<<
>>

Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей

Если говорить о сфере внешнеэкономической деятельности, РК входит в тройку крупнейших партнеров ДВФО, причем ее доля лишь немногим уступает японской и китайской. На РК пришлось 28,2% товарооборота Дальнего Востока в 2012 г.

В 2013 г. товарооборот РК с Дальним Востоком снизился до 9,6 млрд долл., или 24,2% товарооборота Дальнего Востока. В последние два года РК удерживает второе после Китая место в списке экспортных партнеров, в частности, на РК приходится почти 60% экспорта Магаданской области, около 30% экспорта Приморского края, 37% экспорта Сахалинской области, более 25% экспорта Хабаровского края, 32% экспорта Чукотки[128].

До 2004 г. в экспорте РК в ДВФО значительную долю занимали товары повседневного спроса, которые постепенно были вытеснены товарами китайского производства. Продукция химической промышленности, на которую в 1993 г. приходилось всего 1,1% корейского экспорта, в 2008 г. заняла 24,3%. За исключением нескольких лет, наибольшую долю в экспорте РК занимают средства транспорта и промышленное оборудование. До 2007 г. большая часть южнокорейского импорта из Дальнего Востока приходилась на рыбу и морепродукты, но после того, как в 2007 г. активно заработали добывающие и перерабатывающие мощности Сахалинской области, импорт переключился на углеводороды.

Разнообразная и относительно сбалансированная торговля Дальнего Востока и РК сочетается с политическим интересом РК к углублению отношений с Россией и к освоению Сибири. Готовность к политикоэкономической кооперации Ли Мён Бак неоднократно подтверждал, в частности, на форуме «Диалог Россия - Республика Корея» в Санкт- Петербурге в 2011 г.: «Нам предстоит решать многие задачи не только в плане политики и экономики, но и в плане развития сотрудничества между Восточной Сибирью и Дальним Востоком с корейскими регионами. Я считаю, что у нас есть взаимодополняющая экономическая структура. Развитие Сибири и Дальнего Востока имеет большое значение для России, и Корея может активно участвовать в этом процессе»1.

Далее рассмотрим основные секторы приложения южнокорейских инвестиций в экономику Дальнего Востока.

Машиностроение и промышленная сборка. В 2012 г. была реализована первая очередь проекта строительства нового многофункционального холодильного комплекса в г. Южно-Сахалинске. Здесь российская и южнокорейская компании учредили ООО «Промхолод». Инвестиционный проект стоимостью около 20 млн долл. предусматривает строительство двух холодильников на 1000 тонн мороженой продукции каждый, административного здания и рыбоперерабатывающего цеха2.

В Приморском крае с 1998 г. возобновил свою работу завод «Океан», занимающийся производством электробытовой техники. Изначально завод производил сборку бытовой техники из импортных комплектующих под местными, а также корейскими торговыми марками «LG», «Daewoo»3. За последние годы завод стал производить существенную часть комплектующих самостоятельно. Расширился также и объем техники, выпускаемой под собственными торговыми марками4.

Завод «Соллерс» во Владивостоке осуществляет крупноузловую сборку автомобилей, в том числе он обладает лицензией на производство корейской марки «SsangYong». Эти автомобили стали довольно популярными среди дальневосточников, прежде всего, благодаря доступности и хорошим ходовым качествам, учитывающим особенности [129] [130] [131] [132]

регионального ландшафта.

С 2012 г. компания производит порядка 35 тыс. автомобилей «SsangYong» в год. В 2015 г. завод планирует выйти на производство полного цикла.

В начале 2013 г. в пригороде Владивостока был открыт завод «Hyundai Electrosystems» по производству комплектных распределительных устройств с элегазовой изоляцией1. Примерный объем вложений составил 37,7 млн долл. Завод рассчитан на производство 350 ячеек в год. По замыслу на нем должны были трудиться около 300 южнокорейских и российских специалистов. Этот проект является одним из наименее успешных. На стадии строительства российские власти обещали инвесторам, что «Федеральная сетевая компания», оператор электрических сетей в России, будет основным заказчиком оборудования2. Однако по какой-то причине ФСК изменила свои планы и отказалась от услуг «Hyundai Electrosystems», в результате предприятие простаивает уже больше года. Как инвесторы, так и государственные представители РК поднимали этот вопрос перед российскими властями всех уровней, и весной 2014 г. ФСК

3

все-таки заявила о готовности покупать продукцию завода .

Судостроение. В 2009 г. было заключено соглашение между ОАО «Объединенная судостроительная корпорация» и корейской «Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering Co. Ltd» о реализации совместного инвестиционного проекта по созданию современной верфи «Звезда- DSME» в Приморье. Предполагалось, что российской стороне будет принадлежать 80,5% долей уставного капитала совместного предприятия, южнокорейской - 19,5%, а объем инвестиций составит около 950 млн долл.4 В 2012 г. корейская компания вышла из проекта из-за проволочек с работой и финансированием с российской стороны. В дальнейшем этот проект был перепродан консорциуму «Г азпромбан- ка» и «Роснефти». В 2013 г. в ходе визита Путина в РК компании «Рос- [133] [134] [135] [136]

нефть», «Газпромбанк», «Совкомфлот» и «DSME» подписали меморандум о сотрудничестве при создании судостроительного кластера на Дальнем Востоке. Стороны договорились вместе закончить строительство верфи «Звезда» и создать совместный инжиниринговый центр, который будет заниматься морской техникой для шельфовых проектов, а также определили основные условия по обмену технологиями, локализации производства и размещению заказов. При этом привлечение корейских инвестиций не упоминается. Напротив, обсуждается возможность покупки российским консорциумом в рамках приватизации 31,2% акций компании «DSME»[137].

Из этого можно сделать вывод, что корейская сторона стала более осторожно подходить к сотрудничеству в сфере судостроения, при этом сохраняя к нему большой интерес. РК особенно привлекает использовании Северного морского пути для своего судоходства, что невозможно сделать без участия России. Так, правительство РК добивается подписания меморандума о взаимопонимании с Россией с целью создания совместного порта в Северном Ледовитом океане[138]. В мае 2013 г. РК получила статус наблюдателя в Арктическом совете и намерена расширять свои исследования в Арктике.

Транспорт. В постсоветский период многие логистические связи в международной торговле Дальнего Востока переключились на порт Пусан, связанный сегодня с Дальним Востоком тремя грузовыми линиями. Аэропорт Инчхон стал для Дальнего Востока хабом в международном пассажирском сообщении. Сегодня авиалинии связывают Владивосток, Хабаровск и Южно-Сахалинск с Сеулом и Чеджу. Работают также две паромных линии в морском пассажирском сообщении, но они, в отличие от вышеперечисленных, убыточны. Относительно инвестиций следует отметить, что в 2011 г. владельцы международного аэропорта Хабаровск и корейская государственная «Incheon International Airport Corporation» подписали договор о стратегическом партнерстве. В его рамках корейская корпорация приобрела 10% акций хабаровского аэропорта. Планируется участие корейцев в модернизации аэропорта. Обсуждается вариант такого же участия в развитии аэропорта Владивосток. Южнокорейские инвесторы также планируют в 2014-2015 гг. приступить к возведению в Приморье портовых терминалов для перевозки угля и зерна.

Сельское хозяйство. Сотрудничество в области сельского хозяйства представляется для РК очень важным, так как страна испытывает очевидные трудности с поддержанием самообеспеченности продуктами питания. Так, помимо соглашения о строительстве зерновых терминалов Приморский край и Республика Корея заключили соглашение о создании совместных предприятий (например, совхоз «Суньятсен» и корейская группа «Кохап»). Совместное предприятие - самый простой и быстрый способ иностранных инвестиций в сельское хозяйство России, где невозможно покупать землю, но возможно ее арендовать. Так, корейская «Hyundai Heavy Industries Co.» приобрела 67,6% фермерского хозяйства ООО «Хороль Зерно» в Приморье, занимающегося выращиванием кукурузы и сои. «Hyundai» приобрела долю в фермерском хозяйстве у группы новозеландских инвесторов за 6,5 млн долл. и планирует производить 60 тыс. тонн кукурузы и бобов сои1.

Рыболовство. Президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев в своих выступлениях постоянно указывал на большие лоббистские возможности, которые имеют в России южнокорейские рыболовные компании. В конце 2009 г. между Россией и РК было подписано соглашение о несообщаемом и нерегулируемом промысле живых морских ресурсов, увеличивающее квоту корейских компаний на вылов минтая в исключительной экономической зоне России на 75% (подразумевается, прежде всего, Охотское море). Рыболовные компании Дальнего Востока выступают категорически против допуска иностранцев во внутренние российские моря, но предполагают, что корейская квота будет и далее расширяться2.

В 2012-2013 гг. Федеральная антимонопольная служба при поддержке Федеральной службы безопасности вскрыла механизмы контроля восточноазиатских рыбопереработчиков над российскими рыбодобытчиками, которые устанавливались в обход российского законодательства, чтобы добывать рыбу сверх квоты, установленной Россией для корейских рыбаков. Добыча рыбы относится в России к инструментам обеспечения национальной продовольственной безопасности, поэтому правительство России отреагировало на эту ситуацию очень жестко. С южнокорейской стороны в махинациях были уличены крупные компании «SajoDaerim Corporation» и «Hansung Enterprise». По неофициальной информации прессы, корейское правительство настоятельно рекомендовало выйти этим группам бизнеса из управления рыбными ком- [139] [140] паниями России как можно скорее и без лишнего шума, в противном случае корейские рыбные холдинги ждут штрафные санкции уже со стороны властей РК1.

Углеводороды. Экспорт энергоресурсов из России в РК через территорию Дальнего Востока имеет долгую историю. Сегодня «Роснефть» поставляет 1,3 млн тонн нефти, «Газпром» - 1,5 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ) в год. Активно прорабатывается расширение производственного сотрудничества с корейской государственной компанией «Kogas» в этой сфере, в частности, создание крупных заводов СПГ. В 2011 г. была подписана Дорожная карта по осуществлению поставок природного газа из России в РК через территорию КНДР. В рамках Дорожной карты поставки газа планировались начаться 2017 г. Стоимость строительства только этого участка, по предварительным оценкам, обойдется в 2,5 млрд долл.2

В 2006 г. было подписано соглашение между правительствами РФ и РК, в соответствии с которым «Газпром» и Kogas» были определены уполномоченными организациями по вопросам поставок природного газа из России в РК. Впоследствии главы России, РК и КНДР подтвердили стремление участвовать в проекте. Предполагается, что «Газпром» возьмет на себя все финансовые расходы по строительству северокорейского участка длиной около 700 км[141] [142] [143]. Впрочем, острая политическая ситуация на Корейском полуострове пока препятствует началу строительства.

Также отметим, что в 2012 г. был подписан протокол между правительством Хабаровского края и «Kogas» о намерениях создать в Хабаровском крае завод по производству диметилового эфира. Согласно договоренностям, «Kogas» займется разработкой технико-экономического обоснования строительства завода. Размер инвестиций составит примерно 400 млн долл.

Гостиничный бизнес. Открытие бизнес-центра «:Hyundai» во Владивостоке в 1997 г. стало одним из первых крупных инвестиций РК в России. Сегодня бизнес-центр успешно функционирует, хотя в 2000-е гг. подвергался большому давлению со стороны мэра города Владимира Николаева. Помимо четырехзвездочного отеля на 155 номеров «Hyundai» обладает инфраструктурой для проведения конференций, банкетов, торжеств, именно там проводится большинство мероприятий общественной дипломатии РК во Владивостоке. Для более приватных совещаний используется пансионат в пригороде Владивостока, также принадлежащий корейскому капиталу.

Телекоммуникация. В 2000-е гг. в Приморье действовали, по меньшей мере, 3 предприятия с южнокорейским капиталом, оказывающие широкий спектр телекоммуникационных услуг: «Новая Телефонная Компания», «Востоктелеком» и «Примтелефон». К настоящему времени все они выкуплены российскими компаниями национального масштаба.

Лесообрабатывающая отрасль. Сотрудничество в лесной промышленности сводится в основном к экспорту древесины из Дальнего Востока в РК. Южнокорейские бизнесмены не раз стремились самостоятельно заниматься освоением лесных ресурсов России, но практических успехов не имели. Первое совместное российско-корейское предприятие было образовано в 1991 г. при участии «Hyundai» и ОАО «Примлеспром» и «Тернейлес». Предприятие получило название «Светлая» и долгое время являлось символом успешных южнокорейских инвестиций, однако было закрыто после активного противодействия экологических организаций.

Швейная промышленность. К 2004 г. в Приморском крае действовало 26 швейных предприятий с корейским капиталом, на которых было занято более 10 тыс. человек. Вся их продукция поставлялась на экспорт в США, обходя американские квоты на экспорт южнокорейской продукции. Новый Таможенный кодекс РФ в 2006 г. потребовал от предприятий со 100%-м иностранным капиталом вносить залог в размере 10% за ввезенное сырье, что вынудило корейский швейный бизнес свернуть производство и перевести его в другие страны[144].

Строительство. Компания «POSCO A&C» планирует построить в 2015-2022 гг. жилой микрорайон в городе Уссурийске (Приморье). В рамках проекта предусмотрено строительство многоквартирных секционных домов, таунхаусов, коттеджей общей площадью 197 тыс. кв. метров, в том числе жилье экономического класса. В застройку также входят инженерные и транспортные сети, социальная инфраструктура (школа, два детских сада и т.п.).

Туризм, особенно медицинский, представляет собой одно из наиболее активно развивающихся направлений двустороннего сотрудничества, чему весьма способствовала отмена визового контроля в 2014 г. Примечательно, что государственный сайт «VisitKorea» поддерживается, среди прочих, на русском языке[145]. Собственно в ДВФО РК осуществляет некоторые траты на промоакции, участие в деловых выставках, содержание во Владивостоке представительства Национальной организации туризма и т.п. Тем не менее, основные инвестиции осуществляются в самой РК, например, в строительство курортов, обучение персонала для работы с русскими клиентами и др. Корейская медицина быстро набрала популярность в ДВФО, поскольку сочетает очень высокое качество (зачастую технически недоступное в России) с невысокими ценами (примерно одна треть от средних цен в США).

Эксперты отмечают, что, несмотря на разнообразие возможностей и наличие опыта в работе с Россией, в массе своей южнокорейские инвесторы ведут себя нерешительно. Среди причин называют нехватку информации о состоянии и возможностях российской экономики, языковой барьер, недостаточное количество контактов в России, неудовлетворительную оценку южнокорейскими компаниями потенциала российского рынка и т.д. Сюда же можно добавить наличие в России сложных таможенных процедур, налоговых и бухгалтерских систем, неразвитость промышленной инфраструктуры, высокие внутренние цены и т.п.[146] Традиционной проблемой является ненадежность российских партнеров. При всех этих сложностях корейские власти очевидным образом подталкивают свой бизнес к освоению рынка Дальнего Востока. Представительство КОТРА во Владивостоке регулярно организует встречи российских и корейских бизнесменов. Аналогичным образом содействует двустороннему бизнесу Торговое представительство России в РК.

Один за другим проводятся научно-практические форумы, щедро поддерживаемые Генеральным консульством РК во Владивостоке (начиная с 2012 г. проведено не менее десяти подобных мероприятий). По личным наблюдениям, продуктивность этих форумов небольшая, поскольку и российская, и корейская стороны склонны к формализму. В Корейском институте международной экономической политики, консультирующем правительство РК, сформирована группа по изучению России, сотрудничающая с Дальневосточным отделением РАН.

Корейская сторона направляет большие делегации на многосторонние международные мероприятия, проводимые во Владивостоке (например, саммит АТЭС, Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум, форум политических партий АТР). Как научно-экспертные, так и политические встречи посещают достаточно высокие государственные лица. Новый импульс южнокорейской активности в ДВФО дала так называемая Евразийская инициатива президента Пак Кын Хэ, выдвинутая в конце 2013 г., суть которой состоит в формировании Евразии как единого социально-экономического пространства.

Параллельно с государственными институтами связи с Дальним Востоком стараются развивать южнокорейские провинции и муниципалитеты. Прогресс в этом направлении гораздо скромнее. Это сотрудничество осуществляется без подготовки, без детального анализа потребностей в сфере сотрудничества, не изучается состояние дел на момент начала отношений. Проекты по обмену в большинстве своем встречаются в виде обмена специалистами-администраторами из региональных органов власти или представлены самой простой формой культурного обмена. Обмен специалистами ограничивается периодическими взаимными визитами глав региональных администраций и госслужащих, составляющих элиту общества. У местных жителей и народных организаций практически нет шансов принять участие в этом процессе, хотя во всем мире соглашения о дружбе и сотрудничестве заключаются именно по инициативе общественных организаций и ведут к активизации народного обмена. Позиция российских региональных администраций в народной дипломатии остается весьма пассивной. Нехватка структурных ответственных подразделений, профессиональных кадров и финансирования также являются большим препятствием на пути установления сотрудничества[147].

6.3.

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО, РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В АТР [Текст] : учебное пособие / под общ. ред. д-ра ист. наук Л.Н. Г арусовой; отв. за вып. канд. ист. наук Н.В. Котляр. - Владивосток : Изд-во ВГУЭС,2014. - 260 с.. 2014

Еще по теме Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей:

  1. Тема 6. РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И СТРАНЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА Л.Е. Козлов[102] 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей
  2. 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей.
  3. 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей.
  4. 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей.
  5. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей
  6. Социальные связи Дальнего Востока с Республикой Кореей и КНДР
  7. 6.4.4. Лаврентьев А. В., Медведева Л. М. Опыт реформирования морского транспорта на Дальнем Востоке России: некоторые аспекты социально-экономической безопасности
  8. ТЕМА 7. Международные миграционные процессы: российский Дальний Восток Л.Н. Гарусова[142] Международная миграция: сущность, значение, возможности регулирования. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке. Проблема адаптации и социализации мигрантов как фактор национальной безопасности
  9. 2. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке.
  10. Новые подходы правительства России к развитию Дальнего Востока
  11. Особенности миграционных процессов на российском Дальнем Востоке
  12. Возникновение очага напряженности на Дальнем Востоке.
  13. 6.2.3. Чернов В.А. Становление гостиничного дела на Дальнем Востоке России
  14. Активизация региональной политики России на Дальнем Востоке в начале XXI века
  15. Ключевые мероприятия региональной политики России на Дальнем Востоке
  16. ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И СЪЕЗД РЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
  17. ОБРАЗОВАНИЕ ОЧАГА ВОЙНЫ HA ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ
  18. 1. Наступление японцев на Дальнем Востоке