<<
>>

ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ПО БЕЛОРУССКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ‘

(Пспотнительное право 2013 №2 C 22-26)*

Авторы доказывают тезис о процессуальной природе модели исполнительного производства, зафиксированной в нормативных правовых актах Республики Беларусь, ссылаясь на то, что постановления белорусских судебных исполнителей обжалуются в особом порядке, а сами судебные исполнители состоят при общих и хозяйственных судах.

В соавторстве со Светланой Ивановной Семеновой Иные версии см I) Hectnonuii В Г. Семенова C Ii Процессуальная модель исполнительного производства по законодательству Республики Беларусь// VII Державинские чтения в Pecmблике Мордовия материалы Bcepoc науч - практ конф , г Саранск. 27 апреля 2012 г Саранск РИА Минюста России, 2012 C 126-131. 2) Heunonuii В Г Семенова C II Процессуальная модель принудительного исполнения по белорусскому законодательству H Актуальные проблемы гражданского и арбитражного процесса реалии, потребности и перспективы материалы Bcepoc науч-практ интернет-конф Иркутск ВСФ ФГБОУ ВПО «РАП», [б г] C 107-117 18

Еще недавно «внимание всех тех, к го имел дело с идеалами справедливости и эффективной судебной системы, в значительной части было замкнуто в границах вынесения судебного решения» . Сегодня юристы должны обратить внимание на процедуры, следующие за вступлением решения в законную силу. «Принудительное применение средств защиты гражданских прав происходит в особой форме, определяемой нормами процессуального права, - констатирует профессор В. Ф. Яковлев, - особенности гражданско-правового принуждения находят свое воплощение в процессуальных формах его применения» 11. В реальности в процессуальной форме не происходит принудительного применения средств гражданско-правовой защиты, в суде решается лишь вопрос о возможности применения данных средств, осуществляется проверка обоснованности возражений против их применения, подтверждается или отвергается существование субъективного права. Исполнительное производство по действующему российскому законодательству есть не процессуальная, а административная процедура, ключевой фигурой в которой наряду с взыскателем и должником является специальное должностное лицо - судебный пристав-исполнитель.

Преобладающие в литературе иные точки зрения, согласно которым исполнительное производство охватывается, соответственно, гражданским или арбитражным процессуальным правом либо представляет собой самостоятельную процессуальную или комплексную процессуальную отрасль права, являются оправданными только с точки зрения ценностей гражданского права и цивилистического правоприменения (гражданского и арбитражного процессов, третейского разбирательства). Но с формальной юридической стороны представления о процессуальном характере отношений между судебным приставом-исполнителем и взыскателем, между судебным приставом-исполнителем и должником способны дезориентировать стороны исполнительного производства и их представителей. При обнаружении лакуны в законодательстве об исполнительном производстве они могут об- [13] [14]

ращаться за ответом к кодексам цивилистического процесса, в то время как соответствующее нормативно-правовое предписание содержится в административном законодательстве.

Для наглядной демонстрации отличий российской административной модели исполнительного производства от модели процессуальной, которую Республика Беларусь «унаследовала» от советского законодателя 28, следует обратиться к белорусскому законодательству. Обращение к белорусской модели оправдано не только тем. что на ее фоне рельефно демонстрируется административный характер соответствующей процедуры в российском законодательстве, но и тем, что в соответствии с Соглашением между Россией и Беларусью о порядке взаимного исполнения судебных актов (Москва, 17 января 2001 г.) 29 судебные акты российских арбитражных судов и белорусских хозяйственных судов не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства.

Иначе говоря, согласно названному соглашению решения арбитражных судов Российской Федерации не требуют признания на территории Республики Беларусь. Исполнительные листы, выданные российскими арбитражными судами, являются основанием для возбуждения исполнительного производства в Беларуси без акта признания со стороны белорусского государства. Соглашение ратифицировано Федеральным законом от 11 июля 2002 г. N° 90-ФЗ 30 и поддержано российскими арбитражными 8 См Колядко И H Принудительное исполнение судебных решений и иных актов в Республике Беларусь (концепция, правовое регулирование, проблемы совершенствования) /' Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, с\ зов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека сб науч ст Краснодар СПб, 2008 C 659-669 4 Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь (Москва, 17 января 2001 г )// Собр законодательства РФ. 2003 .Ns: 7 Ст 550

О ратификации Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о порядке исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь • федер закон от 11 {поля 2002 г № 90-ФЗ // Собр законодательства РФ 2002 № 28 Ст 2794 20

судами и иными компетентными органами [15]. В частности. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации разъяснил порядок взыскания с организаций, находящихся в Беларуси, средств в российский бюджет на основании решений арбитражных судов [16].

Исполнение судебных актов российских арбитражных судов в Беларуси осуществляется в соответствии с белорусским хозяйственным процессуальным законодательством. Судебное исполнительное производство здесь является процессом, существующим в двух формах: хозяйственный исполнительный процесс является специализированным по отношению к общему гражданскому исполнительному процессу.

Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь от 11 января 1999 г. №238-3 [17] содержит раздел IX, регламентирующий исполнительное производство, объединяющий главы 35-40 (ст. ст. 459 - 540). Рассмотрение жалобы на действия судебного исполнителя осуществляется судом с извещением сторон (ст. 479), неявка которых не препятствует рассмотрению жалобы. Обязательное участие судебного исполнителя в заседании по жалобе не предусмотрено. Помимо ГПК РБ исполнительное производство в судах общей юрисдикции регламентируется Инструкцией по исполнительному производству, утвержденной Постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 20 декабря 2004 г. (в редакции Постановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 3 октября 2011 г. № 219 34).

Согласно названной Инструкции задачами исполнительного производства являются обеспечение исполнения решений, определений и постановлений судов по гражданским делам, постановлений по делам об административных правонарушениях, приговоров, определений и постановлений по уголовным делам в части имущественных взысканий, а также постановлений и решений других органов, исполнение которых законодательством возложено на судебных исполнителей, контроль за добровольным исполнением, а в необходимых случаях их принудительное исполнение в целях охраны и защиты подтвержденных в установленном законом порядке прав граждан, юридических лиц и государства.

Отсюда следует, что судебные исполнители обеспечивают исполнение не только судебных актов, но и постановлений и решений других органов в случаях, установленных белорусским законодательством. Но при этом они ориентированы прежде всего на исполнение актов судебных органов, а иные органы, принимающие решения, нуждающиеся в принудительном исполнении, могут создавать собственные аппараты обеспечения исполнения своих решений (принуждения к исполнению и контроля за добровольным исполнением).

Хозяйственные суды Республики Беларусь обладают собственной службой судебных исполнителей. Взаимодействие судебных исполнителей общих судов и Службы судебных исполнителей хозяйственных судов в Республике Беларусь осуществляется в соответствии с Инструкцией, утвержденной Постановлением Министерства юстиции Республики от 22 ноября 2006 г. № 73 35.

Источники свидетельствуют, что судебные исполнители хозяйственных судов не находятся в подчинении Минюста РБ, а 4 Инсгрукшія по исполнительному производству утв постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 20 дек 20 дек 2004 г (в ред постановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 3 окт 2011 г № 219) Ч Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь 2011 5 окт №8 /2436, Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь 2011 №8/24236

Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь 2006 №202, 8/15385

подчиняются руководителям служб исполнения хозяйственного суда и хозяйственному суду [18].

Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь от 15 декабря 1998 г. №219-3, как и ГПК РБ, содержит обширный специальный раздел IV об исполнительном производстве (ст. ст. 227 - 305) [19]. Постановлением Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь от 26 ноября 2009 г. № 21 утверждена Инструкция по исполнительному производству в хозяйственных судах Республики Беларусь [20]. Служба судебных исполнителей хозяйственных судов, помимо Хозяйственного процессуального кодекса и постановлений Пленума Высшего Хозяйственного Суда, опирается на Положение о Службе судебных исполнителей хозяйственных судов, утвержденное Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30 января 1998 г. № 147 [21]

Инструкция по исполнительному производству в хозяйственных судах Республики Беларусь разъясняет, что исполнение постановлений о наложении административных взысканий регулируется Процессуально-исполнительным кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях от 20 декабря 2006 г. № 194-3 [22] (далее - ПИКоАП), Хозяйственным процессуальным кодексом и иными актами законодательства, регулирующими порядок и условия исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях (ст. 14.1 ПИКоАП).

В соответствии со ст. 15.2 ПИКоАП Постановление о наложении административного взыскания в виде штрафа исполняется должностным лицом органа, ведущего административный процесс, вынесшего постановление, а в случае вынесения постановления судом - судебным исполнителем. Статьей 16.1 ПИКоАП установлено, что постановления о конфискации, взыскании стоимости предмета административного правонарушения исполняются судебными исполнителями, за исключением постановления о конфискации огнестрельного, газового оружия и боеприпасов, которое исполняется уполномоченными лицами органов внутренних дел.

Наряду с органами внутренних дел принудительное исполнение актов осуществляют должностные лица инспекций по делам судоходства, Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Белар>сь (ст. 17.1 ПИКоАП).

Таким образом, законодательство об исполнительном производстве Республики Беларусь фиксирует «процессуальную» модель принудительного исполнения судебных решений, согласно которой исполнение судебных актов обеспечивается судебными исполнителями, состоящими при судах. Другие органы, обладающие полномочиями по принятию решений, нуждающиеся в принудительном исполнении, обладают собственным аппаратом принуждения.

Действия должностных лиц, обеспечивающих исполнение, могут быть обжалованы в суд в соответствии с ч. 1 ст. 7.3 ПИКоАП. Статьями 12.1 - 12.15 ПИКоАП предусмотрен порядок рассмотрения жалоб на должностных лиц, совершающих процессуальные действия. Общие суды рассматривают дела по соответствующим жалобам, руководствуясь разъяснениями Постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 30 сентября 2011 г. j\° 6 «О практике рассмотрения судами жалоб (протестов) на постановления по делам об административных правонарушениях» [23]. Правоположения, зафиксированные в постановлении Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 24 декабря 2009 г. № 11 «О применении судами законодательства, регулирующего защиту прав и законных интересов граждан при рассмотрении жалоб на неправомерные действия (бездействие) государственных органов, иных организаций и должностных лиц»[24], не распространяются на отношения по обжалованию действий должностных лиц, исполняющих постановления о наложении административных взысканий.

Аналогичная модель, как известно, зафиксирована в российском уголовно-процессуальном законе, действия следователя не могут быть обжалованы в общем (обыкновенном) порядке, установленном гражданским (арбитражным) процессуальным законодательством для оспаривания действий (актов, решений, бездействия) должностных лиц.

«Процессуальная» модель принудительного исполнения, нашедшая отражение в правовых актах Республики Беларусь, не только снижает уровень процессуальных гарантий сторон (взыскателя и должника) в сравнении с «административной» моделью, но еще и приводит к тому, что каждое ведомство вынуждено опираться на собственный аппарат принуждения. Этот тезис наглядно доказывается тем, что хозяйственные суды Беларуси располагают своей службой судебных исполнителей, для которой утверждают инструкцию, разъясняющую и конкретизирующую нормативные правовые предписания об исполнительном производстве, закрепленные в хозяйственном процессуальном законе.

Почему процессуальная модель не может предоставлять сторонам тех процессуальных гарантий, которыми они обладают при административной модели? Потому что судебный исполнитель в процессуальной модели является не обыкновенным должностным лицом, а судебным деятелем, помощником правосудия. Жалобы на его действия (акты, решения, бездействие) рассматриваются не в общем, а в особом порядке. Органом, обеспечивающим исполнение судебных решений, является суд, и в этот же суд приносится жалоба на должностное лицо, непосредственно под руководством суда применяющего меры государственного принуждения к должнику. Невозможно быть судьей в собственном деле, поэтому, когда суд рассматривает жалобу на действия (бездействие) своего деятеля, помощника правосудия, исполняющего судебные акты, это уже не совсем суд, ведь и председатель суда, которому приносят жалобу на подчиненного, не может выступать по данной жалобе в качестве судьи. По такой жалобе председатель суда есть начальник, администратор, но не судья. Производство по жалобе на судебного исполнителя здесь не процессуальное, а дисциплинарное производство, на которое распространяются отдельные гарантии из числа гарантий, установленных для процессуальных производств. Поскольку процессуальная модель исполнительного производства не может исключить вероятность нарушения субъективных прав и законных интересов должников и взыскателей, а процессуальные гарантии, подобные гарантиям производства по делам из публичных правоотношений, отсутствуют, здесь существует объективная необходимость в прокурорском надзоре за исполнением законов при осуществлении судебными исполнителями возложенных на них функций.

Когда судья находит жалобу основательной, он убеждает судебного исполнителя исправить допущенные недочеты без всякого разбирательства по жалобе; напротив, если жалоба, по мнению судьи, безосновательна, то он разъясняет заявителю отсутствие перспективы, не открывая о том специального производства, особенно если жалоба содержится в устном заявлении. Разумеется, такая модель во многом лишает должника возможности противодействовать исполнению судебного решения, HO, C другой стороны, не ускоряет исполнения.

Если исполнительное производство есть часть процесса, то применительно к теме настоящей статьи обоснован вопрос: частью какого процесса (российского арбитражного или белорусского хозяйственного) является исполнительное производство, осуществляемое в Беларуси хозяйственным судом на основании исполнительного листа, выданного российским арбитражным судом? Термин «процесса, как известно, может быть употреблен для обозначения различных понятий, а именно: для обозначения конкретного судебного разбирательства; для обозначения нормативной модели процесса судебного разбирательства, зафиксированной в процессуальном законе (Устав гражданского судопроизводства, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и др.); для обозначения идеальной модели (концепции) судебного разбирательства, существующей в профессиональном сознании юристов.

В первом случае процесс есть система последовательно осуществляемых процессуальных действий, совершаемых судом и другими участниками судопроизводства в связи с рассмотрением и разрешением конкретного дела [25]. Во втором процесс, иначе называемый процессуальной формой, есть нормативно установленный порядок осуществления правосудия, выработанный на основе опыта правоприменения [26]. Процессуальная форма одновременно стабильна и подвижна. Стабильность процесса гарантируется его нормативностью, под которой следует понимать как фиксацию алгоритма процесса в законодательном или ином нормативном акте (например, в постановлении Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь), так и привычное следование данному алгоритму всеми судами и участниками разрешаемых ими конкретных дел. Подвижность процессуальной формы обеспечивается решениями надзорных и кассационных инстанций по конкретным делам, которые воспринимаются нижестоящими инстанциями как обязательные или желательные эталоны правоприменения по вопросам материального и процессуального права [27]. В решениях по конкретным делам и в процессуальных нормативных актах выражена реальная модель процесса. C данной моделью может не совпадать и чаще всего не совпадает идеальная модель.

Об идеальной модели процесса говорят многие специалисты. К примеру, И. Г. Арсенов пишет о том, что в реальном институте кассации реализуется некая идеальная модель кассационного пересмотра: «По мере функционирования созданной модели становится очевидной необходимость внесения изменений в ее устройство. Идеальная модель кассации, созданная ранее,

подвергается модернизации с учетом проблем, возникших в процессе ее функционирования» .

Представления об исполнительном производстве как о части гражданского (арбитражного) процесса относятся именно к идеальной модели процесса, а не к конкретному исполнительному производству о взыскании штрафа, наложенному приговором суда по уголовному делу, или к исполнительному производству, возбужденному в России на основании исполнительного листа белорусского хозяйственного суда, или к исполнительному производству, основанием которого является нотариально удостоверенная копия соглашения об уплате алиментов.

Практическим следствием представления об исполнительном производстве как стадии гражданского процесса, по мнению профессора Г. Л. Осокиной, является возможность применения на стадии исполнения судебных постановлений по аналогии общих положений ГПК РФ в случае отсутствия в Законе об исполнительном производстве конкретных предписаний относительно порядка совершения того или иного действия 47. Безусловно, разъяснение профессора Г. Л. Осокиной является правильным, но адресатом его является суд. На стадии принудительного ис- почнения судебного акта или при рассмотрении жалобы на действия (акты, бездействие) судебного пристава-исполнителя суд вправе прибегнуть к аналогии и применить положения процессуального закона к отношениям, возникающим в исполнительном производстве. Однако судебный пристав-исполнитель, являющийся ключевой фигурой исполнительного производства, не является субъектом применения процессуальных кодексов. В связи с этим и возникает теоретическая необходимость в издании специального нормативного правового акта, регламентирующего деятельность судебного пристава-исполнителя (закон или инструкция об исполнительном производстве).

В то же время на стадии исполнения судебного акта суд может быть вооружен только процессуальным законом, поскольку в его распоряжении находятся такие инструменты, как аналогия закона и аналогия права.

Арсенов Il Г Арбитражный процесс проблемы кассационного пересмотра M, 2004 C 14

4^ Осокина Г Л Гражданский процесс Особенная часть M , 2007 C 840 28

Если судебные исполнители функционируют при судах, как это имеет место в Беларуси, исполнительное производство является предметом процессуальной отрасли права, вспомогательной по отношению к цивилистическому (гражданскому и хозяйственному) и \ головному процессам. В этом случае рассмотрение жалоб на судебного исполнителя осуществляется в специальном, а не в общем порядке.

Если исполнительное производство осуществляется не приставом-исполнителем, а специальным исполнительным судьей (таковым может быть мировой судья), то его постановления обжалуются в апелляционном порядке в вышестоящем суде.

Если судебный пристав-исполнитель подчиняется не суду, а специальному административному органу и его постановления обжалуются в общем порядке, как это имеет место в России, то исполнительное производство является административной процедурой и не является процессом.

Есчи судебный пристав-исполнитель, подобно арбитражному управляющему, выступает как независимый профессионал, избранный взыскателем или назначаемый судом для исполнения решения по конкретному делу, то правовая природа соответствующих отношений подобна, но не тождественна отношениям в конкурсном производстве.

«Еще со времен римского права процессуальное право как наука было прежде всего наукой о форме, - подчеркивает профессор О. В. Исаенкова, настаивающая на процессуальном характере современного российского исполнительного производства, - практически любой порок этой формы, нарушение процедурных правил при исполнении юрисдикционных актов неотвратимо приводят к ничтожности исполнительного действия»18. Но ничтожно не любое «порочное» постановление или бездействие российского судебного пристава-исполнителя, нарушающее предписание объективного права, а лишь то, которое нарушает субъективные права или законные интересы какого-либо частного лица.

Использованная литература

1. Арбитражный процесс : учебник / [Абсалямов А. В.] ; рук. авт. коллектива и отв. ред. В. В. Ярков ; Уральская гос. юридическая акад., [28] [29]

Каф. гражданского процесса. - 4-е изд., перераб. и доп. - М. ; Берлин : Инфотропик Медиа ; 2010. - XXXIII, 845 с.

2. Арсенов, II Г Арбитражный процесс: Проблемы кассац. пересмотра/ И. Г. Арсёнов. - M.: Норма, 2004.- 175 с, - (Современный гражданский и арбитражный процесс).

3. Исаенкова, О В Исполнительное производство : краткий курс и практикум [для студентов и судебных приставов-исполнителей] / Исаенкова О. В. - М. : Гарант ; Саратов : IPR Media, 2009 . - 241, [1] с.

4. КоляОко, И H Принудительное исполнение судебных решений и иных актов в Республике Беларусь (концепция, правовое регулирование. проблемы совершенствования) / И. Н. Колядко // Актуальные проблемы развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека : сб. науч. ст. - Краснодар ; СПБ., 2008. - С. 659-669.

5. Осокина, Г Л Гражданский процесс. Особенная часть / Г. Л. Осокина. - М. : Норма, 2007. - 958, [1].

6. Сахнова, T В Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты/ Т. В. Сахнова. - M.: Волтере Клувер, 2008.-676 с.

7. )'зеіаіі, А Создание общих европейских стандартов в исполнительном производстве (прецедентное право Европейского суда по правам человека и Рекомендации Совета Европы)/ А. Узелац// Вести, гражданского процесса. - 2011. - № 1.-С. 188-198.

8. Яковлев В Ф Гражданско-правовой метод регулирования общее гвенных отношений / В. Ф. Яковлев. -2-е изд. доп, - M.: Статут, 2006.-238 с.

3.

<< | >>
Источник: Нестолий В. Г.. Тетради по исполнительному производству, нотариату, гражданскому праву и процессу : учеб, пособие / В. Г. Нестолий ; ВГЮА (РПА Минюста России), Иркут, юрид. ин-т (филиал). Кафедра гражданского права и процесса. - Иркутск : Иркут, ин-т (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России),2015. - 229 с.. 2015

Еще по теме ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ПО БЕЛОРУССКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ‘:

  1. СИСТЕМЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ И МОДЕЛИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА
  2. ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН
  3. Стадия принудительного исполнения 6.4.1. Содержание действий по принудительному исполнению
  4. 4.5. Модели рыночной экономики. Особенности белорусской экономической модели
  5. Примерные формы процессуальных документов, применяемых должностными лицами Федеральной службы судебных приставов в процессе принудительного исполнения исполнительного документа
  6. Подготовка к принудительному исполнению
  7. Подраздел 2. Органы принудительного исполнения
  8. Формы (процедуры) принудительного исполнения
  9. Тема 2. ОРГАНЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ
  10. Статья 68. Меры принудительного исполнения
  11. 79. МЕРЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ
  12. § 2. Органы принудительного исполнения
  13. Статья 68. Меры принудительного исполнения
  14. Подраздел 9. Меры принудительного исполнения
  15. Органы принудительного исполнения
  16. Отложение исполнительных действий и мер принудительного исполнения