<<
>>

Остановимся кратко на анализе отдельных аспектов творче­ства некоторых из этих мыслителей.

С.Н. Булгаков (1871-1944), выдающийся философ, эконо­мист, богослов, видный политический и церковный деятель, счи­тал себя учеником В.С. Соловьева. Концепция всеединства при­влекла его идеей синтеза христианской религии с философией и наукой, стремлением к целостности, к «собирательной жизни».

Особый интерес этого мыслителя вызвало учение о Софии (со- фиология), которое он разрабатывал всю жизнь.

Булгаков признает, что мир создан Богом и зависит от него. Но этот факт, по его мнению, еще не говорит о том, что мир при­частен Богу, т.е. имеет ценность и смысл. В отличие от Соловье­ва, исходившего из Божественности мира, Булгаков подчеркивает различие Абсолюта и тварного бытия. Центральной задачей его софиологии стало доказательство причастности мира Богу, ана­лиз связи Бога и мира. Решая эту проблему, философ использует образ Софии, рассматривая ее в духе христианской традиции, как «мир в Боге», т.е. предвечно существующие в Боге первообразы, идеи всего сущего. Каждое тварное существо имеет свою идею, свой «божественный замысел», а София выступает как органиче­ское единство идей всех тварей, «идеальная основа мира». София - это и единый первообраз мира в целом, и собрание идей всех тварных существ, т.е. она есть «единое и все», Всеединство. При­сутствуя в каждой твари, она наделяет ее софийностью, делает причастной Богу, выступает как посредующее звено между Богом и миром. Соответствие тварного мира его идеальному первообра­зу и составляет причастность мира Богу, что обнаруживается, в частности, в целесообразном строении организмов.

Но София, как считает Булгаков, воплощается в мире лишь отчасти, поскольку всякая тварь связана еще и с низшим, матери­альным миром. Поэтому мир софиен лишь потенциально, что предопределяет болезнь бытия, его «падшесть». В учении Булга­кова показывается, как мир от акта творения приходит в состоя­ние падшести, а затем все более наполняется софийностью, со­единяясь со своим Божественным первообразом, т.е. становится Богочеловеческим. В этот сложный процесс развития мира Бул­гаков включает все сферы жизни - хозяйство, труд, искусство, власть, творчество и т.д., обнаруживая в каждой из этих сфер проявления двух начал - софийности мира и падшести бытия. Эта концепция лежит в основе историософии Булгакова, при раз­работке которой он продолжил и развил идеи «любомудров» и славянофилов об исторической миссии России, ее всемирном призвании и великом будущем.

С.Н. Булгаков, в отличие от В.С. Соловьева, не создал за­конченной философской системы. В рамках софиологии он не смог решить многих поставленных им проблем - например, про­блему синтеза науки, философии, религии, имевшую особое зна­чение для русской религиозной философии (что не удалось и его учителю), хотя внес определенный вклад в ее решение. Непрехо­дящее значение творчества С. Булгакова состоит в том, что он сумел выразить дух своей эпохи, сформулировал те проблемы, которые находились в центре внимания философской и обще­ственной мысли.

Н.А. Бердяев (1874-1948), великий русский философ, имя которого пользуется мировой известностью, тоже испытал влия­ние идей славянофилов и В.С. Соловьева. И в духе этих идей он разрабатывал особенно привлекавшие его проблемы свободы, творчества, этики.

Рассматривая их, он заложил основы экзи­стенциализма, став одним из его родоначальников.

Центральная идея, основа всей философии Н.А. Бердяева - идея свободы. Он исходит из того, что свобода предшествует бы­тию и Богу, она безосновна и безначальна, укоренена в небытии, в Ничто. Из этого Ничто выступает Бог и свобода. Затем совер­шается вторичный акт: Бог - творец создает мир и человека. От­сюда следует, что Бог всесилен по отношению к миру, но он бес­силен перед темной бездной свободы, которую он не создавал. Свобода обусловливает возможность существования в мире как добра, так и зла. И Бог оказывается бессильным перед злом, ис­ходящим от свободы.

Свобода человека, по мысли Бердяева, необходима для творчества, проявляется и реализуется в нем. Бердяев убежден, что выход человека из мира зла может осуществиться только че­рез творчество. На этом пути произойдет обожение человека и очеловечивание Бога, возникнет Богочеловечество. Таким обра­зом, человеческое творчество - это продолжение миротворения. Человек-творец уподобляется Богу-творцу. Эти идеи лежат в ос­нове учения об этике, высшим проявлением которой философ считает этику творчества. Бердяев называет разработанную им этику «персоналистической», т.к. считает человеческую личность основной, абсолютной ценностью. Понятия «личность», «творче­ство», «свобода» Бердяев применяет при анализе проблем, из­учению которых он посвятил значительную часть жизни: русская идея, русская душа, судьба России, культура и цивилизация, ис­токи и смысл русского коммунизма и др. Мысли, высказанные

Н.А. Бердяевым, обладавшим не только глубоким умом и огром­ной эрудицией, но и чуткой совестью, потрясающей искренно­стью, актуально звучат и в наши дни.

В творчестве другого русского философа - Л. С. Шестова (1866-1938) высвечиваются черты и мотивы классического экзи­стенциализма с его темой трагической сущности человеческого бытия и постоянством страдания. «Трагедии из жизни не изгоня­ют никакие общественные переустройства, и, по-видимому, настало время не отрицать страдания как некую фиктивную дей­ствительность, от которой можно, как крестом от черта, изба­виться магическим словом «ее не должно быть», а принять их, признать и, быть может, наконец понять».

Философия Шестова является примером крайнего иррацио­нализма и индивидуализма. Сущее непостижимо для разума. Его «уловить разумом абсолютно невозможно», потому что в изме­няющейся действительности «всё случайно», а «мир возник и существует вопреки разуму и всяким возможностям».

Шестов отвергал систематическую философию и науку, он считал, что истина божественна по природе и постигается лишь в откровении, предполагал, что человечество откажется от грече­ского рационализма, от «эллинского мира истины и добра и снова вернется к забытому Богу».

Русский экзистенциализм - это самостоятельное явление философской мысли. У русских мыслителей мы находим не только оригинальные идеи, но и разработки новых и самобытных пластов экзистенциальной действительности. Это особенно при­суще творчеству Бердяева.

Заметным направлением философской мысли в России, на которое оказала влияние концепция всеединства В.С. Соловьева, явился интуитивизм. Оно представлено в творчестве С.Л. Франка (1877-1950), В.Ф. Эрна (1881-1917), Н.О. Лосского (1870-1965). В трудах последнего это учение нашло фундаментальное обоснова­ние и разработку.

Н.О. Лосский исходит из принципа «всепроникающего ми­рового единства» («все имманентно всему»), согласно которому бытие внешнего мира дается познающему субъекту непосред­ственно. Познаваемый предмет находится вне познающего его субъекта, в то же время он имманентен процессу познания. Объ­ект познается, так как он есть; в сознании присутствует не копия, не символ, не явление познаваемой вещи, а сама эта вещь в под­линнике. Это - основное положение, на котором строится гно­сеология философа.

«Непосредственное обладание предметом в подлиннике», т.е. его познание, осуществляется путем интуиции, в основе ко­торой лежит «гносеологическая координация», т.е. равенство, со­четание субъекта и объекта познания». Это положение, по мысли Лосского, преодолевает крайности материализма и идеализма.

Лосский различает три типа интуиции: чувственная направ­лена на познание материальных предметов, с помощью интеллек­туальной познается мир идей, предметом мистической является Абсолютное, «Божественное Ничто» - сверхмировое начало, ко­торое открывается в религиозном опыте и не может быть выра­жено в понятиях.

Н.О. Лосский считает интуицию единственной основой по­знания, почему его гносеология и носит название «абсолютный интуитивизм».

Идея единства, объединения, преодоления раздробленности во всех сферах человеческой жизни и жизни всего космоса лежит в основе

философии русского космизма.

В этом направлении, сложившимся в конце XIX - начале XX вв., сливались две ветви, представленные, с одной стороны, философами - Федоровым, Соловьевым, Флоренским, Бердяевым и Булгаковым, а с другой - учеными Циолковским, Вернадским, Чижевским и др.

В центре внимания русских «космистов» находились вопро­сы о перспективах развития земной цивилизации, о направлении развития человечества. Их объединяло глубокое убеждение в том, что человечество сможет продлить свое существование только в том случае, если установит гармонические отношения со всем космосом. Необходимым условием этого является достиже­ние единства, всеобщего братства всех людей планеты. Цен­тральной идеей учения русских космистов является идея актив­ной эволюции, т.е. перехода к такому этапу, когда человечество будет направлять развитие мира в соответствии с требованиями разума и нравственности. Представители этого направления ве­рили в неограниченные возможности человека, в безграничный прогресс человеческой цивилизации.

В основе русского космизма лежали идеи Н.Ф. Федорова (1828-1903). Они оказались созвучными концепциям соборности и всеединства В.С. Соловьева. Мыслитель изложил их в работе «Философия общего дела». Творчество Н.Ф. Федорова пронизы­вала мысль о том, что человечество можно спасти и помочь ему обрести бессмертие. Достичь этого можно в том случае, если че­ловек откажется от наращивания техники, разрушающей природу и ведущей человечество в тупик, и обратится к собственной сво­ей естественной природе, станет сознательно управлять своей эволюцией. Но для этого нужно «общее дело», суть которого - достижение единства человечества. Всеобщее братство, по мысли Федорова, должно охватить не только ныне живущих людей, но уже ушедших и будущих. О путях достижения этой великой цели повествует его утопия о физическом воскрешении всех прошлых поколений с целью воссоздания человечества, разум которого сможет сознательно управлять природой, направляя все беско­нечное развитие. Начать это общее христианское дело должна Россия, поскольку она не испорчена западной безбожной цивили­зацией.

Утопический проект философа содержал в себе вполне жиз­ненные идеи о космическом масштабе человеческой деятельно­сти, о гуманизации всей жизни человечества и достижении его братства как условия дальнейшей эволюции при сохранении че­ловеческой индивидуальности. Эти идеи нашли свое продолже­ние в трудах крупнейших русских ученых - К.Э. Циолковского,

A. Л. Чижевского, В.И. Вернадского.

Наиболее интересны концепции К.Э. Циолковского (1857­1935) и В.И. Вернадского (1863-1944). Циолковский разрабаты­вал «космическую философию», призванную ответить на вопрос о вселенских целях жизни. Исходя из убеждения об одушевлен­ности всех форм и ступеней материи, он доказывает, что роль связующего звена между разными уровнями материи выполняет атом - некое бессмертное элементарное существо, претерпеваю­щее различные судьбы по мере разных воплощений. От этих по­сылок автор приходит к «космической этике»: обмен атомами в космосе понуждает все разумные существа к круговой поруке и к заботе о мировом целом. Смысл философии В.И. Вернадского также заключался в стремлении определить место человека не только на нашей планете, но и в космосе. В своей книге «Научная мысль как планетное явление» (1937-1938) он пишет, что со­временная эпоха характеризуется переходом от биосферы к но­осфере. Биосферу В.И. Вернадский определил как область земли, охваченную «живым веществом», соседствующим с косными те­лами, преобладающими по массе и по объему. Между живым ве­ществом и косной материей идет постоянный материальный и энергетический обмен. Дыхание, питание и размножение харак­теризуются устойчивостью равновесия и организованности, не­смотря на то, что процессы в живом веществе протекают в мас­штабе исторического времени, а в косном - геологического.

B. И. Вернадский обратил внимание на то, что в ходе геологиче­ского времени растет мощность выявления живого вещества в биосфере. Человечество превращается в мощную геологическую силу. Оно все более становится единым и неделимым, превра­щаясь в новое планетарное явление, и тем самым биосфера ста­новится ноосферой. С этого периода начинается антропологиче­ская эра в геологической истории земли.

Исследования этих мыслителей стали своеобразной эстафе­той, переданной от космических прозрений русских философов начала века нашему поколению, для которого экологические проблемы и объединение усилий всех стран и народов для их ре­шения приобрели практическое значение, став вопросом жизни

или смерти человечества.

Будучи неотъемлемой составной частью мировой филосо­фии, имея в ней глубокие корни, русская философия XIX - нача­ла XX вв. отличается особыми чертами, позволяющими предста­вить ее как единое целое и придающими ей национально­самобытный характер.

Ей присущ:

1) Антропологизм - особый интерес к человеку, его судьбе, месту в мире, свободе и ответственности, творчеству, повышен­ное внимание к нравственной проблематике. 2) Отсюда практи­ческая направленность русской философии, ее цель подняться над абстрактным теоретизированием, дать человеку высшие цен­ности для созидания жизни. 3) Характерная ее черта - плюра­лизм. 4) «Русская философия... резко и безоговорочно онтологич- на» (Н. Бердяев), ее сквозные темы - бытие, его строение, творе­ние, взаимоотношения бытия и Бога. 5) Ее отличают стремление к целостности, к синтезу, ключевые ее понятия - «соборность», «всеединство», «цельное знание», «целостность», «всеведение» и т. п. 6) Русской философии присущ космизм - подход к человеку как к существу, неразрывно связанному с космосом. 7) Наконец, специфика русской философской мысли выражается в значитель­ных и оригинальных достижениях в области историософии, осо­бый интерес к которой традиционно присущ русской духовной культуре.

Все мыслители, творчество которых мы кратко рассмотрели, при всем многообразии их философских и общественных воззре­ний, внесли огромный вклад в создание оригинальной русской философии. Поставленные ими проблемы судьбы России и всего человечества, центральные идеи их творчества - единства, це­лостности, синтеза, объединения усилий всех людей, всех их творческих возможностей, преодоления раздробленности, враж­ды, отчуждения, спасения всего мира - оказались настолько жи­вотрепещущими и актуальными, что интерес к русской филосо­фии не только не угасает, но еще более обостряется в наше время.

Наряду с упомянутыми школами и направлениями в России оформилось и существовало с конца XIX века еще одно фило­софское течение, связанное с учением К. Маркса. В советское время марксизм станет официальной философией, единственной, какую разрешалось преподавать, изучать, разрабатывать. Преж­нее разнообразие философских позиций, начиная с 20-х годов XX века, сменится однообразием, вводимым «сверху» властными структурами. Такое положение сохранялось много десятилетий, заняв значительный отрезок истории нашего государства.

Современная философия в России стремится определить пу­ти своего дальнейшего развития с опорой на отечественные тра­диции и в процессе плодотворного диалога с философами Запада.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Древнерусская литература: Книга для чтения. - М.: Школа-Пресс, 1996.

2. История философии: Запад - Восток - Россия. Кн. II-III.

- М.: «Греко-латинский кабинет» Ю.А. Шичалина, 1995-1999.

3. Левицкий С.А. Очерки по истории русской философии.

- М.: Канон, 1996.

4. Русская философия второй половины XVIII века: Хре­стоматия / Сост. биогр. статьи и прим. Б.В. Емельянов. - Сверд­ловск: Изд-во УрГУ 1990.

5. Русская философия: Словарь / Под общ. ред. М.А. Мас­лина. - М.: Республика, 1995.

6. Фараджев К.В. Русская религиозная философия. - М.: Изд-во «Весь мир», 2002.

7. Хрестоматия по истории философии: В 2 ч. Ч. 1. - М.: Прометей, 1995.

<< | >>
Источник: Басанец В.Л., Гуренко М.М., Зайцева Л.А., Никити­на Е.А., Широкова Н.А., Ковынев В.М.. Историко­ философское введение. 2006

Еще по теме Остановимся кратко на анализе отдельных аспектов творче­ства некоторых из этих мыслителей.:

  1. 9.2. Краткая характеристика отдельных видов нестандартных нормативно-правовых предписаний
  2. ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМ ЧАСТНОГО ПРАВА Раздел V Экономический анализ свободы договора
  3. НЕКОТОРЫЕ ОТДЕЛЬНЫЕ СЛУЧАИ НАБЛЮДЕНИЯ
  4. Некоторые аспекты отношения к дефективным новорожденным
  5. Некоторые аспекты методологии обобщения судебной (юридической) практики.
  6. Некоторые клинико-психотерапевтические аспекты состояний при ЧС
  7. § 3. Понятие и некоторые вопросы структурного устройства методики расследования отдельных видов преступлений
  8. КРАТКИЙ анализ работы м. вебера
  9. Объяснение и анализ некоторых соответствий.
  10. Рассмотрим некоторые аспекты государственной социальной по­литики стран «всеобщего благосостояния»:
  11. ГЛАВА 3. Некоторые особенности реализации государственно-частного партнерства в отдельных сферах общественных отношений
  12. Анализ некоторых типов религиозного опыта
  13. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ТАКТИКИ ПОЛУЧЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ ИЗ СООБЩЕНИЙ, ПЕРЕДАННЫХ ОСУЖДЕННЫМИ
  14. 3.2.2. Краткий анализ исследований психогенных расстройств в экстремальных ситуациях
  15. КРАТКИЙ АНАЛИЗ РАБОТЫ Ф. НИЦШЕ «О ПОЛЬЗЕ И ВРЕДЕ ИСТОРИИ ДЛЯ ЖИЗНИ»
  16. 6.4.4. Лаврентьев А. В., Медведева Л. М. Опыт реформирования морского транспорта на Дальнем Востоке России: некоторые аспекты социально-экономической безопасности