<<
>>

Психология христианства.

Христианство представляет собой сложное религиозное образование, впитавшее в себя сразу несколько разнообразных традиций. Эта сложность отразилась в структуре христианской веры, а также в литургической практике и организации церкви.

Христианство в ходе своего становления впитало в себя основы иудейского мировосприятия (теизм, креационизм, историзм), религиозные представления, связанные с мистериальными культами эллинистического Востока, и элементы греко-римской философии (стоицизм, платонизм), другие мировоззренческие компоненты (такие как гностический и манихейский аскетизм). В итоге, христианство предстало в качестве плавильного котла, где сформировался сплав всего культурного и религиозно-философского наследия средиземноморского мира, возник новый синтез, который нельзя свести ни к одному из своих компонентов в их первоначальном виде. Подобный синтез породил и особое психологическое измерение человека и его сознания и поведения. Поэтому психологов христианство интересует в плане его воздействия на психологию людей, а не в плане сложности христианской догматики, породившей споры о недоказуемых подробностях двухтысячелетней давности. На протяжении всей истории христианства существуют богоискательские, а точнее, – и «христоискательские» неврозы и психозы.

Главное в психологии христианства – это идея Христа, а не споры о том, реальная это историческая личность или нет. Ведь образ Христа на миллионах икон не имеет точного сходства, и это не мешает поклоняться этим иконам и не спорить («похож – не похож»). Очевидно, что люди уже давно воспринимает Христа не как конкретную личность, а как o6oбщенный образ, символ, идею. К тому же и само словосочетание Иисус (спаситель-искупитель) Христос (помазанник) не выглядит именем собственным конкретной личности, а звучит скорее как символ

Отличительной особенностью христианства, выделяющей ее из ряда других религий является идея Богочеловека, которая не только духовно, но и как бы физически породняет человека с Богом, дает возможность поклонения не абстрактному (что очень трудно, особенно для простых, конкретно мыслящих людей), а совершенно конкретному и понятному объекту, близкому нам по физическому виду и по душевным страданиям.

Отсюда и психологическое преимущество христианства перед другими мировыми религиями, но в этом заключается и его основная сложность. Она состоит в том, что для того, чтобы считаться истинным христианином, недостаточно лишь соблюдать морально-этические нормы христианства, нужно обязательно верить в то, что Иисус Христос – это Бог-отец и Бог-сын в одном лице, в непорочное зачатие, в воскресение из мертвых и во все чудеса, совершенные Христом и апостолами. Это нередко встречает серьезное сопротивление рационального мышления даже у людей, разделяющих и соблюдающих все морально-этические нормы христианства. Но именно подобный ракурс и подчеркивает психологический аспект веры в христианстве как основания, в котором человеческая природа выражена в наибольшей степени своей глубины, во всей своей противоречивости и разнообразии.

В христианстве отношение человека к самому себе, к ближнему выражено наиболее человечно и сострадательно. Здесь демонстрируется, что для того, чтобы легче переносить страдание, необязательно затвердеть, как камень и притупить чувствительность не только к горю, но и к радостям (психология стоицизма), и необязательно отрешиться от всех земных желаний (психология буддизма), и необязательно угрюмо смириться перед волею Абсолюта.

Действительно сочетание несочетаемого. Ведь если я не хочу страдать, то я должен притупить чувствительность ко всему, в том числе и к радости. Но оказывается, можно любить, и именно высшая любовь к ближнему (а не к собственному эгоизму) поможет тебе перенести страдания. Это уникальное открытие Христа.

Поэтому, какую бы роль ни играли социальные и политические факторы распространения христианства, они не заменяют решающего влияния такого фактора, как личность или идея личности Христа. Фигура Христа – это центральная психологическая основа христианства.

В оценках идеи Христа, так как даже в Евангелиях, не говоря уже о множестве «исследовательской» литературы, встречается немало разночтений, словно речь идет о разных людях, олицетворяющих одну идею. Это дает основание некоторым из «исследователей» говорить не о конкретной личности, а об идее Христа, представляющей собирательный образ, воплощающий в себе мечты и надежды «униженных и оскорбленных».

Фрейд полагал, что религия – это коллективный невроз, в котором человек прячется от индивидуального невроза. Конечно, в отдельных случаях невроз может найти выход в религиозной сублимации, но уж очень одинаковый выход получается у миллионов «невротиков», которые по другим, куда менее спорным, вопросам не могут найти общего языка даже с близкими. Поэтому если человек соблюдает или, по крайней мере, постоянно старается соблюдать заповеди Ветхого Завета, заповеди Блаженства (из Нагорной проповеди) и воздерживаться от смертных грехов и при этом не прячется в религию от реальных проблем, а обретает силу и терпение для их решения – это здоровая вера, независимо от пустых споров о реальности объектов поклонения. И в такой вере нет ничего такого, что могло бы дать повод усомниться в ее жизненности и силе.

Более того, не удалось бы никакой самой привлекательной идее выжить и прогрессировать на протяжении тысячелетий (сколько государств за это время переживало расцвет и падение), не окажись в этой идее чего-то жизненно необходимого миллионам людей, независимо от их национальной и классовой принадлежности. Поэтому необходимо несколько подробнее обратиться к идее Христа, а также к фигуре Иисуса Христа – носителю этой идеи.

В истории ни одна личность не имеет столько противоречивых толкований, сколько Христос. Речь идет и о биографических данных. Даже в канонизированных Евангелиях можно найти противоречия. Но важен Христос как символ, оказывающий не виртуальное, а совершенно реальное воздействие на умы и судьбы не только отдельных людей, но и целых народов и всего человечества.

Имеет смысл поговорить об исторических аспектах появления Иисуса Христа.

В период второй римской переписи при правлении императора Августа все жители Иудеи, как и всех других территорий, находящихся под Римом, должны были прийти в свои города и пройти регистрацию. Иосиф с Марией отправляются в Вифлеем – город царя Давида. Иосиф относился к колену Давида. Важно отметить происхождение Христа, так как царь и пророк Давид является одной из наиболее ярких фигур в истории иудаизма. Он первым получил имя Мессия (Спаситель), а значит именно из его рода (колена) должен прийти другой Мессия.

В течение 500 лет в Иудее постоянно повторялось, что Мессия придет из рода Давида. В истории с Христом выполняется очень многое из того, что изложено в Ветхом Завете: непорочное зачатие, мысль о смерти и воскрешении, примерно совпадает время, когда должен был явиться Мессия, его ждут. Поэтому в это время по всей Иудее появляется много «мессий» – самозванцев и лжепророков. Не поверили иудеи только Иисусу из Назарета (город, где Христос провел детство). Хотя сам он родился в Вифлееме. Далее (по Евангелию от Матфея) говорится о бегстве Иосифа и Марии в Египет, так как царь Иудеи Ирод, узнав о рождении будущего претендента на престол, приказал уничтожить всех новорожденных. После смерти Ирода Иосиф с Марией возвращаются в Назарет (по Евангелию от Луки бегства в Египет не было, и они сразу направились в Назарет).

Назарет считался чуть ли не самым жалким и незаметным городом в Иудее. Скорее всего в этой атмосфере ущербности и безысходности у глубоко верующей и мечтательной девушки рождается страстная мечта о прекрасном небесном царстве Господнем, которую она передает любимому сыну.

Последние годы Мария жила в Эфесе, неподалеку от дома евангелиста Иоанна (ее домик хорошо сохранился). Когда слава Христа стала распространяться, многие захотели с ней встретиться. Современники говорили, что это была настолько мудрая и духовная женщина, что даже если не знать, что она мать Иисуса Христа, все равно перед ней надо было бы преклоняться.

В Назарете Иосиф, муж Марии, плотничает, Иисус ему помогает. В 12 лет, по описаниям, происходит введение Христа в Иерусалимский храм, построенный Соломоном Мудрым. Когда это произошло, у Иисуса появилось ощущение, что это дом его Отца. В Храме собирались умнейшие толкователи Священного писания. Христос вступает с ними в разговор и показывает знание Ветхого Завета и такую эрудицию, что все замолкают и начинают его слушать. Христос демонстрирует гибкость, легкость ума, умение вести беседу. Родители его теряют в Храме, и когда Иосиф находит Иисуса и спрашивает, где он был, тот отвечает: «В доме моего отца».

В детстве Христос рос вместе с Иоанном Баптистом (в русской традиции – Иоанн Предтеча, Иоанн Креститель). Баптист – переводится как «крещеный водой». Когда Иисус приходит к Иоанну, тот уже имеет славу Пророка и Крестителя, смывающего водой людские грехи, люди стекаются к нему, ловят каждое его слово как высшую истину. Поэтому когда такой человек заявляет, что Христос несравненно выше его, а во время крещения Иисуса Иоанн слышит и сообщает людям Глас Божий («Это Сын Мой возлюбленный») – это, безусловно, является началом стремительного распространения Божественной славы Христа. Именно с этого момента Иисуса начинают называть Христос (Мессия).

После крещения Христос собирает 12 учеников, объясняет им свои принципы и на 40 дней уходит в пустыню (следует отметить, что подобный ход событий встречается в различных религиях. Перед озарением и откровением Будда, Заратустра, Моисей, а позже и Мухаммед находятся в длительном посту и удаляются в безлюдные местности примерно на такой же срок. Возможно, эта процедура приводит к изменению сознания, которое позволяет выйти на другие измерения). После пребывания в пустыне проходит три года, которым и посвящен Новый Завет. Деятельность Христа начинается с тридцатилетнего возраста, потому что только в этом возрасте раввин получает право проповедовать. Он начинает толковать Священное Писание.

Христос, Машиах, в еврейском языке – помазанный елеем, получивший знак от Бога, и получивший от него царскую или высшую духовную власть. В иудаизме это признанный пророк, или первосвященник, т. е. высшее лицо иерархии священнослужителей. Его уже в этот период начали называть Христом, что было вызовом для Иудеи. Существовала казнь для лжепророков – забивание камнями. Фарисеи, видя популярность Христа, пытались сначала привлечь его на свою сторону. Но он занял непримиримую позицию, объявил себя Божьим Сыном и Богом в одном лице.

С позиции саддукеев и фарисеев уязвимее звучит заявление Христа, что он и Бог – одно лицо. Дело в том, что первая заповедь признает только одного Бога и никаких других («Я Господь Бог твой, да ни будет у тебя других богов кроме меня»). А вторая заповедь запрещает обожествлять кого бы то ни было и что бы то ни было, кроме единственного Бога («Не сотвори себе кумира»). Поэтому если Христос не Бог (даже если он сын Божий), ему нельзя поклоняться. Единственная возможность разрешения этого «юридического казуса» – объявление Христа не только сыном Бога, но и самим Богом. Поэтому в христианстве, которое не отказалось от заповедей Ветхого Завета, вводится понятие Троицы – Бога в трех лицах. Но такое толкование иудейские ортодоксы считают «юридической» хитростью, позволяющей обойти закон (якобы не нарушить первую и вторую заповеди). Однако именно это толкование породило христианство как самостоятельную религию.

В дальнейшем именно догмат о Троице становится основой христианства и дает толчок развитию духовного направления, оказавшего самое значительное влияние на всю историю человечества и человеческую психологию, а Христос становится уникальной фигурой, не имеющей аналогов ни в одной другой религии. Идея Троицы (особенно важная в православии) уникальна. С признанием Христа не только Сыном Божьим, но одновременно и самим Богом, к ней добавляется Дух Святый (по Христу – главная святыня, непризнание которой является самым большим грехом). Дух Святый олицетворяет то, что все оживляет, дает Жизнь всему во Вселенной.

С точки же зрения церковных властей (а Христос как раввин находился в их прямом подчинении) он оказался повинен в страшных грехах, став, по их мнению, лжепророком и нарушив не только первую и вторую, но и четвертую заповедь о Священной субботе, заявив: «Не человек для субботы, а суббота для человека». Ведь суббота для иудеев была не просто день отдыха, а еще и день изучения Священного Писания. Действительно очень трудно поверить, что пришел Сын Божий.

Эту ситуацию можно перенести на наше время, представив, что мы столкнулись с человеком, который заявляет, что он – новый Христос. Кстати, таких случаев очень много. Стоит только вспомнить, сколько у нас встречается различных сект, создаваемых различными людьми, объявляющими себя Мессиями.

А ведь идея Христа оказалась привлекательной не только в земном смысле, но и в божественном (небесном). Не случайно многие тысячи добровольно принимали страдания за веру. Тот же марксизм-ленинизм не стал чем-то аналогичным с точки зрения мировоззренческих ориентиров. Как только государство перестало его поддерживать, так и канула сия идея, никто не бросился умирать за нее. Наоборот, сколько верующих ни травили, как священников ни расстреливали, как церкви ни ломали, они все равно продолжали верить. Так что социально-политические причины развития христианства, хотя и важны, но всего не объясняют. Не случайно, кстати, главный истребитель русского православия – Сталин в критический момент войны обратился за помощью к Православной церкви.

Одновременно на протяжении веков колоссальные усилия материалистической науки были направлены на то, чтобы доказать, что религия – это поповская сказка, но «сказка» победила и, более того, среди выдающихся ученых всех времен, составляющих гордость именно материалистической науки (Ньютон, Ломоносов, Сведенборг, Эйнштейн и др.), мы встречаем верующих людей. Хотя справедливости ради, надо сказать, что многие из известных верующих деятелей науки и культуры чаще упоминают имя Бога, чем имя Христа.

Экскурс в споры о природе Христа, в домыслы (количество которых бессчетно и все время приумножается) был сделан, чтобы показать их бессмысленность, отвлекающую от основной идеи – личного принятия Христа и Троицы, ибо «вера твоя спасла тебя», а не сомнения в исторической достоверности недоказуемых «фактов».

Одно из важнейших преимуществ христианства по сравнению с иудаизмом является его доступность для понимания. Поэтому огромный перечень наказуемых Богом проступков (более 350) в Ветхом Завете сводится в христианстве в основном к семи смертным грехам. Это не значит, что нет других грехов, но они как бы производные от главных (поэтому и названных смертными) грехов. Если человек сможет побороть их, то все другие производные грехи отпадут сами по себе. Это упрощает и уточняет задачу воспитания и самовоспитания.

Грехом считается то, что мешает самому человеку, отравляет его жизнь и ведет к духовной гибели. Причем все грехи взаимосвязаны, один постепенно перетекает в другой.

1. Гордыня, тщеславие. Его источник – эгоизм. Он настраивает людей против нас. Тщеславному человеку всегда мало, он не живет, а мучается. Даже сделав хорошее дело, он обязательно этим похвалится или попрекнет, что вы не цените. Как только мы попрекнули сделанным добром, мы его уничтожили. Гордыня хитра – она может притворяться скромностью и ущербностью, но выдает себя именно желанием скулить, поплакаться, вызвать сочувствие: «Вот видите, какая я добрая, скромная и несчастная».

2. Сребролюбие, лихва, расточительство. Это идолослужение богатству. Это не значит, что честно богатеть порочно, но... «Когда растет богатство ваше, не прилагайте к нему сердца». Сребролюбец даже не может с удовольствием потратить заработанное («Он страж денег, а не господин, раб их, а не владетель»). Иначе говоря, каждый грех – это, в первую очередь, ущерб себе самому.

3. Блуд и любодеяние. Блуд – это беспорядочные половые связи. А прелюбодеяние – измена супругам. Сюда же относятся: малакия – онанизм, кровосмешение – связь с близкими родственниками и мужеложество – гомосексуализм.

4. Зависть. Зависть – дочь гордыни. Преодолей гордыню – уйдет и зависть. Проверь себя: если зависть не ушла, значит и гордыню не преодолел.

5. Чревоугодие. Приоритет животности над духовностью, накопительство сверх меры. Пост тренирует умение отказываться от животного в пользу духовности. Зависть – нерациональное чувство, а если можешь сделать лучше другого – действуй. Если не можешь – не мучайся, прими себя таким, какой ты есть. И будь благодарен Богу за то, что имеешь.

6. Гнев, гневливость. Порождает раздоры с другими и съедает человека изнутри. В гнев входят злоба, агрессивность, конфликтность, раздражительность, повышенная обидчивость, которая идет также от гордыни.

7. Леность, праздность. Святой апостол Павел говорил, что человек, не желающий работать, недостоин пищи.

Христос к смертным грехам добавлял и уныние как неблагодарность Богу, подарившему нам жизнь и весь этот мир.

Кстати, можно использовать знания о семи смертных грехах для самодиагностики, применяя тест «Семь смертных грехов» при психологическом консультировании (да и для самооценки). Например, так. Оцените степень выраженности у себя (или у другого) каждого из семи грехов по 10-балльной системе. А если оценить, насколько баллов эти же параметры были выражены в прошлом, то можно увидеть и динамику, – куда движетесь (к «спасению» или наоборот).

Новый Завет, содержащий описание трех лет жизни и деятельности Христа, составляет лишь малую часть по сравнению с Ветхим Заветом, описывающим всю божественную историю Вселенной, но в нем есть одна принципиальная «находка», которая ставит христианство на принципиально новую высоту – это культ любви: взаимной любви людей и Бога и любви людей друг к другу.

Главная идея – идея Любви, которая все пронизывает. На протяжении всей иудейской составляющей Библии мы встречаем ссылки не столько на любовь, сколько на страх Божий, и поэтому люди больше боятся Бога, чем любят, и все время гневят Бога своим непослушанием, а он посылает им кары небесные. Начиная с Христа – все по-другому. Да, остается страх божий, но это страх перед любящим и любимым отцом, умеющим больше прощать, чем наказывать.

Все многочисленные регламентации того, что можно и что нельзя делать, заменяется одним выражением Августина Блаженного: «Полюби и делай что хочешь». Ведь истинно любящий Бога не способен на дурное. А Бог – это наша совесть. То есть: «Полюби поступать по совести и делай, что хочешь».

Когда человек любит, он становится чище, светлее. Магия любви распространяется не только на Бога и на людей, но и на все, чем человек занимается. Известны многочисленные примеры (в искусстве, науке, спорте, различных профессиях) того, как люди, признанные не способными к какому-то делу, становились в нем великими только потому, что любили его сильнее других (композитор Чайковский, скульптор Роден и многие другие.).

В лице Христа мы находим идеального психотерапевта. Христианская любовь поднялась над любовью мелкой, частной. И человек в силу этого начинает чувствовать от психотерапевта любовь христианскую, которая не разделяет людей на хороших и плохих, интересных и неинтересных.

Эффект плацебо показывает, что наши внутренние резервы неисчерпаемы, в том числе резервы здоровья, но чтобы их включить, надо поверить, что мы можем преодолеть недуги, а если при этом поверить во всемогущество Божьей помощи, то мы на себе испытаем библейские чудеса исцеления. Даже те, кто сомневается в этом, не могут спорить с доказанным эффектом плацебо, раскрывающим внутренние резервы своего собственного организма. Хотя, разумеется, чем глубже вера, тем сильнее оздоровительный эффект. «По вере вашей воздастся вам».

Таким образам, уже одна вера в себе несет мощный психотерапевтический эффект. Поэтому условно можно назвать такую веру здоровой. Но можно столкнуться и с нездоровой верой, пагубно влияющей на состояние здоровья. Здесь важно объяснить человеку, что виновата не религия, а нездоровая, неправильная вера. А доказать это можно самой религией: «Возлюби ближнего своего», «Вера без дел мертва», «По плодам их судите их», «Не делай ближнему того, чего себе не желаешь» и т. д.

Для Христа нет плохих людей. Когда его спрашивают: «Господи! Сколько раз прощать брату моему, согрешившему против меня? До семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до семижды семидесяти раз»[68]. Всегда следует оставлять согрешившему самый малейший шанс на исправление, даже когда кажется, что надежды уже нет.

Но дело не только в грехе, который был совершен. Прощение нужно не только тому, кто его совершил, но, еще более, прощающему – это освобождение души от скверны гнева и обид, разъедающих наши души и тела. Человек, не умеющий прощать, не живет, а мучается и других мучает без всякой пользы для себя. К тому же он распространяет эту заразу на ближних и дальних, и живем мы свою единственную неповторимую жизнь не в благе любви, а в мучительной грязи злобы. Этим более себя, чем кого-то другого.

Для человека Христос несет простой смысл жизни – любовь, но не собственническая (берущая), а отдающая. Оказывается, что моя любовь к другим нужней мне, чем им.

Христос кроме смелого толкования Священного Писания начинает говорить притчами, которые привлекают к нему большое количество людей. Притчи – мощнейшее психотерапевтическое средство. Прямые указания на ошибки человека вызывают защитную агрессию и неприятие, тогда как символическое описание аналогичной проблемы заставляет задуматься. Отсюда правило: бесполезно учить человека, не настроенного на восприятие учебного материала или даже житейских советов. Никакая психотерапия не поможет человеку, не желающему максимально сотрудничать с психотерапевтом.

Поскольку притчи всегда обобщенны, постольку они вечны и каждый человек в каждом веке всегда будет находить в них свое. Библия оказывается вечной книгой и для простых, и для образованных людей, потому что она написана символами, и каждый наделяет символы своим смыслом.

Подводя итог, хочется еще раз подчеркнуть фундаментальность и простоту психологии христианства, что подчеркивает глубокое выражение человеческой природы, представленное в этой религии. Обратимся напоследок к молитве «Отче наш» (единственная молитва, которую дал Иисус Христос).

«Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое,

да будет воля Твоя яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим;

и не введи нас во искушение, но избавь нас от лукавого.

Аминь»[69].

Христос не просит у Бога ничего лишнего, давая понять, что ничего более и не надо.

<< | >>
Источник: Ардашкин И.Б. Психология религий: учебное пособие. 2009

Еще по теме Психология христианства.:

  1. 2. Юридическая психология как наука. Предмет, цели и задачи курса «Юридическая психология (психология в деятельности следователя)»
  2. Башкирский А.И.. Юридическая психология (психология в деятельности следователя): Курс лекций, 2004, 2004
  3. Болотова А.К., Молчанова О.Н.. Психология развития и возрастная психология. Учебное пособие, 2012
  4. Болотова А.К., Молчанова О.Н.. Психология развития и возрастная психология. Учебное пособие, 2012
  5. Тема № 10. Возникновение психологии индивидуальных различий. Функционализм. Прикладная психология.
  6. Тема. Психопрактики в христианстве.
  7. Христианство
  8. Христианство.
  9. Христианство
  10. 5.3. Исследование психотерапевтических функций христианства
  11. ХРИСТИАНСТВО И РЕИНКАРНАЦИЯ.
  12. Тема 1. Предмет, цели и задачи курса «Юридическая психология (психология в деятельности следователя)»
  13. Часть особенная. Судебная психология Глава 9. Криминальная психология.
  14. Христианство,
  15. Хлебосолов Е. И.. Метафизические основания христианства.2007, 2007
  16. Глава 8. Современное христианство
  17. Тема 7. Психология преступного поведения (психология преступления)
  18. 4-4. Дуализм мышления и христианство
  19. Христианство и консерватизм
  20. Христианство