<<
>>

4-8. Дуализм мышления и единство жизни

Модель единой картины мира постоянно разрабатывалась мыслителями. Основой для такой работы было осознание единства окружающего нас мира. Научное познание только расширило понятие единства жизни природы до просторов Вселенной и углубило его, как непрерывный процесс развития.

Вернадский В.И. выразил это достижение естествознания следующим образом: «В настоящее время мы не можем с научной точки зрения рассматривать жизнь на нашей планете иначе, как выражение единого явления, существующего без перерыва со времени самых древних геологических эпох, следы которых мы можем изучать». «Как бы далеко наша мысль или наши научные исследования ни уходили в геологическое прошлое Земли, мы констатируем то же явление существования в земной коре единого целого жизни, ее непрерывного и единого проявления» [1].

Жизнь — единое целое, как научно установленный факт. Человек, как вид и каждый индивидуум с его неповторимой индивидуальностью — часть и закономерный результат эволюции жизни. Это и есть та основа для единой концепции мира и человека — концепции жизни. Другое непременное условие создания единой картины жизни — развитие абстрактного мышления. Классический пример первых опытов по созданию единой картины мира — космос в древнегреческой мифологии, где уже присутствует абстрактная структура мира. Нельзя недооценивать значение этой и подобных моделей древнего мира. Они были формой освоения окружающей природы, давали людям ощущение смысла и целесообразности всего, что происходит в мире, давали опору в реальной жизни и в процессе познания. Учитывая единство жизни, частью которой является человек, попытки создания единой картины мира вполне закономерны. С этой точки зрения нельзя не согласиться с Н.Т. Абрамовой, которая считает, что «монистическая ориентация является неотъемлемой чертой познавательной деятельности вообще» [2]. Любутин К.Н. и Саранчин Ю.К. пишут, что «плюрализм и монизм — гносеологическая альтернатива, сопутствующая всей истории философской мысли» [3].

Дальнейшее развитие абстрактного мышления проявилось в попытках древних философов усовершенствовать единую картину мира путем определения первоначала, на котором строится мир природы. Единство окружающего мира наводило на мысль о едином универсальном первоначале, в качестве которого Фалес выделял воду, Анаксимен — воздух, Анаксимандр — апейрон, Гераклит — огонь, Демокрит — атомы.

Позже такие попытки стали представляться наивными, но они дали один из первых уроков диалектики, природа — единство многообразия. Интересно, что и сейчас некоторые философы возвращаются к идее универсальности, чтобы построить единую концепцию развития. К примеру, Фесенкова Л.В. считает, что «построение универсального целого из его частей предполагает наличие знания об основаниях такого построения и является необходимым его условием. «Обращение» всех видов развития в единую идею универсального развития возможно лишь в случае наличия некоего ядра представлений о таком развитии, способного «склеить» знания о развитии разных областей мира и задать общую структуру такой методологической операции. Здесь вопрос упирается в то, что именно универсальное представляется нами в качестве единства» [4]. Вот одно из последствий отсутствия научных принципов отбора философского знания — то, что давно уже понято и осмыслено, вновь поднимается, как нерешенная проблема.

Диалектика понятия единства предполагает наличие противоположности, его отсутствия. Единая картина мира — это сведение воедино представлений о человеке и мире, которые ранее находились в противоречии, либо изолированно, как несовместимые. Само стремление к единству связано с осознанием противоречий в понимании человека, природы и единства жизни, которая все эти противоречия совмещает.

Сама работа абстрактного мышления, стремившегося к обобщениям, к абстрагированию от конкретных вещей и явлений, привела постепенно к формированию мира абстрактных представлений, мира идей, который в системе представлений Платона в единой картине мира, был представлен как первичный по отношению к материальному миру вещей. Система Платона — единство представлений, которые были выработаны древними греками к IV веку до н.э., это единство знания, основанного на созерцании, это «диалектика мифа» (по выражению А.Ф. Лосева). Это дуалистическое противопоставление мира идей и мира вещей, как закономерное отражение противоречивости природы в развивающемся сознании, соответствовало дуализму общественной практики, основанной на рабовладении. Об этом хорошо написал А.Ф. Лосев: «Принцип рабовладения есть жизненный синтез раба как вещи, способной производить целесообразную работу, но без личного намерения и инициативы, и рабовладельца как формообразующей идеи в виде абстрактной инициативы, но без телесного участия в выполнении этой инициативы» [5]. А.Ф. Лосев хорошо показал связь реальной жизни и философских представлений, они опираются на одни и те же представления, отражающие уровень развития сознания.

Но в реальной жизни и раб, и рабовладелец взаимно дополняли друг друга, и в концепции единого космоса разрыв между миром идей и миром вещей также преодолевался с помощью диалектики. Автор этого термина Платон понимал диалектику не только как метод, объединяющий противоречия, а гораздо шире. Лосев А.Ф. пишет об этом следующим образом: «диалектика у Платона есть метод четкого разделения единого на многое, сведения многого к единому, и структурного представления целого как единораздельной множественности (Phaedr. 249b, 265de, 266c). Следовательно, теория диалектики у Платона тоже есть ниспровержение всякого дуализма» [6].

Здесь, как представляется, необходимо некоторое уточнение понятий. Дуализм, как его понимает А.Ф. Лосев, это противопоставление противоположностей, антагонизм противоречий. В этом случае ему противостоит широкое понятие диалектики, как преодоление антагонизма противоречий, сведение «многого к единому». Диалектика Платона устранила дуализм, если понимать его как антагонизм, как непримиримость противоречий. Опираясь на такое понимание, любая система представлений — это диалектика, например, христианство, объединившее понятия добра и зла в единой иерархии представлений — это диалектика религиозного мышления. Но нетрудно заметить, что и в системе Платона и в христианстве дуализм сохраняется, несмотря на устранение антагонизма и непримиримости противоречий. Такой дуализм, как наличие противоположных представлений, требует понимания дуализма как более широкого понятия, как закономерное отражение противоречивости природы. Но если узкому пониманию дуализма, как антагонизма противоречий соответствует понимание диалектики, как простое сведение «многого к единому», как простое устранение антагонизма, то широкому понятию дуализма, как закономерному отражению противоречивости природы, противостоит и другое понимание диалектики. Дуализм в широком понимании по определению не может быть устранен, как не могут быть устранены закономерности природы. Но сведение противоположностей к единому в соответствии с природными закономерностями приводит к диалектике в более узком ее понимании. Такое более узкое понимание диалектики — это не устранение двойственности, это устранение иерархии с односторонним характером связи, это понимание обоюдного взаимодействия между противоположностями как движущей силы развития. Широкому понятию дуализма противостоит узкое понятие диалектики — эта связь также вполне диалектическая.

Широкое понимание дуализма мышления, как закономерного отражения противоречивости природы — это понятие дуализма позволяет изменение представлений сознания объединить в единый процесс развития, в котором все философские учения предстают как диалектические попытки преодоления противоречивых представлений путем объединения в единую систему представлений. Дуализм и диалектика, как проявления аналитического и синтетического методов — противоположности, взаимодействие которых определяет развитие мышления. Ошибкой многих исторических и философских учений, которые пытались объединить в единый процесс нашу историю или историю философии, является то, что они исходили из единства, взятого вне диалектический связи с дуализмом. Единство в рамках цивилизаций (А.Тойнби), культуры (Шпенглер), исторических тел (А. Вебер) само по себе предполагает цикличность и прерывистость развития; единство духа, идеи (Гегель) отрицает, абстрагируется от материальной культуры, физической природы человека, от реальной жизни. Ближе всего к научному пониманию был марксизм, который исходит из единства на основе материальной природы. Но и этот подход позволил объединить лишь фрагменты истории и реальной жизни, так как лишил сознание какой-либо самостоятельности, развития и собственной истории.

Такое единство заведомо фрагментарно, не соответствует единству жизни, которая является диалектическим единством противоположностей. С научной точки зрения ни в одной из этих систем представлений дуализму мышления не соответствует характер диалектики. В религиозных системах представлений, в идеализме и материализме противоположности совмещаются путем иерархии: добра над злом, духовной субстанции над материальной, материи над сознанием. Характер связи между ними определяется односторонним образом: высшее определяет низшее. Такое совмещение — не диалектическое. Такой характер связи — отражение дуализма мышления, основанного на противопоставлении противоположностей, которые представляются не совместимыми иначе как в иерархии.

Дуализм — характерная черта системы Платона, разделяющего мир идей и мир вещей. Но, если опираться на широкое понимание дуализма, то этот дуализм вполне закономерен и непосредственно связан с общественной практикой рабовладения и соответствующими ей представлениями. Но единство мира идей и мира вещей весьма относительно с учетом незрелости диалектики, которая Платоном понимается, как совмещение противоположностей в идеалистической иерархии, диалектика не только не устраняет дуализм в системе Платона, она определяет не равноправное взаимодействие идей и вещей, а одностороннее, иерархическое: идеи — первичны, вещи, как несовершенное их воплощение, — вторичны.

Незрелость диалектики — закономерное проявление власти противоречий над людьми. В реальной жизни развитие индивидуального сознания привело к обострению противоречий, обусловленных внутренней противоречивостью человека, в котором незрелый разум противостоял господству страстей и аффектов. Это был антагонистический дуализм, выразившийся в представлениях о борьбе мировых сил: добра и зла. Эти представления отражали не просто внутреннюю противоречивость человека, они отражали фактическое господство физической природы человека и связанных с ним индивидуализма и эгоизма над его разумом. Эта внутренняя противоречивость диалектически связана с внешней авторитарностью христианства и церкви. Внутреннему господству страстей и аффектов соответствовала религиозная иерархия представлений добра и зла, которые объединены в понятии бога, как высшего блага, абсолютной истины и справедливости. Внутренний дуализм души и тела человека определял характер внешнего дуализма представлений. Внутренний дуализм человека, в котором разум противостоял его страстям и аффектам, породил религиозный монизм, как внешнюю опору для подавления страстей. Антагонистический характер дуализма обусловил иерархический характер диалектики в религиозной системе представлений.

Единая религиозная картина мира утвердила позитивное отношение к миру, помогла человеку стать человеком, преодолеть внутренний антагонизм, страсти утратили характер порочности, разум, научившись их контролировать, обратился к реальной жизни. Христианский монизм способствовал утверждению единой для всех людей справедливости, истины, побуждая к преодолению враждебности и нетерпимости, к преодолению противоречий между людьми на основе терпимости и милосердия.

Взаимодействие души и тела перестало носить характер антагонизма и характер связи с понятием бога изменился. Развитие и укрепление человеческого разума по-новому проявило дуализм мышления, как противопоставление субъекта и объекта, духовной и материальной субстанций, в этом противопоставлении понятие бога полностью совпадало с духовной субстанцией и стало утрачивать объединяющую роль.

В основных своих чертах религиозная система представлений сохранилась до настоящего времени как идеалистическая, несмотря на развитие рационального мышления, рост авторитета науки, накопление огромного количества знаний о человеке и окружающем мире. Этот факт сам по себе требует объяснения.

В философии на уровне развития рационального мышления идея единства нашла наиболее полное выражение в системе Гегеля, где бог — высший разум, абсолютный дух, опосредствованный конечным миром. В этой системе истинность бога и неистинность мира диалектически связаны: «основным определением идеальности должна быть реальность, а основным определением реальности — идеальность» [7]. Религиозная иерархия представлений сохраняется в идеалистической иерархии, где дух — первичен по отношению к природе, человек и окружающий его мир дуалистически разделен на душу и тело, на сознание и материю, на субъект и объект, единство конечного мира вынесено за его пределы к абсолютному духу, как единство духа с самим собой. В иерархии духа и природы связь отнюдь не диалектическая, а идеалистически односторонняя, но дуалистические противоположности максимально сближены: дух не существует вне реального мира, являясь его сущностью. Антагонизм дуалистических представлений о противопоставлении субъекта и объекта, сознания и материи по сравнению с дуализмом добра и зла явно снижается за счет сближения бога, как абсолютного духа и природы.

Абстрактное тождество духа с самим собой не могло помочь массовому сознанию преодолеть противоречия реальной действительности. Но все же это был путь к преодолению разрыва представлений о трансцендентализме бога и реальности, это был путь сближения, основанный на развитии мышления, логики и диалектики. Философия Гегеля — пример пути, по которому идеалистическая система представлений не пошла. Этот путь ею был, фактически, отвергнут.

Отвергнутый характер единства системы Гегеля позволяет лучше понять характер идеалистической системы представлений, которая сохраняет свое значение, благодаря сохранению дуализма, но не в единстве противоположностей, а в их разделении.

В массовом сознании развитие человеческого разума изменило религиозную иерархию представлений. Внутренняя противоречивость человека осталась, но перестала носить характер антагонизма: разум окреп, научился контролировать страсти и аффекты. Обретя относительное единство души и тела, человек почувствовал себя уверенным в своих собственных силах. Антропоцентризм отодвинул бога в область трансцендентального, предоставив свободу для научного познания действительности, для индивидуального развития, а также для индивидуализма с его эгоизмом и вульгарным материализмом.

Закономерным результатом «снятия» антагонизма души и тела, обретения уверенности в собственных сила, стал индивидуализм, противопоставивший себя природе, обществу. Этот дуализм проявился в иерархии представлений, где на первом месте стоит индивидуальность, священное право частной собственности, права и свободы личности, в подчиненном положении — коллективизм, интересы общества, жизнь природы. Ослабление внутреннего дуализма привело к ослаблению внешнего, что выразилось в разрыве представлений: идеализм в области нравственности и морали, сочетается с вульгарным материализмом в практической деятельности. Высота моральных и нравственных норм является достоянием «умопостигаемого мира» (по выражению Канта), который существует независимо от «чувственно-воспринимаемого», где господствует утилитарный прагматизм, стремление к наживе, к материальному комфорту.

Эта система представлений противоречит разуму, ей нет дела до того, что Гегель убедительно опроверг антиномии Канта, на которых последний обосновывает разделение разума и чувственной деятельности, умопостигаемого мира и чувственно-воспринимаемого. Эта система иррациональна, но она отвечает эгоизму индивидуализма, стремлению к наживе, к материальному комфорту и в этом секрет ее живучести. Ей не нужно единство, которое объективно ведет к развитию и к ее разрушению, этим объясняется органическое неприятие диалектики.

Решительный шаг в сторону реальной жизни сделал марксизм, обосновав единую картину мира его материальной природой. Основываясь на достижениях естествознания, марксизм обосновал положение о том, что движение есть форма существования материи, развитие стало свойством материального мира, а не духа. Учением о смене общественно-экономических формаций марксизм положил начало научному подходу к истории человечества, объединив наше настоящее с прошлым в единый процесс развития. Но этот процесс был представлен лишь как процесс развития материальных условий труда, который рассматривался как нечто стоящее над людьми, а развитие как объективный ход истории, не зависящий от воли и сознания людей. В этой картине единого материального мира дуализм мышления проявился как дуализм человека и объективного хода истории.

Идеалистическая система представлений, вынося этику и мораль в область сверхчувственного, трансцендентального, предоставляла индивидууму свободу в материальном мире, которая обернулась зависимостью сознания от материальных факторов. Материалистическая система представлений, приблизив нравственность и мораль в виде «интересов народа» к человеку, подавляя зависимость от материальных факторов в жизни, требовала от человека сознательного служения идее построения коммунизма, как воплощению интересов народа, общей цели, осуждая стремление к материальным целям, подавляя частную инициативу. Материалистическая идеология обернулась идеалистической практикой.

По сравнению с идеалистической системой представлений марксизм приблизил нравственные идеалы и цели общественного развития из области трансцендентального к реальности, но отрыв от реальности сохранился, интересы народа понимались как построение коммунизма, как цель, стоящая над реальными людьми, которые становились лишь средством ее достижения. Вместо идеалистической иерархии представлений была создана материалистическая, в которой сознанию отводилась вторичная роль. Вследствие этого дуализм, как противопоставление сознания и материи, сохранился с обратным знаком. Эта иерархия выразилась в представлениях о ведущей роли коллектива, о приоритете общих интересов над частными, в осуждении стремления к материальному благополучию, в подавлении частной инициативы и индивидуальности. Единство на материалистической почве исключило сознание из этой картины мира, как продукт развития материальных условий труда. В материалистической системе представлений связь материальных условий труда и сознания человека также иерархична и односторонняя, отнюдь не диалектическая.

Идеалистическая система представлений, широко распространенная в странах Запада, принципиально дуалистична, этот дуализм не антагонистический, но и не диалектический, благодаря тому, что взаимодействие противоположностей сведено к минимуму, он сохраняется длительное время, благодаря господству представлений о двойственной природе человека, живущего в двух мирах. Без диалектического взаимодействия нет развития. Жизнь, конечно, не стоит на месте, но эта система представлений тормозит развитие человека, а не способствует ему.

Особенностью материалистической системы представлений является то, что ее иерархичность напрямую зависит от уровня сознания. Понимание интересов народа, как отвлеченной идеи, для достижения которой реальные люди становятся средством, возможно только на низком уровне сознания. При осознании людьми «интересов народа» как своих собственных интересов, отвлеченные идеи отмирают. Приоритет интересов коллектива существует только при неразвитом индивидуальном сознании, его развитие делает нелепым противопоставление отдельной индивидуальности коллективу, состоящему из индивидуальностей. С развитием сознания дуалистическое противопоставление естественным образом теряет характер непримиримости и иерархии представлений.

История России в период после революции 1917 года является иллюстрацией этого процесса. Религиозная вера в отвлеченную от реальности идею коммунизма была основой для многочисленных жертв. Преодоление религиозного мышления привело к снижению авторитаризма и к разрушению сталинской модели социализма. Развитие индивидуального сознания привело к реабилитации частных интересов, к восстановлению прав и свобод личности. Идея единства, заложенная в системе представлений, выявила лицемерие и ханжество руководства КПСС, которое в стремлении удержаться у власти поддерживало религиозную веру в мудрость вождей.

Без философских обобщений развитие системы представлений движется к диалектике, к единству частного и общего, индивидуальности и коллектива, материи и сознания. Не иерархия, не одностороннее определение низшего высшим, а диалектическое взаимодействие определяет развитие системы представлений. От жизни никуда не уйти, и есть объективный ход развития жизни. Отличие его от объективного хода истории в том, что каждый из нас — является индивидуальным проявлением жизни и эта цель и движущая сила в каждом из нас и вне нас одновременно. Это взаимодействие также является проявлением диалектики единичного и общего, внутреннего и внешнего. Мы являемся лишь средством осуществления развития жизни или сознательно творим свою историю в зависимости от уровня нашего сознания. В зависимости от степени понимания диалектики жизни. Единство жизни — это не однородность универсального первоначала или материи — это диалектика единства и многообразия.

Диалектика массового сознания в полной мере относится и к индивидуальному сознанию, и этапы изменения системы представлений являются ступенями развития сознания каждого индивидуума. Достигнутый обществом уровень развития, который застает каждое новое поколение, выражается в господствующей системе представлений, которая играет роль внешнего фактора, воздействующего на его сознание. Господствующая система представлений содержит в себе опыт предыдущих поколений, она воспитывает, помогает преодолеть каждому индивидууму внутренние противоречия, как ступени развития, которые общество в целом преодолело как этапы собственной эволюции. Господствующая система представлений — это мощный стимулирующий фактор развития индивидуального сознания. Индивидуум, достигнув уровня развития общества, развивая собственную индивидуальность, вносит свой вклад в развитие господствующей системы представлений, достигнутый индивидуумом уровень развития сознания становится ее частью. Господствующая система представлений — это и есть базис, на котором основан уровень общественных отношений, политическое и социальное устройство общества. Это взаимодействие сознания и господствующей системы представлений определяется диалектикой внутреннего и внешнего.

Дуализм добра и зла — внутренняя противоречивость незрелого сознания, которое внешне проявляется в противоречиях между людьми, в противоречиях крайнего индивидуализма. Внутреннее противоречие между душой и телом, в котором фактически господствовали животные страсти и аффекты, диалектически связано с религиозной иерархией представлений с абсолютным верховенством добра над злом. Внутренней власти страстей над разумом должна противостоять внешняя авторитарная система представлений, подобная религиозной иерархии. Когда родители внушают малолетнему ребенку первые нормы поведения, то они всегда прибегают к внешнему авторитету: собственному, который подкрепляют увесистым шлепком, иногда грозят милиционером, иногда поминают о грозном боженьке, который рассердится и накажет непослушного и капризного. И это - срабатывает. Незрелому сознанию, формирующейся системе представлений, в которой незрелый разум еще не может справляться с эгоизмом и собственными желаниями, необходим внешний авторитет, необходима авторитарность, как опора для созревания. Когда окрепший разум начинает взаимодействовать с собственной физической природой без антагонизма, диалектически, необходимость во внешнем авторитете отпадает.

Диалектика внутреннего и внешнего — это диалектика противоположностей, в данном случае, это диалектика противоположных иерархий представлений.

Если в семье строгость одного из родителей сочетается с поощрением вседозволенности со стороны другого, то внушаемые нормы поведения становятся нормами для ограниченного пользования. Внутреннее убеждение созревающего сознания вместо принятия этих норм усваивает, что в некоторых случаях они нужны, а в некоторых ими можно пренебречь. Такой внешний дуализм может не привести к внутренней диалектике разума и страстей и становится препятствием для дальнейшего развития сознания, в котором сохраняется господство страстей и желаний. Как христианская единая иерархия представлений противостояла антагонизму внутренних противоречий людей средневековья, так и развивающемуся сознанию индивидуума необходима единая система представлений, которая способствует внутренней диалектике души и тела.

Антагонизму внутренних противоречий человека диалектически соответствовало внешнее единство добра и зла в религиозной иерархии представлений.

Диалектическое единство характера внутренних противоречий и противоположного характера внешних противоречий господствующей системы представлений — условие ускоренного развития сознания.

Пример такого диалектического соотношения уровня развития сознания с системой представлений — средневековое общество Западной Европы. Пример нарушения диалектики — общества, в которых утвердился буддизм или индуизм, которые смысл жизни представляют за ее пределами. Понятия добра и зла в этих религиях не составляют единой иерархии. Отсутствие единства в системе представлений, разрыв между понятиями добра и зла ведет к жизнеотрицанию, к пассивности, к уходу от реальности. Отсутствие диалектики взаимодействия внутреннего и внешнего, их дуализм приводит к застою в развитии.

Общество Западной Европы, получив христианство в наследство от античного мира, приняв систему представлений, которая диалектически отвечала антагонизму внутренних противоречий человека, опередило в своем развитии общества других стран. Это выразилось в индивидуальном развитии людей. Это лидерство стало проявляться с началом освобождения крестьян от крепостной зависимости в XIII–XIV веках, затем в эпоху буржуазных революций, если рассматривать эти процессы как проявление роста массового сознания, которым овладели идеи свободы, равенства и братства. Этот же возросший уровень развития массового сознания проявился в развитии науки, естествознания, в бурном росте производительных сил. В основе этого лидерства был возросший уровень развития сознания на основе преодоления антагонизма добра и зла, зло стало представляться лишь недостатком добра, христианской иерархией представлений этот антагонизм фактически был преобразован в ступени развития личности.

Человек в процессе развития сознания достиг диалектического взаимодействия разума и собственных страстей и в полном соответствии с диалектикой противостоящая религиозная иерархия распалась: понятие бога стало трансцендентальным, а человек - более свободным.

Но на более высоком уровне развития сознания на первый план вышли другие противоречия: субъекта и объекта, человека и природы, материи и сознания. Являясь отражением закономерностей природы, на этапе дуализма мышления эти противоречия представлялись, и до настоящего времени представляются многим, непримиримыми, несовместимыми противоречиями. Проявлениями этого дуализма были противоречия между личностью и обществом, между частным и общим интересами, между идеалистической и материалистической идеологиями.

Новейшая история дает нам два альтернативных варианта соотношения внутренних и внешних противоречий, которые условно можно назвать идеалистической и материалистической системами представлений.

В идеалистической системе представлений внутренняя иерархия частного интереса над общественным в соответствии с диалектикой предполагает внешнюю систему представлений с обратной иерархией. Формально так и есть, господствует понятие нравственности, долга, основанное на религии или идеалистических учениях. Но эти понятия оторваны от жизни, им определено место в трансцендентальном, «умопостигаемом мире», а в реальности господствует иерархия личного над общественным, индивидуального над коллективным, это приводит к господству вульгарного материализма и утилитарного прагматизма.

Если мы внимательно присмотримся к динамике развития представлений в странах Запада, то элементы изменения этой системы представлений заметны. В связи с угрозой терроризма казавшиеся незыблемыми права и свободы личности начинают уступать место интересам безопасности общества. Сама жизнь заставляет двигаться к диалектическому соотношению в системе представлений. Но в целом продолжает господствовать система представлений, унаследованная еще от эпохи Нового времени с акцентом на права и свободы личности, иерархия индивидуального над коллективным. Ее живучесть объясняется тем, что она отвечает эгоистическим интересам индивидуализма с его вульгарным материализмом и утилитарным прагматизмом. Ее иерархичность была усугублена состоянием идеологического противостояния с лагерем социализма.

Материалистическая система представлений утвердилась в России в начале XX века во многом благодаря неразвитости индивидуального сознания, массовое сознание народа находилось еще на уровне религиозного мышления. Но, с другой стороны, ее появление стало возможным, благодаря наличию опыта развития сознания общества Западной Европы, который был усвоен в виде его высшего достижения — марксизма. В этой системе представлений внутреннему противоречию частного и общего была противопоставлена единая система представлений, в которой иерархия была обратной: коллективное ставилось над индивидуальным, общие интересы над частными. Внешняя система представлений диалектически соответствовала характеру внутренних противоречий массового сознания.

Несмотря на все трудности, связанные со сталинским режимом, основанным на религиозном мышлении, развитие массового сознания за три–четыре поколения преодолело 200–300-летнее отставание от общества стран Запада и в некоторых элементах вышло вперед.

Опираясь на достижения мышления общества стран Запада в виде марксизма, в нашей стране была создана диалектическая система представлений, которая стимулировала развитие массового сознания.

К концу XX века массовое сознание нашего народа преодолело дуалистическое противопоставление личности и общества, частного и общего интересов. В полном соответствии с диалектикой внешняя идеологическая иерархия представлений распалась. В этом несомненный итог предшествующего развития сознания, но в этом и опасность момента.

Массовое сознание по своей природе, как состоящее из индивидуальностей, противоречиво и находится в постоянном движении. Такой внутренне противоречивый характер массового сознания диалектически требует внешнего противопоставления единой системы представлений. Отсутствие иерархии в представлениях массового сознания обуславливает необходимость диалектической единой системы представлений. Ее отсутствие разлагающе действует на массовое сознание. Проявлениями этого разложения является рост индивидуализма, выражающийся в непрерывном в течение более 20 лет росте преступности, в коммерциализации всех сфер общественной жизни, в коррупции, в явном смещении интересов к вульгарно материалистическим, утилитарно прагматическим. Но жизнь диалектична, в противовес этой тенденции проявляется другая, противоположная, которая ярко проявилась в политической жизни страны. Партии, идеология которых была основана на, так называемых, либеральных ценностях, в основе которых иерархическое верховенство прав и свобод личности, ушли в небытие или отброшены на обочину политической жизни. При всей нашей нелюбви к чиновничеству, по стране триумфально шествует центристская «Единая Россия». Идея единства все больше осознается и противопоставляется индивидуализму. Скатимся мы вновь к иерархии частного над общим, личности над коллективом или к противоположной иерархии общего над частным, коллектива над личностью или научимся диалектике — вопрос настоящего этапа развития. Сама жизнь настойчиво толкает нас к осознанию диалектики жизни.

<< | >>
Источник: Шагиахметов М.Р.. От дуализма мышления — к диалектике жизни (попытка современной философии). 2006

Еще по теме 4-8. Дуализм мышления и единство жизни:

  1. Шагиахметов М. Р.. От дуализма мышления — к диалектике жизни (попытка современной философии). 2006, 2006
  2. Глава 4. ОТ ДУАЛИЗМА МЫШЛЕНИЯ — К ДИАЛЕКТИКЕ ЖИЗНИ
  3. Гл. 4-6. Дуализм мышления и диалектика
  4. 4-4. Дуализм мышления и христианство
  5. 4-7. Дуализм мышления в массовом сознании
  6. 4-2. Дуализм нравственности и реальной жизни
  7. 4-3. Дуализм мышления и понятие свободы
  8. Единство операций и процессов мышления
  9. Единство дедукции и индукции в мышлении
  10. В своей земной жизни человек должен всемерно продвигаться по пути к соборному единству
  11. 2. Единство философии обеспечивается единством жизненных проблем