Задать вопрос юристу

2.1. Рецепции византийского права в Уложении: постановка проблемы и историография вопроса.

B историографии об Уложении 1649 года, особенно со второй половины XIX века появилось множество работ, посвящённых различным вопросам, связанным этим с Кодексом.

Кроме специфических юридических проблем, центральное место занимала научная дискуссия об источниках Уложения и обсуждении роли Земского собора 1648-1649 гг.

при разработке правовых норм этого законодательного произведения.

Как видно из пометок на подлинном свитке Уложения, важным источником кодекса был Литовский статут. Вопрос об отношении Соборного Уложения к Литовскому статуту тщательно изучен известным историком русского права М.Ф.Владимирским-Будановым.[118] При этом автор характеризует заимствование литовских правовых норм составителями Уложения как творческое, соответствующее конкретным историческим условиям B Московском государстве.

Источники Уложения, по мнению Владимирского-Буданова, грекоримские, взяты из Кормчей, а именно из Эклоги, Прохирона, новелл Юстиниана и правил Василия Великого; из них более обильным источником был Прохирон (для глав X, XVII и XXII Уложения); новеллы послужили источником I гл. Уложения («О богохульниках»). Вообще же заимствования из Кормчей немногочисленны и фрагментарны и иногда противоречат постановлениям, взятым из туземных источников о том же самом предмете и включенным в тоже Уложение (к примеру ст. 10 главы XIV со ст. 27 гл. XI Уложения).

Обильным источником Уложения был Литовский статут 3-й редакции (1588 года); именно из него прямо или косвенно заимствована вся первая часть Уложения (гл. II-IX). Затем почти целиком заимствована из статута глава XXII Уложения. B остальных частях Уложения есть отдельные заимствования из статута, особенно в главе X.1

Путь для заимствования был облегчён уже тем, что уже раньше приказные дьяки брали и переводили из статута некоторые пригодные артикулы. Способ заимствования разнообразен; иногда заимствуется содержание статута буквально; иногда берётся только система и порядок предметов; иногда заимствуется только предмет закона, а решение даётся своё; большею частию Уложение дробит один артикул на несколько статей. Несмотря на такое множество заимствований из чужих источников, Уложение не есть компиляция иноземного права, а кодекс вполне национальный, переработавший чужой материал по духу старо-Московского права, чем он совершенно отличается от переводных законов XVIII века.[119] [120]

Другим известным исследователем источников кодекса 1649 г. был К.Верховский. Предпринятое им сравнение пометок («из литовского», «из градских», «из Стоглава» и др.) на подлиннике с названными источниками доказало, что эти пометки являются действительными.[121]

Вопрос о влиянии византийского права на Соборное Уложение 1649г. достаточно спорный и мало изученный русскими учеными. Одним из первых этого вопроса коснулся профессор Н.Крылов в своей речи «Об историческом значении римского права в области наук юридических» в 1838 г. Профессор Крылов видит в Уложении 1649 г. «классическое произведение письменности юридической, недостигаемой тогдашним веком»1 и приписывает это, главным образом, влиянию греко-римского права; как пример он приводит 7 статей, заключающих в себе начала этого влияния (Глава II, ст.4.,УП - 28,29,30; X - 170,224,259).

Гораздо более подвинул вопрос о византийских заимствованиях в Соборном Уложении профессор Н.Рождественский своими рассуждениями «О влиянии греко-римского права на российские гражданские законы 1843 г.». Сознавая важность влияния греко-римского права на русское законодательство, он приводит отметки подлинника относительно «градских законов» и добавляет, что он нашел также многие другие статьи, «слово в слово» заимствованные из византийских источников. Таких статей найдено 14 ( Гл. X ст. 162,166,170,172,174,181,194,203,209,255,274,279,280, XX - ст.68).

Профессор Рождественский показывает в первой части своего труда юридические сочинения, посредством коих греко-римское право перешло B Россию, он приводит во второй части содержание этих сочинений относительно гражданских законов; изложение свое разбивает на 4 отдела: права и обязанности семейные, порядок приобретения прав на имущества, обязательства и гражданское судопроизводство, и в каждом отделе указывает статьи Уложения, в которые перешли постановления греко-римского права.[122] [123]

Таким образом, профессор Рождественский первый более точно обозначил широту заимствований византийского права в Уложении, указав сами места греко-римских памятников, соответствующие заимствованным статьям Уложения.

B 1847 году в «Чтениях Императорского Общества Истории и Древностей Российских» (книги 3 и 4) появилось сочинение П.С.Калачёва «О значении Кормчей в системе древнего русского права», в котором автор говорит о влиянии византийских начал на развитие нашего юридического быта. Калачевым были приведены в пример 24 статьи Уложения, заимствованные из византийского права и соответствующие им места источников; из этих статей 8 не были указаны до него (Гл. II ст.І, Гл. II ст. 15, Гл. X ст.210, Гл.ХХІІ ст.4. Гл. II cT.5, Гл. X ст.200, Гл. XXI ст.72, Гл. XXII ст. IO).1

Вопросу о влиянии византийского права на Уложение 1649 года была посвящена работа профессора В.Линовского, выпущенная им в 1847 году «Исследования начал уголовного права, изложенных в Уложении Алексея Михайловича». Автор осторожно выразился о влиянии греко-римского права и ограничил его значение для Соборного Уложения. По мнению Линовского, византийское право обнаружило свое влияние на Уложение, главным образом, тем, что сообщило свой характер системе наказаний, так что Уложение в определении внутреннего соотношения между преступлением и наказанием следовало началам формального возмездия; далее, влияние «градских законов» обнаружилось в разделении преступлений на два главные рода: государственные и частные, а также во введении членовредительных наказаний.[124] [125]

B первом томе знаменитого труда Е.Неволина «История российских гражданских законов» автором излагаются параллельно с русскими узаконениями, касающимися союзов семейственных, постановления византийских законов с тою целью, чтобы можно было проследить, в какой мере воздействовали они на Уложение. B двух других томах того же труда профессор Неволин, раскрывая содержание законов Уложения о правах на вещи, обязательствах и наследстве, указывает статьи, заимствованные из византийского права, причем две статьи (Гл.Х ст.237 и гл. XVII ст.2) выведены им впервые, остальные совпадают с отмеченными на полях подлинника Уложения, отчасти с указанными другими исследователями.[126]

B 1850 году в «Архиве историко-юридических сведений, относящихся до России», издаваемом Калачевым, И.Забелин опубликовал «Сведения о подлинном Уложении Алексея Михайловича». Из этих сведений мы узнаем,

что подлинник Уложения найден был Миллером в Московской Оружейной Палате в 1767 году, по поручению Екатерины II; которая по случаю учреждения в Москве комиссии для сочинения проекта нового Уложения, пожелала видеть подлинник Уложения 1648 r., чтобы узнать, кто именно скрепил его рукоприкладством.

К.Д.Кавелин высказал в «Рецензии на первую книгу Архива» гипотезу о заимствовании составителями Уложения готового законодательного материала из записных книг приказов, конечно, с необходимой соответственно потребностям времени, переработкой этого материала и с различными изменениями и дополнениями.

Профессор И.Е.Загоскин в своей работе «История Московского Государства», характеризует влияние византийского права на Уложение 1649 г. следующим образом: «несомненным следом влияния светского

законодательства византийских императоров, с одной, и церковного греческого Законодательства с другой стороны, остается двойственный характер Уложения, представляющий его, с одной стороны, памятником в высшей степени жестоким, грубым, а, с другой стороны, памятником глубоко христианским».[127]

Научной разработкой данного вопроса занимался профессор Киевского университета А.М.Гуляев.

B своей вступительной речи, прочитанной им 16 сентября 1894 г. в Санкт-Петербурге «Об отношении русского гражданского права к римскому», Гуляев впервые высказывает взгляд о проникновении римских начал в гражданскую часть Уложения через посредство источников византийского права. Благодаря заимствованиям из Литовского Статута, утверждает Гуляев, «римские начала, усвоенные Статутом, могли проникнуть и в Уложение; но нет осязательных следов воздействия римских начал чрез посредство Статута: римскую или, правильнее, римско-византийскую окраску получили в Статуте такие институты, для которых нашему Уложению не было надобности реципировать чужие нормы. Посредственное воздействие римских начал в Уложение произошло чрез источники византийские - «градские законы греческих царей».1

Большой интерес представляет источниковедческое исследование к XVIII и к XXV главам Уложения, автором которых был С.Б.Веселовский. Он обратился к неопубликованным архивным материалам и выяснил, что главным источником главы «О печатных пошлинах» была записная книга Печатного приказа.[128] [129]

Bo второй половине XIX в. в результате более внимательного ознакомления с подлинным свитком Уложения и тщательного анализа первопечатных изданий этого кодекса появились интересные работы И.Е.Забелина, П.Е.Ваденюка и Д.М.Мейчика.[130]

Вопросу об использовании норм византийского права при разработке Соборного Уложения была посвящена специальная работа Н.И.Тиктина.

По подсчету Тиктина почти 17 % всех статей Уложения имели своим источником византийское право. B своей работе по исследованию влияния византийского права на Соборное Уложение 1649 года Н.И.Тиктин приводит сравнительную таблицу, в которой прослеживает источники 161 статьи Уложения, в которых заключаются византийские нормы.[131]

Автор приводит отрывок из царского Указа о составлении Уложения: «В лето 7156, июня в 16 ден, Государь Царь и Великий князь Алексей Михайлович, всея Русси, Самодержавец, в двадесятое лето возраста Своего, в третие лето Богом хранимыя Своея державы, советовал с отцом Своим и Богомольцем, Святейшим Иосифом, Патриархом Московским и всея Русси и с Архиепископами, и с Епископом, и со всем освящённым Собором, и говорил с

Своими Государевыми Боярами, и с Окольничими и с Думными людьми: которые статьи написаны в правилах Святых Апостол и Святых Отец, и в градских законах Греческих Царей, а пристойны те статьи кГосударственным и к Земским делам и те бы статьи выписать, и чтобы прежних Великих государей, Царей и Великих Князей Российских, и отца Его государева, блаженныя памяти, Великого Государя, Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всея Русси, Указы и Боярские приговоры на всякия Государственные и на земские дела собрать, и те Государские Указы и Боярские приговоры с Старыми Судебниками справити...»1

Из приведенной части предисловия видно, что первое место среди источников Уложения должны занимать «правила Святых Апостолов и Святых Отец и градские законы Греческих Царей», т.е. византийское церковное и светское право.

B самом тексте памятника во многих местах, отмечает Тиктин, помещены ссылки на церковные византийские источники - правила св. Апостол и св. Отец - на основании которых делаются различные постановления, духовенству же повеливается производить по ним суд и расправу (например, гл. XIII ст. 4, XIV ст. 10, XVII ст. 4, XX ст. 67 и 80 и т.д.).

B 1831 году в Московском Телеграфе № 7 были напечатаны находящиеся на полях подлинного списка Уложения указания на источники различных статей этого последнего. Эти указания, относящиеся к 177 статьям, показывают, что из «градских законов», т.е. светского византийского права заимствовано 25 статей.[132] [133]

Гл. 1 ст. 1 Гл. X ст. 228 Гл. X ст. 278
Гл. II ст. 4 Гл. X ст. 233 Гл. XVII ст. 15
Гл. VII ст. 20 Гл. X ст. 259 Гл. XXII ст. 1
Гл. VII ст. 29 Гл. X ст. 260 Гл. XXII ст. 2
Гл. X ст. 171 Гл. X ст. 272 Гл. XXII ст. 13
Гл. X ст. 224 Гл. X ст. 273 Гл. XXII ст. 14
Гл. X ст. 225 Гл. X ст. 275 Гл. XXII ст. 16
Гл. X ст. 226 Гл. X ст. 276
Гл. X ст. 227 Гл. X ст. 277
Верная оценка влияния таких материалов на Соборное Уг

осложняется тем, что византийские правовые нормы (Эклога, Прохирон, Номоканон) уже начиная с XI в. проникли в древнюю Русь. Можно предположить, что они, в большинстве случаев, потеряли свой оригинальный характер и слились с русским правом. Шмелёв Г.Н. и Беляев П.Н. упрекали Н.И.Тиктина в преувеличении влияния византийского права на Соборное Уложение.[134]

Определить в точности степень влияния византийского элемента на Уложение представляется делом чрезвычайно трудным; кроме того указания подлинника, по которым можно было бы судить о характере заимствований, относятся к немногим статьям, притом нуждаются в обстоятельной проверке, так как часто расходятся с указаниями исследователей, например, Рождественского и Калачёва.

K середине XVII столетия, когда последовал указ о составлении Уложения, некоторые начала византийского права проникли в самую глубь народной жизни и, будучи переработаны в недрах этой последней, слились с началами туземными до такой степени, что разграничивать их в некоторых случаях представляется делом очень трудным; другие начала, хотя ещё не были вполне усвоены народным сознанием, но в будущем обещали дать такие же благие результаты, как и первые. Поэтому верховная власть, указывая составителям Уложения на те источники, которыми они должны были пользоваться, поставила на первом месте источники византийского происхождения, так как, независимо от влияния духовенства, понимала, что общеразумные начала права, заключающиеся в этих источниках, уже настолько восприняты народным сознанием, что будучи закреплены в нормах положительных законов, не поставят эти последние в разрез с действительною жизнью.

Итак, официальное включение верховную властью византийского права в число источников Уложения основывалось на стремлении дать русскому народу такое законодательство, в котором не только был бы подведён итог прошедшему и не только была уложена вся русская жизнь, выработанная веками, но была уложена эта жизнь прогрессивно, и которое было бы в состоянии с известным видоизменением и развитием своих начал сохранять силу и для последующих веков.

Заимствования имеют вполне сознательный характер, в Уложение вошли только такие начала византийского права, которые уже раньше были усвоены народным сознанием и, потому, не находились более в противоречии с действительною жизнью; отсюда следует, что заимствования производились с известным выбором и не состояли в простом списывании статей византийских источников; действительно, эти последние подверглись в Уложении более или менее значительной переработке. До нас не дошло делопроизводство комиссии по составлению Уложения, и потому мы не можем судить на основании точных исторических данных о способе, которым производились заимствования; однако несомненно, что составители Уложения имели дело непосредственно с византийскими источниками, притом, быть может, как вполне справедливо полагает профессор В.В.Сокольский, пользовались не только в славянском переводе, но и в оригинале.[135]

<< | >>
Источник: Чемеринская Вероника Вячеславовна. ВЛИЯНИЕ ВИЗАНТИЙСКОГО ПРАВА HA ДРЕВНЕРУССКОЕ И РОССИЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО X-XVH BB. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. 2003. 2003
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме 2.1. Рецепции византийского права в Уложении: постановка проблемы и историография вопроса.:

  1. ГЛАВА 1 Проблема рецепции римского права в России: историография вопроса
  2. Влияние византийского права на гражданские законы Уложения 1649 года.
  3. ПРАВО ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: СИСТЕМА ИСТОЧНИКОВ ГРЕКО-РИМСКОГО (ВИЗАНТИЙСКОГО) ПРАВА, ОБЩАЯ хАРАКтеРИСтИКА ИнститутОВ ПуБличнОГО И чАСтнОГО ПРАВА
  4. 2.2. Уголовные законы Уложения 1649 года и Византийское законодательство: сравнительный анализ.
  5. ГЛАВА 2. ВИЗАНТИЙСКОЕ ПРАВО, KAK ИСТОЧНИК СОБОРНОГО УЛОЖЕНИЯ 1649 Г.
  6. Византийское право, как источник законов Уложения о судопроизводстве и государственных законов.
  7. «Русская Правда» и законодательство Византии - проблемы рецепции.
  8. • Инновации. Рецепция: проблема межцивилизационного взаимодействия
  9. 1.2. Современная историография проблемы в ХХ — нач. ХХI в.: на пути к признанию частноправового подхода
  10. Можно констатировать, что по ряду вопросов Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года содержит позитивный самобытный опыт правового регулирования институтов уголовного права.
  11. В.А. ЛЕТЯЕВ. РЕЦЕПЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА В РОССИИ ХIХ – НАЧАЛА ХХ В. (историко-правовой аспект)2001, 2001
  12. 1.1. Историография исследования проблемы в XIX — нач. ХХ в.
  13. Рецепция римского права
  14. § 1. ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ.
  15. §3. «Рецепция» римского права и ius commune
  16. Проблема психологического анализа процесса постановки задачи
  17. § 1. Постановка проблемы
  18. § 1. К постановке проблемы
  19. §1. К постановке проблемы
  20. Постановка проблемы