<<
>>

Социальные связи Дальнего Востока с Республикой Кореей и КНДР

Помимо экономических и бюрократических связей РК весьма активно проводит в ДВФО культурную дипломатию. В частности, в Приморье каждый год проводятся дни корейской культуры, поддерживаются гастроли исполнителей классической музыки, научные конференции, студенческие обмены, преподавание корейского языка в средних школах.

Генеральное консульство РК старается участвовать в публичных мероприятиях и общаться с местной прессой. В Южно-Сахалинске в отдельном здании работает Корейский культурный центр. При этом на фоне расширяющихся деловых и гуманитарных связей популярность в ДВФО корееведения как специальности высшего образования в последнее десятилетие заметно уменьшилась, так что зачастую на обменные программы за счет корейского правительства не удается найти кандидатов. Россия, по наблюдениям посла Г. Ивашенцова, тоже старается поддерживать в РК свое культурное присутствие, но представлена здесь преимущественно столичными исполнителями. Особой популярностью в РК пользуется выступавший в боях без правил российский борец Фёдор Емельяненко, в связи с чем всё больше корейцев, подражая ему, занимается советской борьбой самбо[153].

Попытки культурных связей со стороны КНДР самые скромные, их тоталитарная стилистика мало кого интересует. Впрочем, Общество дружбы Россия - КНДР продолжает действовать, во Владивостоке работают два северокорейских ресторана, поездки в КНДР привлекают небольшой, но стабильный поток российских туристов. Отметим, что добраться в КНДР из России можно только через территорию Приморья: на поезде через станцию Хасан или авиарейсом Владивосток - Пхеньян. В культурных контактах КНДР обычно выступает принимающей стороной, поскольку не представляет какого-либо интереса для учреждений Дальнего Востока. Отдельный вид общественных связей составляют межпартийные встречи по линии КПРФ - Трудовая партия Кореи.

Корейская диаспора Дальнего Востока играет роль существенного фактора экономических и гуманитарных связей региона не только с РК, но и с КНДР. По данным переписи 2010 г., в России живут 153 156 корейцев - граждан России. Хотя корейская диаспора присутствует во многих субъектах Дальнего Востока, преобладающая его часть сконцентрирована в Приморском крае и Сахалинской области. В своем большинстве дальневосточные корейцы проживают в крупных и средних городах. В 1990-2000-е гг. в Приморье имела место тенденция к расселению части прибывающих в край корейских мигрантов в сельской местности - особенно в районах исторического (конца XIX - начала ХХ вв.) проживания корейцев[154].

В ходе переписи населения 2002 г. только 40% российских корейцев заявили о владении корейским языком. При этом фактический уровень распространенности корейского языка, скорее всего, еще ниже. Так, согласно данным проведенного в 2007 г. опроса корейцев в европейской части России, лишь 4% из них свободно говорят по-корейски и еще 24,22% знают язык в степени, позволяющей им общаться с гражданами РК и КНДР. Молодое поколение местных корейцев воспитано в современной российской культуре, ему претит южнокорейский патриархат, с которым оно сталкивается на стажировках или в работе. Репатриация русских корейцев в РК, значительная в 90-е гг., сегодня продолжается, но уже в очень малом объеме.

Во многих регионах России созданы диаспоральные организации различного типа: национально-культурные объединения, фонды, землячества, деловые ассоциации. Особенно активно такие организации формировались в ДВФО. В настоящее время только в четырех городах региона: Южно-Сахалинске, Владивостоке, Уссурийске и Хабаровске - насчитывается 17 таких организаций. Наряду с этим, в ДВФО функционируют несколько корейских газет, национальных ансамблей, школа с корейским этнокультурным компонентом (г. Уссурийск) и редакция корейского телерадиовещания (г. Южно-Сахалинск). Одним из последствий проживания корейской диаспоры в ДВФО стало вхождение здесь в широкий обиход блюд корейской кухни. Также РК оказала большое влияние на формирование в ДВФО в 90-е гг. протестантских общин (в самой Корее протестантизм широко распространился на рубеже XIX- XX вв.).

На протяжении последних двадцати лет неоднократно предпринимались попытки создания организации, которая была бы способна представлять интересы всех российских корейцев. Наиболее успешной из них стало образование в 1996 г. Федеральной национально-культурной автономии корейцев России. Однако в целом корейское общественное движение остается очень неоднородным и внутренне противоречивым. Участвующие в нем локальные организации расходятся в представлениях о будущем корейской общины в России, в вопросе национальной политики России, в выборе международных партнеров на Корейском полуострове[155].

Северокорейцы, работающие в ДВФО, с русскими корейцами общаются очень ограниченно, а общение северян и южан здесь абсолютно исключено, причем крайнюю взаимную подозрительность проявляют обе стороны. На местных общественных мероприятиях представители КНДР и РК никогда не пересекаются. Единственным исключением является встреча генеральных консулов РК и КНДР на праздновании восточного нового года в диаспоральном культурном центре в городе Артёме (Приморье).

В РК в постсоветские годы сформировалась довольно крупная русскоязычная община, прежде всего, в Пусане и Сеуле. По оценкам посольства России в Сеуле, численность граждан России в 2000-е годы составляла 3000-4000 человек. При этом к мероприятиям общины тянутся все выходцы из бывшего СССР, постоянно или временно проживающие в РК. Общение в русскоязычной среде весьма оживленное: поддерживается сайт «Русская Корея», выпускается газета «Сеульский вестник», регулярные богослужения проводит православный храм в Сеуле, празднуются российские и советские праздники[156]. Община при этом никоим образом не участвует в местном политическом процессе. В КНДР русские лишь работают на временной основе, остаточный интерес к русской культуре там существует, но, например, русский язык как иностранный вытесняется китайским и английским.

Итак, специфика связей Дальнего Востока и Кореи, в сравнении со связями Дальнего Востока с Китаем и Японией, состоит в следующем:

- эти связи имеют более прочные социальные корни, поскольку корейская диаспора исторически более адаптивная, чем другие выходцы из Восточной Азии, и не покидала территорию России в советское время;

- эти связи более разнообразные, они опираются на взаимный экономический, культурный, социальный, политический и даже военнотехнический интерес;

- исторический фон этих связей содержит меньше конфликтных предпосылок;

- логистика этих связей ввиду территориальной компактности Кореи, географической близости к Дальнему Востоку и развитости транспортных коммуникаций самая удобная.

РК среди всех государств Северо-Восточной Азии представляет наименьшую угрозу безопасности России, готова к компромиссам c Россией, испытывает острую потребность в поддержании региональной стабильности, не претендует на глобальное политическое лидерство и не владеет оружием массового уничтожения; а политический режим обладает широкой общественной поддержкой и является достаточно предсказуемым в принятии внешнеполитических решений[157]. С учетом макрополитической ситуации Москва также всё более заинтересована в развитии отношений с КНДР и возобновлении межкорейского диалога.

Секторы экономики и регионы Дальнего Востока, в которых наиболее заметно присутствие РК:

- сельское хозяйство и пищевая промышленность, рыбная ловля и первичная переработка рыбы, грузовые морские перевозки и связанная с ними логистика, машиностроение, транспортировка газа и нефтепродуктов;

- Приморский и Хабаровский края, Сахалинская и Магаданская области.

Секторы экономики и регионы Дальнего Востока, в которых наиболее заметно присутствие КНДР:

- жилищное строительство и ремонт, заготовка леса, сельское хозяйство (на уровне рабочей силы), грузовые железнодорожные перевозки;

- Приморский и Хабаровский края, Амурская область.

Потенциал дальнейшего взаимодействия Дальнего Востока со

странами Корейского полуострова:

- привлечение южнокорейских корпораций в федеральные проекты развития Дальнего Востока на условиях соинвестирования (особенно,

в судостроение, морские порты, скоростные железные дороги, нефтехимию и газохимию, электроэнергетику, космодром Восточный);

- допуск южнокорейских корпораций к освоению природных ресурсов ДВФО;

- модернизация Северного морского пути;

- допуск российских корпораций на очень замкнутый южнокорейский рынок (например, в металлургии, нефтехимии, морских грузоперевозках);

- готовность РК закупать российскую военную технику (вертолеты производятся в Арсеньеве, самолеты - в Комсомольске-на-Амуре);

- реализация - в случае улучшения межкорейских отношений - трехсторонних проектов: железная дорога, газопровод, линия электропередачи;

- улучшение инвестиционного климата в КНДР, развитие и техническая модернизация северокорейских производственных зон, особенно «Раджин - Сонбон», примыкающей к российской границе.

Принципиальным условием развития российско-корейского сотрудничества является смягчение политики США в отношении КНДР.

Вопросы для обсуждения

1. События, свидетельствующие об интенсификации отношений России со странами Корейского полустрова в начале XXI века.

2. Сектора экономики Дальнего Востока, в которых наиболее заметно присутствие южнокорейского бизнеса.

3. Политическое значение трехсторонних инфраструктурных проектов РФ - РК - КНДР.

4. Экономические и политические препятствия на пути реализации инфраструктурных проектов РФ - РК - КНДР.

5. Роль корейской диаспоры России в налаживании межрегиональных связей Дальнего Востока с Корейским полуостровом.

№ 3. - C. 42-57.

С. 62.

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО, РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В АТР [Текст] : учебное пособие / под общ. ред. д-ра ист. наук Л.Н. Г арусовой; отв. за вып. канд. ист. наук Н.В. Котляр. - Владивосток : Изд-во ВГУЭС,2014. - 260 с.. 2014

Еще по теме Социальные связи Дальнего Востока с Республикой Кореей и КНДР:

  1. Тема 6. РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И СТРАНЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА Л.Е. Козлов[102] 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей
  2. 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей.
  3. 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей.
  4. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей
  5. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей
  6. 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей.
  7. 6.4.4. Лаврентьев А. В., Медведева Л. М. Опыт реформирования морского транспорта на Дальнем Востоке России: некоторые аспекты социально-экономической безопасности
  8. 8.3. Болотин Е.И., Лубова В.А. Географические особенности современного состояния заболеваемости населения российского Дальнего Востока социально значимыми болезнями
  9. ТЕМА 7. Международные миграционные процессы: российский Дальний Восток Л.Н. Гарусова[142] Международная миграция: сущность, значение, возможности регулирования. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке. Проблема адаптации и социализации мигрантов как фактор национальной безопасности
  10. 2. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке.
  11. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке
  12. Активизация региональной политики России на Дальнем Востоке в начале XXI века
  13. Новые подходы правительства России к развитию Дальнего Востока
  14. Возникновение очага напряженности на Дальнем Востоке.
  15. 6.2.3. Чернов В.А. Становление гостиничного дела на Дальнем Востоке России
  16. Ключевые мероприятия региональной политики России на Дальнем Востоке
  17. ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И СЪЕЗД РЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
  18. ОБРАЗОВАНИЕ ОЧАГА ВОЙНЫ HA ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ