<<
>>

Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке

Среди регионов России наибольшая депопуляция наблюдается на Дальнем Востоке и в Сибири. Сегодня Дальний Восток России - это 36,4% территории, где проживает всего 4,4% населения страны, а Приморский край - это 1% территории и 1,4% населения России.

В 2010 г. плотность населения в Приморском крае составляла 11,9 человек на 1 км2. Существующая диспропорция между численностью населения и огромной территорией оценивается как ненормальная и чрезвычайно опасная с точки зрения геополитики, обороноспособности, социальноэкономического и гуманитарного развития России. Дальний Восток из региона-реципиента превратился в регион-донор для всех федеральных округов России. За период 1991-2010 гг. демографические потери Дальнего Востока составили 1,8 млн чел., или 22% населения; с 2003 по 2008 г. население ДВФО уменьшилось на 193, тыс. чел., из них более 102 тыс. приходится именно на миграционную убыль. В период за январь - май 2011 г. в ДВФО прибыло 64 941 чел. (для сравнения в тот же период 2010 г. - 36 722 чел.). Выбыло соответственно - 68 418 чел. (январь- май 2010 г. - 43 406 чел.). При этом максимальный миграционный

отток наблюдался в Республике Саха (Якутия), Амурской области и Камчатском крае. В качестве безработных на конец июня 2011 г. было зарегистрировано 78,9 тыс. чел.[164] [165]

Приморский край повторяет все основные негативные демографические тенденции, характерные для Дальнего Востока, в целом. По итогам переписи населения 14 октября 2010 г. численность постоянного населения в Приморском крае составила 1956,5 тыс. чел. По сравнению с переписью населения 2002 г. численность населения уменьшилась на 114,7 тыс. чел. Этому способствовали как естественная убыль, превышение числа умерших над числом родившихся (54,2% от общей убыли 2003-2010 гг.), так и миграционный отток (45,8%). По последним прогнозам к началу 2017 г. численность населения без учета миграции трудоспособного возраста будет снижена на 40 тыс. чел., а численность пенсионеров увеличится.

В целях реализации федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» утверждено Положение об ускоренной и упрощенной выдаче разрешений на привлечение и использование иностранных работников и разрешений на работу иностранным гражданам, привлекаемым к трудовой деятельности юридическими или физическими лицами, заключившими

гражданско-правовые договоры на строительство объектов, необходимых

2

для реализации национальных проектов .

Миграционная политика российского государства в отношении Дальнего Востока оценивается сегодня учеными и политиками неоднозначно. В некоторых случаях она вызывает сомнения. Например, член комиссии Общественной палаты по вопросам конкурентоспособности, экономического развития и предпринимательства Г. Томчин считает, что недостаточно вкладывать средства в проекты, ориентированные на рынки стран АТР. Это приведет к тому, что регионы ДВФО из дотационных превратятся в самодостаточные и ориентированные в развитии не на Россию, а на страны АТР. «На такие регионы-доноры тяжелым грузом будет ложиться центр России, который будет выкачивать деньги на неинтересные этим регионам проекты. У нас возникнет проблема отделения Дальнего Востока, причем своя, внутренняя»[166].

По мнению ряда политиков, исследователей, экспертов и управленцев, Дальневосточные регионы сейчас и в ближайшей перспективе являются средоточием потенциально опасных для будущего страны проблем геополитического, социального, демографического, этнона- ционального, энергетического и инфраструктурного характера. Именно эти регионы сегодня оказались в наиболее неблагоприятной демографической ситуации, поскольку наряду с естественной убылью населения в последние годы в этих регионах наблюдается наиболее высокий миграционный отток. В отличие от России в целом, в Дальневосточных регионах зафиксирована абсолютная убыль населения (т.е. как естественная, так и миграционная).

Формирование оптимальной демографической и миграционной политики на Дальнем Востоке - первостепенная задача для российского государства. Президент РФ В. Путин среди приоритетных направлений развития государства на ближайшие годы назвал развитие Дальнего Востока. Именно оно - один из важнейших государственных приоритетов и главная стратегическая геополитическая задача. В мае 2014 г., назвав развитие Дальнего Востока приоритетным направлением, В. Путин заявил, что дела «пока движутся здесь очень медленно». И все это в условиях, по его словам, «продолжающегося оттока и депопуляции населения из этого региона». Хотя, как он заявил, утверждена новая государственная программа на 2014-2025 гг., созданы специальные налоговые стимулы для привлечения инвесторов на Дальний Восток и в отдельные регионы Сибири[167].

Вызывает нарекания эффективность госпрограммы по добровольному переселению соотечественников. Так, например, на 10 июня 2010 г. общее число лиц, приехавших в Россию по госпрограмме, составило 21,212 тыс. чел., из них 3,201 тыс. выбрали Сибирь и Дальний Вос- ток[168]. По мнению директора Федеральной миграционной службы К. Ромодановского, для Дальнего Востока необходимо «стимулировать миграцию на оседание и жестко контролировать, бороться с нелегальной миграцией». По данным ФМС, за время действия программы добровольного переселения соотечественников на Дальний Восток переехали всего 377 человек. Это менее 2% всех приехавших в Россию, потому что имеющиеся на Дальнем Востоке вакансии - с низкой оплатой труда и низкой квалификацией, а уникальные предложения переселенцев не используются, это полностью зависит от субъектов федерации. По его оценке, в борьбе с нелегальной миграцией определенные успехи есть: на Дальнем Востоке более 60 тыс. человек привлечены к ответственности.

Академик ДВО РАН П. Минакир считает, что демографический прогноз для территории зависит от качества программ развития и интенсивности миграционного потока. Разговоры о депопуляции Дальнего Востока беспочвенны, поскольку демографический прогноз для территории связан с реализацией тех или иных экономических программ развития, которые способны привлечь в регион достаточное количество трудовых ресурсов.

На вопрос о том, каковы долгосрочные демографические прогнозы для Дальнего Востока, он заявил: «Мне известны три прогнозные оценки населения Дальнего Востока к 2050 г. Одна из них предполагает, что к этой дате на Дальнем Востоке будет проживать около 5 млн чел. Скажу откровенно, эта цифра сильно разозлила меня, поскольку при ее определении учитывались только чисто демографические показатели, такие, как рождаемость и смертность, но не учитывались миграционные процессы. По прогнозам нашей экспертной группы при значимой миграции население Дальнего Востока к 2050 г. может составить от 7 до 8,2 млн чел. Мы не должны при обсуждении этой темы пытаться выдерживать паритет с Китаем. В этом случае, чтобы достичь равновесия, надо либо всю Россию переселить на берега Амура, либо переместить в Россию все население северовосточного Китая. Мировой опыт показывает: когда есть спрос на рабочую силу, появляется и предложение».

П. Минакир дал ответ на вопрос: какой должна быть миграция - внутренней или внешней, а также поделился мнением об адаптационной модели миграции: «Надо определить, будет ли это внешний или внутренний миграционный поток. Одно дело запустить на Дальний Восток китайцев или корейцев, чтобы они жили своей жизнью, работали и хорошо себя вели. Другое дело, кода мы говорим, что нужна полная интеграция мигрантов в культурное, языковое, законодательное, этническое пространство. Хотите жить здесь - станьте такими, как мы. Мы видим, что происходит в Европе, и не будем повторять их ошибок»[169].

В последние годы Дальний Восток переживал бум международной трудовой миграции, связанный как с общей необходимостью заселения и освоения обширных территорий региона, так и со строительством многочисленных объектов для саммита АТЭС 2012 г. Больше всего иностранной рабочей силы Дальневосточного федерального округа занято в экономике одного из его субрегионов - Приморского края. В среднем, 45% всех иностранных рабочих в Приморье составляют китайцы, 50% - граждане СНГ из Центральной Азии - узбеки, таджики, киргизы. Основные сферы деятельности мигрантов - строительство, сельское хозяйство, коммунальное хозяйство, торговля и лесозаготовки.

Интенсивные миграционные процессы на Дальнем Востоке стали причиной многих тревог и опасений местного населения. Оценивая региональные угрозы национальной безопасности Российской Федерации, 45-55% жителей Дальневосточного региона в ходе социологических опросов называют зарубежную иммиграцию главной внешней опасностью. При этом безо всякой политкорректности и толерантности поясняют, что имеют в виду, прежде всего, Китай и китайцев.

В последние годы наметилась тенденция к возрастанию на Дальнем Востоке доли мигрантов из стран Центральной Азии. Мигранты «новой волны» из бывших республик Советского Союза, в отличие от мигрантов, заселявших советский Дальний Восток 40-50 лет назад, трудно адаптируются к новым социальным условиям и совершенно не ассимилируются. Многие мигранты не умеют читать и даже говорить по- русски, не знают местных особенностей и обычаев, а также российских законов. Все это создает условия для конфликтных ситуаций, нарушения законодательства, а на бытовом уровне раздражает местное население. В отличие от мигрантов прошлых лет, новые мигранты не стремятся «встроиться» в принимающее общество и взаимодействуют с внешней средой только через лидеров своих диаспор. Они «самоизолируют- ся», держатся замкнутыми общинами, стараясь жить по своим правилам, а не по законам принимающего общества. Правоохранительные органы в последнее время отмечают тенденцию к «этнизации» преступности на Дальнем Востоке. Другими словами, новые криминальные группы создаются по этнической принадлежности мигрантов, при этом происходит смена криминального «этнического вектора».

В 1990-е гг. на Дальнем Востоке действовали этнические криминальные группировки, в том числе китайцев, корейцев, азербайджанцев и т. д., занимавшиеся контрабандой леса и морепродуктов, нелегальным оборотом наркотиков, рэкетом и т.п. В настоящее время криминальные группировки чаще всего формируются из выходцев из Центральной Азии, не сумевших адаптироваться к новым условиям[170].

В 2013 г. мигранты на Дальнем Востоке совершили более 1 тысячи преступлений, на треть больше, чем за аналогичный период 2012 г. Уровень жизни гастарбайтеров остается весьма низким, т.к. практически все заработанные деньги отправляются ими на родину, отсюда огромное количество так называемых имущественных преступлений - краж и грабежей. Растет количество правонарушений, совершенных не только мигрантами, но и против них. В 2013 г. в отношении иностранных граждан на Дальнем Востоке совершено 627 преступлений, что на 29% больше, чем в 2012 г. На этом фоне обостряется проблема межнациональных конфликтов[171]. Поэтому перед властями и обществом Дальнего Востока остро встала задача социализации мигрантов, их культурной, правовой и социальной адаптации.

К сожалению, пока на Дальнем Востоке эта задача решается с трудом и частично, что может привести в недалеком будущем к нарастанию межэтнических конфликтов и дестабилизации обстановки в регионе. Можно уверенно прогнозировать, что процессам вхождения России в Азиатско-Тихоокеанский регион будут сопутствовать исключительно сложные коллизии, связанные с международной миграцией. В связи с этим сегодня особенно актуальна проблема социализации и адаптации мигрантов.

7.3.

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО, РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В АТР [Текст] : учебное пособие / под общ. ред. д-ра ист. наук Л.Н. Г арусовой; отв. за вып. канд. ист. наук Н.В. Котляр. - Владивосток : Изд-во ВГУЭС,2014. - 260 с.. 2014

Еще по теме Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке:

  1. ТЕМА 7. Международные миграционные процессы: российский Дальний Восток Л.Н. Гарусова[142] Международная миграция: сущность, значение, возможности регулирования. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке. Проблема адаптации и социализации мигрантов как фактор национальной безопасности
  2. 2. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке.
  3. 8.3. Болотин Е.И., Лубова В.А. Географические особенности современного состояния заболеваемости населения российского Дальнего Востока социально значимыми болезнями
  4. Тема 6. РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И СТРАНЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА Л.Е. Козлов[102] 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей
  5. Особенности современных миграционных процессов:
  6. 7.1.8. Лящевская М. С. Географические особенности распространения водопадов юга Дальнего Востока и их рекреационный потенциал
  7. 1. Иностранное присутствие на российском Дальнем Востоке в восприятии его жителей.
  8. Иностранное присутствие на российском Дальнем Востоке в восприятии его жителей
  9. Глава 15 Религиозно‑цивилизационный фундамент и особенности развития стран Дальнего Востока
  10. Тема 10. АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН В ЗЕРКАЛЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА В.Л. Ларин[322], Л.Л. Ларина[323] 1. Иностранное присутствие на российском Дальнем Востоке в восприятии его жителей. 2. Восточная Азия в общественном мнении россиян-дальневосточников.
  11. 9.3. МЕЖДУНАРОДНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ
  12. Новые подходы правительства России к развитию Дальнего Востока
  13. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей
  14. 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей.
  15. 13.3. Миграционные процессы и межэтнические конфликты
  16. 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей.
  17. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей
  18. Статья 3. Правовая основа миграционного учета в Российской Федерации
  19. Возникновение очага напряженности на Дальнем Востоке.