Задать вопрос юристу

Качественные изменения с точки зрения формирования основ политической науки и политической философии произошли с переходом от средних веков к Новому времени.

XV-XVI вв. стали этапными в судьбах и истории современного мира (Нового и Новейшего времени) в нескольких ключевых аспектах. Именно тогда начались грандиозные социальные, национально- государственные, политические, мировоззренческие и иные сдвиги и изменения, в совокупности составившие великую трансформацию, которая, в свою очередь, привела к зарождению и развитию капитализма и его приходу на смену феодализму.

Она имела своим следствием возникновение и утверждение новой системы миропонимания (Weltanschauung), которая перевернула все представления о человеке, обществе, государстве, об их сущности и взаимоотношениях. Ее основу составили западное христианство, ренессансная и реформационная культурные и интеллектуальные традиции, Просвещение и связанные с ними социально- философские и общественно-политические учения

Напомню в данной связи, что для самой Европы XV столетие было веком изобретения книгопечатания, распространения часов, основания университетов, расцвета искусств, выдвижения на передний план интересов европейского человека фаустовского вопроса о том, как подчинить природу своему контролю. XV век — это век рождения Эразма Роттердамского, Н. Макиавелли, Н

Коперника и других, которые заложили основу революционных идей о человеке и гражданине, гражданском обществе и правовом государстве, составивших стержень современного европейского миропонимания

Эта система в процессе своего формирования вобрала в себя самые разнородные и зачастую, казалось бы, несовместимые друг с другом элементы: переработанные в свете научных достижений конца средневековья и Нового времени идеи античного и средневекового республиканизма, естественного права, рационализма, laissez faire, принципы рыночных отношений и т.д

Здесь определяющее значение имели, с одной стороны, утверждение атомистических и механистических представлений о мире и обществе, с другой — ньютоновская картина мира с четко очерченными законами и закономерностями, причинно- следственными детерминациями и т.д. В данном контексте в истории европейской мысли Декарт ознаменовал поворотный пункт

Ему принадлежит заслуга в разработке и узаконении идеи, согласно которой природа и естественные процессы подчиняются лишь математическим и механическим законам. Он рассматривал мир как огромную машину, а животных как автоматов (animala sunt automata). Природа есть res extensa, т.е. протяженное. От нее резко отличается человек, который есть res cogitans, т.е. мыслящее. В силу того, что природа как машина исчислима, она подчиняется тому, кто знает ее законы, т.е. человеку. Декарт и его последователи требовали победить природу действием. Эту линию в разных сферах проводили Галилей, Кеплер, Бэкон и другие; Ньютон завершил ее

Главное содержание этой традиции — в отделении друг от друга идеального и материального, субъекта и объекта. Тем самым было положено начало объективизации природы, ее разбожествлению и изучению научным, рационалистическим методом. Социальный мир, подобно природной вселенной, изображался как некий жестко детерминированный часовой механизм, действие которого может исчерпывающе понять любой человек, обладающий способностью объять и проанализировать все его элементы и отношения между ними в их тотальности

Постепенно утверждались и легитимировались качественно новые отношения между человеком, обществом и государством

Социально-философские и идейно-политические аспекты данной проблемы довольно подробно изучены в нашей литературе. Здесь отметим лишь то, что под видом концепции модернизации идея прогресса, выдвинутая Просвещением, была принята всей совокупностью социальных и гуманитарных наук. Идея модернизации и соответственно прогресса воспринималась как неизбежный и необратимый феномен сначала евроцентристской цивилизации, а затем и всего современного мира

Особо важное значение, с рассматриваемой точки зрения, имело то, что Новое время ознаменовалось формированием и вычленением из целостного человеческого социума гражданского общества и мира политического в качестве самостоятельных, хотя и взаимосвязанных подсистем жизнедеятельности людей. Об этих феноменах в современном понимании можно говорить лишь с момента появления личности и гражданина как самостоятельного, сознающего себя таковым, индивидуального члена общества, наделенного определенным комплексом прав и свобод, обладающего своими особыми интересами, не всегда совпадающими с интересами общества, и в то же время несущего перед обществом моральную или иную ответственность за все свои действия. Путь западной цивилизации к гражданскому обществу и правовому государству был отмечен острыми и длительными социальными, политическими и идеологическими коллизиями, включая серию широкомасштабных политических революций. Это был процесс не только экономической, социальной и политической, но также социокультурной, духовной и морально-этической трансформации

Глубокие социально-экономические и политико-культурные изменения на протяжении всего Нового времени привели к коренным сдвигам во всех структурах общества, а также к изменению места отдельного человека и различных социальных групп в этих структурах. Новые социальные силы, с бьющей через край жизненной энергией вступившие на общественно- политическую авансцену, в буквальном смысле разорвали всеобъемлющее единство и цепи общей традиции. Эти процессы были неразрывно связаны с формированием идей индивидуальной свободы, самоценности каждой отдельно взятой личности, о прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и самореализацию. Центральным институтом экономической системы стал рынок, а ее главными принципами — индивидуализм, свободная конкуренция и свободное предпринимательство. В рыночной экономике материальное благосостояние людей зависит от их успеха в мирской жизни, в том числе и в сфере экономики, а не от раз и навсегда данных социальных норм. Формировался идеал экономического человека, который открыто провозгласил принцип, согласно которому жить в обществе — значит участвовать в рыночных отношениях и добиваться материальной выгоды. В глазах восходящего буржуа собственность стала неотчуждаемым естественным правом человека, которому он обязан самим своим существованием

Потеряв собственность, человек теряет и свободу, поэтому справедлива лишь та форма власти, которая в наибольшей степени обеспечивает гарантию прав собственности людей

Эти принципы заложили основы для формирования и инсти- туционализации новых форм договорных и собственнических отношений. Правовой статус отдельного человека отделился от его социально-экономического, конфессионального, культурного статуса в обществе, он превратился одновременно в частного лица и гражданина. Отвергалась античная и средневековая идея тождества частного и общественного, утвердилась идея первичности личности по отношению к обществу, а общества — по отношению к государству. В итоге мыслители Нового времени, открыв личность, вместе с тем осознали непреложный факт вечной антиномии между личностью и обществом, между личностью, обществом и государством. Эти изменения, способствовавшие пробуждению личной инициативы и более свободному интеллектуальному развитию, расширению возможностей отдельного индивида, утверждению его самостоятельности и независимости, изобретательности, изворотливости, упорству в достижении цели, формированию практицизма и расчетливости, духа авантюризма и т.д., дали людям возможность сделать гигантский шаг в покорении природы. Они в буквальном смысле пробудили от застоя, духовной и интеллектуальной летаргии широчайшие слои населения

Мыслители Нового времени пришли к выводу, что общество представляет собой механизм, состоящий из автономных и способных к самореализации индивидов, а сущность истории состоит в прогрессивной эмансипации от тиранических структур, унаследованных от прошлого. Впервые получив более или менее законченную форму в теориях Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Л. Монтескье и других, эта, по сути дела, революционная трактовка перевернула общепринятые представления о человеке, обществе и государстве, способствуя подрыву корпоративной и иерархической сословной структуры феодальной системы. Было заявлено, что человек — самостоятельный и свободный индивид, способный без какой-либо помощи извне реализовать свои цели и интересы, он сам лучше, чем кто-либо. Другой, в том числе и государство, знает, что для него хорошо, а что плохо

Следовательно, наилучшим путем самореализации отдельного индивида является предоставление ему как можно большей свободы для осуществления действий, диктуемых его разумом. Что касается общества, то его стали рассматривать как простое собрание индивидов, отличающихся друг от друга интересами и целями, критериями выбора путей и способов их достижения, как арену, на которой каждый преследует собственные цели и интересы

«Мертвая рука прошлого», традиции, устаревшие общественно- политические институты, религиозная схоластика и представляющее их феодальное государство оказались препятствием на пути личной свободы как основного условия общественно-исторического прогресса. Другими словами, свобода представлялась как отсутствие внешних ограничений на реализацию устремлений и действий людей, их способностей

Отсюда — необходимость и неизбежность демистификации государства посредством развенчания идеи божественного права королей на власть, изобличения католической церкви, поддерживавшей своим авторитетом феодальный режим. Казнь Карла I Стюарта 30 января 1649 г. в ходе английской буржуазной революции середины XVII в. нанесла сильнейший удар по самой идее божественного происхождения королевской власти. Этим актом король, рассматриваемый в народном сознании в качестве наместника Бога на земле, как бы ставился на одну доску с простым смертным. Дополнительным аргументом в пользу такой установки стали свержение, а затем и казнь Людовика XV во время Великой французской революции конца XVIII в

Основным содержанием и магистральным направлением развития общественно-политической мысли в Новое время стали формирование и разработка идеи государства вообще и национального государства в частности. Своего рода духовным рубежом в этом процессе стала Реформация, совпавшая с началом процесса становления наций, национальной идеи и национального самосознания европейских народов. Выступив против притязаний католической церкви на свою универсальность и единообразие во всех странах, первые протестанты выдвинули принцип cujus regio, ejus religio, согласно которому каждый государь или народ вправе сам решать вопрос о форме своего вероисповедания. Папа постепенно потерял многие из своих прерогатив в отношении светской власти королей, он стал одним из итальянских князей

Реализация принципа cujus regio, ejus religio, взятого на вооружение сначала германскими князьями, а вслед за ними и другими европейскими монархами, подорвал легитимность Священной Римской империи, рассматриваемой в качестве «секулярнои руки» римско-католической церкви. В конечном итоге Реформация, положив конец вероисповедческому единству западного христианства, привела к разделению Европы приблизительно по оси Юг — Север: Южная Европа сохранила приверженность римскому католичеству, а Северная стала протестантской

Протестантизм, распавшись на различные течения или деноминации, не смог создать свою единую церковную систему, подобную римско-католической. «Такая фрагментация, — писал Т Парсонс, — подтолкнула дальше развитие независимых территориальных монархий, основанных на нестабильной интеграции абсолютистских режимов и «национальных церквей»

Она содержала также семена внутрирелигиозного плюрализма, который быстро развивался в Англии и Голландии»1. Отвергнув католический постулат, согласно которому откровение продолжается посредством церкви, Реформация выбила почву из- под притязаний католической церкви на роль посредницы между верующим и Богом. Противопоставив абсолютный авторитет Творца авторитету традиции и церкви, обосновав идею равного ничтожества всех перед Богом и возможности равного постижения божественной истины каждым отдельно взятым верующим независимо от 1 Social Systems, 1972, № 4, Р. 51

коллективного опыта, М. Лютер, а за ним Ж. Кальвин и другие отцы-основатели протестантизма подвели почву под отрицание средневекового универсализма не только в духовной, но и в мирской жизни. Лютеровская революционная доктрина «священства всех верующих» подвела основу под идею, согласно которой вера является личным делом самого верующего, который уже сам мог выбрать церковную деноминацию для отправления своей веры

Процесс дальнейшей дедогматизации, демифологизации и секуляризации различных течений христианства, довершив дело, способствовал формированию идеи свободы совести как одного из основополагающих прав личности и гражданина. В результате отделения религии от государства она уже выражает не общность, а различие. Она оказывается изгнанной из политической общности в сферу частных интересов, перемещенной из государства в гражданское общество, из сферы публичного права в сферу частного права. По сути дела, был восстановлен принцип эрастианства, предусматривающий верховенство светской власти над духовной. В этом отношении различные течения протестантизма для целого ряда стран стали своеобразными формами национальной идеологии. Как писал П. И. Новгородцев, постепенно в глазах мыслителей Нового времени государство становится источником нравственной жизни, «сама религия оценивается с точки зрения государственного принципа... Снова возвеличивается мир земной, светский, политический, и перед ним сфера церковная отступает на второй план»2

Следует отметить, что в процессе дальнейшей институционализации протестантизм, особенно кальвинизм, способствовал возрождению теократической идеи. Разумеется, в соответствии с основоположениями протестантизма государство было освобождено от контроля церкви. Более того, он всячески обосновывал необходимость укрепления государственного авторитета. Но в обязанность государству вменялась защита церкви и веры. Говоря о необходимости государства для обеспечения блага людей, Ж. Кальвин особо подчеркивал его значение для отправления и защиты религиозной веры и культа. В Женеве государство было поставлено на стражу интересов церкви и приобрело теократический характер

Но тем не менее протестантизм с его религиозным плюрализмом разорвал традиционное для Европы слияние религии, государства и общества. В данной связи следует отметить, что сама идея суверенного национального правового государства возникла 2 Новгородцев П. И. Соч. М.,1995, С. 17

прежде всего в качестве реакции против идеала средневековой теократии. Если почти все средневековые учения ставили в центре внимания в качестве высшего авторитета религию и церковь, учения Нового времени отдают приоритет светскому началу, отвергая авторитет церкви для обоснования государства. Иначе говоря, переворот, совершенный мыслителями Нового времени в области философии права, состоит в отказе от теократического идеала. В ней соответственно на первое место наряду с правовым выводится светское начало. В основе обоих начал лежит стремление мыслителей того периода к единым и общеобязательным для всех без исключения граждан государства законоположениям, единому и равному для всех праву, единому правопорядку. Эта мысль красной нитью проходит через работы большинства авторов, так или иначе затрагивавших данную проблему, начиная от Марсилия Падуанского (в его труде «Defensor pacis» — «Заступник веры») до И. Канта, Гегеля и др

Одной из важнейших форм утверждения национального государства стала абсолютная монархия. Абсолютизм свидетельствовал о появлении путем поглощения более мелких и слабых политических образований крупного централизованного типа государства, способного осуществлять контроль над объединенной территорией, входящей в состав этого государства

Причем верховная власть над территорией и гражданами данного государства всецело переходила в руки единоличного суверена в лице короля, императора, царя. Естественно, что абсолютистские правители претендовали на легитимное право единолично решать общегосударственные дела. Этот принцип наиболее четко сформулировал король Франции Людовик XIV, который заявил: «Государство — это я» (Гeta c'est moi). Абсолютизм способствовал ускорению процесса формирования современного государства, которое, в свою очередь, постепенно привело к сокращению социальных, экономических и культурных различий в рамках самого государства

Одновременно возникло значительное число мелких национальных государств, вовлеченных в постоянные конфликты и войны за выживание. Для них был характерен целый комплекс общих для всех принципов. Это, во-первых, совпадение территориальных границ государства с единой системой политического правления или безусловное распространение юрисдикции государства на всю его территорию; во-вторых, создание новых механизмов законотворчества и его реализации; в- третьих, централизация государственно-административной власти; в-четвертых, пересмотр и разработка единой для всего государства фискальной системы; в-пятых, введение постоянных профессиональных национальных армий и др

Для институционализации суверенного национального государства важное значение имели лишение всех лиц, сословий, образований де-юре властных полномочий и их сосредоточение в руках суверенного государства, а также признание равенства политических прав всех граждан независимо от социального происхождения, вероисповедания, национальности и т.д. Иначе говоря, все властные полномочия перешли к государству. На подконтрольной данному государству территории не остается и не может быть какой-либо иной власти, кроме власти единого суверена. Наиболее завершенным выражением этого принципа стала монополия государства на легитимное насилие

Пробуждение национального самосознания европейских народов воочию свидетельствовало о том, что время господства духовного и политического универсализма безвозвратно ушло в прошлое. Зримым показателем этого явилась утрата Римом господства над западным христианством. Наряду с Римом и Парижем постепенно возникли новые центры духовной жизни, такие, как Виттенберг, Женева, Лондон и др. Стремительно росло число новых научных центров: за Оксфордом их ряды пополнили Вена, Гейдельберг, Прага, возникло множество академий в Италии, протестантских университетов в Германии. В буквальном смысле слова революционные последствия имело изобретение книгопечатания, которое совершенно справедливо было наречено гутенберговской революцией

Решающим фактором подрыва старой и формирования новой парадигмы стало устранение интеллектуальной монополии духовенства, монополии церковной интерпретации мира, принадлежащей касте строго организованной группы интеллектуалов в лице главным образом священнослужителей

Латинский язык постепенно перестал играть роль общего для образованной Европы языка. Более того, претендуя на восстановление первоначального христианства, Реформация существенно ограничила число канонических книг, отвергла Вульгату (т.е. латинский перевод Библии) и признала единственно верным и обязательным греческий текст Евангелия, который начали переводить на национальные языки. В качестве творцов идей и интерпретаторов мира на авансцену вышли представители мирской сферы, которые рекрутировались из среды разнородных и постоянно меняющихся социальных слоев. Все это, как справедливо отмечал В

Виндельбанд, привело к тому, что уже в эпоху Возрождения философия утратила «цеховой характер и в своих лучших созданиях стала продуктом свободной деятельности индивидуумов»3

Поскольку у этой категории людей в силу своей социальной неоднородности не было и не могло быть единства и каких бы то ни было собственных единых организационных форм, они выступали рупорами различных социально-философских и идейно- политических, зачастую соперничающих друг с другом типов сознания, разных направлений интерпретации природного и социального миров

Хотя философия в целом и сохраняла универсалистски- суммативный характер, начали складываться целостно-системные концепции, или, как отмечал М.

С. Каган, суммативность стала превращаться в системность «при сохранении всеохватности мировоззренческого дискурса»4. Началась диверсификация научных дисциплин, которая самым непосредственным образом коснулась и философии. В резкой оппозиции к средневековой традиции была постулирована установка на возрождение античной традиции. В частности, с целью восстановления платонизма во Флоренции была основана Академия. Интенсифицировался начатый еще Дунсом Скотом процесс обособления философии от теологии. Философия во все более растущей степени становилась независимой светской дисциплиной. Она снова поставила своим идеалом знание ради самого знания, конечной целью исследования стало познание реальной действительности и прежде всего природы. Считалось, что, если задача теологии состоит в том, чтобы изучать божественное откровение, изложенное в св. Писании, то философия должна заниматься изучением природы, при этом концентрируя внимание на выяснении места человека в мироздании

В целом философия оказалась перед необходимостью приспособиться к условиям все более нарастающей дифференциации и фрагментации познания, процессу прогрессивного дробления научных дисциплин. Сохранив статус дисциплины, призванной разработать общие контуры мировидения и мировосприятия, философия вместе с тем обнаружила тенденцию к формированию и вычленению новых направлений, призванных разрабатывать мировоззренческие проблемы диверсифицирующихся и приобретавших самостоятельный статус областей природного и социального мира. Во многом констатируя этот факт, Т. Гоббс, например, писал: «Философия делится на столько же ветвей, сколько существует родов вещей, которые могут быть доступными человеческому разуму, и каждая из этих ветвей получает различное наименование в зависимости от различия изучаемых ею предметов..

3 Виндельбанд В. История философии. С. 295

4 Каган М. С. Философия как мировоззрение//Вопросы философии. 1997. № 9. с. 37

Наука о движении называется физикой, наука о естественном праве — философией морали, тогда как вся наука в целом является философией»5

Уже в средние века право, теология и медицина существовали как самостоятельные дисциплины в университетах. Великая интеллектуальная революция XVII в., выдвинувшая на передний план естественные науки, способствовала подрыву оснований традиционной — прежде всего аристотелевской — философии

Естественные науки стали независимы от философии и даже авторитетом для нее. Процесс сегментации единой философии и рождения новых научных дисциплин приобрел необратимый характер. В этом русле развертывались формирование и разработка важнейших представлений о мире политического, политике, политической деятельности, государстве, власти, политических институтах в современном их понимании и соответственно формирование предпосылок их научного анализа. Политическая наука и политическая философия как раз и возникли в качестве научных дисциплин, призванных изучать мир как особую сферу жизнедеятельности людей

В данном контексте показательно, что в центре внимания политических мыслителей Нового времени находилась проблема государства вообще и национального государства в частности

Начиная с Н. Макиавелли и кончая А. Фергюсоном и французскими просветителями, государство выдвигается на первые роли, оно приходит на смену церкви в качестве приоритетного объекта интереса и исследования

В данном контексте трудно переоценить значение изысканий Н Макиавелли. Одним из первых бросив вызов античной классической традиции, он в более или менее четкой форме заявил о политическом как об особой, самостоятельной сфере человеческой жизнедеятельности. Для него политика представляет собой сферу, которая сама для себя вырабатывает собственные цели, методы и средства их реализации. Поэтому ее можно оценивать, исходя из этих целей и средств, а не руководствуясь какими бы то ни было внешними критериями, в том числе и нормами веры и морали

Причем, пытаясь посмотреть на политику «человеческими глазами», Макиавелли выводил ее законы из самой природы человека. Тем самым он освободил политику от морали и фидеизма. Знаменитый флорентинец первым обосновал мысль о том, что для сохранения и защиты государства правомерно и обязательно использовать все имеющиеся в его распоряжении средства, в том числе обман, 5 Гоббс Т. Соч. Т. 1. М., 1989. С. 272

жестокость и, естественно, войну. Государство является целью в себе, и правитель должен при необходимости принять все необходимые меры для сохранения своей власти Интересы государства у него приобрели приоритет над всеми другими соображениями. Он боготворил и обожествлял единое и сильное государство, которое, по его мнению, одно и способно было спасти Италию

Поэтому для Макиавелли приоритет государства перед церковью не подлежит сомнению. Более того, он считал церковь, ее раздробленность и подчинение иноземным государствам причиной всех бед Италии. Исходя из такой постановки вопроса, Макиавелли требовал полной независимости государства от церкви, т. е

секуляризации государства и сферы политики в целом. Выступая за строгое разграничение политики и морали, он рассматривал политику всецело в терминах борьбы за власть, основывающуюся на силе. Государство же понималось как суверенная организация власти или как единственный легитимный носитель публично- политической власти. Макиавелли разработал особое политическое искусство создания твердой государственной власти любыми средствами, не считаясь с какими бы то ни было моральными принципами, руководствуясь максимой «цель оправдывает средства». При этом он проводил четкую линию разграничения не только между теологией и политикой, но и между политикой и этикой. По его мнению, не государство существует для морали, а, наоборот, последняя существует (если вообще существует) для первого. Политическая, государственная жизнь не может подчиняться морали. Мораль невозможна вне политического сообщества. Более того, оно подчиняется собственной логике, собственному raison d'etre, отличному от логики морали. Анализ произведений Макиавелли, имеющих касательство к нашей теме, позволяет сделать вывод, что он сформулировал отдельные положения, которые условно можно назвать предпосылками политико-философских идей6

Большой вклад в освобождение политики и политической мысли от католического универсализма, средневековой схоластики, теологии и церковной морали вслед за Н. Макиавелли внесла целая плеяда мыслителей Нового времени. В данном аспекте в некотором роде этапными можно считать такие работы, как «О свободе слова» Дж. Мильтона, «Левиафан» Т. Гоббса, «Два трактата о государственном правлении» Дж Локка, «О духе законов» Ш. Л

Монтескье, «Об общественном договоре» Ж. Ж. Руссо, 6 См. Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве. М., 1996

«Богословско-политический трактат» Б. Спинозы, «Гражданское общество» А. Фергюсона, работы французских энциклопедистов и т.д. В этих работах в той или иной форме выпячивалась проблема политического как особой сферы жизнедеятельности людей

Немаловажную лепту в рассматриваемом контексте внесли авторы Нового времени, которые разрабатывали правовые аспекты государства. Так, значение труда голландского юриста Г. Гроция «De jure belli ас pacis» («Закон войны и мира», 1625) состоит в том, что это было первое фундаментальное сочинение, где политическое анализировалось прежде всего с юридически-правовой точки зрения в противовес философскому и теологическому подходам. В этом же ряду можно назвать работы испанца Ф. Суареса «О законах и боге как законодателе» (1612), немецкого юриста С. Пуфендорфа «О законах природы и народов» (1672), швейцарского дипломата Э. де Ваттеля «Закон народов» (1757) и др

Основным элементом формировавшейся теории национального государства стала идея суверенитета. Борьба за власть, которая в тот период вылилась в династические, гражданские и религиозные войны, была тесно связана с признанием за национальным государством статуса основной формы самоорганизации того или иного сообщества людей на определенной территории. Отдельные элементы теории национального суверенитета первоначально разрабатывались во Франции на рубеже средних веков и Нового времени в борьбе формировавшихся национальных монархий против Римско-католической церкви и Священной Римской империи, а также против феодальной раздробленности. Она была призвана помочь королю утвердить свою единоличную власть в пределах национального государства. Важным этапом в этом процессе явилось царствование Филиппа Красивого, который в своей борьбе с папой Бонифацием VIII противопоставил римскому теократизму принцип суверенитета королевской власти, основанного на национальной самостоятельности. Блестящую победу идея национальной государственности над римско- католическим универсализмом одержала с успешным завершением борьбы англиканской церкви с папством за свою самостоятельность

Все же приоритет и главная заслуга в разработке идеи государственного суверенитета принадлежат автору периода религиозных войн Ж. Бодену, который в своей главной работе «Шесть книг о республике» (1576) обстоятельно проанализировал сущность государства в важнейших его аспектах. Суть книги состояла в обосновании тезиса о том, что о существовании государства можно говорить лишь в том случае, если оно наделено суверенитетом

Что же Боден понимал под суверенитетом? Это, по его мнению, «абсолютная и постоянная власть», «высшая власть повелевать»

Она едина, неделима и не ограничена какими бы то ни было сковывающими условиями. Считая, что источником суверенитета является народ, Боден пришел к выводу, что «верховную и постоянную власть над гражданами с правом жизни и смерти народ может передать одному из граждан без всяких ограничений так же, как может это сделать собственник, желающий кого-либо одарить»

Юридически суверена нельзя низложить, и ему нельзя противодействовать. Либо правитель независимого государства обладает абсолютной властью, подчеркивал Боден, либо он подчинен какой-либо другой власти, например, сословия, которое является в таком случае сувереном. Лицо, облеченное суверенной властью, вправе по своему усмотрению принимать и отменять любые законы; оно выше всяких человеческих законов, которые противоречат природе верховной власти, и ограничено лишь божественными и естественными законами. «Поскольку, — писал Боден, — после Господа Бога нет на земле ничего более великолепного, чем суверенные правители, и поскольку они установлены Им в качестве Его заместителей, дабы управлять другими людьми, нам следует ясно понимать их статус, так, чтобы мы могли в полном послушании чтить и почитать их величества, восславлять их в наших мыслях и в наших речах. Неуважение к своему суверенному правителю — это неуважение к Господу Богу, чьим земным подобием он является. Именно потому, говоря с Самуилом, от которого народ потребовал поставить над ними другого правителя, Господь Бог сказал: «Не тебя они отвергли, но отвергли меня»7. Предлагая в качестве наиболее подходящей формы правления монархию, он имел в виду абсолютную монархию. Из этого вытекает, что верховная власть в государстве не может допускать какой-либо иной власти, стоящей над ней. Очевидно, что Боден понимает под единством верховной власти ее нераздельность, т.е. исключительную принадлежность одному лицу или органу

Иначе говоря, Бодену еще чужда сама идея разделения властей и конституционных ограничений на государственную власть

Бодена можно назвать также одним из отцов-основателей идеи национального государства. Будучи свидетелем тех бедствий, которые принесли французскому народу религиозные гражданские войны второй половины XVI в., он видел единственный выход из создавшегося положения в создании суверенного светского национального государства. По его мнению, территориальное 7 Цит. по On Sovereignity. N. Y., 1932, Р. 46

национальное государство есть тот центр сосредоточения могущества и власти, который «не ограничен ни по своей власти, ни по своим функциям, ни во времени». В тесной связи с этими установками находится вероисповедческий индифферентизм Бодена. Выступая в поддержку светского государства, он считал, что религиозные раздоры вызывают сумятицу в умах людей и серьезно ослабляют государства. Рассматривая вопросы вероисповедания всецело с точки зрения государственного интереса и пользы, Воден, по сути дела, одним из первых заложил основы принципа религиозного плюрализма, идеи свободы совести и веротерпимости. Более того, исходя из постулата, согласно которому «никого нельзя заставить верить против воли», он утверждал, что для государства выгодно иметь несколько вероисповеданий

Особый интерес, с рассматриваемой точки зрения, представляют воззрения Боссюэ. В сочинении «Политика, извлеченная из собственного текста Священного писания» («Politique tire des propres paroles de PEcriture Sainte») он, отвергнув идеи договорного происхождения власти монарха, обосновывает идею божественного ее происхождения. По его мнению, престол монарха представляет собой не что иное, как земное воплощение престола Божия. Поэтому, утверждал он, власть монарха должна быть абсолютной и неограниченной. Вместе с тем значимость труда Боссюэ состоит в том, что он решительно и последовательно выступал за независимость монарха от римского папы. И, более того, он высказывался за разделение светской и духовной власти. В этом плане особенно важна позиция, выраженная в Декларации 1612 г., к составлению которой Боссюэ имел самое непосредственное отношение. В ней, в частности, говорилось, что св. Петр и его преемники, а также церковь в целом получили от Бога власть только в духовной области, а не в светской. Иисус Христос, провозгласив, что царство Его не от мира сего, установил, что следует воздавать кесарю кесарево, а Богу Божье. Поэтому короли и суверены не подчинены никакой церковной власти в светских делах, они не могут быть ни прямо, ни косвенно низложены по распоряжению главы церкви, а подданные не могут быть освобождены от повиновения. При всей своей приверженности идее божественного права королей править своими народам, Боссюэ, несомненно, способствовал освобождению европейского сознания от католического универсализма, утверждению веротерпимости и светского начала в государстве

Существенный вклад в разработку политической философии и философии права внесли представители естественно-правовой школы. Не случайно П. И. Новгородцев даже считал, что «естественное право, как идеал для положительного, как требование его реформы, есть исконное проявление философской мысли, есть сама философия права»8. Представители естественно-правовой школы исходили из идеи, согласно которой человек появился на свет раньше общества и государства. Уже в дообщественном, догосударственном, «естественном» состоянии он наделен неотчуждаемыми правами, руководствуясь которыми каждый получал то, что он заслуживал

На долю школы естественного права выпала задача разработать само понятие права на новых, отличных от богословия, научных началах. Один из отцов-основателей этой школы голландский юрист Г. Греции заложил начало так называемого рационалистического направления в государствоведении и правоведении. Главная книга Греция «О праве войны и мира» имела громадный, прямо-таки беспрецедентный успех. Несмотря на огромный объем, сразу после появления в свет в 1625 г. она была переведена почти на все ведущие языки Европы. К середине XVIII в. она выдержала 45 различных изданий. Гроций был убежден в том, что в самой природе человека как общественного существа лежат семена нравственных устремлений. Он выводил право из социальной и разумной природы человека и исследовал его рационалистическим методом, вносил свою лепту в формирование и утверждение рационалистической философии права. По его мнению, сам Бог законодательствует в соответствии с естественным правом. Естественное право «столь незыблемо, — подчеркивал он, — что не может быть изменено даже самим Богом. Хотя Божественное всемогущество и безмерно, тем не менее можно назвать и нечто такое, на что оно не распространяется... Действительно, подобно тому, как Бог не может сделать, чтобы дважды два не равнялось четырем, так точно он не может зло по внутреннему смыслу обратить в добро»9

Из естественного права Греции выводил и государство

Государство, утверждал он, "есть результат реализации естественного права. Причем «мать естественного права есть сама природа человека, которая побуждала бы его стремиться ко взаимному общению, даже если бы мы не нуждались ни в чем; матерью же внутригосударственного права является самое обстоятельство, принятое по взаимному соглашению; а так как последнее получает свою силу от естественного права, то природа может слыть как бы прародительницей внутригосударственного права». Таким образом, сам договорный принцип, лежащий в основе 8 Новгородцев П. И. Соч. С. 117

9 Греции Г. О праве войны и мира. М., 1994. С. 74

государства, также выводился из естественного права. Особо подчеркивалась мысль о том, что государство «есть совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы». Причем государство — результат соглашения большинства против меньшинства, союз слабых и угнетенных против сильных и могущественных. Очевидно, что здесь мы имеем идеи, которые подготовили восхождение либерализма и правового государства

Качественно новый шаг в направлении разработки государственной идеи сделал современник и участник событий того времени Т. Гоббс. Его труд «О гражданине» и вторую часть «Левиафана» «О государстве», по-видимому, можно считать первыми подлинно политико-философскими произведениями в собственном смысле слова, хотя сам Гоббс не использовал еще понятие «политическая философия». Если сравнить эти работы с трудами классиков античной мысли, то нельзя не обнаружить их разительное различие как по тональности, так и по смыслу. В основе концепции Гоббса лежат взаимодействие и динамика противоположных начал коллективно-государственного и индивидуально-личностного. В обеих названных работах он имеет ввиду прежде всего сущность и предназначение государства — этого «искусственного человека», антипода естественного состояния людей

Проводится четкое различие между государством-Левиафаном как носителем верховной власти и подданными, обладающими при всей их подчиненности этой верховной власти определенными неотъемлемыми правами. Здесь интересны рассуждения Гоббса об естественном праве и гражданском или положительном законе. По его мнению, они совпадают как по содержанию, так и по объему

Однако естественные законы, суть которых состоит в беспристрастности, справедливости, признательности и вытекающих из них моральных качествах, в естественном состоянии не являются законами в собственном смысле слова; они лишь располагают людей к миру, милосердию и повиновению

Естественными являются те законы, которые существовали и будут существовать вечно. Государи и судьи приходят и уходят, даже небо и земля могут исчезнуть, говорил он, но ни один пункт естественного закона не исчезнет, ибо это вечный божественный закон. «Все неписаные законы — естественные законы», — констатировал Гоббс. Они «не нуждаются ни в какой публикации и ни в каком провозглашении, ибо они содержатся в одном признанном всеми положении: не делай другому того, что ты считал бы неразумным со стороны другого по отношению к самому себе»

Поэтому естественные законы являются по своей сущности моральными законами10

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С. Политическая философия . 0000
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Качественные изменения с точки зрения формирования основ политической науки и политической философии произошли с переходом от средних веков к Новому времени.:

  1. Закон перехода количественных изменений в качественные
  2. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ B СРЕДНЕЙ АЗИИ
  3. 1. Закон перехода количественных изменений в качественный
  4. (С точки зрения философа)
  5. (История государства и права зарубежных стран — общественная историко-правовая наука. C исторической точки зрения она воссоздает картину конкретных исто- рическихсобытий, формирования государств, правовых систем общества начиная с древнейших времен
  6. Мера и проблема взаимосвязи качественных и количественных изменений (критика концепции перехода количества в качество)
  7. Значение политической философии и та роль, которую она играет, сегодня столь же очевидны, как это было и всегда с тех пор, как политическая философия появилась на свет в Афинах.
  8. Глава 2. ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДПОСЫЛОК ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В НОВОЕ ВРЕМЯ
  9. § 3.3. Конституционные основы политических жизни общества и политических отношений в России
  10. §4. Политические и идеологические основы конституционного строя. Принцип политического многообразия, его роль в осуществлении демократии
  11. ГЛАВА 4Традиционные государства Древнего мира, Средних веков и раннего Нового времени: общая характеристика
  12. § 2. Переход к гибкому автоматизированному производству как основа изменений в управлении
  13. ЧАСТЬ 1 Объект политической философии - это политическая рефлексия, рефлексия о политике.
  14. 1 Ф. Бэкон – родоначальник опытной науки и материалистической философии Нового времени. Индуктивный метод
  15. Формирование естественной науки и инженерии в культуре Нового времени
  16. Что такое политическая философия?