<<
>>

Новые подходы правительства России к развитию Дальнего Востока

Масштабные государственные инвестиции в подготовку к саммиту АТЭС и другие объекты Дальнего Востока принципиально не улучшили состояние и содержание местной экономики. В 2011-2012 гг. темпы роста ВРП Дальнего Востока сравнялись со среднероссийскими, причем в 2012 г.

снизились вместе со среднероссийскими показателями. Таким образом, региональная политика в 2007-2012 гг. не смогла сформировать на Дальнем Востоке опережающего роста. В 2013 г. финансовые результаты деятельности хозяйствующих субъектов на Дальнем Востоке ухудшились особенно сильно. Слабый собственный воспроизводственный капитал и высокая зависимость региональной экономики от

государственного финансирования означали, что Дальний Восток остался в положении донора[113].

Осенью 2012 г. президент В. Путин на заседании Президиума Государственного совета по вопросам развития Дальнего Востока и Забайкалья сформулировал задачу по выводу этих регионов в экономические лидеры России путем реализации здесь масштабных инвестиционных проектов. При этом был сделан акцент на сбалансированное развитие, а не на добычу и экспорт имеющихся в регионе сырьевых ресурсов, главное внимание уделено созданию на Дальнем Востоке и Забайкалье не просто благоприятных, а особых условий для ведения бизнеса, например:

- установление нулевой ставки федеральной части налога на прибыль в первые 10 лет работы вновь создаваемых промышленных производств с объемом инвестиций не менее 500 млн руб.;

- освобождение от налога на добычу твердых полезных ископаемых при объеме инвестиций не менее 500 млн руб.;

- предоставление возможности региональным органам власти вводить нулевую ставку налога на прибыль;

- докапитализация уставного капитала фонда развития Дальнего Востока и Забайкалья до 15 млрд руб. при поддержке инвестиционных проектов на условиях государственно-частного партнерства с последующим увеличением этого фонда до 100 млрд руб. в случае его эффективной работы.

В 2012 г. было создано Министерство по развитию Дальнего Востока, возглавил его бывший губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев. Министерство одной из главных своих задач видело разработку и исполнение государственной программы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона», которая и была утверждена правительством России 29 марта 2013 г. Ассигнования федерального бюджета на 2014-2025 гг. предусматривались данной госпрограммой в сумме 123 млрд долл. Фантастичность таких трат вскоре стала очевидной на фоне наводнения, замедления экономического роста в России и снижения цен на мировом рынке углеводородов.

В 2013 г. Дальний Восток пережил катастрофическое наводнение в бассейне реки Амур, которое внесло серьезные коррективы в региональную политику России. С конца июля до конца октября в зоне паводка находились Амурская область, Хабаровский край и Еврейская автономная область, а также китайская провинция Хэйлунцзян. Правительство России поставило задачу в течение 2014 г. построить новое жилье для 3466 семей, потерявших его во время наводнения[114]. На прави-

тельственном совещании было также решено строить новые гидроэнергетические объекты на притоках реки Амур в целях регулирования водосброса в паводковые периоды.

Осенью 2013 г. Виктор Ишаев был смещен с поста министра по развитию Дальнего Востока и перешел в компанию «Роснефть». Полпредом президента на Дальнем Востоке стал Юрий Трутнев, в 20042012 годах возглавлявший Министерство природных ресурсов РФ. Министром по развитию Дальнего Востока был назначен москвич Александр Галушка, бывший предприниматель, сопредседатель общественной организации «Деловая Россия».

Ю. Трутнев и А. Галушка публично озвучили мнение, что утвержденная госпрограмма нереальна и требует пересмотра. По их мнению, ключевым инструментом развития Дальнего Востока должны стать так называемые «территории опережающего развития». В принципе, речь шла о давно известных полюсах роста или свободных экономических зонах, только формировать их предлагалось там, где уже имеются благоприятные условия, то есть использовать кластерный эффект. Министерство провело полевой аудит регионов Дальнего Востока и в каждом отобрало площадки, наиболее подготовленные для создания «территорий опережающего развития», а также разработало соответствующий законопроект и вынесло его на рассмотрение правительства России.

Новый состав министерства к весне 2014 г. еще раз проанализировал более 400 местных инвестиционных проектов, отобрал 23 наиболее эффективных и из них 16, которые были наиболее готовы к практической реализации и располагали конкретными частными инвесторами. По заявлению А. Галушки, эти проекты дадут Дальнему Востоку более 60 млрд долл. внебюджетных частных инвестиций, при этом бюджетного финансирования для снятия инфраструктурных ограничений требуется всего 3,7 млрд долл. Эти 16 проектов правительство и решило поддержать в первую очередь[115].

На последующем совещании у президента России Александр Галушка сообщил: «Действительно, была серьезная проблема в силу многократного разрыва между заявленным финансированием в ранее утвержденной государственной программе. В ранее утвержденной госпрограмме развития Дальнего Востока было заявлено 3,8 триллиона рублей, а подтверждено 213 миллиардов рублей. В соответствии с Вашим поручением все госпрограммы были скорректированы, и объемы финансирования приведены в соответствие имеющимся мероприятии- ям»[116]. На самом деле, конечно, это мероприятия были приведены в соответствие имеющимся бюджетным возможностям. Утвержденная правительством России 15 апреля 2014 г. госпрограмма «Социальноэкономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» сокращает ассигнования федерального бюджета на 2014-2020 гг. примерно в 11 раз, в сравнении с предыдущим вариантом[117].

Диаграммы, приводимые на официальном сайте Министерства экономического развития РФ, показывают, что Дальний Восток пока остается главным географическим приоритетом региональной политики России, но при этом и в относительном, и в абсолютном отношении его значение в 2010-2013 гг. падало. Из этих диаграмм также следует, что бюджеты субъектов федерации и внебюджетные источники покрывают крайне малую часть программных расходов. Это закономерно в условиях неблагоприятного инвестиционного климата российских регионов и распределения налоговых сборов, преимущественно, в пользу федерального центра[118].

Решения 2014 г. показывают, что государство пересматривает волюнтаристскую политику освоения Дальнего Востока и ограничивается здесь стимулированием традиционных секторов экономики. В таком случае экономическое развитие Дальнего Востока будет идти более естественным образом, то есть формироваться под воздействием рыночных факторов. В приоритетных инвестиционных проектах Дальнего Востока основная часть относится к транспортной инфраструктуре, а их конечной целью является освоение природных ресурсов усилиями крупных корпораций в форме государственно-частного партнерства[119].

В экономическом развитии Дальнего Востока правительство России отдает преимущество механизму государственно-частного партнерства и крупным промышленным проектам. Самые значимые проекты реализуют госкорпорации, компании с государственным участием или частные компании, владельцы которых доказали свою политическую лояльность руководству страны. Такими инвестиционными лидерами являются «Газпром», «Транснефть», «Роснефть», «Российские железные дороги», «Объединенная судостроительная корпорация», «Сибирская угольная энергетическая компания», «Федеральная сетевая компания», «Дальневосточная энергетическая управляющая компания», «Петропавловск», «Мечел», «Сумма». Штаб-квартиры этих компаний находятся в Москве. Кредиты на такие проекты выделяют, в основном, государственные банки.

Вопросы для обсуждения

1. Причины активирования региональной политики России на Дальнем Востоке в начале XXI века.

2. Каким образом на социально-экономическое развитие Дальнего Востока влияют отношения России со странами АТР?

3. Государственные институты, разрабатывающие и реализующие региональную политику России на Дальнем Востоке.

4. Нормативные акты, составляющие правовую основу региональной политики России на Дальнем Востоке.

5. По каким параметрам можно оценить степень эффективности региональной политики?

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО, РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В АТР [Текст] : учебное пособие / под общ. ред. д-ра ист. наук Л.Н. Г арусовой; отв. за вып. канд. ист. наук Н.В. Котляр. - Владивосток : Изд-во ВГУЭС,2014. - 260 с.. 2014

Еще по теме Новые подходы правительства России к развитию Дальнего Востока:

  1. Тема 6. РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И СТРАНЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА Л.Е. Козлов[102] 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей
  2. Ключевые мероприятия региональной политики России на Дальнем Востоке
  3. 6.2.3. Чернов В.А. Становление гостиничного дела на Дальнем Востоке России
  4. Активизация региональной политики России на Дальнем Востоке в начале XXI века
  5. 7.2.11. Охотникова Ю.В. Православное храмовое зодчество юга Дальнего Востока России (середина XIX – нач. XX вв.)
  6. 7.1.3. Косолапов А.Б. Комплексная рекреационно-туристская оценка территории Дальнего Востока России
  7. 6.4.4. Лаврентьев А. В., Медведева Л. М. Опыт реформирования морского транспорта на Дальнем Востоке России: некоторые аспекты социально-экономической безопасности
  8. Глава 15 Религиозно‑цивилизационный фундамент и особенности развития стран Дальнего Востока
  9. Раздел VI. Тенденции государственно-правового развития стран Дальнего Востока в новейшее время.
  10. Глава 10 Страны Юго‑Восточной Азии и Дальнего Востока: путь капиталистического развития