<<
>>

Методика эксперимента

Методика эксперимента была построена так, чтобы задание вызывало у испытуемого, помимо необходимости решить поставленную задачу, еще и различное отношение, о содержательной стороне которого можно было бы судить, опираясь на выделенные параметры.

Испытуемому предлагалось решить задачу (Задача взята из книги Де Боно "Нешаблонное мышление". М., 1976) - найти выход из создавшейся житейской ситуации. Текст задачи:

"Много лет назад, когда человека, который задолжал кому-то деньги, могли бросить в долговую тюрьму, жил-был в Лондоне один купец, имевший несчастье взять взаймы большую сумму денег у некоего ростовщика. Последний - старый и уродливый - влюбился в красивую и молодую дочь купца. Он заявил, что простит долг купцу, если тот отдаст за него свою дочь замуж.

Отец с дочерью пришли в ужас от такого предложения. Тогда коварный ростовщик предложил, чтобы все решил жребий. Он сказал, что положит в кошелек два камушка - черный и белый, и пусть девушка вытащит один из них. Если ей попадется черный камушек, тогда она станет его женой, если же вытащит белый камень, то останется с отцом. В обоих случаях долг будет считаться погашенным. Если же она откажется тянуть жребий, то она умрет с голода, а ее отца бросят в тюрьму.

Неохотно, очень неохотно согласились купец и его дочь на это предложение. Разговор весь происходил в то время, когда они стояли на усыпанной гравием дорожке в саду купца. Ростовщик наклонился, чтобы подобрать для жребия два камушка. Девушка, которой страх обострил зрение, заметила, что ростовщик взял оба камня черные и положил их в кошелек, а затем попросил девушку вытащить один и решить, таким образом, ее собственную судьбу и судьбу ее отца..." (Текст задачи на^ этом обрывается и продолжение должен придумать испытуемый.)

Действительное продолжение задачи: "Девушка вытащила один камушек и тут же как бы нечаянно выпустила его из рук, камушек смешался с остальными на дорожке.

- Ах, какая досада, - воскликнула девушка. - Ну да это не важно. Если мы заглянем в кошелек, то сможем узнать, какой камень я вытащила, по цвету камушка, что остался в кошельке.

Поскольку оставшийся камушек был, понятное дело, черный, то, надо полагать, она вытащила белый, ведь ростовщик не мог признаться в собственной мошеннической проделке".

Результаты и ход процесса решения фиксируются в протоколах. Чтобы задача вызывала у испытуемого разное отношение, ее условия предъявляются трем группам испытуемых в трех сериях (по 60 человек в каждой серии) в разной форме: в первой серии задача предъявляется в виде текста (1а), во второй - в виде схемы (16), в третьей - в виде рисунка (1в). При этом предполагается, что текст, рисунок или голая схема условий задачи будут в разной степени вызывать интерес и другие отношения испытуемого.

Внутри каждой серии испытуемые, в свою очередь, делятся на три группы, которым даются разные инструкции: IIIa, IIIб, IIIв. В первой группе "глухая" инструкция: "Я предложу Вам сейчас задачу, которую Вы должны будете решить" (IIIа). Во второй группе "мобилизующая" инструкция: "Я предложу Вам задачу, с которой Вы, как мне кажется, легко справитесь" (IIIб).

В третьей группе "провоцирующая" инструкция (провоцирующая на то, что задача нерешаема): "Я предложу Вам сейчас задачу, попробуйте ее решить, пожалуйста. До сих пор никто из испытуемых с ней не справился" (IIIв).

Цель вариаций инструкции - вызвать у испытуемых определенные представления о решаемости задачи и разной степени уверенность в своих силах.

Каждая из указанных подгрупп делится в свою очередь на четыре части соответственно четырем вопросам разного характера: IIа - "Найдите выход из данной ситуации"; IIб - "Что бы Вы сделали на месте девушки?"; IIв - "Что бы Вы посоветовали сделать девушке?"; IIг - "Что, по Вашему мнению, должен посоветовать сделать девушке ее отец?"

Цель вариации вопросов - акцентировать внимание испытуемых на разных моментах задачи, в частности, на участии в решении проблемы разных действующих лиц: в одних случаях - девушки, что дает правильную ориентацию на главное действующее лицо в решении проблемы, в другом случае - отца, что толкает на ложный путь в решении.

Апелляция к действиям собственно самого испытуемого или же требование от него лишь совета, как от постороннего лица по отношению к ситуации задачи, создают, предположительно, разную степень личной заинтересованности испытуемого в выходе из конфликта задачи.

Всего испытуемые были подразделены на 36 (3 X 3 X 4) разных групп, отличающихся друг от друга формой предлагаемого материала, вопросом задачи и даваемой инструкцией. В каждую группу было включено пять человек, и в эксперименте, таким образом, приняли участие 180 испытуемых. Предполагалось, что вариация указанных трех параметров создаст у различных групп испытуемых разное отношение к задаче, что, в свою очередь, может проявиться в разной результативности испытуемых разных групп.

Эксперимент проводился индивидуально с каждым испытуемым по следующей схеме.

1. Испытуемому предлагалось ознакомиться с задачей и сразу не начинать решать ее.

2. После того как испытуемый ознакомился с задачей, ему задавались три вопроса в целях получить от него определенные оценки: а) "Оцените задачу по интересности по пятибалльной системе", б) "Как Вы думаете, имеет ли эта задача решение или нет?", в) "Оцените свою уверенность относительно того, решите Вы данную задачу или нет, по пятибалльной системе". Ответы заносились в протокол испытуемого.

3. Далее испытуемому предлагалось решить задачу. Экспериментатор фиксировал в протоколе предлагаемые варианты и высказывания испытуемого. Если испытуемому по истечении 40 минут не удавалось решить задачу, экспериментатор предлагал прекратить решение, если же испытуемый отказывался от предложения экспериментатора, эксперимент продолжался.

4. Если испытуемый решил задачу или категорически отказался продолжать решение, экспериментатор фиксировал время решения и предлагал ответить на следующие вопросы: а) "Оцените задачу по интересности по пятибалльной системе", б) "Оцените трудность задачи для Вас по пятибалльной системе". Ответы и высказывания испытуемого фиксировались в протоколе и эксперимент считался законченным.

Если испытуемый, не решивший задачи, приходил по собственной инициативе еще раз на эксперимент, эксперимент повторялся вновь по приведенной схеме.

Результаты испытуемых обрабатывались следующим образом. Чтобы иметь возможность сравнивать результаты, поведение и оценки отдельных испытуемых, составлялась сводная таблица результатов испытуемых по следующим параметрам с соответствующими критериями.

1) Ф. И. испытуемого.

2) Время решения.

3) Результат решения: "+" или "-".

Из протоколов всех 180 испытуемых выявлялись наиболее типичные отношения испытуемых, тем или иным образом проявившиеся в ходе экспериментов. Эти отношения анализировались и выделялись в соответствии с ранее приводимыми четырьмя параметрами: по объекту, по форме, по индикаторам, по модальности.

В результате делался вывод о содержательной стороне наблюдаемого отношения. В сводных таблицах против инициалов каждого испытуемого ставилась отметка о наличии или отсутствии, или об определенной степени проявления у данного испытуемого выявленных наиболее типичных отношений. С точки зрения содержательной стороны были выделены приводимые далее отношения и оценки.

4) Интересность задачи.

Объектом рассматриваемого отношения для испытуемого служила задача. Фиксировались, с одной стороны, спонтанные проявления данного отношения в ходе решения задачи, с другой стороны, ответ испытуемого на вопросы экспериментатора об интересности задачи до и после решения. Модальность отношения - интересность или неинтересность - в случае вопросов со стороны экспериментатора "задавалась" испытуемому, во всех других случаях спонтанно называлась самим испытуемым. Форма проявления - вербальная. Индикаторами проявления отношения служили, во-первых, баллы, выставленные испытуемым задаче в соответствии с требованием экспериментатора, и, во-вторых, спонтанные высказывания испытуемого в ходе решения, интересна ему задача или нет.

В соответствии с последним строился критерий интересности задачи для испытуемого в процессе решения: "+" (задача интересна) ставился в том случае, если испытуемый не менее двух раз высказывался о том, что задача интересна, или пускался в длительное рассуждение по поводу задачи, в противном случае ставился "-", т. е. принималось, что задача для данного испытуемого в ходе решения не интересна (всего существовало три оценки интересности: до, в ходе и после решения задачи).

По подобному принципу строились все рассматриваемые в дальнейшем отношения, поэтому им будет дана лишь общая характеристика.

5) Оценка уверенности испытуемого в своих силах - в баллах от 1 до 5.

6) Оценка решаемости задач: "+" (задача решаема) или "-" (задача нерешаема) до начала решения назывался самим испытуемым в ответ на вопрос экспериментатора, в ходе решения "-" ставился, если испытуемый в своих высказываниях не меньше двух раз возвращался к мысли, что задача, наверное, не имеет решения.

7) Оценка трудности задачи - в баллах от 1 до 5.

8) Работа с текстом: "+" ставился, если испытуемый более 73 времени решения смотрел в текст, схему, на рисунок, в противном случае ставился "-".

Этот вид отношения, как и следующий - формулирование конфликта, легко принять лишь за индикатор проявления какого-то другого отношения испытуемого, но подробный анализ протоколов не позволяет поставить время работы с материалом и самостоятельность в формулировании конфликта испытуемым в соответствие каким-то определенным отношениям, индикаторами которых они могли бы служить. Поэтому мы нашли необходимым выделить их как два самостоятельных вида отношений испытуемого. Последнее диктовалось также и тем, что без выделения данных двух параметров анализ результатов испытуемых оказался бы далеко не полным.

9) Экспериментатор или испытуемый формулировал конфликт задачи.

Правильная формулировка конфликта могла звучать примерно так: "Девушка должна придумать (сделать) что-то такое, чтобы ростовщик не имел права требовать ее руки и чтобы долг все-таки оказался погашенным". Иными словами: "Чтобы одновременно были выполнены и условия жребия, поставленные ростовщиком (т. е. чтобы ростовщик вынужден был бы простить долг), с учетом того, что он пошел на обман, и в то же время, чтобы выигрыш был в пользу девушки и отца". Более конкретно: "Нужно из двух черных камешков в кошельке вытянуть один белый. Но как?" Без такого общего понимания конфликта перейти к конкретному решению задачи невозможно, так как такой общей характеристики конфликта в тексте самой задачи нет. И разрешение проблемы - именно в ответе на так сформулированный конфликт, а не на вопрос, задаваемый экспериментатором.

Пример неверной формулировки конфликта: "Девушка должна придумать что-то такое, чтобы не участвовать в жребии". Она не может не участвовать, так как согласие на жребий уже дано. Неверные формулировки и происходят, в основном, из-за неполного учета условий задачи. После неверных формулировок - а экспериментатор отмечал испытуемому его ошибки - испытуемый мог перейти к правильной формулировке, а мог и вообще перестать видеть задачу: "Тогда девушка вытаскивает черный, так как там два черных камешка, и становится его женой. Что тут, собственно, можно решать?"

В последнем случае экспериментатор сам формулировал конфликт, объясняя, что решением будет и выполнение условий ростовщика, и одновременно выигрыш в пользу девушки и отца. После такой помощи со стороны экспериментатора некоторые испытуемые начинали искать возможную реализацию указанного принципа, некоторые же отвечали, что подобное невозможно и отказывались от продолжения решения.

Вне зависимости от того, находил затем испытуемый конкретное решение или нет, факт верного понимания конфликта задачи оказывался определяющим, так как только после нахождения конфликта испытуемые могли находить конкретное решение, которое было бы верным.

Другой вопрос, что часть испытуемых, сформулировавших конфликт или принявших его "готовым" от экспериментатора, так и не находила конкретного решения. Но зато все испытуемые, которые решили задачу, предварительно формулировали конфликт либо подразумевали его, так как в предлагаемом решении, если оно было верным, одновременно присутствовал и сам конфликт как вопрос, на который давался ответ решением. В случае же неверных решений ответ давался на мнимый вопрос (например, "как разоблачить ростовщика?"), вытекающий из того, что испытуемый не учитывал всех "данных" в задаче. Неверные же решения после верно сформулированного конфликта объясняются тем, что испытуемый, учитывающий все "данные" в общем плане конфликта, в конкретном решении какими-то из этих "данных" вольно или невольно пренебрегал.

Как выяснилось в ходе экспериментов, испытуемые могли вообще "не принимать" задачу, что отличается от неверных формулировок. Например, испытуемый начинал решать моральную проблему: "Можно или нет молодой девушке выйти замуж за старика". При этом многократные указания экспериментатора на истинный конфликт и вопрос часто так и не могли направить процесс в русло решения собственно данной задачи, а не какой-то моральной проблемы в стиле "хорошо - плохо", без всякого учета конкретной задачи. В восприятии задачи как "моральной" можно видеть уход испытуемого от конфликта задачи, что тоже можно считать своеобразным разрешением конфликта.

Сознательно или нет испытуемый уходит от конфликта - особая проблема. В данном же случае нас интересует только сам факт такого своеобразного "решения".

Если испытуемый сам верно формулировал конфликт, независимо от того, делал он это сразу или через некоторое время поисков, рассуждений и неверных формулировок, или из предлагаемых им решений было видно, что они стоят в соответствии с верно понимаемым конфликтом, в сводной таблице против инициалов испытуемого ставился "+". Если же испытуемый "не принимал" задачу или останавливался только на "неверных" конфликтах и экспериментатор был вынужден объяснить конфликт, ставился "-".

10) Активность испытуемого.

Объектом активного отношения испытуемого могла служить и задача как таковая, и ситуация эксперимента, и сам экспериментатор. В соответствии с многообразием объектов потребовалось выделить ряд подвидов активности испытуемого.

а) Активность в количестве предложенных решений (цифровой подсчет в протоколах). Как впоследствии оказалось, она является производной от других, ниже рассматриваемых показателей, и времени решения. Кроме того, она не коррелирует с результатом испытуемого.

б) Активность в отстаивании решений. Если испытуемый долго и подробно обосновывал решение, ставился "+", если же он предлагал решения в форме вопросов-предложений, на верности которых почти не настаивал, в сводной таблице ставился "-". Здесь объектом активного отношения выступали и задача, так как предлагаемые решения направлены на ее конфликт, и сам испытуемый, так как данный вид активности был тесно связан с уверенностью испытуемого в своих силах.

в) Активность в переключаемое™.

Если испытуемый более двух раз возвращался к вариации ответов, которые уже были признаны неверными, или подолгу молчал, так что экспериментатор был вынужден "шевелить" его, задавая вопросы, ставился "-". Если же испытуемый, поняв, что решение не подходит, больше к нему не возвращался и много времени тратил на рассуждения вслух и подробно, настойчиво обосновывал предлагаемые решения, ставился "+".

г) Активное отношение к ситуации эксперимента выражалось в возвращаемости испытуемого к эксперименту (12 случаев), в вовлечении в эксперимент других испытуемых (18 случаев).

д) Активное отношение к оценке экспериментатора, вернее, оценка оценок экспериментатора. Всего из 180 человек только один (испытуемый Володя Ф.) решил задачу без вмешательства экспериментатора. Во всех остальных случаях решение задачи протекало в условиях общения с экспериментатором. Каждое решение, предлагаемое испытуемым, должно было оцениваться экспериментатором как верное или неверное, и в своих дальнейших поисках испытуемый обязательно опирался на данную оценку. Без таких промежуточных оценок обошелся один названный испытуемый. В остальных 179 случаях испытуемый должен был или согласиться с экспериментатором, и тогда он начинал искать другой путь решения, или по-новому обосновывать найденное, или, перебрав все возможные, на его взгляд, варианты, отказаться от дальнейшего решения.

Иногда испытуемый переделывал условия задачи, и тогда экспериментатор не просто оценивал решение как верное или неверное, а вынужден был уточнять условия и направлять внимание испытуемого на них. В отдельных случаях испытуемые, предложившие неверные варианты, отказывались согласиться с тем, что они неверны, пытались навязать экспериментатору свое управление экспериментом и убедить его в неправильности предложенного решения. В других случаях испытуемые прямо говорили, что они не верят экспериментатору в том, что их решение неверно, или начинали искать в эксперименте какой-либо скрытый смысл.

Почти все испытуемые во время эксперимента задавали вопросы относительно характера эксперимента, уточнения условий задачи, о результатах других испытуемых, вопросы, направленные на выяснение личности экспериментатора, иногда просто заводили разговор на интересующую их тему и т. п. Во всех этих случаях экспериментатор возвращал испытуемого к условиям задачи, и испытуемым в данном случае оценивалось буквально все: и сам факт отказа экспериментатора отвечать на тот или иной вопрос, или характер ответа, и тон экспериментатора и т. д.

11) Эмоциональное отношение испытуемого.

а) по поводу задачи: "+" ставился, если испытуемый либо более двух раз высказывался, что ему жалко бедную девушку, либо вскакивал и со словами "Ну надо же?" (или подобное) бегал по комнате, либо большинство его высказываний и решений начиналось с междометий "Ой!", "Все!", "Ах!" и т. д., в противном случае ставился "-";

б) по поводу собственных успехов или неуспехов: "+" ставился, если испытуемый более двух раз возвращался к тому, что он не знает, почему у него не получается, или что он, конечно же, обязательно решит, стоит только собраться, или что в реальной обстановке он уже давно бы нашел выход, а сейчас просто или "плохо думается", или "хочется есть", "это для меня сейчас не актуально" и т. п., или же если испытуемый начинал возмущаться: "Не может быть,чтобы "икс" решил, если у меня не выходит!" и т. п., в противном случае ставился "-".

Нам кажется, что данными параметрами были охвачены почти все различия в результатах и поведении испытуемых, наблюдавшиеся в эксперименте.

Далее производился подсчет средних результатов по сериям и группам испытуемых.

Таблица 7. Количество испытуемых, решивших задачу, %

<< | >>
Источник: О. К. Тихомиров. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ПСИХОЛОГИЯ. 1976

Еще по теме Методика эксперимента:

  1. Методика эксперимента.
  2. §2. Структура методики розслідування злочинів. Загальні положення і наукові основи методики
  3. 1. Понятие и содержание криминалистической методики. Современные представления о структуре частной методики расследования
  4. Криміналістична методика Загальні положення криміналістичної методики
  5. Организация и тактика следственного эксперимента
  6. ПРИНЦИПИАЛЬНАЯМОДЕЛЬ ТЕЛЕПАТИЧЕСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА.
  7. 3.3. Эмпирическое и теоретическое в эксперименте и измерении
  8. Глава 16. Психология следственного эксперимента
  9. 2.Психологические аспекты подготовки и моделирования следственного эксперимента
  10. Тактика судебного эксперимента в гражданском и арбитражном процессах
  11. Понятие, цели и виды следственного эксперимента
  12. /6.2. Учет при проведении следственного эксперимента психологических факторов
  13. РАЗДЕЛ IV. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ Глава 25. Общие положения криминалистической методики расследования преступлений
  14. 3. ЭПР-эксперимент
  15. / /. Понятие, задачи и виды следственного эксперимента
  16. ГИПНОЗ И ЭКСПЕРИМЕНТЫ В ПАРАПСИХОЛОГИИ.
  17. ЭКСПЕРИМЕНТ