<<
>>

Интеграционные процессы в науке и философии: эволюция методов познания

В предыдущем разделе основное внимание было уделено рассмотрению линии научного материализма по предмету познания, в формализованном научном познании и знании, связанном преимущественно с развитием физической картины мира..

А в данном разделе проследим взаимосвязанную эволюцию науки и философии в содержательном знании, в содержательных научных картинах реальности, что, как будет показано ниже, отражает прежде всего их преобразование по методу познания. Вначале проследим общие зако-

номерности в изменении научного знания, затем покажем неразрывную связь исторических преобразований науки и философии, а далее отметим характерные черты эволюции НКМ и соответствующие особенности НКМ в ХХ в.е.

Эволюция в науке характеризуется взаимосвязанными процессами развития. С одной стороны, это путь непрерывного накопления научного материала и все более частной и глубокой дифференциации научных знаний, а с другой - прогрессивно нарастающая интеграция научных знаний. Эта интеграция осуществляется в основном в нескольких планах: а) в виде предметной интеграции, или слияния ранее изолированных предметных областей разных наук; б) в виде интеграции по методам исследования, при которой в разных науках начинают использоваться аналогичные методы познания и осуществляется интеграция научного материала, получаемого с помощью аналогичных методов (например, общенаучные методы систематики, изучения строения объектов, функций их частей и пр.); в) в форме теоретического синтеза знаний из различных и все более отдаленных областей, в результате которого выявляются частные, общие и всеобщие закономерности, познается все более глубокая сущность предмета. Для нашего исследования наиболее важно проследить закономерные преобразования интеграционных процессов, которые представляют не только общее увеличение объема научного материала, но и отмеченные пути объединения научных знаний. Рассмотрим данный феномен, поскольку становление современной комплексной НКМ невозможно без развития интеграционных процессов и широкого применения интеграционных методов.

Дословно понятие «интеграция» означает «восстановление», «восполнение»; это сторона процесса развития, связанная с объединением в целое разнородных частей и элементов [383, с.210]. Данное понятие широко применяется в различных сферах человеческой практики – от техники, экономики до демографии, политики и т.п. Мы же в настоящем исследовании ограничим его использование лишь сферой научного и научно-философского познания и знания.

В гносеологической философской, а также в науковедческой литературе процессам интеграции в научном познании и интеграции научного знания уделяется значительное внимание. Наибольшее количество публикаций по данной проблеме в нашей стране приходится на 70-80-е гг. XX столетия. Именно в это время был опубликован ряд ведущих монографий и статей в данной области [8; 81; 94; 96; 134; 155; 182; 266; 324; 370; 402; 429; 451]. Как показали исследования, понятие интеграции с давних пор употреблялось в науке, особенно в математике, затем в биологии [169], в том числе в физиологии, психологии [151; 370]. В настоящее время, в результате резкого усиления интеграционных процессов в науке, ее математизации, космизации, технизации и кибернетизации, вследствие рождения бионики, молекулярной биологии, соционики, социальной психологии и других комплексных дисциплин, а также развертывания структурно-функционального анализа и системного подхода в науке, понятие

интеграции получило широкое применение для характеристики различных сложных самоорганизующихся систем и для описания процесса их познания.

Стало широко осуществляться исследование интеграционных процессов в науке и научном знании. В указанном аспекте проанализирована роль таких общенаучных факторов интеграции, как математизация, физикализация, кибернетизация. Ряд авторов (М.С.Асимов, Б.М.Кедров, А.Турсунов, П.Н.Фе-досеев, М.Г.Чепиков и др.) указывает на важную роль диалектического метода в интеграции наук [324; 381; 382; 409]. Общие вопросы и проблемы интеграции науки как социального феномена исследованы М.Г.Чепиковым в монографии «Интеграция науки» [402]. Вопросы обусловленности интеграционных процессов общественной практикой раскрыты в монографии Г.Ю.Кикец «Проблемы интеграции обществознания и естествознания». Интеграционные процессы в науке, проявляющиеся в формировании общенаучных понятий, рассмотрены в трудах В.С.Готта, Э.П.Семенюка, А.Д.Урсула [81; 344 и др.]. Взаимосвязь естественных и технических, теоретических и прикладных наук, а также роль философии в процессе интеграции естественных наук; философский и логико-гносеологический аспект интеграции исследованы группой киевских ученых в коллективной монографии «Интеграция современного научного знания» [134].

Согласно указанным исследованиям, сущность интеграции наук и научных знаний есть всеусиливающаяся взаимосвязь, взаимодействие наук и знаний посредством широкого использования общих (порой заимствованных друг у друга) идей, средств, приемов, методов и т.д. исследования окружающей действительности, есть уплотнение (конденсация, концентрация) знаний в определенно сложившихся и постоянно совершенствующихся формах познания и выражения познанного [402, с.63]. Исследование же сущности интеграции, ее специфики может быть осуществлено лишь с учетом дифференциации наук и знаний, а также путем рассмотрения и таких процессов и понятий, как систематизация, синтез научных знаний, научная картина мира и т.д. Это обусловлено тем, что процесс развития познания и накопления знаний имеет свои закономерности. Они в основном сводятся к следующему.

Как правило, вначале новый для науки объект (становящийся предметом ее исследования) изучается в целом, хотя на первых этапах весьма приближенно и поверхностно. Затем, по мере накопления знаний о нем, начинается все более подробное исследование отдельных его сторон. Изучаются другие аналогичные объекты. Проводится их сравнение, сопоставление полученных данных, а потом их систематизация, классификация. В изучении предмета используются различные, все более многообразные методы и методики. В результате, с одной стороны, необходимо идет накопление знаний, осуществляется дифференциация познания и знаний, с другой – происходит их систематизация, а в дальнейшем – объединение и синтез знаний об определенных сторонах, аспектах изучаемого мира. На различных же этапах исторического развития науки, в отдельных ее областях, а также в науке в целом складывается специфическое видение реальности в форме НКМ. Сложившись, соответствующая НКМ на

определенном историческом отрезке времени становится теоретико-методологическим фундаментом для познания и понимания окружающего мира, представляя собой, таким образом, важную форму интеграции научных знаний.

Следовательно, интеграция наук и знаний – это весьма широкий и многообразный процесс их объединения, развивающийся в постоянной связи со своей противоположностью – с дифференциацией наук и знания и в значительной мере обусловленный последней. При этом интеграция осуществляется многообразно. Во-первых, путем слияния различных исследовательских областей за счет объединения их предмета исследования, например, единый предмет исследования – биотические системы, изучается с разных сторон биологией, физикой, химией с появлением пограничных областей, наук и знаний в виде биохимии, биофизики, молекулярной биологии и т.д. Во-вторых, это интеграция за счет взаимопроникновения в различные научные области аналогичных методов исследования, например, математизация, кибернетизация различных областей и наук, развитие в них структурно-функциональных и системных методов познания, широкое применение методов синергетики. В-третьих, интеграция за счет осуществления систематизации научных знаний из различных областей как по предметам, так и по методам исследования, например, объединение знаний в процессе классификации научного материала в минералогии, кристаллографии, ботанике, зоологии и т.п., интеграция знаний в концепции структурных уровней организации материи, объединение наук и знаний на базе системного подхода (по методу) и т.д. В-четвертых, интеграция происходит на базе концептуального синтеза знаний как в отдельных науках, так и в группах наук или в науке в целом путем открытия законов, создания научных теорий и т.п. В-пятых, одной из важнейших, в определенной мере – завершающих форм интеграции знания является формирование различных научных картин, как в отдельных научных областях (научные картины реальности), так и в целом в науке (НКМ различной степени общности, вплоть до ОНКМ). В этом последнем процессе, особенно при осуществлении высших форм интеграции, важнейшую роль приобретает творческое взаимодействие философии и науки с образованием особых научно-философских конгломератов знания.

На базе изложенного следует отметить, что рассмотрение проблемы построения философских основ НКМ и ОНКМ необходимо проводить с учетом глубокого понимания вполне определенного места НКМ в едином процессе интеграции научного знания. Таким образом, обращаясь далее к исследованию НКМ, постоянно будем иметь ввиду и учитывать как процессы развития философских и научных знаний по основным направлениям и линиям их взаимодействия, так и разные формы интеграционных процессов в познании и знании. При этом следует, с одной стороны, выявлять соответствующую дифференциацию знания, а с другой – различные, отмеченные выше, виды интеграции (слияние наук и знаний по предмету и методу исследований, систематизацию, концептуальный синтез и пр.). В этом контексте проблема построения

новейшей НКМ (ОНКМ и фундаментальных космологической, биологической и социологической НКМ) предстает в виде важнейшего проявления универсального процесса интеграции знаний как в истории науки, так и в настоящее время. Поэтому дальнейшее исследование будем проводить с учетом указанных закономерностей.

Известно, что основные закономерности, главные связи, отношения, законы окружающего мира в науке получают выражение в виде теорий наиболее высокого уровня абстракции, т.е. в виде всеобщих (метатеоретических) и фундаментально - теоретических научных знаний. В интеграции научного знания, научная теория – это определенный концептуальный синтез знания. В таком случае встает вопрос: существуют ли принципиальные различия между фундаментальной теорией и соответствующей НКМ, между метатеорией и ОНКМ, или они в целом идентичны по содержанию? Этот вопрос имеет важное значение, поскольку, как известно, правильно поставить проблему, значит, наполовину решить ее, а верный ответ на поставленный вопрос определяет стратегию научного поиска при создании НКМ, фундаментальных теорий и метатеорий. В связи с изложенным, рассмотрим в общих чертах данный вопрос.

Как показывает анализ эволюции научного знания, прийти к НКМ или научной картине реальности можно двояким путем. Один путь – это путь точных наук, прежде всего физики, т.е. путь эволюции формализованного знания. (Определенные грани этой эволюции в аспекте проблем НКМ, в виде взаимодействия науки и философии, рассмотрены нами в разд.1.2). Поэтому здесь осветим другую особенность формализованного знания, связанную со спецификой создаваемых в нем научных теорий. Суть заключается в том, что, согласно исследованиям В.С.Степина, в формализованном знании создается особая теоретическая схема, построенная в основном на математической логике. В качестве фундаментальных оснований она включает абстрактные по сути и обычно формализованные, математизированные теоретические конструкты, одинаково применяемые к разным областям знания. Эти основания – формализованные идеализированные объекты – не имеют аналогов в реальной действительности и представляют собой очень схематичные, абстрактные познавательные образы. Например, идеализированные объекты – математическая точка или число, алгебраический знак и т.п. - в реальной природе не существует [276, с.190-192; 326].

С данными основаниями, при помощи соответствующих формализованных языков науки, проводятся комплексы преобразований. Осуществляются числовые, алгебраические и другие все более сложные математические преобразования. При этом изначальная числовая характеристика является не-качественной, отражая лишь количественные характеристики реальности, независимо от ее качественного содержания, например, число пять (человек, минералов, месяцев, элементарных частиц, битов информации, домов или планет, - не имеет значения). Результатом является абстрактный вывод – теоретическая схема. Далее следует логическая операция – «оживление» формализо-

ванных теоретических выводов, необходимое соотнесение математической теории с объективной реальностью. На этом этапе идеализированные объекты онтологизируются, т.е. получают сходство с реальными материальными объектами или процессами. Например, понятие безразмерной и бесструктурной математической точки онтологизируется в понятие, отражающее реальный объект – тело, содержащее определенное количество материи [276, с.190]. В целом же абстрактная теоретическая схема переводится в научную картину видения объективной реальности, например, в физическую картину мира. Таким образом, данный путь теоретического синтеза по созданию научной картины осуществляется в точных науках, в формализованном знании. Он проходит последовательные стадии: 1) преимущественно количественного, точного описания отдельных сторон предмета, а затем – 2) описания предмета в целом и его онтологизации в НКМ.

Иной путь создания научной картины реальности характерен для содержательных, изначально нематематизированных наук (биологии, геологии, географии, социологии и т.п.). В этом случае также создается научная картина видения исследуемой реальности, но из этого процесса выпадает стадия, связанная с построением теоретической схемы (фундаментальной математической теории). Поэтому с самого начала обобщения носят в целом качественный характер, привязанный к определенной исследовательской части Мира. При создании подобной картины мира, отражающей не только статику, но и динамику процесса развития, ведущую роль играет диалектическое мышление, применяемое исследователями или стихийно, или сознательно. Примерами подобных эволюционных картин служат эволюционная теория Ч.Дарвина, концепция общественного развития, учение о биосфере и ноосфере В.И. Вернадского и др. В таком случае созданная общая картина, или качественная содержательная теория, в дальнейшем может развиваться, в частности, и путем математизации отдельных ее разделов, подобно точным наукам. Тогда формализованными оказываются лишь отдельные фрагменты научной теории и картины. Например, картина видения химической реальности, созданная на основе системы элементов Д.И.Менделеева, впоследствии значительно обогатилась и продолжает обогащаться за счет использования методов точных наук.

Как отмечалось, подобные качественные синтетические теории создаются в тех областях знания, где исследуемые взаимосвязи предельно многообразны и не поддаются единому, целостному математическому описанию, т.е. в содержательном знании и в содержательных науках. При этом указанные науки, в которых пути образования синтетического знания обусловлены многогранностью объекта и предмета исследования, отнюдь не являются несовершенными (по признаку отсутствия в них единой математической теории), а лишь отражают специфику своего предмета и присущих им процессов познания. Таким образом, к содержательному знанию и содержательным наукам прежде всего относятся те, которые исследуют сложные самоизменяющиеся целостные образования (системы) биотической и социальной материи, а

также космической материи (например, в наблюдательной описательной астрономии, геологии, географии и т.п.). Для них характерны специфические формы НКМ, порой значительно отличающиеся по своему содержанию от физической НКМ, содержащей в своей основе формализованную, а затем онтологизированную теоретическую схему.

В связи с изложенным, примечательно отметить также, что верно проведенные абстрактно-логические обобщения количественного порядка, а также содержательные исследования одного и того же предмета приводят в результате к инвариантным итоговым выводам, поскольку объективная истина едина. Объяснение, видимо, кроется в том, что исследователи при этом приближаются к единой цели, но с разных полюсов: одни – с преимущественно «качественного», «содержательного», другие с преимущественно «количественного», «формализованного» полюса познания. Вспомним в связи с этим исследование Ф.Энгельса, который, философски анализируя современное ему естествознание, на примере механики сумел доказать и «показать, что там, где дело идет о понятиях, диалектическое мышление приводит по меньшей мере к столь же плодотворным результатам, как и математические выкладки» [219, т.20, с. 408].

Таким образом, сравнительный анализ научных теорий и НКМ в содержательном и формализованном знании показал следующее. В содержательных науках (особенно исследующих наиболее сложные формы биотической и социальной материи) на определенных ступенях, этапах их развития создаются теории, регламентирующие определенное видение Мира. В отличие от математической формы теоретизации (теоретической схемы), содержательная научная теория оперирует с онтологизированными понятиями, вполне определенно отражающими реальные тела, процессы и связи. Но аналогичное содержание присуще и научным картинам, фундаментальные понятия которых отражают вполне конкретные группы объектов реальной действительности. Например, в теории естественного отбора Ч.Дарвина понятие «организм» отражает (в отличие от формализованной теоретической схемы) вполне реальное материальное образование живой природы. В учении В.И.Вернадского о биосфере [56; 57] понятие «биосфера» имеет вполне определенный смысл – живая органическая оболочка планеты. В космогонических теориях аналогичную роль выполняют фундаментальные онтологизированные понятия «звезда», «галактика», а в социологических, например, категории «социальная группа», «общественно-экономическая формация», «ноосфера» и др. [31; 42; 219; 156; 313; 382]. Из этого можно сделать вывод, что коренного, принципиального отличия между фундаментальной содержательной теорией и научной картиной, отражающей эту же реальность, не существует (за исключением периодов научных революций, когда новая парадигма приходит в противоречие с устоявшимися научными представлениями). Фундаментальная же формализованная теория не есть соответствующая научная картина. Она включается в картину реальности путем онтологизации ее идеальных объектов и составляет, как правило, ее важную часть - сердцевину, ядро картины

[278; 344]. В противном случае, если в точном знании НКМ рассматривать как особую концептуальную схему, совершенно отличную от соответствующей формализованной теории, она просто теряет смысл.

На базе изложенного, в дальнейшем исследовании принципиального различия между содержательной научной теорией и соответствующей научной картиной (в фундаментальных космологической, биологической и социологической НКМ), а также между метатеорией и ОНКМ (где наблюдается та же закономерность), проводить не будем. Фундаментальную теорию формализованного знания, выраженную в математической форме, будем рассматривать как ядро соответствующей (физической, физико-математической) НКМ, которое обрастает «плотью и кровью», и превращается в научную картину (как было показано) лишь путем онтологизации формализованных идеализированных объектов науки.

Кроме того, допускаем, что вполне естественным в развитии научных знаний может быть и противоположный процесс. При этом вначале возможно создание многоаспектной содержательной научной теории и НКМ, а затем – все более полная ее математизация и постепенное формирование фундаментальной формализованной теоретической схемы. Как будет показано ниже, в отношении построения метатеории для новейшей ОНКМ делаем следующий вывод. Полагаем, что для метатеории как теоретической основы ОНКМ, в связи с ее предельной сложностью – всеобщностью и всекачественностью, приемлемым и перспективным является именно второй путь – исходная содержательная метатеория с дальнейшей, все более глубокой формализацией ее частей. По-видимому, весьма плодотворными в этом отношении могут оказаться комплексные методы моделирования, в том числе, компьютерного моделирования.

Здесь лишь добавим, что пока ОНКМ и фундаментальные НКМ космической, биотической и социальной материи в целом еще только формируются, трудно проводить более детальное сравнение НКМ и соответствующих научных теорий. Возможно, в деталях оно будет несколько отличаться от приведенного общего сопоставления. Например, когда будут созданы общая теория бытия, или общая теория Мира (ОТМ) как метатеория (хотя бы содержательного плана) и соответствующая всеобщая НКМ, может статься, полного тождества между ними не обнаружится. Возможно, что метатеория будет более сложной, а в ОНКМ, в связи с тем, что это все-таки «картина Мира» (и как картина должна обладать свойствами наглядности, образности, более легкого восприятия и т.п.) будут опущены какие-либо сложные детали, но зато в более яркой и простой форме выразится суть мировых процессов. Ведь недаром говорят, что все гениальное просто, т.е. может быть выражено в относительно простой форме, доступной для понимания любого образованного человек. Но такие глубокие и подробные сопоставления всеобщей НКМ и общей теории Мира, или общей теории материи – в всеобщем смысле (ОТМ) как метатеории – дело будущего.

А теперь попытаемся подробнее исследовать предполагаемое главное содержание новейшей ОТМ и ОНКМ. Для этого выявим закономерности эволюции, по основным методам познания, во взаимодействии содержательного научного и философского знания. Проследим в основных чертах историю интеграционных процессов при создании конкретно-исторических научных картин реальности (как в отдельных областях науки, так и в научном знании в целом), определенную логику смены научных парадигм, ведущих методов познания, способов обработки научного материала и особенностей получаемых научных выводов. Но при рассмотрении данного вопроса обратим внимание на то, что позиции гносеологов по выявлению логики интеграционных процессов в истории науки неоднозначны. В частности, две основные, кардинально различающиеся точки зрения выявились на III Всесоюзном совещании по философским вопросам естествознания [94].

Согласно одной позиции (Б.М.Кедров, Н.Р.Ставская и др.), развитие процессов интеграции наук и научного знания началось в основном с ХIХ в. и наибольшую мощь приобрело в связи с развертыванием научно-технической революции, не базе которой происходят современные сложные интеграционные процессы. А до ХIХ в. процессы коренным образом отличались. Так, в античные времена относительно слабо развитая и нерасчлененная натурфилософия не содержала в себе выраженных процессов дифференциации и интеграции. Наука эпохи Возрождения и Нового времени, основанная на односторонне аналитическом подходе, в основном включала процессы дифференциации, которые получали все большее развитие. И лишь в ХIХ в. дальнейшее углубление анализа и дифференциации вызвало необходимость теоретического синтеза и развития процессов интеграции. ХХ в. - в. продолжающейся дифференциации и возрастающей интеграции, когда последняя все более начинает преобладать.

Согласно другой точке зрения (Е.Л.Фейнберг, Л.А.Ляховский и др.), [94, с.46-80], схема «недифференцированность – дифференциация - интеграция» применительно к развитию науки является значительным упрощением. Эти авторы отмечают, что определенная специализация, дифференциация были и в античное время, хотя, конечно, в значительно менее развитом виде, чем сейчас (Л.А.Ляховский). Е.Л.Фейенберг на богатом фактическом материале из области наукометрии, а также на примере развития физики и химии показывает, что не только анализ, но и теоретический синтез и интеграция имели место в науке всегда [там же, с.46-80]. Различия же в характере обобщений обусловлены объективными причинами – степенью развитости научного знания в каждый конкретно-исторический период социального бытия, богатством частных методик и методов исследования, наличием и особенностями общеметодологической основы и т.д. В любое время «естественный процесс… синтезирования достижений разных наук является… неизбежной мерой, компенсирующей необходимую специализацию, необходимое дробление наук» (там же, с.61). Вследствие этого в науке имеет место равноправное сочетание дифференциации и интеграции, совмещение методов и достижений разных наук при

изучении природных и технических объектов и проблем, причем такое же, как и в прошлые в.. Меняется лишь масштаб процессов. Автор отмечает, что бытующее мнение о принципиально новой роли синтеза наук в настоящее время распространяется и «укрепляется в значительной мере лишь «методом» повторения» (там же, с.63). А принятая упрощенная схема «недифференцированность – дифференциация - интеграция» приводит к тому, что процесс интеграции в познании и знании глубоко не исследуется.

Отмеченный упрощенный подход ведет к забвению принципа историзма применительно к данной проблеме. Поэтому, отмечает Е.Л.Фейенберг, правильнее говорить о различных этапах процессов дифференциации и интеграции, возникших одновременно с возникновением теоретического подхода к действительности. Такая установка ориентирует исследование на выявление этапов интеграции знания как в конкретных научных областях, так в науке и в теоретическом знании в целом, на раскрытие их методологической роли с тем, чтобы определить сущность интеграции не только на основе актуального, но и историко-логического ее осознания. Глубокое понимание логических оснований истории процессов в значительной мере будет способствовать и определению перспектив разворачивания интеграционных процессов в ряде областей познания в начале третьего тысячелетия, в том числе и в области взаимодействия философии и содержательной науки в НКМ.

М.Г.Чепиков отмечает, что в истории развития науки проблема интеграции – одна из старейших. Идея о единстве научных знаний находила отражение (правда, вначале в догадках, в натурфилософских представлениях) в работах древних мыслителей (Платон, Аристотель). Автор пишет: «Эту проблему в дальнейшем пытались решить с различных исходных позиций И.Кант, Г.Гегель, Д.И.Менделеев, А.Эйнштейн, Т.Павлов, Н.Винер, Л.Берталанфи, Д.Бернал и другие выдающиеся умы. Определенное внимание ей уделяли …советские ученые: И.П.Павлов, Н.И.Вавилов, С.И.Вавилов, И.И.Шмаль-гаузен, В.А.Амбарцумян, А.И.Берг, А.Н.Колмогоров, М.А.Марков и др. Усилилось и внимание к этой проблеме философов… Б.М.Кедрова, П.В.Копнина, С.Т.Мелюхина и др. К вопросам единства наук и научных знаний обращались Ф.Энгельс, В.И.Ленин,… они заложили научную базу, методологические принципы для всесторонней разработки проблемы интеграции» [402, с.10-11].

Исследование интеграционных процессов в соответствии со вторым подходом (выявлением этапов дифференциации и интеграции знаний в истории наук) проведено Е.Л.Фейенбергом на примере физики, химии и отчасти математики, Г.М.Идлисом – в астрономии [131], Б.А.Домбровским – в биологии [103], а также Д.Халлом (1974) и Г.А.Югаем (1976) в биологии, начиная с ХIХ в., в связи с проблемой создания теоретической биологии. Мы же проследили логику интеграционных процессов в теоретических областях знания, начиная с античности и до настоящего времени, в связи с проблемой построения научных картин мира и в итоге – новейшей НКМ и общего системного синтеза знаний. Подробно данная проблема исследована нами в монографии [349, с.206-332]. Здесь же приведем лишь основные полученные результаты,

осветив общую логику процесса развития знания вплоть до современного состояния. Это, в свою очередь, позволит определить перспективы дальнейшей эволюции теоретического знания на пути к всеобщему синтезу.

Проведенное нами гносеологическое исследование показало, что процесс становления и развития познания, накопления знаний человечеством не являются однообразным и линейным. Напротив, это было специфическое развитие по спирали, где одни, наиболее крупные периоды, или эры, а также более дробные - этапы познания – последовательно сменяли друг друга.

Как уже было показано в предыдущем разделе, на заре развития древних цивилизаций, преобладало «зародышевое» целостное знание о Мире, в котором в зачатке содержались, во-первых, цельные «интуитивно-теоретические» знания философского плана; во-вторых, особые обобщения практического материального опыта человечества того времени, например, в виде цельных зачатков научно-технического формализованного знания (теоретические математические и логические знания того времени и основанный на них опыт материального производства первых государств); в-третьих, обобщенный опыт социальной жизни в виде исходных цельных социально-философских и философско-религиозных знаний. Таким образом можно констатировать, что в первых древних цивилизациях сложилась первая натурфилософская и антропокосмическая эра единого нерасчлененного синтетического знания человечества. В дальнейшем происходила закономерная дифференциация по нескольким направлениям. Выделилось теоретическое и эмпирическое знание. Исходно теоретическое знание, как отмечалось в разд.1.1 и 1.2, было связано с философией, которая, в свою очередь, из единого синтетического дуалистического направления разошлась по двум основным монистическим, в виде идеализма и материализма. А эмпирическое знание развивалось непосредственно из практики материальной и духовной жизни.

Накопление большого количества эмпирического материала в дальнейшей истории, начиная с Нового времени, потребовало организации специальных форм умственного труда и закономерного формирования особого социального института – науки. А в последней выделились два особые направления, в виде знаний о природе (естествознания) и о человеке и обществе (обществознания). В свою очередь, мы показали также, что в научном познании и знании дифференцировались две крупные ветви - формализованного и содержательного знания. А по мере развития наук и научных знаний, большой фактический материал из разных областей все более требовал классификации, систематизации и рационального обобщения. Так появилось теоретическое знание в науке, преимущественно с XVII в. и далее. С этого времени началось все более тесное взаимодействие теоретического научного и теоретического философского знания, появилась особая ветвь теоретического научно-философского знания, развитие которой, по нашему мнению, прошло ряд взаимосвязанных этапов. Эволюция теоретического научно-философского знания, по предмету познания, в ветви формализованного научного знания, с

выделением нескольких форм материализма, которая нашла свое отражение прежде всего в развитии физической картины Мира, прослежена нами во 2-ом разделе данной главы. Поэтому ниже проследим эволюцию научно-фило-софских представлений преимущественно в содержательном теоретическом знании, в виде этапов интеграции знания по основным методам познания, начиная с Нового времени и до конца ХХ в..

Прежде, чем приступить к рассмотрению отдельных этапов интеграции, покажем общие закономерности взаимодействия и взаимовлияния философского и научного знания в области методов и методологии. Отметим, что области содержательного научного знания, по сравнению с формализованным, имеют особое сходство с философским знанием. Оно заключается в том, что и содержательная наука, и философия имеют дело с очень сложными, разнокачественными объектами, находящимися между собой в множественных и разнообразных связях и взаимодействиях. А в знаниях данные свойства Мира и его частей отражаются в виде качественных содержательных закономерностей, теорий, концепций науки или философии. Эти общие характеристики предмета познания и получаемого знания, в теоретических областях, особенно на высших уровнях интеграции и синтеза, позволяют довольно легко и непротиворечиво взаимодействовать философскому и содержательному научному знанию.

Отмеченные связи двунаправлены. С одной стороны, господствующие философские взгляды и философская методология ориентируют процесс познания в науке, влияют на социально-обоснованный выбор предмета познания, представляют обобщенные всеобщие методы познания (например, в виде метафизики, диалектики). Но с другой стороны, развивающееся научное познание и знание постоянно поставляет новый эмпирический, методический, методологический и теоретический материал для философии, не только для онтологии (философских обобщений по предмету познания), но также для гносеологии и методологии. В науке это происходит разными путями. Например, при углублении исследований в предмет познания; при расширении познавательных областей; при разработке новых эмпирических методов, которые в науке, особенно начиная с XIX в., в значительной мере зависят от развития исследовательской техники, удивительно разнообразных приборов для получения и обработки научного материала; а также от развития научных теоретических методов. За счет отмеченных путей, широкие уровни научных обобщений влияют на обобщенные философские знания о методах познания Мира. В результате формируется новая общенаучная, научно-философская, а затем и философская методология.

Так, еще на заре развития философского знания в западной социокультурной традиции сформировались античная диалектика и античная метафизика, представленные в целом, как методы отражения Мира или в развитии, или в статическом состоянии. Но лишь в XVII-XVIII вв. метафизика приобрела вид научно-философского метафизического метода познания телесной субстанции - материи, рассматриваемой как вещество. А диалектический метод

принял научно-философскую форму лишь в XIX в.е, когда в целом ряде областей содержательного знания были подробно изучены природные и социальные эволюционные процессы. И также (как будет показано далее) фундаментальная синтетическая философская идея и методология самодвижения Мира, или мировых круговоротов в древней философии, в ХХ в.е приняла особую широкую, синтетическую научно-философскую форму (в виде познанных исключительно многообразных круговоротов веществ и энергий в природе и обществе; циклов, или кругов развития разнообразных систем; в виде проявления взаимодействий прямых и обратных связей в природных, социальных и кибернетических системах и т.д.)

В целом прослеживается закономерность, согласно которой общие методы познания в конкретных науках переходили в общие методы частных наук. Последние, путем последующего закономерного обобщения, переходили в общенаучную форму (приобретали вид общенаучных методов). А общенаучные методы, путем последующей интеграции и логического синтеза, становились научно-философскими методами и формировали определенные формы научно-философской методологии. А при широком сравнительном гносеологическом анализе оказывалось, что гениальные методологические прозрения древних мудрецов, отражавших Мир в его целостности с космическими законами, приобретали новое, углубленное с помощью науки и социальной практики, научно-философское методологическое содержание. По-видимому, ответ здесь заключается в том, что Мир един, и на высших уровнях его отражения, какими бы познавательными путями ни шли люди, они приходят именно к этому универсальному единству (все дороги ведут к храму Мировых законов и Мирового знания).

Если же далее проследить путь науки, начиная с Нового времени, от конкретных эмпирических знаний к возрастающей интеграции и единству научных и научно-философских знаний, можно выделить ряд последовательных этапов интеграции. Нами выделены следующие этапы интеграции знаний:

классификационный, не-эволюционный (соответствует метафизическому этапу интеграции в формализованном знании, метафизике в философии);

эволюционный, филогенетический (соответствует диалектическому этапу в научной философии);

структурно-функциональный, онтогенетический (соответствует становлению концепции структурных уровней организации в философии);

общесистемный этап, включающий несколько направлений относительно самостоятельных линий системных знаний («классического системного» направления, экологического, информационно-кибернетического, синергетического направлений), которые далее закономерно интегрируются и синтезируются в общенаучном и философском (системно-философском) знании.

В связи с выделенными этапами интеграции знаний можно выделить и несколько исторических форм материализма, вначале до-научного, а затем научного. Это, соответственно:

- материализм древних (только выделившийся из единого натурфилософского и антропокосмического знания и несущий в себе синтетические черты);

- не-эволюционный (метафизический) материализм XV-XVIII вв.;

- эволюционный (диалектический) материализм XIX в.;

- структурно-функциональный (структурно-организационный) материализм конца XIX в. – ХХ вв.;

- системный и системно-синтетический материализм XX в., закономерно приобретающий всеобщую форму и перерастающий в новое качество – в единую системную философию (как по предмету, так и по методу познания) на рубеже XX-XXI вв.

В эволюции идеализма связь с наукой проявилась значительно позже – не с XV-XVI вв., а в основном с XIX в. Поэтому здесь историческая типология оказывается несколько иной. По видимому, здесь можно выделить следующие исторические формы:

- идеализм древних (только выделившийся из мифологического и единого натурфилософского антропокосмического знания и имеющий поэтому мифологические, политеистические и синтетические черты);

- теологический идеализм средневековья; субъективно-религиозный идеализм XVII в.; системный теоретический идеализм XVIII-XIX вв. (с методологией самодвижения и диалектики);

- субъективно-научный (психологический) и объективно-научный (физический) идеализм второй половины XIX в. - ХХ в.;

- синтетический научный и религиозно-научный (гуманистический) идеализм второй половины ХХ в., закономерно перерастающий в единую системную философию на рубеже XX-XXI вв.

Завершение этапов интеграции означает по существу, вновь, как и в древности, приближение (второй по счету) антропогеоцентрической и антропокосмической эры всеобщего синтеза знаний в третьем тысячелетии, но на принципиально новой, современной, предельно широко развитой философской, духовно-нравственной, научной и социально-практической основе. Но, полагаем, что, в отличие от первой синтетической антропокосмической эры интуитивно-гениального синтеза древних, общий синтез знаний указанной второй философско-синтетической эры третьего тысячелетия произойдет на принципиально новой, современной, предельно широко развитой научной, гуманистической, социально-практической и философской основе.

Отмеченное отнюдь не означает, что с наступлением системно-философ-ской эры синтеза знаний исчезнут отдельные конкретные науки, составляющие естествознание (совокупность естественных наук) и обществознание (совокупность социологических и гуманитарных наук). Напротив, они сохранят свое полнокровное существование, в виде многообразия единого. Но в то же время они будут объединены общей системно-синтетической философской теорией самодвижения и саморазвития Мира, его телесных и бестелесных форм бытия, в виде единства многообразного. Направление и степень разви-

тия каждой из отдельных наук, по-видимому, будут в целом координироваться в рамках единой научно-философской парадигмы. Это даст возможность в конкретных областях знаний намечать научно обоснованные пути их дальнейшего развития, а также предсказывать основные последствия проводимых преобразований, в виде долгосрочных всесторонне обоснованных прогнозов, например, в области социально-экологических преобразований. Появится единая концептуальная база не только для частных теорий отдельных наук, но и всей человеческой практики. Значительно повысится эффективность научного поиска.

А чтобы лучше понять суть процессов в области современного научного и научно-философского синтеза в рамках НКМ, охарактеризуем коротко каждый из обозначенных этапов (по методу познания, в материалистическом направлении).

Начальный (первый) – классификационный, не-эволюционный, метафизический (по форме методологии) этап был связан с первыми шагами развивающейся науки, когда в основном накапливался первичный научный материал. Получаемые в результате многообразные фактические данные определенным образом группировались, систематизировались, классифицировались. При этом выявлялись, описывались, анализировались исходные состояния объектов, строились различные (статичные по сути, не-эволюционные) системы природы, например, система классификации и статичный взгляд на живую природу К.Линнея. А основу познания составила не-эволюционная ньютоновская физическая картина мироздания, поскольку физика и механика того времени занимали ведущее положение в науке и в целом формировали метафизическое научное и научно-философское мировоззрение. Поэтому и в содержательном знании на первом этапе интеграции господствовали классификационные, не-эволюционные, метафизические методы познания, которые нашли свое концентрированное отражение в метафизической научной философии XVII-XVIII вв.

Второй этап развития научного познания – эволюционный, филогенетический, диалектический - формировался уже на базе достижений предыдущего. В результате начались широкие сопоставления, ранее определенным образом систематизированного, научного материала. Между разными состояниями сходных объектов стали обнаруживаться многообразные и последовательные переходы, выявляться процессы, ведущие к появлению определенных состояний. А в целом возникли и укрепились эволюционные филогенетические представления во взглядах на природу, на человек, а далее и на общество (филогенез - эволюция в рядах поколений сходных объектов). Сформировались соответствующие эволюционные филогенетические методы познания в науке [17; 106; 136; 155; 188; 219, т.20; 221; 379]. А философия XIX в. обобщила эти достижения в виде научно-философского диалектического метода познания, как всеобщего учения о развитии, в результате единства и борьбы противоположностей (как в идеализме, так и в материализме). Этот второй этап сформировался в основном к середине XIX в.

Но затем начался третий, структурно-функциональный, онтогенетический, структурно-организационный этап в развитии науки и обобщении ее достижений в научно-философских представлениях (в основном с середины XIX в. и в XX в.). Он был прежде всего связан, с одной стороны, с появлением и разнообразным усложнением исследовательской техники (от микроскопов до телескопов и пр.) и конкретных методов научных исследований, что позволило глубоко изучить структуру и функции самых разнообразных объектов неорганического и органического происхождения. С другой стороны, уже имелась классификационная и эволюционная (филогенетическая) теоретическая база предыдущих этапов научного развития. В результате появилась возможность выявления, широкого рассмотрения и теоретического обобщения исключительно богатых научных данных о структурно-функциональном разнообразии и в то же время единстве объектов природы. В разных областях знаний создавались концепции индивидуального развития объектов (их структурно-функционального изменения во времени, от появления до наиболее развитого взрослого состояния), в виде концепций онтогенеза. В итоге в фундаментально-научном и общенаучном знании XX в. получил развитие новый, структурно-функциональный подход [7; 141; 329; 360]. А в философии, в соответствии с отмеченными качественными изменениями содержательного научного знания, сформировалась концепция структурных уровней организации материи [35; 94; 178; 225]. Это уже не только общенаучная, но и особая философская парадигма.

Четвертый, общесистемный этап развития науки и философии также связан с новым накоплением научного материала и новым его обобщением на базе предыдущих этапов. Он начался примерно в 20-е гг. нашего столетия, с написания труда А.А.Богданова «Всеобщая организационная наука (тектология)» [44; 211] и продолжается в настоящее время. Его основа - системное видение мира и системный подход. Суть его заключается в следующем. В науке сформировалось представление о том, что Мир представлен бесконечным многообразием отдельных и в то же время целостных образований – систем космической, биотической и социальной природы. Кроме того, в обществе находится все больше рукотворных искусственных технических систем, играющих важную роль в жизни человек. С одной стороны, оказалось, что мир естественных систем, несмотря на свое удивительное многообразие, имеет общие черты и закономерности преобразований. Важнейшее место занимают здесь саморазвивающиеся живые системы. Для них характерно, например, образование систем из элементов среды, самодифференциация на основные части, или подсистемы, подструктуры, способность к саморазвитию, формированию новых поколений систем и т.д. Выявлены характерные отличия естественных и искусственных систем и общие черты последних, имеющих важное значение в организации техногенного общества. Широкое развитие получили системные исследования, системные методы получения и обработки материала, сформировался общенаучный системный подход [40; 339; 341; 433; 436], который во второй половине ХХ в. все более перерастал в научно-фило-

софскую методологию [62; 141; 193; 274; 300 и ряд др.], что и послужило логическим основанием для выделения особого общесистемного этапа интеграции знаний о Мире. Ниже мы отметим его основные направления, которые закономерно развивались, но не изолированно от предыдущих этапов, а в тесной взаимосвязи и взаимодействии.

Дальнейший, новейший анализ общей эволюции научного познания и знаний показывает, что в конце ХХ в. отмечены этапы интеграции знаний не исчезают, а получают дальнейшее развитие. Продолжается классификация и систематизация научной информации и научного знания, связанная с первым этапом. Их роль в настоящее время не уменьшается, а напротив, возрастает в связи с тем, что в обществе осуществляется информационный взрыв. Количество информации лавинообразно нарастает, и если она не успевает перерабатываться, классифицироваться, интегрироваться, то превращается в мало эффективный для теории и практики информационный груз и балласт. Эволюционные построения, связанные со вторым этапом интеграции знаний, также не теряют своей актуальности, поскольку познанные в настоящее время процессы развития (генезисы в различных своих формах, о которых пойдет речь в главах 2 и 7), становятся важной теоретической основой ряда научных закономерностей в природе и обществе, базой для практического преобразования Мира. Структурно-функциональные исследования и структурно-организационные закономерности бытия (характерные для третьего этапа интеграции знаний), позволяющие выявить механизмы социоприродных преобразований и иерархические отношения в окружающем Мире, также встраиваются в саму суть современных процессов познания и знаний о Природе и Человеке.

Но характерная особенность социокультурной ситуации на рубеже третьего тысячелетия заключается в том, что каждый из отмеченных этапов развивается не изолированно от других, а напротив, в постоянном взаимодействии в другими. Это проявляется в том, что методы, характерные для отмеченных этапов, начинают разнообразно взаимодействовать между собой. Получаемые результаты взаимно дополняются или корректируются опытными, экспериментальными или научно-теоретическими данными, методиками и методами из других областей. Но главной интеграционной базой становится уже четвертый, общесистемный, системно-синтетический этап.

В свою очередь, четвертый общесистемный этап в ХХ в. также закономерно развивается и дифференцируется на ряд важнейших направлений, которые уже в конце в. имеют мощную тенденцию к взаимодействию и синтезу. Среди них наиболее важными считаем следующие: 1) «классическое системное» направление; 2) информационно-кибернетическое направление; 3) системно-экологическое направление; 4) самоорганизационное синергетическое направление. Каждое из них реально, во второй половине ХХ в. формирует свои научные картины видения окружающего Мира. Но поскольку системность органически присуща всем направлениям, то формируется специфи-

ческий гносеологический процесс. А именно, процесс самоидентификации, дифференциации системно-научных представлений каждого из направлений по времени совпадает и с процессом их закономерной интеграции. С одной стороны, в общем системном поле исследований Мира выделяются «теоретические ядра» отмеченных научных картин. С другой стороны, Эти «теоретические ядра», только сформировавшись, уже начинают множественно взаимодействовать между собой, постепенно образуя новое, комплексное «общесистемное теоретическое ядро», в котором отдельные системные ядра становятся важнейшими, но составными частями. В это же «общесистемное ядро» включаются и отмеченные выше «теоретические ядра» классификационного, эволюционного и структурно-огранизационного этапов интеграции знаний. Проблема взаимодействия современных научных картин в единой системно-синтетической НКМ будет рассмотрена в разд. 2.4. А в настоящем разделе мы лишь кратко охарактеризуем выделенные выше направления четвертого общесистемного этапа интеграции знаний.

Выше мы показали формирование системного этапа интеграции знаний, начиная с фундаментальных трудов А.А. Богданова в 20-е гг. нашего столетия. Он и составил по сути главное, центральное, организующее направление общесистемного этапа – «классическое системное» направление. Его дальнейшее развитие во второй половине XX века приводит к созданию различных вариантов общей теории систем (ОТС), общей системологии. В связи с ним самоорганизуются и другие направления системных знаний.

Так, примерно со второй трети XX в. берет начало системно-эколо-гическое направление. Оно связано с закономерным развитием комплекса экологических наук, вначале в биологическом, затем в социологическом знании (биотическая и социальная экология), а сегодня и в космологическом знании (учение о солнечно-земных связях, экологические аспекты космонавтики, некоторые разделы космологии и т.п.) в виде космической экологии. Таким образом можно констатировать, что в настоящее время экология приобретает глобальный общенаучный и прикладной характер [12; 76; 77; 355 и др.]. В недрах указанных областей экологии формируются общие методики, методы, экологические закономерности [27; 76; 145; 175; 237; 377 и др.]. Поэтому полагаем, что в настоящее время по существу формируется новый, особый, системно-экологический подход. Мы называем его не просто экологический подход, поскольку под последним может пониматься огромная масса эмпирического и прикладного материала, например, в виде проблем выброса вредных отходов, охраны природной и социальной среды, медико-экологических аспектов, проблемы экологического кризиса и многообразия его проявлений и пр. Термином же «системно-экологический подход» можно объединить теоретические, фундаментальные, всеобщие закономерности взаимодействия космических, биотических и социальных систем с окружающей их средой, в виде особого блока общенаучного и философско-методологического знания, а также в виде определенной части НКМ. Он выполняет возрастающую роль теории и практики человеческой деятельности.

В 50-60-е гг. формируется новое направление общесистемного этапа -информационно-кибернетическое. Кибернетика - область естественнонаучного и технического знания, связанная с изучением сложных технических и естественных систем с определенных позиций - организации обратной системной связи, передачи информации, налаживания на этой основе систем управления. Кибернетические системы изучаются с точки зрения их способности воспринимать определенную информацию, сохранять ее в «памяти», передавать по «каналам связи» и перерабатывать ее в особые управляющие «сигналы», направляющие их деятельность в соответствующую сторону. Глав-ные выводы и закономерности данного научного, а затем и общенаучного знания сформировали затем информационно-кибернетическое направление общесистемного этапа интеграции и одно из «теоретических ядер» системно-философ-ской НКМ. Более подробно об этом пойдет речь в разделе 2.4.

Но в XX в. резко возрастает массив научного материала, качественно изменяются методы его получения и обработки, формируются новые научные парадигмы, удивительно быстро разворачиваются качественно новые интеграционные процессы. В связи с этим можно констатировать, что во второй половине XX в. происходит становление еще одного направления общесистемного этапа интеграции научных и научно-философских знаний, который можно обозначить как самооргяннзационное, сннергетическое. Его истоки существовали еще в первой половине века, например, в виде тектологических взглядов А.А. Богданова о самозарождении систем, теоретико-биологических представлений Э. Бауэра концепций о самозарождении жизни (фундаментальные труды Опарина, а также Холдена, Эйгена, Руттена и др.)- Далее важную роль имели теоретические обобщения в области термодинамики при исследовании энергетических процессов в системах, где были обнаружены не только (традиционные для физического знания) энтропийные процессы, но также противоположные негэнтропийные процессы, непосредственно связанные с самоорганизующимися и саморазвивающимися системными объектами природы. А в 60-70-е гг., в основном благодаря трудам Арнольда, Колмогорова, Николиса, Пригожина, Хакена, Стенгерс и ряда других, идет становление общенаучного направления - синергетики [147; 152; 162; 166; 190; 233; 250; 273; 305; 355] и общенаучной парадигмы самоорганизации систем, не только в живой органической природе, но также в обществе и в космосе.

К концу века все указанные направления общесистемного этапа интеграции, объединяясь с философскими представлениями, все более превращаются в новую научно-философскую парадигму. В методологическом плане она становится важной составляющей системно-философской методологии конца XX в. Центральной идеей вновь становится принцип самодвижения Мировой субстанции, гениально выработанный еще древней синтетической философией и нашедший свое многообразное подтверждение в науке нашего столетия.

Таким образом, можно констатировать, что многогранная эволюция содержательного научного знания, прошедшая ряд последовательных этапов

интеграции, привела в итоге, в ХХ в., к формированию качественно новых, общесистемных методов познания Мира (включая «собственно» системные, системно-экологические, синергетические и информационно-кибернетические методы). Сформировался особый мощный пласт системных знаний. В результате сама наука ХХ в. приобрела новое качество. Это, в частности, отмечает специалист в области общих системных исследований Дж.Клир, который приводит следующую периодизацию истории человечества и науки.

1. Донаучный период (примерно до XVI в.). В обществе основу знаний составляют здравый смысл, отвлеченные рассуждения, метод проб и ошибок, ремесленное искусство, дедуктивные рассуждения и акцент на традиции. 2. Одномерная наука (от середины XVII в, до середины ХХ в.). Для этого периода характерна интеграция отвлеченных рассуждений, дедуктивные умозаключения и преобладание эксперимента. Произошла дифференциация научных дисциплин, но основанная не на реляционных свойствах исследуемых систем, а на базе экспериментальных (инструментальных) дисциплин. 3. Двумерная наука (развивается примерно с середины ХХ в.). Для нее характерно возникновение науки о системах, имеющей дело с реляционными, а не с экспериментальными аспектами исследуемых систем, а также интеграция этой новой науки с традиционными экспериментальными научными дисциплинами [160, с.83]. Дж.Клир пишет: «…Можно с полным основанием охарактеризовать развитие науки в течение приблизительно последних трех десятилетий как переход от одномерной науки, преимущественно базирующейся на эксперименте, к двумерной науке, где наука о системах, преимущественно ориентированная на отношения, постепенно становится вторым измерением науки в целом. Значение этой радикально новой парадигмы науки – двумерной науки – еще не полностью осознано, но е выводы для будущего являются, по-моему, очень важными» [там же, с. 83].

Дальнейшее развитие двумерной науки и общесистемных методов в разных областях и направлениях привело к массиву качественно результатов. Так, накопление и дальнейшее обобщение научного материала с помощью данных методов дало целый ряд фундаментально-научных, общенаучных и научно-философских обобщений. В результате утверждаются общие и всеобщие (научно-философские) представления о Мире как о единой системе, обладающей внутренней активностью, силой и в результате - способностью к многообразным взаимодействиям. Выявлена дискретность, неоднородность Мира, наличие в нем исключительно многообразных систем любой природы, которые, однако, обладают и всеобщими закономерностями бытия. Постепенно и в науке все более пробивает себе дорогу идея самодвижения, или мирового круговорота веществ и энергий, через ряд следующих научных данных: 1) циклы развития (рождение, жизнь, смерть, вновь рождение и т.д.); 2) обмен веществ и энергий; 3) прямые и обратные связи в системах; 4) динамическое равновесие в химии; 5) эволюция и деградация; 6) прогресс и регресс в обществе; 7) противоположные процессы в единстве, например, нагревание - остывание; 8) круговороты веществ и энергий в природе и т.п. Показано, что

системы мира способны к самодвижению - самоорганизации, саморазвитию, самополяризации (к нарастанию внутренних конфликтов) и к самораспаду на активные осколки, дающие новые поколения аналогичных дочерних систем в вечном круговороте мировых изменений.

Предельно широкие обобщения, по методу познания, на общенаучном и научно-философском уровнях знания, ознаменовали, по существу, становление системной, а далее - системно-философской методологии. А это, в свою очередь, привело в конце ХХ в., к появлению новой, наиболее синтетичной по содержанию, системной философии, но уже не по предмету (как было прослежено в эволюции содержательного знания), а по методу познания. Это было отмечено в работах как западных ученых, начиная примерно с 60-70-х гг. (правда, в более узких вариантах), так и в публикациях российских исследователей, в 80-е – 90-е гг. (о чем пойдет речь в разд. 2.3).

В заключении отметим, что современная наука и научная философия, переходя к ряду новых этапов интеграции в ХХ в.е, не отрицают и не отбрасывают достижения предыдущих этапов интеграции. Напротив, они органически включают в себя лучшие, важнейшие идеи и достижения нескольких этапов развития науки и философии, до ХХ в. включительно. К таковым относятся: 1) классификация множества отраженных объектов науки, систематизация состояний Мира и не-эволюционная картина Мира (в метафизике); 2) глобальный эволюционизм - филогенез как учение о развитии и методология развития и познания через диалектические противоположности (в диалектике); 3) онтогенез, структурно-функциональная организация систем и структурная организация Мира (в структурно-организационном общенаучном и философском подходе); 4) системные результаты и системный подход в науке, системно-экологический подход, идеи и результаты познания самоорганизации систем, информационно-кибернетическое видение Мира и в целом - системная организация Мира как единой Системы и его отдельных предметов, Активность и Самодвижение Мира как вечный Мировой круговорот веществ и энергий и множество конкретных круговоротов (в системно-философском подходе).

Но при этом синтезирующим началом выступает уже системная философия. С учетом изложенного считаем, что на рубеже третьего тысячелетия, по видимому, в первую очередь следует говорить именно о системной философии (по предмету и методу познания), как о новейшей философии XX-XXI вв. и о системно-философской гносеологической и онтологической основе новейшей НКМ, а не о диалектической философии (только как теории развития через противоположности и через конфликт, по методу познания). Сегодня можно полагать, что диалектическая философия является совершенно необходимым, но лишь определенным историческим этапом и неотъемлемой логической составляющей в более широкой системной парадигме. Ведь системный мировой круговорот субстанции включает в себя не только саморазвитие через конфликтные противоположности (конфликтогенез), но и саморазвитие к неконфликтной гармонической целостности (гармониогенез), а также другие важные этапы самодвижения - самоорганизацию, самополяриза-

цию, самораспад систем Мира, с множеством конкретных проявлений. Считаем, что указанный системно-философкий подход весьма эффективен в отечественной науке и философии, поскольку реально именно российскому менталитету (как в рамках космической, так и диалектической философии) органически присуще системное мышление, и в течение ХХ в. нашими учеными накоплен целый ряд научных разработок и философских идей, по существу закладывающих фундамент системной философии. Более подробно об этом пойдет речь во второй главе монографии.

Если же теперь возвратиться к высказыванию о двух эрах всеобщего синтеза знаний – о первой анторопокосмической натурфилософской эре древнего философского синтеза на пороге новой эры (летоисчисления) и о второй антропокосмической системно-философской эре всеобщего синтеза в начале третьего тысячелетия, то по-видимому, следует отметить, что системная философия и новейшая НКМ являются ее необходимыми предпосылками. Но скорее всего, даже новейшая, но изолированная от других форм картин Мира, научная картина еще не сможет дать всех необходимых данных для такого синтеза, поскольку не охватывает целый ряд достижений из других важнейших направлений знаний человечества.

Иными словами полагаем, что всеобщий синтез знаний может осуществиться лишь на базе всеобщей, СИНТЕТИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ МИРА, гармонично объединяющей этическую, религиозную, эстетическую, научную, философскую и другие картины Мира (см. введение). Определенное внимание этому вопросу будет уделено в гл.4, разделе 1. Здесь лишь отметим, что системно-философский синтез в науке есть только часть общего системного синтеза достижений всех картин Мира. Вероятно, в этом случае произойдет гуманитарно-научная интеграция знания в ноогенной цивилизации, или интеграция всего человеческого познания и знания во второй философско-синтетической антропокосмической эре третьего тысячелетия. Она синтезирует наилучшие достижения науки, этики, эстетики, религии, культурологии, форм демократического управления обществом, гармонично-экологических отношений с природой. Данная проблема весьма актуальна, связана с долгосрочным прогнозом путей и сценариев социогенеза и антропогенеза, но она не является специальным предметом нашего исследования. Поэтому далее обратимся к более глубокому рассмотрению системного содержания современного научного знания и системно-философского содержания новейшей НКМ. Этому посвящена следующая глава.

<< | >>
Источник: Ушакова Е.В.. Системная философия и системно-философская научная картины мира на рубеже третьего тысячелетия. Часть 1.. 1998

Еще по теме Интеграционные процессы в науке и философии: эволюция методов познания:

  1. Эволюция процесса познания
  2. 1.2 Формы взаимодействия философии науки: эволюция предмета познания
  3. 1.7. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  4. 4.3.2. Эволюция информационно-гигиенического направления в науке
  5. Интеграционные процессы в мировой экономике
  6. Интеграционные процессы в мировой экономике.
  7. Регионализация как один из интеграционных процессов экономического развития
  8. § 4. Регионализация рынков и интеграционные процессы
  9. 6. Интеграционные процессы в мировой экономике
  10. 2.11. Нетрадиционные методы в юридической науке ХХ века
  11. §3. Позитивизм в философии, науке, криминологии
  12. § 3. Позитивизм в философии, науке, криминологии
  13. §1. Теоретическое понимание иска в науке российского гражданского процесса
  14. § 3. Концепция закономерного мирового процесса в советской философской науке