<<
>>

§ 4. Формы взаимодействия конституционного права и экономики

Свобода экономической деятельности не должна противоречить политике государства, направленной на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, на охрану труда и здоровья людей, гарантий их социальной защиты (ст.7).

Отказ от глобального огосударствления экономики и признание активности и ответственности человека существенно изменили роль государства в обеспечении социально-экономических прав и свобод личности.[131]

Экономическая конституция может воздействовать на отраслевое законодательство посредством нормативно-интерпретационной конституционализации правового порядка при помощи интерпретационной деятельности Конституционного суда РФ, когда он рассматривает дела о толковании Конституции РФ или о конституционности различных нормативно-правовых актов в ходе осуществления конституционного контроля.[132]

Результатом деятельности Конституционного Суда РФ является выработка соответствующих правовых позиций, кото - рые содержатся в мотивировочной части его решения и влияют на излагаемое в резолютивной части окончательное решение о соответствии или несоответствии Конституции РФ оспариваемого нормативного акта. В свою очередь, сущностью правовых позиций является формулирование имеющих существенное значение для окончательного решения системных выводов и аргументов, позволяющих выявить конституционный смысл оспариваемой нормы.[133]

Необходимо согласиться с доводом о том, что Конституция РФ - институционная нормативно-правовая основа разрешения противоречий современного общества. При этом ее сущность как политико-правового явления, призванного отражать основополагающие качественные характеристики общества, государства и личности в их соотношении и взаимосвязях, предопределяет необходимость восприятия конституционных явлений во всей их многогранности и противоречивости, когда конституция может рассматриваться как порождение и своего рода

3

нормативно-правовой результат социальных противоречий.[134]

Категориальный аппарат актов Конституционного суда РФ, содержит специальное понятие «баланс частных и публичных интересов» в определении от 04.05.2000 г. «По жалобе открытого акционерного общества «Северные магистральные нефтепроводы» на нарушение конституционных прав и свобод частями первой и третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации» сформулирована правовая позиция:

«...Исходя из цели обеспечения баланса конституционнозначимых интересов и недопустимости нарушения прав и свобод других лиц при осуществлении прав и свобод человека и гражданина (статья 17, часть 3, Конституции Российской Федерации), Конституционный суд Российской Федерации может определить и особенности реализации положения части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации», в том числе путем отсрочки исполнения постановления Конституционного суда Российской Федерации, обусловленной, в частности, необходимостью обеспечивать стабильность правоотношений в интересах субъектов права.».[135]

Некоторые исследователи указывают на правомочия Кон - ституционного суда РФ создавать свои правовые позиции исходя из общих принципов права, духа и буквы Конституции, начал разумности, добросовестности, справедливости и основ морали, при неспособность законодателя своевременно отслеживать меняющуюся действительность путем принятия абсолютно определенных норм в соответствии с существующими 2

реалиями.[136]

Конституционный суд выражает правовую позицию исходя из конкретной ситуации, при этом ее параметры выражаются не только нормой, но и практикой применения.

Таким образом, Конституционный суд приспосабливается к меняющимся об-

3

щественным условиям.[137]

Высказано мнение, что правовые позиции коррелируют с правом, а постановления с оценкой оспоренной нормы - с законодательством. [138]

Например, А.А. Белкин указал на необходимость теоретического осмысления «параллелизма» инструментальной и контрольно-охранительной функции Конституции РФ,[139] так как разрешение споров о конституционности юридических актов логически предполагает в качестве исходного материала проверку соблюдения конституционного обоснования и обеспечения соответствия конституционным нормам текущего законодательства, т.е. проверку операций, которые совершаются в рамках правотворческого процесса.

В свою очередь, вопрос о том, можно ли считать правовую позицию конституционного суда источником права, является дискуссионным. При этом согласимся с позицией, что анализ решений Конституционного суда РФ среди судебных актов позволяет признать эти решения источником права.[140] Так, ГА. Гаджиев обосновывает позицию, согласно которой по своей юридической сути правовые позиции Конституционного суда схожи с ratio decidendi, поэтому их следует считать источниками права.[141] «Ratio decidendi» (обоснованное решение - лат.) в англосаксонской системе права основная, мотивирующая часть решения суда, в которой суд указывает правовые принципы, на которые он опирался, разрешая дело.[142]

В. Д. Зорькин, раскрывая сущность решений Конституционного суда РФ, отметил их нормативный характер и прецедентное значение, вследствие чего они являются необходимым регулятором в условиях радикальной реформы законодательства, выполняя как функцию стабилизации (консервативная функция), так и функцию развития (динамики и инновации). Решения Конституционного суда РФ с содержащимися в них правовыми позициями не прецеденты и преюдиции в традиционном понимании, а нормативные акты с преюдициальными свойствами, отражающие особого рода правотворчество и занимающие особое место в системе источников права России.[143]

Ценность данного суждения для настоящего исследования проявляется в том, что инновационная функция выражается в формировании через правовые позиции отраслевых доктрин, к которым, в частности, относится доктрина «добросовестности налогоплательщика», являющейся, по мнению Г.А. Гаджиева, общей концепцией развития налогового права.[144] Таким образом, де-факто правовые позиции Конституционного суда РФ и судебная практика становятся источником норм, регулирующих налоговые правоотношения, а вопрос о возможности их существования в правовой системе России как формы права уже решен правоприменительной практикой.

Можно согласиться с гипотезой, что вытекающее из кон - ституционного права требование, адресованное законодателю в процессе правового регулирования экономических отношений, использовать презумпцию добросовестности и невиновности связано с основополагающей конституционной нормой статьи 2 Конституции РФ, в силу которой «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства».[145] Таким образом, экономическая конституция определяет право собственности и фискальный интерес как основополагающие категории, сводя проблему к соотношению 2

этих категорий.[146]

Идея конституционной экономики может стать основой развития многих доктрин права, так как перед ней стоит широкий круг задач не только теоретического, но и практического плана, к числу которых относится выявление конституционных предпосылок эффективного развития экономики. Исследование конституционной экономики предполагает одновременные работы на конституционно-правовом и экономических полях. Только на основании конкретно-исторического подхода, экономического и сравнительно-правового анализа можно вывести исследование за рамки набора стандартных тезисов относительно связи конституции и экономики.[147] По нашему мнению, проводниками этой связи выступают акты Конституционного суда РФ, что мы попытаемся отразить в следующих разделах.[148]

Действующая Конституция, давая определение Российской Федерации, наряду с такими ее важнейшими признаками, как демократическое и федеративное государство (ст. 1), в ст. 7 квалифицирует Российскую Федерацию как социальное государство. Под социальным понимается такое государство, власть в котором ограничена необходимостью подчинения правам человека и гражданина, а установленный государственно-правовой порядок обеспечивает всеобщую свободу, формальное равенство и господство права. Подобное ограничение властных начал государства означает недопустимость удовлетворения социально-экономических прав одних членов общества в ущерб политической, экономической и духовной свободе других. Соблюдение названных требований служит тем правовым фундаментом, на котором демократическое правовое государство может функционировать как социальное. В социальном государстве на первый план выдвигаются общесоциальная деятельность государства, его предназначение быть фактором общественного благополучия.[149]

Создание равных возможностей для всех членов общества - одна из задач социального государства. При этом равные возможности для всех исключают регулирование общественных отношений по принципу привилегий. Социальное государство выступает гарантом и защитником интересов, прав и свобод не какой-то одной группы или нескольких групп населения, а всех членов общества. Такое государство не может произвольно устанавливать тот или иной порядок регламентации общественных отношений, поскольку оно связано неотчуждаемостью и приоритетом прав и свобод человека и гражданина как общечеловеческих ценностей.

Статья 8 Конституции устанавливает также ряд гарантий свободы экономической деятельности в Российской Федерации: единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Статья 34 Основного закона закрепляет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом, экономической деятельности, одновременно не допуская экономическую деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Конкуренция, свобода экономической деятельности наряду с многообразием форм собственности составляют основополагающие принципы рыночной экономики. Однако совершенно очевидно, что государство должно не просто декларировать свободу экономической деятельности, но и предупреждать возможные злоупотребления со стороны ее участников, придавать рыночным отношениям социальную ориентацию. При этом очень важно обеспечить максимальный баланс индивидуальных и общественных интересов, наиболее полное законодательное регулирование данной сферы общественных отношений. Реализация конституционных принципов рыночной экономики (поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности и т.д.) не влечет за собой отказа от государственного регулирования в этой сфере. Его необходимость диктуется обеспечением разумного сочетания публичных и частных интересов.

Современные философия и социология трактуют интерес как объективное отношение социальных субъектов к явлениям и предметам окружающей действительности, обусловленное их положением и включающее социальные потребности субъектов и способы их удовлетворения.[150]

Классификация интересов осуществляется по признакам их носителей и сферы действия. Представляется, что в целом оправдан подход, определяющий публичные интересы как общественные, признанные государством и урегулированные (обеспеченные) правом.[151] Такое понимание публичных интересов согласуется с конституционными принципами организации государственной власти в Российской Федерации, кото - рые обеспечивают реализацию интересов всего общества через правовые механизмы демократического государства.

Баланс публичного и частного в праве, сфер действия государства и гражданского общества представляет собой единую, сложную проблему. Одинаково опасно отдавать предпочтение любой из этих сторон.

Функции государства в экономической сфере представляют собой согласованную систему.

Во-первых, на нем лежит обязанность законодательного определения основ экономического строя посредством конституционного закрепления форм собственности, принципов экономических отношений.

Во-вторых, государство осуществляет правовое регулирование экономических отношений нормами гражданского, трудового, финансового, налогового и иных отраслей права.

В-третьих, в деятельности по охране экономического публичного правопорядка и защите законных интересов возможно применение мер принуждения.

И наконец, в-четвертых, государство само является участником экономических отношений, главным образом посредством создания либо участия в коммерческих организациях, наделения их имуществом и т. д.

Таким образом, государство, с одной стороны, призвано решать задачу обеспечения баланса частного и публичного интереса внутри экономической системы общества путем установления соответствующих правовых условий, поощрения того или иного вида хозяйственной деятельности, если данная деятельность соответствует запросам общества. Это «ре-

гулятивная» сфера. А с другой стороны, решать вторую задачу - сохранения основ организации экономической жизни, пресечения действий, посягающих на них, нарушающих установленный экономический порядок, защиты прав граждан и их объединений от неправомерных действий иных лиц. Эту задачу условно принято именовать «охранительной». Она решается, в том числе, и посредством государственного участия в коммерческих организациях, так как преследует в качестве основной не цель извлечения прибыли, а общественно значимую цель - обеспечение устойчивости экономической системы, поддержки жизненно важных отраслей народного хозяйства.

Иными словами, государство должно стремиться к формированию и поддержанию эффективной экономики, в которой частные интересы были бы не только хорошо защищены, но и уравновешены интересами публичными. Важнейшее место здесь должно быть отведено оптимальному соотношению институтов частного и публичного права, регулирующих экономические отношения.

Важно определить и меру вмешательства государства, при которой оно, корректируя экономическое развитие, не будет подавлять предпринимательство и хозяйственную инициативу. Именно публичный интерес, понимаемый как общественный, признанный и обеспеченный правом, удовлетворение которого является гарантией и условием существования и развития общества, отражает, на наш взгляд, должную меру государственного присутствия в экономике.

Оптимизация режима правового регулирования в экономической сфере обуславливает также необходимость учета современных тенденций развития международного частного права как в рамках национального законодательства, так и в контексте его международной унификации.

Включенные в раздел «Международное частное право» части 3 ГК РФ нормы направлены на обеспечение стабильности, предсказуемости и гибкости правового регулирования гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом.

К принципиально новым положениям Кодекса относятся правила о том, что императивные нормы, направленные на защиту государственных и общественных интересов Российской Федерации, применяются к отношениям, осложненным иностранным элементом, независимо от подлежащего применению права. Ввиду особой значимости указанных норм их применение не может быть поставлено в зависимость от выбора права сторонами правоотношения или от действия коллизионной нормы.

Общие правовые подходы, которые реализуются в России в каждом конкретном случае с учетом особенностей предмета регулирования того или иного закона, экономических и социальных задач, на реализацию которых он направлен, заключаются в следующем.

Во-первых, государственное регулятивное воздействие на ту или иную группу экономических отношений должно обуславливаться необходимостью правового закрепления общественно значимого (публичного) интереса. Последний следует понимать не только через вектор назревших изменений в экономической сфере, но и с учетом реального состояния экономики, ее инфраструктуры, исторических и отечественных традиций.

Во-вторых, публично-правовой аспект экономических отношений должен быть обеспечен эффективной системой контроля со стороны государства. С одной стороны, такой контроль должен быть достаточно жестким и реальным, а с другой - исключать попытки вмешательства в частноправовую сферу, не входить в противоречие с общеправовыми принципами диспозитивности и свободы договора.

В-третьих, распределение регулятивных и контрольных полномочий между различными уровнями государственной власти, а также муниципальными образованиями должно строиться в соответствии с конституционными положениями о разграничении предметов ведения и тесно увязываться с адекватным ресурсным обеспечением.

И, в-четвертых, принцип равенства прав участников гражданского оборота должен рассматриваться в качестве действительно всеобъемлющего. Здесь уместно особо отметить, что современному государству присущи не только регулятивные и контрольные функции. Государство (и это относится не только к российскому, а к любому современному государству) само является участником гражданского оборота как непосредственно, так и через свои органы, создаваемые им юридические лица и посредством принадлежащего ему имущества. И государство в этом качестве не должно быть ущемлено в правах, как это было допущено, например, в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г

Новое понимание роли нормативно-правового регулирования экономических отношений потребовало внесения серьезных корректив в технологию законопроектной деятельности Правительства РФ, более тесной и согласованной работы экономического и правового блоков федеральных органов исполнительной власти, повышения роли Минюста РФ.

С учетом центрального места банковской системы в структуре экономики и ее тесной взаимосвязи с общим состоянием и тенденциями в экономической сфере непременным условием успеха преобразований в банковском секторе являются стабильность и предсказуемость макроэкономической политики, с одной стороны, и одновременные практические шаги в области совершенствования правовой базы, с другой.

Оптимизация системы банковского регулирования и надзора предполагает ориентацию на повышение устойчивости и надежности банков и защиту интересов их кредиторов и вкладчиков. Стратегия развития банковского сектора Российской Федерации, реализация которой рассчитана на среднесрочную перспективу (пять лет), определяет задачи развития банковского сектора и меры государственной политики по их решению.

Основными целями дальнейшего развития банковского сектора признаны: укрепление его устойчивости; повышение качества осуществления функций по аккумулированию денежных средств и их трансформации в кредиты и инвестиции; укрепление доверия вкладчиков и других кредиторов банков; усиление защиты их интересов; предотвращение использования кредитных организаций в недобросовестной коммерческой практике.

Во исполнение Стратегии действует План разработки соответствующих нормативных правовых актов. Основным в их числе является законопроект о страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации.

Так, в соответствии с этим законопроектом в систему гарантирования вкладов должны допускаться только финансово устойчивые банки, состояние которых оценено с точки зрения международно-признанных подходов, в том числе финансовой отчетности, составляемой на основе международных стандартов. Формирование системы гарантирования вкладов может осуществляться на базе принципа добровольного участия в ней банков с временным сохранением за банками, не являющимися участниками системы гарантирования, права на привлечение вкладов. Для банков - участников системы гарантирования вкладов будут установлены повышенные требования по достаточности капитала. Правом привлекать вклады населения будут обладать только банки - участники системы.

К сожалению, на сегодняшний день проведению экономических преобразований мешает не только отсутствие необходимых для их осуществления нормативных правовых актов, но и избыток актов, предусматривающих государственные обязательства, реализация которых не обеспечена реальными возможностями бюджетов или обеспечена не в полной мере. Из года в год эти полномочия либо вовсе не финансируются, либо финансируются частично, причем при последнем варианте отвлекаются существенные средства от реализации действительно перспективных направлений экономики. При этом, как правило, из-за отсутствия четкого распределения обязанностей центра и регионов возникают разногласия по компетенции, объемам и срокам такого финансирования.

Создавшаяся ситуация ощутимо тормозит развитие российской экономики. Поэтому во избежание возрастания деструктивных тенденций и социальной напряженности в экономике необходимо нейтрализовать данную ситуацию в кратчайшие сроки.

Воздействие частного и публичного права на регулирование рыночных экономических отношений оказывается эффективным только тогда, когда указанные отрасли права скоординированы, согласованы между собой и настроены на поощрение индивидуальной инициативы, риска и приумножения капитала.

Изучение правоприменительной практики показывает, что современная система российского законодательства при всех достигнутых за последние годы положительных результатах в реформировании продолжает оставаться довольно серьезным тормозом экономического роста. Это позволяет сделать вывод о необходимости проведения реформы существующей системы отечественного законодательства, в ходе которой надлежит добиться того, чтобы идеи и принципы рыночной экономики пронизывали все законодательство, были главенствующими для всех его отраслей, а не только для одной отрасли - гражданского права. Только в этом случае система отечественного законодательства приобретет реальную способность выступать эффективным регулятором складывающихся в нашей стране новых экономических отношений.[152]

Анализ действующего законодательства позволяет выделить как минимум три основных направления такой реформы.

Во-первых, необходимо самым серьезным образом реформировать публично-правовые отрасли отечественного законодательства, в результате чего публично-правовая система регулирования отечественной экономики должна утратить доминирующее значение и превратиться в эффективного помощника частноправовой системы организации экономики.

Не нужно пытаться регулировать публично-правовыми нормами экономические отношения, являющиеся сферой применения норм частного права. Они должны применяться только в тех случаях, когда без них действительно не обойтись. Публично-правовое регулирование экономики должно носить вспомогательный характер и не подменять частноправовое регулирование. Необходимо добиться адекватности публичноправового регулирования объективным закономерностям рыночной экономики, ориентировав его на рациональное экономическое поведение людей.

Стоит признать, что сегодня отдельные публично-правовые нормы не рассчитаны на людей, справедливо ожидающих ощутимой пользы от ведения экономической деятельности. К примеру, отдельные положения действующего налогового законодательства вынуждают основную массу налогоплательщиков их нарушать, ибо в противном случае их деятельность оказывается экономически невыгодной. И это несмотря на то, что еще в 1999 г Конституционный Суд РФ указал, что конституционный принцип правового государства «диктует для законодателя запрет устанавливать регулирование таким образом, чтобы провоцировать законопослушных граждан на сокрытие получаемых доходов и занижение налогооблагаемой базы».[153]

Во-вторых, необходимо продолжать работу по совершенствованию частноправовых отраслей отечественного законодательства, предназначенных для регулирования экономической деятельности (гражданского, коммерческого, предпринимательского и др.). И хотя сравнительный анализ российского, международного и зарубежного частного права позволяет сделать вывод о достаточно высоком качестве российского законодательства, сегодня экономика нуждается в его дальнейшем совершенствовании.

В-третьих, практика показывает, что сами по себе нормы законодательства, какими бы совершенными они не были, не решат проблему повышения эффективности правового регулирования отечественной экономики. Даже идеальные правовые нормы не способны сами по себе обеспечить возникновение реального результата экономической деятельности. Одной из главных проблем существующего механизма правового регулирования экономики является то, что действующие нормы не всегда оказывают на нее должное влияние. Происходит это потому, что в механизме правового регулирования российской экономики оказался практически не задействованным регулятивный потенциал индивидуальных правовых средств, посредством которых законодательные нормы воплощаются в практическое поведение хозяйствующих субъектов. Сегодня следует уделить серьезнейшее внимание раскрытию возможностей корпоративных средств регулирования экономики общего и индивидуального характера и оптимизации их применения в хозяйственной практике.

Изучение опыта индустриально развитых стран мира показывает, что в настоящий момент определяющее значение в эффективной организации рыночной экономики имеет не прямое нормативное, а ненормативное договорное регулирование, так как современная рыночная экономика есть экономика договорная, в которой частноправовые договоры являются не просто главным регулятором экономических отношений, но и универсальным индивидуально-правовым средством организации взаимосвязанной деятельности хозяйствующих субъектов. Договорные связи, более чем какие-либо иные, связывают воедино все звенья народнохозяйственного комплекса, и любые срывы договорных обязательств наносят экономике серьезный ущерб.

Практика показывает, что одной из причин неэффективности отечественной экономики является неразвитость существующего механизма ее договорного регулирования. То есть наблюдается парадоксальная ситуация: при наличии достаточно высококачественного гражданского законодательства, предназначенного для регулирования договорных отношений, в стране наблюдается «развал договорной дисциплины», который сводит на нет все усилия государства добиться высоких темпов экономического роста.[154]

Очевидно, что простым включением в Гражданский кодекс и другие акты законодательства дополнительных норм, регламентирующих те или иные договорные правоотношения, не обойтись. Для кардинального укрепления договорной дисциплины необходимо оптимизировать по данному критерию всю систему действующего законодательства, поскольку сегодня она не в полной мере настроена на достижение указанной цели.

<< | >>
Источник: Мельников В.В.. Экономическое содержание Конституции России. 2011

Еще по теме § 4. Формы взаимодействия конституционного права и экономики:

  1. Способность договора образовывать устойчивые формы взаимодействия сторон
  2. 3. Взаимодействие государства и рынка. Сущность смешанной экономики. Многообразие форм собственности и хозяйствования
  3. 1.2 Формы взаимодействия философии науки: эволюция предмета познания
  4. § 2. Взаимодействие российского позитивного права и обычного права пермских народов
  5. Конституционная модернизация институтов рыночной экономики, гармонизации взаимоотношений бизнеса и власти
  6. 12.4 Бюрократия и проблемы формирования конституционной экономики
  7. Самостоятельность экономической и политической власти — конституционный принцип рыночной экономики
  8. §5. Место конституционного права в системе права Российской Федерации
  9. § 4. Теневая экономика и ее формы в России
  10. Тема 18 СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И МОРАЛИ, ПРАВА И ЭКОНОМИКИ, ПРАВА И ПОЛИТИКИ, ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
  11. Субъекты рынка. Взаимодействие хозяйствующих субъектов в национальной экономике