<<
>>

СИСТЕМЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ И МОДЕЛИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

(Пробіеиь! современного российского законодате іьства материалы I Всероссийской научно-практической конференции (Иркутск, 18 октября 2012 г.) в 2 ч РИА Минюста России Иркут юрио ин-т (ф-ч) M, Иркутск, 2012 Ч I C 169-173)

Автор приходит к выводу о целесообразности использования наряду с понятием системы принудительного исполнения понятия модели исполнительного производства, подразделяя соответствующие модели на административные и процесс) альные Предлагается установить институт частных судебных исполнитетей. подчиняющихся арбитражном) суду

Согласно профессору В. В. Яркову по способу организации профессии судебного исполнителя, возможностям и пределам участия негосударственных организаций в исполнительном производстве в мире сложились следующие модели исполнительного производства: публично-правовая (СССР); частно-правовая, иначе называемая небюджетной (Франция, Бенилюкс, Греция и цр.); смешанная (Германия, США, Россия)51. Публично-правовая система, как указывает В. В. Ярков, характеризуется тем, что и судебный исполнитель, и сотрудники всех вовлеченных в процесс исполнения организаций (торговых, специалисты по оценке и пр.), состоят на государственной службе. Для публично- 1 Ярков В В Основные мировые системы принудительного исполнения // Универсптетські на)KOBi записки Украина Хмельницкий, 2006 №2(18) C 84-86

правовой организации принудительного исполнения, по мнению профессора В. В. Яркова, характерно полное огосударствление всех ее сторон, отсутствие частной инициативы при совершении отдельных видов исполнительных действий. Подразделяя системы принудительного исполнения на публичные, частные и смешанные. профессор В. В. Ярков подчеркивает, что данная классификация не является полностью юридически чистой, но позволяет лучше понять содержание системы принудительного исполнения в конкретной стране. Действительно, с юридической точки зрения трудно говорить о том, что при совершении отдельных видов исполнительных действий в советской системе принудительного исполнения отсутствовала частная инициатива. В частности, по инициативе взыскателя ему возвращался исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено не полно (п. 42 Инструкции об исполнительном производстве, утвержденной приказом Министерства юстиции СССР от 15 ноября 1985 г. № 22). Нельзя утверждать, что сотрудники всех организаций вовлеченных в советский исполнительный процесс, де-юре состояли на государственной службе. Например, колхозы и иные кооперативные организации могли выступать в качестве агентов исполнения. Пункты 105-118 названной инструкции регламентировали исполнение обязанности колхозов и кооперативных организаций по удержанию денежных средств из заработной платы и доходов за труд, включая денежные и натуральные выплаты. Члены колхозов и иных кооперативных организаций, действовавшие в исполнительном производстве от имени колхозов и кооперативов, государственными служащими не являлись. Тем не менее, следует согласиться с характеристикой системы принудительного исполнения, существовавшей в СССР, как системы публичной. Согласиться не потому, что вся социальная инфраструктура (система), обслуживающая принудительное исполнение являлась государственной, а потому что судебные исполнители, а также исполнители других ведомств (не отождествлять с агентами исполнения), являлись государственными служащими и получали зарплату (жалованье, довольствие, содержание) из государственного бюджета. В настоящее время к публичным системам, как мы полагаем, следует отнести исполнительные производства Республики Бе- парусь и Российской Федерации.

Частные (небюджетные) системы принудительного исполнения, согласно профессору В. В. Яркову, характеризуются тем, что государство не финансирует деятельность судебных исполнителей, но возлагает на них расходы по самофинансированию и бремя полной имущественной ответственности перед клиентами-взыскателями. При этом судебный исполнитель получает полномочия от государства, назначается государством на должность [32]. Таким образом, небюджетную систему можно именовать частной лишь условно, частный судебный исполнитель есть публичное лицо, помощник правосудия, а не коллектор (частный сборщик долгов). Вместе с тем, наличие небюджетной системы не исключает системы публичной (бюджетной). Во Франции, наряду с частными судебными исполнителями ((huissier de justice) принудительное исполнение осуществляют судебные исполнители государственного казначейства, являющиеся государственными служащими [33]. Смешанная система, профессор В. В. Ярков именует ее моделью, характеризуется тем. что в процедуру принудительного исполнения допускаются организации различных организационно-правовых форм, специализирующиеся на розыске должников и их имущества, оценке, хранении и реализации арестованного имущества. При этом профессор подчеркивает, что степень «приватизации» принудительного исполнения зависит от правовых традиций страны (в Германии пристав, будучи должностным лицом - чиновником судебного ведомства, получает часть денежных средств, выплачиваемых стороной исполнительного производства за осуществление приставом своих функций) [34]. Здесь нам следует вспомнить, что по уже не действующему Федеральному закону от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель мог получать вознаграждение в размере не менее пяти процентов от взысканной с>ммы или стоимости имущества, но не более десяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 89).

Подразделение систем принудительного исполнения на частные, публичные и смешанные не основано на четких критери- ях. В зависимости от замысла классификатора, одну и ту же систему именуют публичной, частной или смешанной. Если желаем сказать, что в СССР частному лицу, соприкоснувшемуся со сферой исполнительного производства, или судебному исполнителю было трудно или невозможно заработать легальным образом, то относим советское исполнительное производство к публичным системам. Если надо подчеркнуть, что в Германии, где не допускают и мысли о частных судебных приставах, исполнителю дают легальную возможность получить скромный «приварок» к жалованью. то отнесем германское исполнительное производство к системам смешанным. Более правильно вести речь не о системе исполнительного производства, под которой понимается вся совокупность облеченных в правовые формы экономических связей в сфере принудительного исполнения и вокруг него, вся инфраструктура, оказывающая услуги по исполнению (оценка, хранение, представительство, организация торгов и ироч.), а о модели принудительного исполнения. Мы опасаемся говорить о системах, поскольку в принудительном исполнении все системы- публичные или смешанные, в зависимости от целей классификатора. Не будет ошибкой вести речь о публичности даже древних или средневековых систем, в которых взыскатель легально мог самостоятельно прибегнуть к мерам принуждения. В те времена, взыскатель, полагающий неразумным использовать собственные силы, часто сговаривался с финансовыми чиновниками о том, что сборщики податей, королевские стражники, бейлифы, взыщут не только налоги, но и частные долги (за вознаграждение, разумеется).

В отличие от системы принудительного исполнения, его модель определяется четким критерием: процедурой, по правилам которой происходит рассмотрение жалобы на акты (действие, бездействие) судебного исполнителя. Если жалоба рассматривается по общим правилам производства по делам из административных и иных публичных правоотношений, перед нами административная модель исполнительного производства. В современной России исполнительное производство организовано по административной модели. Утверждения о том. что российское исполнительное производство есть часть процесса, справедливы, но только в отношении идеального гражданского (арбитражного) процесса, представления о котором существуют лишь в правосознании, но никак не в законодательстве. Для российского суда пристав-исполнитель не помощник правосудия, а должностное лицо постороннего ведомства, акты которого могут оспариваться на равных началах с актами других публичных органов и их должностных лиц, в отличие, скажем от судебных или следственных актов. Если жалоба на действия судебного исполнителя. его промедление или отказ в совершении действий (актов) рассматривается в особом порядке, в котором действует презумпция законности действий (бездействия) исполнителя, перед нами процессуальная модель исполнительного производства. К данной модели относится принудительное исполнение Советского Союза, Республики Беларусь и Республики Казахстан. При этом не имеет принципиального значения, состоит или нет судебный исполнитель в штатах судебного ведомства. Подразделения исполнения могут подчиняться судам, как это имеет место в хозяйственных судах Республике Беларусь, пребывать в двойном подчинении у министерства юстиции и суда (Советский Союз, суды обшей юрисдикции Республики Беларусь), являться структурными частями (подразделениями) специального административного органа, подведомственному министерству юстиции (Казахстан). Ведомственная принадлежность не имеет значения. Главное заключается в другом, а именно, относятся ли в суде к судебному исполнителю как к своему, так же как относятся к следователю или прокурору, или как к чужому, так как сегодня относятся в российском суде к судебному приставу- исполнителю. Если как к своему - рассматривают жалобы в особом порядке, если как чужому - рассматривают жалобы в порядке общем на равных основаниях с жалобами на действия иных должностных лиц государственных и муниципальных органов. Полагаем, будет удачей совместить опыт Беларуси, где государственные судебные исполнители подчиняются хозяйственным судам, с опытом Казахстана, где введен институт частных судебных исполнителей, и снабдить арбитражные суды штатами частных (небюджетных) судебных исполнителей. Жалобы на действия своих частных судебных исполнителей арбитражные суды могут рассматривать в том порядке, в каком они рассматривают жалобы на арбитражных управляющих.

Использованная литература

1. Ярков, В В Основные мировые системы принудительного исполнения 1 В. В. Ярков// Университетські наукові записки. - Украина: Хмельницкий, 2006. - № 2 (18). - С. 84-101.

5.

<< | >>
Источник: Нестолий В. Г.. Тетради по исполнительному производству, нотариату, гражданскому праву и процессу : учеб, пособие / В. Г. Нестолий ; ВГЮА (РПА Минюста России), Иркут, юрид. ин-т (филиал). Кафедра гражданского права и процесса. - Иркутск : Иркут, ин-т (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России),2015. - 229 с.. 2015

Еще по теме СИСТЕМЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ И МОДЕЛИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА:

  1. Тема 6. Общие правила совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения в исполнительном производстве
  2. Статья 34.1. Ведение исполнительного производства группой принудительного исполнения
  3. Тема 5. Возбуждение исполнительного производства и подготовка к принудительному исполнению
  4. Глава 6 Общие условия совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения в исполнительном производстве
  5. Глава 5 Возбуждение исполнительного производства и подготовка к принудительному исполнению
  6. ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ПО БЕЛОРУССКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ‘
  7. Отложение исполнительных действий и мер принудительного исполнения
  8. Статья 23.68. Федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов Комментарий к статье 23.68
  9. Соотношение понятий «исполнительные действия» и «меры принудительного исполнения»
  10. Отложение исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения
  11. Предъявление на принудительное исполнение исполнительного документа о взыскании алиментов
  12. Расходы по совершению исполнительных действий и применению мер принудительного исполнения
  13. Понятие и виды исполнительных действий и мер принудительного исполнения
  14. Статья 38. Отложение исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения
  15. Совершение исполнительных действий и применение мер принудительного исполнения без предварительного уведомления
  16. Статья 35. Время совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения