<<
>>

ЧЕЛОВЕК КАК ИСХОДНЫЙ ПУНКТ НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ БЕЛОРУССКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ

Потребность в создании новой методологии юридической на­уки на постсоветском пространстве обусловлена всем ходом исто­рического развития, произошедшими и текущими изменениями геополитической и глобальной ситуации в мире В первую оче­редь речь идет о распаде СССР как мировой сверхдержавы и мировой социалистической системы в целом.

Как бы это ни вы­глядело странным для сторонников диалектического материализ­ма, но глубинные причины распада СССР следует искать не столько в противоречиях способа производства, производственных отно­шений и других экономических категориях, сколько в противоре­чиях в сознании людей, обусловивших произошедшие историчес­кие изменения. Наглядно иллюстрирует справедливость данного тезиса то обстоятельство, что по сей день, т. е. спустя более 20 лет с момента распада СССР, основу экономики стран СНГ составляют соответствующие активы советского времени (заводы, фабрики, объекты энергетики, месторождения полезных ископаемых, науч­ные разработки и т. д.). Значительная часть людей, живших и рабо­тавших в советское время, в той или иной степени ностальгируют по прежним экономическим отношениям. Белорусская экономика по сей день использует основные элементы советской экономи­ческой модели. Иначе говоря, экономическая основа СССР позво­ляла существовать данному государству еше долгое время. Однако произошедшие глубинные изменения в мировоззрении людей, а именно осознание несоответствия (противоречия) между декла­рируемой государством и реально существующей системой цен­ностей, принципов и приоритетов, обусловили нежизнеспособность этой мировой супердержавы. Так называемая гласность, одна из составляющих перестройки (политического курса М. С. Горбачева), актуализировала эти противоречия в сознании людей, ускорила разрушение основ государственной идеологии. Главное значение факта крушения СССР для существовавшей системы науки в це­лом и советской юриспруденции в частности является разруше­ние ее идеологического фундамента и соответствующей методо­логической основы. Данное утверждение особенно актуально для юриспруденции и иных общественных наук, методология кото­рых более чувствительна к изменениям в официальной философ­ской и политико-правовой доктринах, нежели методология есте­ственных наук. Методология советской юриспруденции была жес­тко детерминирована программными установками КПСС, главной в иерархии которых являлось построение коммунизма - бесклас­сового общества всеобщего благоденствия, основанного на всеоб­щем равенстве. Ученые в своих исследованиях обязательно долж­ны были использовать труды К. Маркса. Ф. Энгельса, В. Ленина, действующих генеральных секретарей ЦК КПСС, материалы партийных съездов, конференций и т. д. Данные источники состав­ляли основу методологии любого исследования независимо от от­расли научного знания. По сути, стратегической задачей советской юридической науки являлось теоретическое обоснование возмож­ности построения принципиально нового государства коммунис­тического типа, апологетика существующей государственно-пра­вовой модели, а также теоретическое обоснование текущих идеологических и политических установок КПСС. Исходя из ска­занного становится очевидным, что «жесткая сцепка* методологии советской юриспруденции с политическим режимом (обусловлен­ность методологии коммунистической идеологией) предопреде­лила ее несостоятельность после крушения СССР и возникнове­ния на его основе принципиально новых государственных образований.

Анализ современного состояния фундаментальных теоретичес­ких разработок, национального законодательства и правоприме­нительной практики позволяет заключить, что по прошествии бо­лее 20 лет с момента образования современного белорусского государства проблема формирования новой методологии юриди­ческой науки еще более актуальна, чем в первые годы после обре­тения независимости. Так, за прошедшее время возникло и сфор­мировалось независимое белорусское государство, изменилась экономическая модель, политическая система, государственная иде­ология и другие институты государства и общества. Однако про­изошедшие за это же время в теории юриспруденции методологи­ческие изменения носят главным образом косметический характер и базируются на старых материалистических воззрениях советс­кого времени. Характерным примером является изменение назва­ния главного способа научного осмысления мира с метода мате­риалистической диалектики на всеобщий диалектический метод при сохранении старого содержания. Данное обстоятельство явля­ется основной причиной существующих принципиальных проти­воречий в современной юридической теории и практике.

Аксиоматично, что новая методология юриспруденции может возникнуть только на базе нового мировоззрения исследователей, т. е. системы фундаментальных идей, иначе, чем сейчас, объясняю­щих. интерпретирующих объективный мир и государственно-пра­вовые явления в нем. Возникает принципиальный вопрос: с чего начать, что избрать в качестве исходного пункта переосмысления государственно-правовых явлений? Думается, что отправной точ­кой формирования системы таких идей следует избрать человека (человеческое существо) и общество (совокупность человеческих существ).

Выбор человека как первоначального объекта (отправной точ­ки) нового осмысления государственно-правовой действительно­сти неслучаен. Именно человек, общество являются как основной причиной существования государства и права, так и движущей силой данных образований. Излишнее теоретизирование здесь, мягко говоря, неуместно. Отметим лишь, что такие кажущиеся на первый взгляд фундаментальными, незыблемыми явления, как государ­ство и право со всей своей территорией, органами и институтами, правилами и регламентами в отсутствие человека просто теряют смысл. Чисто умозрительно можно смоделировать ситуацию вне­запного исчезновения всего населения планеты Земля. Какое зна­чение имело бы тогда государство и право? Ответ очевиден...

Думается, что ни у кого не вызывает сомнений, что именно человек (общество) является главным элементом в системе госу­дарства и права, вызывает к жизни данные явления и обеспечива­ет их существование. Методологическая значимость человека, его прав и свобод непосредственно следует из норм Конституции Рес­публики Беларусь. Так, в ст. 2 Конституции говорится, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства. Редакция данной нормы выглядит не лучшим образом. Во-первых, ее содержание чересчур лаконично в ущерб смыслу, что делает норму сложной для вос­приятия. Во-вторых, отсутствует четкая логическая связь между словом «цель» и предыдущим содержанием нормы. В связи с этим следует кратко остановиться на толковании этого важней­шего положения Основного Закона страны. С одной стороны, че­ловек, его права, свободы, гарантии их реализации провозглашают­ся высшей ценностью общества и государства. Это значит, чго все общественные и государственные институты должны быть орга­низованы и осуществлять свою деятельность таким образом, что­бы максимально полно оберегать, сохранять, ценить законные права

и интересы каждого человека. Это высшая ценность, т. е. главный критерий оценки любых ситуаций, требующих принятия решений в деятельности государственных органов, негосударственных орга­низаций и в жизни людей. С другой стороны, в конструкции дан­ной нормы законодатель использует слово «целы», которое означа­ет идеальное предвосхищение ожидаемого результата в сознании субъекта, принимающего решение. Возникает вопрос, что означает человек, его права, свободы и гарантии их реализации как цель общества и государства? Логично предположить, что законодатель имел в виду в качестве высшей цели деятельности государствен­ных органов и общества в целом обеспечение прав, свобод и га­рантий их реализации для каждого человека, находящегося под юрисдикцией белорусского государства. Иначе говоря, общество и его политическая организация (государство) должны привести себя в состояние, при котором законные права и свободы человека будут соблюдаться. Это и есть закрепленная в Основном Законе высшая цель белорусского общества и государства.

Анализируемая норма Конституции Республики Беларусь имеет важный методологический смысл. Как минимум три основных вывода следуют из ее содержания. Во-первых, человек законода­тельно признан центральным элементом в системе «общество - государство — право». Во-вторых, соблюдение прав и свобод чело­века является высшим критерием принятия решений и оценки деятельности государственных органов, общественных организа­ций и индивидов. В-третьих, главной целью функционирования общества и государства является приведение себя в состояние, когда права и свободы человека будут реально гарантироваться и со­блюдаться всеми государственными органами, общественными орга­низациями и просто людьми.

Думается, что на момент принятия Конституции Республики Беларусь ст. 2 имела поистине революционное значение, однако с позиций сегодняшнего момента существующая редакция данной нормы лишь добавляет вопросов к числу стоящих перед методо­логией юридической науки. Первый из них, лежащий на поверх­ности: кто и как сформулирует и оценит объективно необходи­мый объем прав, свобод человека и гарантий их соблюдения? Это глобальный вопрос, который служит яблоком раздора в отноше­ниях между странами и политическими партиями, который посто­янно поднимается на повестке дня ООН и других международ­ных организаций. Ни для кого нс секрет, что последние 50 лет именно эта проблема широко используется многими государства- ми мири как элемент давления на оппонента в международных и внутренних делах, причем государства с принципиально отлич­ными политико-правовыми системами — от либеральных запад­ных демократий до откровенно тоталитарных режимов — с успе­хом обвиняют друг друга в нарушении прав и свобод человека. Однако с позиций методологии этот вопрос вторичен, несмотря на его распространенность и остроту проявления в международных и внутренних делах различных государств.

Принципиальным моментом в создании новой методологии юридической (и не только) науки является выработка нового подхода к пониманию человека как биосоциального существа. Пока в умах исследователей господствует материалистическое понима­ние человека как своеобразной биомашины, функционирующей по принципу «бытие определяет сознание», наука обречена барах­таться в плену устаревших стереотипов. При осмыслении сути че­ловека архиважным является неуклонное следование положениям всеобщего диалектического метода о единстве в многообразии и многообразии в единстве всего сущего. Именно с этих позиций и должен рассматриваться человек и общество, а также государ­ство и право как соответствующие системы организации жизни людей.

Соответствует ли базовым идеям всеобщего диалектического метода современная белорусская юриспруденция? Ответ скорее отрицательный, так как в основе методологии национальной юри­дической науки лежит устаревшее материалистическое понимание человека. Нет ничего удивительного, что при таком подходе стра­тегические цели государства видятся учеными и политиками в первую очередь в экономической плоскости, а также сфере обес­печения внешней и внутренней безопасности власти. В неэконо­мический (социальный) блок функций государства включают образование, культуру, искусство, здравоохранение и другие на­правления деятельности. Культуру, искусство, образование иногда относят к духовной сфере деятельности людей. Однако с этим можно согласиться лишь с большой долей условности.

В юриспруденции проблема одностороннего материалистичес­кого понимания сути человека наиболее ярко проявляется в ее категориальном аппарате Речь идет о таких терминах, как «субъект» и «лицо». Под субъектами права традиционно принято понимать индивидов, организации, общественные образования, которые в силу правовых предписаний могут являться носителями субъективных юридических прав и обязанностей. Как видим, это собирательный абстрактный термин, включающий в себя как объективно суще­ствующие (физически обособленные) объекты реальной действи­тельности (люди), так и правовые абстракции (организации, обще­ственные образования). С позиций общепринятой правовой доктрины нет разницы, кто является участником, стороной право­отношении (человек или организация, физическое или юридичес­кое лицо). Главным здесь является наличие соответствующих пра­вовых норм и способность человека или организации ими пользоваться, т. е. правоспособность и дееспособность субъекта. На первый взгляд, все правильно. Именно здесь кроется один из ос­новных методологических изъянов теории современной юриспру­денции. Первый и наиболее важный момент заключается в том, что при таком формально-юридическом подходе реальный чело­век (люди), его нужды, потребности, интересы выпадают из содер­жания предмета юридической науки. Человек обезличен, это такая же правовая абстракция с позиций юриспруденции, как и юриди­ческое лицо. Другими словами, homo sapiens не существует с пози­ций теории и практики юриспруденции. Юристы говорят и пи­шут о субъектах права, субъектах правоотношений, физических лицах, правонарушителях, преступниках, криминогенных элемен­тах, гражданах, но не о людях. Нетрудно заметить, что указанные термины являются либо сугубо абстрактными, например «субъект права», либо отражают особенность правового положения индиви­да. например «правонарушитель». Однако следует помнить, что все названные и иные подобные термины — производные от понятия «человек» («человеческое существо»), которое является базовым для них. Автор не выступает против использования в юриспру­денции специальных терминов, отражающих правовое положение людей. Другое дело, что их содержание может и должно быть из­менено в процессе разработки и принятия новой мировоззренчес­кой модели человека и мира. Например, признание равноценности духовной и материальной сторон жизни человека позволит по- новому сформулировать стратегические цели и задачи развития общества и государства, определить объем и содержание основных прав и обязанностей людей и их организаций (включая государ­ство), исследовать вопросы правосознания, юридической ответствен­ности, механизма правового регулирования и многие другие воп­росы теории и практики юриспруденции. Речь не идет о подмене юриспруденцией иных общественных и естественных наук. Речь идет об осмыслении феномена человека с позиций комплексного механизма организации его жизни, каким является государство и право, в формировании и динамике которых он играет, безус­ловно, определяющую роль. В отечественной юридической литера­туре предпринимаются единичные попытки по-новому осмыслить диалектику человека и субъекта права, которые заслуживают одоб­рения и поддержки |2|.

Центральным постановочным вопросом создания нового зна­ния о человеке, нуждающимся в осмыслении и введении в науч­ный оборот, является вопрос о душе. Речь идет о признании суще­ствования души как одной из сторон человеческого бытия. По сути, следует лишь встать на последовательно диалектические по­зиции о единстве и многообразии всего сущего. С этих позиций человек представляет собой единство духовного и материального, непроявленного и проявленного души и тела. Сам по себе факт признания научным сообществом существования феномена чело­веческой души будет представлять громадный методологический шаг вперед. И время для этого уже наступило. Приведу лишь один аргумент в пользу сказанного. В течение последних двух десяти­летий на территории постсоветских республик наблюдается рез­кий рост активности различных религиозных организаций, соот­ветственно растет религиозное сознание постсоветского общества. В Республике Беларусь бесспорным лидером среди религиозных организаций является Русская православная церковь, догматы ко­торой признают существование индивидуальной человеческой души [I]. Можно предположить, что значительная часть белорус­ских ученых считает себя верующими православной конфессии. Таким образом, они должны принимать факт существования че­ловеческой души априори, т. е. бездоказательно. Если это так, то почему ученые игнорируют этот феномен в профессиональной деятельности, исключают душу из сферы научного познания? На­лицо состояние глубокого когнитивного диссонанса, когда раз­личные части сознания субъекта не стыкуются, противоречат друг другу. Такое положение вряд ли можно признать нормальным как с позиций индивидуума, так и с позиций методологии науки.

Говоря о формировании новой методологии юриспруденции, нельзя не остановиться на оценке существующих попыток ее фор­мирования с мировоззренческих позиций той или иной религиоз­ной конфессии. Характерным примером в этом плане является российская школа синергийной антропологии. Вот что пишет об этом один из последователей данной научной школы: смысл ее исследований «заключается в разработке модели неклассической антропологии на базе опыта реконструкции и научного освоения (на вырабатываемом под эти цели специальном языке) восточ- нохристнанской (православной) практики исихазма как способа действительного конструирования человека с привлечением дис­курса современной западной философии» [2, с. 295). Несколько сложно для восприятия, но суть понятна. Речь идет о создании научного мировоззрения на базе одного из направлений право­славной религиозной практики, адаптированного к современным реалиям.

Мировоззрение любой религиозной конфессии, каким бы ис­тинным оно ни казалось верующему, не есть мировоззрение всего общества, поэтому, естественно, оно будет восприниматься насто­роженно либо враждебно атеистами, а также верующими других конфессий. В этом плане религиозное мировоззрение является мощнейшим фактором, разделяющим людей по признаку вероис­поведания. Именно поэтому нельзя признать обоснованными пря­мые и завуалированные попытки внедрения присущих конкрет­ной религии норм и правил в качестве основы методологии юриспруденции, поскольку это неизбежно будет создавать пред­посылки для дестабилизации и дезинтеграции общества на меж­конфессиональной основе.

В методологическом плане основные мировые религии, их дог­мы и нормы следует рассматривать как один из источников зна­ний о природе человека, о мире, но не как истину в конечной инстанции. Это подход исследователя, научный подход. В этом плане религиозные источники содержат массу архиценной информации, нуждающейся в научном осмыслении и оценке. Необходимым прак­тическим шагом в этом направлении является исследование мо­рально-нравственных ценностей различных религий, религиозных критериев оценки должного поведения человека с целью выра­ботки свода норм и правил поведения человека — общих, харак­терных для всех или большинства основных религий. Перечень таких норм, проанализированный, уточненный и дополненный с позиций светского общества, будет представлять собой важней­ший мировоззренческий ориентир развития общества и государ­ства.

На основании изложенного представляется возможным сде­лать следующие выводы:

потребность в создании новой методологии юридической на­уки на постсоветском пространстве обусловлена всем ходом исто­рического развития, произошедшими и текущими изменениями геополитической и глобальной ситуации в мире;

жесткая структурная обусловленность методологии советской юриспруденции с политическим режимом, ее подчиненное поло­жение коммунистической идеологии предопределила несостоятель­ность последней после крушения СССР и возникновения на его основе принципиально новых государственных образований;

анализ современного состояния фундаментальных теоретичес­ких разработок, национального законодательства и правоприме­нительной практики позволяет заключить, что по прошествии бо­лее 20 лет с момента образования современного белорусского государства проблема формирования новой методологии юриди­ческой науки еще более актуальна, чем в первые годы после обре­тения независимости;

принципиальным моментом в создании современной методо­логии юридической (и не только) науки является выработка но­вого подхода к пониманию человека как биосоциального суще­ства с позиций всеобщего диалектического метода о единстве в многообразии и многообразии в единстве всего сущего;

в юриспруденции проблема одностороннего материалистичес­кого понимания сути человека наиболее ярко проявляется в ее категориальном аппарате. Речь идет о таких терминах, как «субъект», «лицо» и т. д.;

центральным постановочным вопросом создания нового зна­ния о человеке, нуждающимся в осмыслении и введении в науч­ный оборот, является вопрос о душе. Речь идет о признании суще­ствования души как одной из сторон человеческого бытия. Сам по себе факт признания научным сообществом существования фено­мена человеческой души будет представлять собой громадный ме­тодологический шаг вперед;

нельзя признать обоснованными попытки внедрения норм и правил, присущих одной конфессии, в качестве основы методоло­гии юриспруденции, поскольку это неизбежно будет создавать предпосылки для дестабилизации и дезинтеграции общества на межконфессиональной основе;

исследование морально-нравственных ценностей различных религий, религиозных критериев оценки должного поведения - важное направление создания новой методологии юриспруденции. Его целью является выработка общего свода норм и правил пове­дения человека, характерных для всех или большинства основных религий. Перечень таких норм, проанализированный, уточненный и дополненный с позиций светского общества, будет представлять собой важнейший мировоззренческий ориентир для общества и го­сударства.

Список использованных источников

1. Игумен Илларион (Алфеев). Душа и тело [Электронный ресурс] // Таинство веры. Введение в православное догматическое богосло­вие. — Режим доступа: http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/alfeev tainstvoveru 26g-all,shtml. - Дата доступа: 12.03.2012.

2. Павлов, В. И. От классического к неклассическому юридическому дискурсу. Очерки обшей теории и философии права / В. И. Пав­лов. - Минск : Акад. МВД Респ. Беларусь. 2011.

Впервые материал опубликован: Вести. Акад. МВД Респ. Бела­русь. - 2012. - № 1.-С. 163-168.

<< | >>
Источник: Шиенок, В. П.. Очерки гуманистической методологии национальной юриспруденции ; моногр. / В. П, Шиенок. — Минск : Меж- дунар. ун-т «МИТСО», 2016. — 158 с. 2016

Еще по теме ЧЕЛОВЕК КАК ИСХОДНЫЙ ПУНКТ НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ БЕЛОРУССКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ:

  1. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ И ИНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ БЕЛОРУССКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ
  2. О НЕОБХОДИМОСТИ СОЗДАНИЯ НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ БЕЛОРУССКОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ И ПУТЯХ ЕЕ РАЗРАБОТКИ
  3. 15.1. Представления о смерти как исходный пункт в рассуждениях о смысле жизни
  4. Исходным пунктом своей концепции Декарт1 считал, как мы уже знаем, номинализм с его скепсисом относительно любой утверждаемой истины.
  5. Исходный пункт познания.
  6. Исходная характеристика юриспруденции
  7. О ПРЕДМЕТЕ КРИМИНАЛИСТИКИ И РАЗРАБОТКЕ ЕЕ НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ
  8. ГЛМВМ ВТОРНЯ. отдел первый. Изменение функций собственности, исходный пункт и метод.
  9. ПРОБЛЕМА НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И СУЩНОСТЬ ПРАВА
  10. Итак, Право представляет собой сложный духовный феномен, пункт органической встречи религии, нравственности и юриспруденции
  11. Шиенок, В. П.. Очерки гуманистической методологии национальной юриспруденции., 2016
  12. Образование Литовско-Белорусской Советской Республики и формирование высших органов государственной и партийной власти Литовско-Белорусской ССР