<<
>>

РОЛЬ ПРИНЦИПА диспозитивности В СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРАХ

Введенный в действие с 1 марта 1996 года Семейный ко­декс Российской Федерации предоставил право участникам семейных отношений заключать договоры соглашение об уп­лате алиментов, брачный контракт, соглашение о разделе об­щего имущества супругов.

Конечно, это не означает, что меж­ду супругами (бывшими супругами) и другими участниками семейных отношений ранее не заключались договоры имуще­ственного характера, но ввиду отсутствия правовой регламен­тации эти соглашения в случае их добровольного неисполне­ния не могли быть исполнены принудительно.

Алиментные обязательства традиционно регулировались императивными нормами семейного права, которые не допус­кали возможность заключения договоров о предоставлении содержания. При императивном порядке алиментирования законом четко был указан круг участников алиментных обяза­тельств, порядок и форма уплаты, основания для полного или частичного освобождения плательщика от выполнения дан­ной обязанности. Существовавший порядок нормативной регламентации алиментных отношений приводил к тому, что даже в случае добровольного выполнения алиментной обя­занности плательщиком у получателя было право обратиться в суд с иском о взыскании алиментов Целесообразность предъявления таких исков объяснялась отсутствием уверен­ности получателя алиментов в том, что плательщик не отка­жется от добровольного предоставления содержания.

В настоящее время, с принятием СК нормативное регули­рование алиментных отношений кардинальным образом из­менено По существу оно стало диспозитивным, когда сторо­нам алиментных обязательств предоставлено право достигать согласия по широкому спектру вопросов: о размере, порядке,

114

форме, сроках предоставления содержания Алиментные обя­зательства возникают либо в силу заключенного договора ли­бо вследствие судебного решения. Причем, несмотря на то, что соглашение об уплате алиментов может быть заключено только по воле сторон алиментных обязательств, само али­ментное обязательство может возникнуть н помимо воли сто­рон. Если плательщик алиментов отказывается добровольно предоставлять содержание получателю, последний (либо его законный представитель) вправе обратиться в суд с требова­нием об уплате алиментов. То есть, в отличие от граждан­ско-правового обязательства, когда договор является безус­ловным основанием его возникновения, алиментное обязате­льство возникает, прежде всего, как следствие обязанности по содержанию одного лица другим ввиду прямого указания за­кона СК позволил сторонам самим урегулировать данные от­ношения

Интересным представляется вопрос о том, какие лица мо­гут заключить алиментное соглашение Здесь действующее законодательство специалистами толкуется по-разному.

Так, М.В Антокольская полагает, что соглашения об упла­те алиментов могут быть заключены как между лицами, име­ющими право на взыскание алиментов в судебном порядке, так и не обладающими таким правом, поскольку в данном случае речь идет о добровольном принятии на себя алимент­ной обязанности . С данной точкой зрения трудно согласить­ся, ибо, согласно статьи 99 СК, одной из сторон алиментного соглашения является лицо, обязанное уплачивать алименты. И хотя в самой норме нет уточнения, что это лицо является обязанным в силу закона, следует сделать вывод, что речь идет именно об этих лицах, указанных в нормах трех предше­ствующих глав (13, 14, 15)СК.

Условия взыскания алиментов для различного круга лиц неодинаковы некоторые из них вправе претендовать на али­менты в зависимости от нуждаемости (нетрудоспособные со­вершеннолетние дети— ст 85 СК, нетрудоспособные роди­тели — ст. 87 СК, нетрудоспособный супруг— ст. 89 СК). Для других лиц право на получение алиментов возникает в случае их нуждаемости и возможности плательщика предо­ставлять содержание (бывшие супруги — ст. 90 СК ); иные имеют право получать алименты в случае нуждаемости, воз­можности плательщика выплачивать алименты и невозмож-

1 Комментарий к Семенному кодексу Российской Федерации Отв ред ИМ Кузнецова М 1996 С 276

115

ности получения их от более близких родственников (нетру­доспособные: бабушка и дедушка от трудоспособных совер­шеннолетних внуков — ст. 95 СК, отчим и мачеха от трудо­способных совершеннолетних пасынков и падчериц — ст. 97 СК, несовершеннолетние внуки от дедушки и бабушки— ст. 94 СК) и, наконец, нетрудоспособные фактические воспитате­ли имеют право на алименты при условии нуждаемости и не­возможности получения алиментов от близких родственни­ков — ст. 96 СК. Только для алиментного обеспечения несо­вершеннолетних детей родителями законодатель не выдвига­ет никаких условий, поэтому только родителей можно признать бесспорно обязанными выплачивать алименты не­совершеннолетним детям. Вес остальные участники семей­ных правоотношений относятся к числу лиц, обязанных упла­чивать алименты, лишь условно. Плательщиками они стано­вятся лишь при наличии выше перечисленных условий, по­скольку факты нуждаемости получателя, наличия достаточных средств у плательщика для уплаты алиментов и невозможности получения алиментов от иных лиц практичес­ки могут быть установлены только судом. Когда же лицо, не обязанное по закону предоставлять содержание другому ли­цу, добровольно принимает на себя эту обязанность, данную сделку следовало бы рассматривать как договор дарения. В противном случае, практически неограниченный круг лиц, который вправе заключать алиментное соглашение, получаст возможность злоупотреблять правом. СК предусмотрел воз­можность заключать соглашение об уплате алиментов в твер­дой денежной сумме, а также путем компенсации за счет ино­го имущества (п. 2 ст. 104 СК). Возможна такая ситуация, ско­рее всего редкая, но вполне вероятная, когда сделки по отчуж­дению имущества между довольно широким кругом родственников будут камуфлироваться под соглашение об уплате алиментов с целью уклонения от уплаты налогов, по­скольку получатель алиментов освобожден от уплаты подо­ходного налога.

Круг лиц, указанных в главах 13 — 15 СК, которые могут быть стороной алиментного соглашения (супруги; дети — ро­дители; братья— сестры; бабушки, дедушки —внуки; фак­тические воспитатели— воспитанники; мачеха, отчим —па­сынки, падчерицы), ограничить невозможно. Поэтому следу­ет признать, что принцип диспозитивности в регулировании алиментных обязательств, проявляющийся и в том, что прак­тически любые участники семейных отношений свободно мо­гут заключить указанный договор, имеет ранее указанный нс-

П6

достаток— т.е. стороны могут заключать притворные сдел­ки. И если вышеуказанные лица имеют право заключать али­ментное соглашение, то трудно согласиться с мнением М.В. Антокольской, полагающей, что алиментное соглашение мо­гут заключить лица, вообще не отнесенные законом к числу обязанных выплачивать алименты: опекуны и их подопечные, фактические супруги и т.д.1

Правовое регулирование отношений супругов по поводу принадлежащего им имущества кардинальным образом изме­нилось в связи с принятием Семейного кодекса РФ. До этого оно осуществлялось в основном императивными нормами Кодекса о браке и семье РСФСР, которые не предусматривали договорного регулирования. Следует отметить, что возмож­ность заключать договоры имущественного характера между супругами существовала в отечественном праве еще в первые послереволюционные годы, в так называемых декларативных нормах. «Кодекс 1918 года норму о праве супругов вступать между собою в имущественные договорные отношения со­проводил указанием о том, что соглашение между супругами, направленные к умалению имущественных прав супруга, не­действительны» . А в соответствии со ст. 13 Кодекса законов о браке, семье и опеке (введенным в действие с 1927 года) суп­руги могли «вступать между собой во все дозволенные зако­ном имущественно-договорные отношения». Но, несмотря на, это «имущественных договоров между супругами (подоб­ных распространенным в буржуазном обществе так называе­мых брачных договоров) в советском быту почти в судах не встречается»".

Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года (далее КоБС) не содержал норм, позволяющих супругам заключать договоры по поводу их имущества. Хотя возможность их существова­ния не исключалась, что объяснялось правоспособностью и дееспособностью супругов. Тем не менее супруги могли за­ключать договоры гражданско-правового характера. Согла­шений имущественного плана, возникающих непосредствен­но из семейных отношений, урегулированных нормами пра­ва, до введения в действие СК в КоБСс не было. Правда, было

1 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. Отв. Ред. И.М. Кузнецова. М. 1996. С. 276.

1 Свердлов Г.М. Советское семейное право. М. 1958. С. 180. 1 Свердлов Г.М. Ука?. соч. С. 180.

117

право у супругов произвести раздел имущества, при этом «если пожелают, свое соглашение о разделе оформить в нота­риальном порядке» .

Современный Семейный кодекс предлагает для регулиро­вания имущественных отношений супругов два режима — законный и договорный. «Законный режим имущества супру­гов в СК воспроизводит в основном оправдавшие себя на пра­ктике положения о совместной собственности супругов на имущество, нажитое ими в период брака»". Таким образом, незначительно изменены нормы КоБСа о собственности каж­дого из супругов, о возможности признания имущества каж­дого из супругов их совместной собственностью. Но скудное правовое регламентирование имущественных отношений су­пругов в ранее действовавшем семейном законодательстве не отвечало духу нашего времени.

Законный режим имущества предполагает в основном им­перативное регулирование отношений, применяется в случае, когда супруги не заключили брачный договор (п. 1 ст. 33 СК). Необходимо отметить, что при отсутствии брачного договора, когда действует законный режим имущества супругов, не исключается в регулировании семейных отношений между супругами следование принципу диспозитивности, предпола­гающего свободу сторон. Причем, указанный принцип прояв­ляется не только тогда, когда регулирование осуществляется на основе диспозитивных норм, «предоставляющих участни­кам правоотношений возможность по-иному формулировать определенные в них условия»3, но и в том случае, когда сторо­нам предоставлено право заключать какие-либо соглашения. Ряд норм седьмой главы СК по своей сути являются диспози-тивными в широком смысле, т.е. в данном случае отношения регулируются не только императивными предписаниями, но и соглашением супругов. В частности, осуществляя правомочия собственника (ст. 35 СК), супруги владеют, пользуются и рас­поряжаются общим имуществом по взаимному согласию, ко­торое невозможно без свободного волеизъявления сторон. Согласно п. 2 ст. 38 СК при разделе общего имущества супру­ги вправе заключить соглашение. И хотя в указанной норме нет прямого указания на возможность супругов самостояте-

' Пергамент Л И. Краткий популярный справочник о браке и семье М 1982 С 45

г Массвич М Г Комментарий к Семейному кодексу Российской Феде­рации. Отв. ред И.М. Кузнецова М. 1996. С 276

1 Монахов Л Б , Ярошенко Т.В. Проблема диспозитивности в теории права//Государство и право' теория и практика Калининград. 1996 С 54.

118

льно определять свои имущественные доли, следует сделать вывод, что данное право у них существует, что подтверждает­ся другой, диапозитивной нормой (п. 1 ст. 39 СК). Т.е. даже в рамках законного рсж

има действует принцип диспозитивности. Он проявляется в том, что супруги свободны в заключении целого ряда дого­воров, непосредственно регулирующих их имущественные отношения.

Действующий Семейный кодекс помимо более детального регулирования, чем в КоБС, законного режима имущества су­пругов, установил договорный режим, в соответствии с кото­рым супругам (будущим супругам) предоставлена возмож­ность решать имущественные отношения путем заключения брачного договора. Следует отметить, что название двух на­званных режимов— законного и договорного— является не совсем удачным, ибо логично предположить, что в случае, ко­гда действует законный режим имущества супругов исключа­ется регулирование отношений посредством заключенного между супругами договора, что не соответствует действите­льности. Как было отмечено ранее, в рамках законного режи­ма супруги вправе заключать ряд договоров (о разделе иму­щества, о порядке пользования имуществом). Кроме того, нормами о договорном режиме имущества супругов регули­руются отношения сторон только в связи с заключением брач­ного договора.

Впервые возможность заключения брачного договора в нашей стране появилась с момента введения в действие пер­вой части ГК РФ, т.е. с 1995 года. «Дальнейшую детализацию этот институт получил в главе 8 СК РФ»1. Согласно ст. 40 СК, брачным договором признается соглашение супругов или лиц, вступающих в брак, определяющее имущественные пра­ва и обязанности супругов в браке и (или) в случае его растор­жения. Здесь достаточно подробно определены правовая при­рода брачного договора, форма его заключения, содержание, основания его изменения, расторжения, признания его недей­ствительным".

Отношения"сторон, заключающих брачный договор, регу­лируются нормами СК и ГК. Это дало основания некоторым

1 Одинцов А В. Договорное регулирование семейных имущественных отношсний.//Правоведенис 1999. № 4. С. 68.

- Нечаева A.M. Семейное право М 1998. С. 136.

119

авторам утверждать, что брачный договор «следует рассмат­ривать в качестве института гражданского права»1. Данное утверждение является не бесспорным. Во-первых, потому что нормы гражданского права применяются для регулирования отношений субсидиарно, в соответствии со ст. 4 СК. Во-вто­рых, данный договор регулирует имущественные отношения только между супругами — субъектами семейных правоот­ношений, только в связи с их совместной семейной жизнью. В-третьих, при невозможности реального исполнения приня­тых на себя обязательств имеется ряд дополнительных осно­ваний, не существующих в гражданском праве, для освобож­дения должника от ответственности. Поэтому можно предпо­ложить, что принцип надлежащего исполнения обязательств применительно к брачному договору будет трудно приме­нить. Не исключено, что существующие специальные основа­ния признания брачного контракта недействительным (п. 2 ст. 44 СК) и общие условия его изменения и расторжения (преж­де всего, п. 1 ст. 451 ГК) позволят многим супругам-должни­кам не исполнять принятые на себя обязательства. Объяснить это можно длящимся характером отношений супругов и не­возможностью прогнозирования имущественного и семейно­го положения сторон в отдаленной перспективе. Например, в соответствии с п. I ст. 451 ГК основанием для изменения или расторжения договора является существенное изменение об­стоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора. К существенно изменившимся обстоятельствам, за­трудняющим исполнение обязательств по брачному договору, как представляется, могут быть отнесены самые разнообраз­ные факты реальной жизни: потеря высокооплачиваемой ра­боты, тяжелая болезнь лица, утрата имущества в результате форс-мажорных обстоятельств, банкротство индивидуально­го предпринимателя, необходимость содержания нетрудоспо­собных иждивенцев и т.д. Данный перечень, безусловно, не является исчерпывающим. Поэтому при ненадлежащем испо­лнении обязательств по брачному договору вряд ли можно рассчитывать на применение общепринятых гражданско-пра­вовых способов защиты нарушенного права: возмещения убытков, взыскания неустойки, присуждения к исполнению обязанности в натуре и т.д.

' Антокольская М.В. Место семейного права в системе отраслей права в свете реформы законодательства о браке п семье //Семейное право России: проблемы развития. С. 45.; ЧефрановаЕ.А. Имущественные отношения в рос­сийской семье. М. 1997. С. 53; Масевич М.Г. Комментарий к Семейному ко­дексу Российской Федерации. Отв. ред. И.М. Кузнецова. М. 1996. С. 115.

120

Несмотря на то, что, то доминирует точка зрения о деталь­ной правовой регламентации отношений сторон в брачном до­говоре, следует отметить, что анализ ряда норм семейного пра­ва позволяет сделать вывод о необходимости уточнения некоторых из них. Так, п. 2 ст. 44 СК позволяет признать усло­вия брачного договора, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, недействительными. При этом законодатель не уточняет, в какой момент— заключения или исполнения договора— супруг поставлен в такое положе­ние. В результате возникает неопределенность в правовом ре­гулировании, в случаях, если должник по брачному договору не может выполнить обязательство ввиду крайне неблагопри­ятного положения, возникшего после заключения договора (например, по указанным выше обстоятельствам). Поэтому не ясно, с каким заявлением он должен обращаться в суд: с требо­ванием о признании договора недействительным (согласно п. 2 ст. 44 СК) или с требованием об изменении или расторжении договора в связи с существенно изменившимися обстоятельст­вами (согласно п. 1 ст. 451 ГК и п. 2 ст. 43 СК)? По мнению ав­тора, в данной ситуации следовало бы договор изменить или расторгнуть, а не признать его недействительным, ибо в про­тивном случае любой брачный договор может быть признан недействительным, так как в жизни любой семьи неизбежны изменения семейного и материального положения супругов. Кроме того, в случае признания недействительным брачного договора права и обязанности сторон не считаются возникши­ми с момента заключения договора. Здесь также нет ясности, какова судьба обязательств по данному договору, возникших с момента заключения брачного контракта, до того момента, ко­гда должник был поставлен в крайне неблагоприятное положе­ние. Если же п. 2 ст. 44 СК дополнить указанием, что брачный договор может быть признан недействительным по требованию супруга полностью или в части «если условия договора ставят этого супруга при заключении договора в крайне неблагоприят­ное положение», то по существу речь идет о кабальной сделке. Данное основание, т.е. заключение сделки на крайне невыгод­ных для себя условиях является общепризнанным для оспари­вания сделки (п. 1 ст. 179 ГК), поэтому сомнительна целесооб­разность п. 2 ст. 44 СК, поскольку она фактически дублирует указанную норму ГК.

121

1

Серебрякова Е.А.

<< | >>
Источник: А Е. АБОВА.. Защита прав граждан и юридических лиц в Российским и зарубежном праве (проблемы теории и практики). Сборник статей и тезисов аспирантов и молодых ученых. — М.: МЗ Пресс, 2002. — 160с.. 2002

Еще по теме РОЛЬ ПРИНЦИПА диспозитивности В СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРАХ:

  1. Принцип диспозитивности.
  2. Принцип диспозитивности
  3. Принцип диспозитивности в арбитражном процессе.
  4. Что означает принцип диспозитивности в третейском суде?
  5. Принцип диспозитивности.
  6. РАЗДЕЛ V. ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА Глава 21. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО И СЕМЕЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
  7. § 2. Понятие и принципы построения механизма правового регулирования межбанковских расчетов, его роль в платежном праве
  8. § 3. Брест-Литовский мирный договор и его роль в правовом регулировании положения иностранных военнопленных на территории России
  9. 3. Социальные фонды потребления, их роль в формировании семейных доходов
  10. § 5. Общие принципы права, нормативный договор, правовая доктрина, религиозные тексты
  11. Таким образом, процедура выбора судом второй инстанции способа рассмотрения дела не согласуется с принципом диспозитивности
  12. Правовая природа договора управления многоквартирным домом и его место в системе гражданско-правовых договоров
  13. Понятие семейного права и семейное законодательство. Основные начала семейного права
  14. В Европейской правовой доктрине выделяются обязательственно - правовые договоры, а также договоры о совместной деятельности.
  15. Договор безвозмездного пользования (договор ссуды) - один из классических гражданско-правовых договоров, известный еще в римском праве (commodatum).
  16. Раздел IV СЕМЕЙНОЕ ПРАВО Глава 11 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РИМСКОГО СЕМЕЙНОГО ПРАВА
  17. VI.1. Правовое регулирование брака и семейных отношений
  18. IV. Семейно-правовые отношения