<<
>>

Исходная характеристика юриспруденции

как науки прикладной соответствует трактовке права как особого социального института. Толчком к возникновению этой общей установки является не только логика самого научного дискурса, но и состояние отечественной юридической науки.

Российская правовая наука, представленная в многочисленных трудах ученых-юристов, характеризуется стремлением обосновать и исчерпать все возможные концепции того или иного правового явления. В целом это многообразие соответствует методологическому требованию всестороннего изучения предмета науки. Но установка на предельную теоретизацию в российской правовой науке удивительным образом сочетается с низкой эффективностью самой юридической практики; во многих своих теоретических построениях юридическая наука как бы автономна и следует собственной логике развития. Нередко основным доводом в обосновании той или иной концепции служит убеждение в принципиальной возможности данной научной конструкции: «Эта концепция допустима, так как она может быть «вообще» и выражена научным языком». В качестве иллюстрации искусственных теоретических построений О.В. Мартышин приводит классификацию функций права вплоть до функций отдельной нормы права и иронизирует: «Представляется, что можно пойти еще дальше и в рамках функций нормы права говорить о функциях гипотезы, диспозиции и санкции»[355].

Из примеров производства в отечественном правоведении нового знания ради самого знания можно привести концепцию позитивной юридической ответственности. Существование поощрительных норм и то, что правомерному поведению предшествует определенное внутренне отношение к будущему деянию, является несомненным. Но означает ли это, что оправданно, наряду с негативной (ретроспективной), выделять «равноправную» позитивную (перспективную) юридическую ответственность? Н.С. Малеин обоснованно пишет: «Юридическая наука должна оставаться на уровне обобщений правового порядка, полезных для права. С этой точки зрения ответственность юридическая и всякая иная – различные понятия. Моральную ответственность нельзя отождествлять с юридической. Ответственность как внутреннее состояние индивида, «чувство» – суть категории сознания, правосознания, но не собственно права»[356]. Концепция позитивной юридической ответственности обосновывается использованием трактовок ответственности в философии, социологии, психологии. Но попав в сферу права общее понятие социальной ответственности должно приобрести соответствующее юридическое содержание, отражающее свойства права как особого регулятора общественных отношений. Право нормативно и общеобязательно; если признается принцип неотвратимости юридической ответственности, то соответственно на каждый акт правомерного поведения должна быть положительная реакция, и было бы логично к основным (регулятивной и охранительной) добавить и поощрительную функцию права. Однако ясно, что реализации этой функции, как присущей праву в целом, привела бы к еще большей юридизации и этатизации общественной жизни.

<< | >>
Источник: В.В. Сорокин. История и методология юридической науки: учебник для вузов /под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.В. Сорокина. – Барнаул,2016. – 699 с.. 2016

Еще по теме Исходная характеристика юриспруденции:

  1. ЧЕЛОВЕК КАК ИСХОДНЫЙ ПУНКТ НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ БЕЛОРУССКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ
  2. ЮРИСПРУДЕНЦИЯ РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII BEKA ЛЕКЦИЯ 1. Общая характеристика. Петр I
  3. Исходное утверждение
  4. Исходный текст
  5. Исходный текст
  6. §1. Исходные представления
  7. § 1. Исходные представления
  8. Исходные данные для оценки эффективности инвестиционного проекта
  9. Исходный пункт познания.
  10. 72. ВЫЯВЛЕНИЕ ИСХОДНОЙ «ОНТОЛОГИЧЕСКОЙ КЛЕТОЧКИ» ПОЗНАНИЯ ПРЕДМЕТОВ МИРА
  11. 1.2. Исходные положения антимонопольной политики