<<
>>

§ 3. Конституционно-правовое обеспечение использования коммуникационных технологий

реализации институтов непосредственной демократии в

современных государствах

Исследователи Ж. Линц и А. Степан в своем исследовании выделяют

четыре критерия, имеющие центральное значение в характеристике любого

демократического правового режима

общества; 3) свободные и справедливые выборы; 4) степень

ответственностиПравительства1.

1 Linz, Juan J. and Stepan, Alfred, Problems of Democratic Transition and Consolidation: Southern

Europe, South America and Post - Communist Europe, Baltimore, MD: Johns Hopkins University

Press. 1996. P. 3-37.

68

Верховенство права о начает, что се население, включая Прави ельство,

в равной степени под ин ется правовым нормам

з в т

ч я

, кото безвоз част

начают существование реальной

полит

лизация всеобщего

избир

1 и б

ческие системы, отвечающие критерию всеобщего избирательного

1. Гражданское общество

означает существование социально - политических групп, независимых от

Правительства рые реализуют на мездной основе ные

(народные) интересы и контролируют осуществление государственной

власти2. Свободные и справедливые выборы оз

ической конкуренции. Степень ответственности или

подотчетность означает степень и объем ответственности Правительства перед

населением за свои политические действия3.

Главным критерием наличия демократии является реа

ательного права. На практике многие ученые и политики используют этот

принцип как критерий для определения уровня развития демократической

системы в государствах, где он выполняется не полностью.

Так, в своей знаменитой книге «The Third Wave» (Третья волна), Самюэль

П. Хантингтон4 утверждает, что первая волна перехода к демократии началось

еще в 1828 году, хотя в девятнадцатом веке была только одна страна - Новая

Зеландия – обеспечившая всеобщее избирательное право, то есть равное право

голоса как для мужчин, женщин, так и для большинства и меньшинств. Это

произошло только в 893 году. Тем не менее женщины не мели права ыть

кандидатами на государственную должность в Новой Зеландии до 1919 года -

нарушение еще одного важного демократического критерия: права не только

голосовать, но и быть избранными. Поэтомуможнозаключить, что

демократи

l Society: Toward Democratic Consolidation // Journal of

. 3-50.

n

klahoma Press. 1991. P. 3-45.

1 Виноградов В.А. Правовое государство и верховенство права: теоретические конструкции и

реализация // Закон. 2013. N 12. С. 97 - 101.

2 Diamond Larry. Rethinking Civi

Democracy. 1994. № 5. P. 5 – 17; Fine Robert, Rai Shirin. Civil Society: Democratic Perspectives.

London. Frank Cass. 1997. P

3 John T. Ishiyama. Comparative Politics Principles of Democracy and Democratization. Joh

Wiley & Sons. 2012. P. 29.

4 Samuel P. Huntington. The Third Wave. Norman. University of O

69

права стали появляться в ХХ веке1. В XXI веке критерием демократической

системы постепенно становится голосование, причем уже не только на

выборах.

С развитием системы эле тронной демократии появляются новые

возможности для участия и новые вызовы. И если раньше для характеристики

демократической системы было возможно применить критерий всеобщего

избирательного права, то в настоящее время новые технологии вынуждают нас

переходить к новым системам ценки демократических процессов

к

о

м е

г а

первую очередь со

специ

2.

Полагаю, технологический аспект в современной демократической

системе в последнее время приобретает все большее значение. Электронная

форма осуществления власти народа путем голосования, являясь изначально

средством для обеспечения удобства голосования и подсчета голосов на

выборах, и, что особенно важно, средством обеспечения прозрачности

голосования путе ограничения потенциальных возможностей для искаж ния

результатов голосования и итогов выборов, постепенно приобретает в мировой

практике новое качество. Электронное голосование в современном понимании

нередко рассматривается как синоним дистанционного голосования, при этом

электронное олосование на избирательных участк х намеренно опускается.

Такая, казалась бы теоретическая неточность, между тем имеет, как

представляется, принципиальное значение. Связано это в

фикой дистанционного электронного голосования по сравнению с

электронным голосованием на избирательных участках. Так, электронное

голосование на избирательных участках имеет, по сути, две основных

характеристики, отличающие его от традиционного «бумажного» голосования

и определяющие специфику его правового регулирования.

Во-первых, для голосования используются специальные машины для

голосования, при этом ввод данных о голосовании производится электронным

1 Peter Emerson. Defining Democracy: Voting Procedures in Decision-Making, Elections and

Governance. // Springer-Verlag Berlin Heidelberg. 2012. P. 9-10.

2http://www.coe.int/t/dgap/democracy/Activities/GGIS/CAHDE/2009/RecCM2009_1_and_Accom

p_Docs/Recommendation%20CM_Rec_2009_1E_FINAL_PDF.pdf (датаобращения: 01.07.2015)

70

способом. Не имеет в этом смысле принципиального значения осуществляется

ли ввод данных с помощью предварительно заполненного бумажного носителя,

либо е й

х к е е о ен

ми позитивными чертами

элект н избирательно

голосования для избирателей, однако перспектива применимости

элект

в случае с электронным голосованием на

избир

нционное голосование с использованием

специ

же с помощью его эл ктронно формы без использования бумажного

носителя. Однако имеет значение прозрачность процесса разработки и

установления понятны по азател й о надл жащем существл ии голосования

для наблюдателей ввиду технической и технологической сложности системы

электронного голосования.

Во-вторых, передача данных о голосовании осуществляется либо

дистанционно, либо с помощью электронного носителя информации, либо

обоими способами. В этом случае имеет значение детализация и

дополнительная («страховочная») проверка процедуры передачи данных. Здесь

приобретают актуальность вопросы информационной безопасности.

Представляется, что наиболее актуальны

ронного голосования а м участке являются удобство и

эффективность голосования для избирательных комиссий, прозрачность и

безопасность

ронного голосования на избирательном участке для иных проектов

электронной демократии выглядит сомнительной.

Примечательно, что

ательных участках смысл и содержание самого процесса голосования не

изменяется.

В случае с дистанционным электронным голосованием ситуация обстоит

значительно сложнее ввиду более широких форм применения и разнообразия

технологических решений.

С одной стороны, существует и используется широкий набор различных

по своей форме и содержанию разновидностей дистанционного электронного

голосования. В избирательной практике зарубежных государств в различное

время применялось электронное диста

альных устройств для голосования различными способами и голосование

с использованием «обычных» технических устройств, таких как мобильные

71

телефоны (применялось голосование с использованием выделенных линий и

голосование посредством sms) и персональные компьютеры (как правило, речь

идет об интернет-голосовании).

С другой стороны, отсутствует единообразное понимание применения

разновидностей электронного

дистанционного голосования, в том числе в

рамках международных стандартов и рекомендаций, поскольку не выявлены и

не определены приоритетные разновидности электронного дистанционного

голосования, а также четко не установлены формы реализации электронной

демократии, в которых электронное голосование должно применять

В этом смысле можно заключить, что развитие электронного

дистанционного голосования является не столько правом государств, сколько

свободой, при этом государства практичес и не ограничены средствах и

объемах реализации данных форм. Этот тезис представляется достаточно

значимым при оценке развития систем электронного голосования.

Как было отмечено ранее, существует целый ряд рекоменда

ьзованию дистанционного электронного голосования и электронного

голосования на избирательном участке, однако этим, по ути, все и

ограничивается. Рекомендации не дают ответа на вопрос – как, каким образом

развивать и внедрять электронное голосование? Они лишь позволяют рамочно

определить направление развития и показатели надлежащего развития.

В целом же, представляется, что электронное голосование, как составная

часть электронной демократии, должно способствовать укреплению

демократических процессов на начальном этапе, впоследствии же формировать

принципиально отличный от современной демократической систем

тву практически не ориентированной на учет мнения населения при

принятии решений, обладающей издержками в вопросах легитимности, базис

для реформирования существующих форм народовластия и формирования

72

новых. Современная демократия в настоящее время, по сути, начинается и

заканчивается выборами, что постепенно перестает быть приемлемым1.

Выборы, как основная демократическая процедура тре ует кач стве ных

изменений, в том исле в рам ах систем подсчета голосов для минимизации

известных издержек, связанных как с явкой

атских мандатов с тем, чтобы пред тави ельные рганы были

легитимными не только в формальном (процедурном) смысле, но и в смысле

материальном или реальном.

Впрочем, аналогичный вывод относится и в целом ко всей

демократической системе, качество которой определяется качеством

проведения выборов и референдумов.

Исследуя на протяжении нескольких лет вопросы электронного

голосования и электронной демократии, мы пришли к вывод о том, что

необходимо выявление качественных правовых критериев оценки системы

электронного голосования и системы электронной демократии на всех стадиях

их создания и функционирования. Ставя вопрос подобным образом, мы в

первую очередь подразумеваем, что электронное голосование следует полагать

основной формой выявления мнения населения по различным вопросам. При

этом электронное голосование должно соответствовать соде

ризнанных принципов норм проведения выборов и референдума. Это в

свою очередь предполагает необходимость непосредственного выявления их

содержания. В тоже время развитие электронной демократии и всех ее проектов

также должн подчиняться пр елен м правилам. Совет вропы прямо

закрепляет необходимость разработки национальных и международных систем

оценки качества системы электронной демократии и всех ее проектов2.

В связи с тем, что понятие электронного голосования в системе

электронной давно вышло за рамки, определенные его буквальным

1 Peter Emerson. Defining Democracy: Voting Procedures in Decision-Making, Elections and

Governance. // Springer-Verlag Berlin Heidelberg. 2012. P. 11-12.

2http://www.coe.int/t/dgap/democracy/Activities/GGIS/CAHDE/2009/RecCM2009_1_and_Accom

p_Docs/6647-0-ID8289-Recommendation%20on%20electronic%20democracy.pdf (дата

обращения: 01.07.2015)

73

содержанием (как голосование в электронной форме), поскольку электронное

голосование охватывает, в том числе различные процедурные,

организационные, технологические, правовые и экономические вопросы,

включая правовую регламентацию разработки и правовую оценку системы

электронного голосования, а также вопросы применения системы электронного

голосования в рамках иных форм народовластия, мы полагаем, что для

уточнения данного понятия более оправдано наименования рассматриваемого

явления в целом, как «электронный выбор». Избрание именно такого термина

связано с тем, что гражданин (избиратель в системе эле ронно демократии

участвует в различных проектах, итогом которых является выбор того или

иного варианта решения с использованием электронных

средств; понятие

ронного голосования предполагает только саму процедуру голосования и

поэтому точно пределяет только электронное голосование на избирательных

участках. С позиции развития системы электронного голосования в рамках

системы электронной демократии это выглядит, на мой взгляд, достаточно

убедительным, поскольку легальные определения ряда понятий в

избирательном праве, как отмечает Садовникова Г.Д., являются недостаточно

полными и не вполне отвечают их реальному содержанию1.

Как было отмечено ранее, заявленная ф

атуре не встречается, причем не только в течественной, но и в

зарубежной. Отдельные аспекты данной темы рассмотре ы в международных

документах, в том числе в Рекомендациях Парламентской Ассамблеи Совета

Европы, и в общем исследованы в зарубежной научной литературе, однако

системные исследования в целом отсутствуют. В связи с этим, исследование

данной темы крайне востребовано как для развития электронной демократии,

Парламентская Ассамблея Совета Европы прямо указывает

необходимость создания новых концепций оценки состояния развити

1 Садовникова Г.Д. Проблемы оптимизации порядка формирования представительных

органов в Российской Федерации. «Конституционное и муниципальное право». 2008. N 14.

С. 24-31.

74

демократических процессов1, а Комитет Министров Совета Европы в своей

Комплексной Рекомендации и объяснительном меморандуме по вопросам

элект

п

е , ,

о защите

прав ч

в

р

ронной демократии приводит на основании накопленного многолетнего

опыта равовые инструменты и принципы электронной демократии, которые в

своей основе и должны служить базисным основанием для определения

конституционности электронной демократии2.

В основе определения конституционности электронного голосования как

части электронной демократии, помимо вышеуказанных международных

документов, лежит Кодекс надлежащей практики в сфере выборов3 (В России

этот документ известен как Кодекс наилучшей избирательной практики, но, на

мой взгляд, перевод н совсем корректный поскольку согласно выработанной

международной практике4, Кодекс разъясняет положения Конвенции

еловека, таким образом, определяя их надлежащее значение и корректное

толкование, но не наилучшую практику). Кодекс, как представляется, носит не

декларативный или идеализированный характер, а является реальным

консультативным стандартом проведения демократических выборов.

Современное государство и общество все сильнее зависят от растущих

темпов технологического прогресса. В последнее десятилетие произошел

принципиальный технологический рывок, поскольку в общее употребление

вошли и укоренились мобильные устройства, позволяющие осуществлять

дистанционно в прошлом немыслимое количество функций. По мнению

Комитета Министров Совета Европы, ИКТ способны повысить качест о

общественных дискуссий, обеспечить г ажданам и гражданскому обществу

1 The Parliamentary Assembly of the Council of Europe Resolution 1407 (2004)

evaluate the state of democratic development; The Parliamentary Assembly of the Council of

/democracy/Activities/GGIS/CAHDE/2009/RecCM2009_1_and_Accom

New concepts to

Europe Recommendation 1680 (2004) New concepts to evaluate the state of democratic

development.

2http://www.coe.int/t/dgap

p_Docs/6647-0-ID8289-Recommendation%20on%20electronic%20democracy.pdf (дата

обращения: 01.07.2015)

3 European Commission for Democracy through Law (Venice Commission). Code of Good Practice

in Electoral Matters, October 2002.

4 Court of Human Rights Grand Chamber. Judgment in the Case of Hirst v. The United Kingdom

(No.2). June 2005; Christoph Grabenwarter. Briefwahl und E-Voting. Journal f ¨ur Rechtspolitik,

Jahrgang 12. Heft 2. 2004. P. 70–77.

75

возможность активного участия в выработке политики на национальном,

региональном и местном уровнях

свободного и тайного

голос

в кт

к т

ре ии го

населения. В таком срезе перед

элект

1. ИКТ могут сделать все государственные и

муниципальные услуги более эффективными, гибкими, прозрачными и

подотчетными. Также ИКТ обладают реальным потенциалом, если они

используются надлежащим образом для укрепления представительной

демократии2. В то же время, неправильное использование ИКТ может привести

к искажению принципов всеобщего, равного,

ования3. В связи с тем, что речь идет именно об ИКТ, правовой режим

информации и опросы саморегулирования приобретают крайне а уальный

характер, а современный уровень свободы информационных технологий ставит

под сомнение существующие концепции правового регулирования и требует

адекватного реагирования со стороны законодателя4.

<< | >>
Источник: Антонов Ярослав Валерьевич. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015. 2015

Еще по теме § 3. Конституционно-правовое обеспечение использования коммуникационных технологий:

  1. «Приоритетное развитие и широкое практическое использование со­временных информационно-коммуникационных технологий
  2. ТЕМА 12. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ОБЛАСТИ РАЗРАБОТКИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
  3. Влияние теоретических аспектов конституционного принципа презумпции невиновности на решение проблем в сфере обеспечения национальной безопасности и решение проблем обеспечения и защиты прав и свобод человека Конституционным судом Российской Федерации (В. М. Абдрашитов)
  4. § 1. Конституционно-правовая природа института информационного обеспечения выборов в Российской Федерации
  5. Тема 6. Конституционно-правовое обеспечение национальной безопасности России
  6. § 2. Использование информационно-телекоммуникационных технологий
  7. Раздел третий РАЗМЫШЛЕНИЯ О РОЛИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВА: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ, ФОРМАЛЬНО-ЮРИДИЧЕСКОЕ И АКСИОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
  8. Государственная политика в сфере использования информационных технологий направлена на решение следующих основных задач:
  9. Политико-правовые начала конституционной модернизации — в особенностях предмета конституционного воздействия
  10. Конституционно-правовые идеи и конституционные реформы в России: XVIII в. - конец 80-х - начало 90-х гг. XX вв.
  11. Понятие конституционно-правового статуса как юридической категории сопряжено также с понятием конституционного и правового статуса.
  12. § 1. Конституционно-правовые основы деятельности органов конституционной юстиции в Российской Федерации по выявлению, преодолению и устранению законодательных пробелов
  13. Конституционный Суд — «больше, чем суд»: политико-правовая природа критериев и итоговых выводов конституционного нормоконтроля