, освоение техники медитаций часто полезно для решения сложных задач, для поиска выхода из трудных положений. Имеет смысл попробовать различные техники работы, чтобы выбрать то, что подходит именно вам. Снача­ла лучше потренироваться на простых задачах, чтобы сфор­мировать устойчивый стереотип необходимых действий.

Решение задач в состоянии медитации происходит как обычная медитация. Нужно вызвать у себя состояние успеш­ной работы и сконцентрироваться на задаче. При концен­трации через некоторое время состояние начинает меняться и временами возникают следы образов, которые сами яв­ляются образами, но несколько особой природы. В них отражаются результаты работы высших областей психики.

Осознается только та составляющая образа, которая попадает в области отражения, подконтрольные текущему состоянию «Я». Постепенно за счет упражнений уровень «Я» повышает­ся, и это расширяет сознание. Одновременно стоит поучиться работать с этими следами образов. Представьте себе, что вам удалось увидеть машину времени или антигравитационный двигатель. В памяти останется только то, что доступно осо­знанию. А дальше начинается очень интересный процесс. Часто психика начинает дополнять эти следы образов до полных образов в привычных областях отражения. За счет этого иногда меняется смысл отраженного, что может увести в сторону от решения. Однажды, когда я проводил медита­цию над задачей моделирования психики, у меня появился след образа, который представлял собой что-то похожее на несколько светящихся точек, соединенных между собой ли­ниями. Я подумал, что меня почему-то занесло в область кристаллографии, и состояние медитации разрушилось. Тем не менее образ запомнился. Через некоторое время в теории графов мне попалась схема полного графа. Это был очень знакомый рисунок, но никак не удавалось вспомнить, почему. И лишь спустя еще некоторое время при появлении идеи модели активного отражения эти два образа слились в один. Возможно, это случайность, а может быть, и нет. Со следами образов нужно работать очень осторожно, стара­ясь ничего не добавлять от себя. В практике рукопашно­го боя при достижении состояния, когда действие как бы проходит сквозь человека, эти следы преобразуются в технические действия, позволяя достигать высокой эффек­тивности. Тому, кто не встречался с подобными состояния­ми, не верится в их реальность. Однако в литературе есть множество свидетельств, в которых описываются подобные феномены. Такое испытывают иногда писатели, компози­торы, художники, ученые. В каждом человеке заложено очень много удивительного, но мы сами часто мешаем этому проявиться. Даже выдающиеся ученые не всегда в обычном состоянии способны услышать тихий голос высших областей отражения. Д. И. Менделеев упорно и настойчиво работал над системой классификации химических элементов. Он чувствовал, что они подчиняются какому-то порядку, но установить этот порядок никак не удавалось. Мы уже рас­сматривали этот пример. Теперь попробуем понять, откуда появилось чувство, что решение существует. Здесь мы имеем дело со следом образа решения задачи в более высоких, не контролируемых обычным «Я» областях отражения. Психи­ка уже поняла, что карточный пасьянс и химические эле­менты организованы по сходному принципу. Возможно, и идея перенесения характеристик элементов на карточки тоже является следом того же образа. Алгоритм один и тот же, но карты и химические элементы находились в столь различных областях интересов, что не возникало необходи­мой аналогии. Однако благодаря одному и тому же алго­ритму в высших областях отражения эта общность была установлена. В обычном состоянии этого осознать не удава­лось, но при засыпании нижние области отражения стали переходить в заторможенное состояние, а освободившаяся энергия начала поступать в более высокие области. Именно в этот момент и возникло озарение, механизм которого вполне понятен. Произошла классификация образов по ал­горитму раскладывания пасьянса. Это объединило две очень далекие друг от друга задачи. Работа над системой класси­фикации химических элементов постоянно подпитывала об­ласть отражения энергией, и когда при засыпании нижние уровни отражения перешли в заторможенное состояние, на­копленная энергия реализовалась в образе решения задачи.

Все изложенное в этой главе очень интересно, но для данной работы является как бы сопутствующим результа­том. Ведь на самом-то деле мы работаем над стабильностью, психики, адаптабельностью ее к экстремальным ситуациям. Так уж получается, что, повышая уровень отражения, мы решаем и эту задачу. Благодаря упражнениям мы формиру­ем картину мира с устойчивым ядром на высоких уровнях отражения и пластичной оболочкой на нижних уровнях. Та­кая оболочка позволяет освоиться в ситуации, понять ее и принять, а стабильное ядро в высших областях отраже­ния дает возможность использовать это понимание в нуж­ном направлении. Такая картина мира резко снижает воз­можность замыкания и повышает эффективность работы психики в самых разных ситуациях. Результативность тренировок проверялась по проявлению эффекта сверхмоти­вации, а также по результатам ситуационных тренингов. В частности, использовались подготовка к рукопашному бою и стрелковая подготовка. Массовую проверку реакции на ре­альные экстремальные ситуации провести довольно трудно. Один наш знакомый подвергся нападению и с честью сумел постоять за себя. Он рассказывал, что почему-то начал пе­реходить в состояние успешной работы перед нападением, еще не подозревая, что будет дальше. Это сам по себе инте­ресный факт, но, к сожалению, единичный. Когда два до­вольно крепких молодых человека двинулись ему напере­рез, он почувствовал, что сзади его тоже догоняют. Далее все происходило как бы само собой. Он начал движение в предполагаемую точку встречи с противниками, но перед столкновением качнулся и сместился в сторону, поставив двоих нападавших на одну линию. Ему довольно легко уда­лось нейтрализовать ближайшего противника, который не ожидал активных действий, а затем и другого. Потом он бросился к тем, кто догонял его сзади, со словами: «Ско­рее, скорую помощь! Люди умирают!» Их тоже было двое. Они несколько растерялись, буквально на доли секунды, но это позволило парню сблизиться с ними и нейтрализовать первого. Ну, а схватка один на один с оставшимся особых сложностей не представляла. Был случай, когда другого зна­комого симпатичная девушка завела в подъезд, где на него наставили пистолет и предложили отдать все ценное. Он изо­бразил на лице совершенно идиотский восторг и уставился на пистолет: «Ух ты, настоящий?» Секундного замешатель­ства было достаточно, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Ему удалось быстро нейтрализовать грабителей. В милиции выяснилось, что пистолет был ненастоящим. Один раз нас с приятелем остановила группа ребят. Они веж­ливо попросили поделиться деньгами. Приятель совершенно искренне стал уверять их, что денег у нас нет, даже мелочи. Хотел в доказательство попрыгать, чтобы показать, что мелочь не звенит, но потом раздумал: «В прошлый раз по­прыгал — пистолет вывалился...» Ребята сразу почему-то поте­ряли к нам интерес и куда-то исчезли. В рассказах все ка­жется смешным, но два первых случая были действительно опасными, и мои знакомые это осознавали. Своими дейст­виями они прежде всего трансформировали ситуацию, меня­ли доминирующую структуру «Я» нападавших, в результа­те чего те оказывались не готовыми к противодействию. На вопрос «Как им удалось найти такое решение?» они отве­чали примерно одинаково: «А кто его знает, само как-то получилось». Все прошедшие курс психологической подго­товки в интервью единодушно утверждали, что мир вокруг них изменился, стал спокойнее и безопаснее. С этим эф­фектом мы уже сталкивались. Люди часто не замечают соб­ственных изменений, а изменения приписывают чему-то внешнему.

<< | >>
Источник: Антипов В.В.. Психологическая адаптация к экстремальным си­туациям. 2002
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Медитации:

  1. МЕДИТАЦИЯ
  2. МЕДИТАЦИЯ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ
  3. Медитация на природные объекты.
  4. Медитации на семи стихиях
  5. Медитация на касины
  6. 3. Йога и медитация
  7. Медитации: их суть и влияние на психику
  8. Медитации на uiecmu сознаниях
  9. Медитация
  10. «ГИПНОЗ». «АВТОГИПНОЗ» И «МЕДИТАЦИЯ»: СООТНОШЕНИЯ ПОНЯТИЙ.
  11. Рассмотрим, что представляет из себя медитация и какой психологической составляющей она обладает.
  12. Медитация: «Я — дерево»
  13. Текст Медитации Возвышенного Прощения
  14. МЕДИТАТИВНЫЙ ТРАНС: СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ
  15. Техника АТ-2.