<<
>>

§ 2. Бесплодие агностиков

Активность сознания должна быть направлена на познание законов развития природы и общества, которое позволяет пра­вильно отражать существующее, предвидеть будущее и преобра­зовывать мир в интересах людей.

Познавательная деятельность, означающая изучение навы­ков, уже добытого знания и его фиксацию, получение нового, от­крытие того, что раньше было неизвестно, присуща человеку с тех пор, как он приобрёл способность мыслить. В какой-то мере ей занимались сочинители и распространители мифов, но в целом они преследовали другие цели.

В середине 5 в. до н. э. свободные граждане Афин и других полисов стали принимать участие в народных собраниях на пло­щадях, на которых избирали совет пятисот, создавали ополчение, принимали законы и важнейшие решения, произносили речи. В судах затевались тяжбы, прежде всего по имущественным вопро­сам. Спор воспринимался как состязательность. Всё это повы­шало значение разума, умеренности, справедливости, ораторского искусства, вызывало жажду победы. Востребованность умения вести дискуссии и привела к появлению странствующих филосо­фов, которые за плату начали обучать будущих спорщиков. Пре­подавали они риторику, логику, диалектику, этику, политику. На­званы они были софистами, т. е. мастерами мудрости, красноре­чия, полемики. К мудрецам они относили тех, кто из своих зна­ний и способностей извлекал пользу для себя и общества.

Первые софисты старались прививать знания и ценности, свободные от предрассудков, которые бы обеспечивали эффек­тивность правления властей. Техникой их приобретения они счи­тали краткие вопросы и ответы, а также длинные речи. Они на­деялись, что искусные ораторы помогут внедрить среди горожан более приемлемые ценности и улучшить их образ жизни.

Единственным надёжным источником познания Протагор признавал ощущения. Но поскольку восприятия субъективны (то, что здоровому кажется сладким, то больному - горьким), то и ис­тины, законы, традиции, религиозные догмы, правила поведения относительны. Бытие и Бог - лишь абстракции или мыслительные конструкции Их нельзя познать. Человек есть мера всех вещей. Изменчивы как объекты, так и представления о них. Нет ни ис­тинного, ни ложного. Мнений об одном и том же столько, сколь­ко воспринимающих. Как кому кажется, так оно и есть. Истинное сегодня не могло быть таковым вчера. Допускались противопо­ложные истины. Истинное не состоит в том, что есть, а в том, что посредством рассуждения и опровержения таким оказывается.

Провоцируя оживлённые дебаты, софисты утверждали, что нужно поддерживать взаимоотношения с помощью диалога, до­казывать свою правоту, всё, что угодно, побеждать в полемике. Они учили технике убеждения, регулировать словом страсти и мнения. Использовали они разные приемы: указывали на слабость аргументов оппонентов и противников, противопоставляли им свои, более весомые, выхватывали внешнее сходство случаев вне связи событий, проявляли критицизм, стремились выглядеть ло­гичными, убедительными, владеющими лексикой.

Софисты (Протагор, Продик, Горгий и др.) внесли свою леп­ту в развитие просвещения, диалектического мышления, ритори­ческих навыков, но их подход не был научным. Алогизмы стали именовать софизмами, а их самих - шарлатанами, фокусниками.

Молодой Платон (широкоплечий), не принявший «народ­ную» афинскую власть, приговорившую к смерти истинного муд­реца (Сократа), посвятил всего себя Учителю и его проповеди, обратил свой взор на идеи. Он упрекал софистов в том, что они строили свои убеждения на мнениях, не различали риторику, да­вавшую только верования, от диалектики, требовавшей умения рассуждать, что не брали в расчёт значимость приводимых аргу­ментов, сущность происходившего.

Свои мысли Платон также высказывал в форме диалога, обя­зательным действующим лицом которого был обычно Сократ, но они не были рациональными. Он полагал, что бытие составили три бестелесные первоначала: единое (нечто неопределённое), творческий ум, который устраивает всё, мировая душа (вечно- сущный Бог) и индивидуальная. Он возвеличивал идеи, т. е. архе­типы, объединяющие в единство комплекс вещей под одним име­нем, без которых эти вещи не существовали бы. Врождённые идеи, недоступные чувствам, но постигаемые умом, первичны, предшествуют объектам познания, являющимся лишь их тенью.

Чувства, ощущения из-за своей переменчивости лишь побу­ждают к познанию. Истинное же знание, по Платону, - это вопло­щение бессмертной души, воспоминание того, что она созерцала до вселения в смертное тело.

Пиррон и другие скептики сомневались в познавательных возможностях чувств, воздерживались от теоретических сужде­ний, отвергали объективность (истинность) знаний о сущности и закономерностях природных и социальных процессов. Единст­венным критерием истины они признавали видимость, так как «всё лишь кажется». Свою атараксию (невозмутимость) они рас­ценивали как блаженство.

В средневековье защитники и «теоретики» религиозных догм не только голословно отрицали изначальную материаль­ность и познаваемость мира, но и всячески препятствовали добы­че и распространению научных знаний.

Позитивизм сомнения, намечающего путь к истине (не со­мневающийся не видит и не понимает и поэтому заблуждается), а также критики в преодолении догматизма не компенсировал скептицизма. Д. Беркли уверял, что если устранить цвета, звуки, формы, плотность и т. п., т. е. то, что воспринимается, то не оста­ётся и объекта познания, т. е. нечувственной субстанции. Поэто­му абстрактная материя нужна якобы лишь атеисту для обоснова­ния своего безбожия. Деятельным объявлялся дух, обладающий якобы идеями и ощущениями, а Бог - независимым от чьих-либо взглядов.

Дэвид Юм к источнику познания отнёс опыт или совокуп­ность впечатлений (ощущений), на базе которых возникают идеи. Они могут иметь сходство, смежность во времени и пространстве, причинность. Но он сомневался в существовании действительно­сти, в возможности выйти за пределы восприятия, считал, что взаимосвязь между причиной и действием нельзя установить ни интуитивно, ни с помощью анализа, т. е. отрицал вероятность её познания.

Иммануил Кант выделил чувственное, рассудочное и разум­ное познание. Любое знание исходит из опыта, от органов чувств, на которые воздействуют предметы или «вещи в себе». Он допус­кал априорные (независимые от опыта) формы чувственного со­зерцания (пространство и время), дающие некоторые сведения, и априорные формы рассудка (категории), благодаря которым «многообразное в явлении» может быть упорядоченно. Но Кант, как и рационалисты, недооценивал роль опыта, который придаёт суждениям не истинную и строгую всеобщность, а лишь предпо­лагаемую и сравнительную. При этом он утверждал, что идеи и понятия, не подкреплённые опытом, не выражают реального со­держания и выполняют лишь инструментальную функцию. Зна­ние получается из чувственных данных. Априорное предшествует опыту как его предпосылка.

Разум, по Канту, порождает три трансцендентальные идеи: психологическую (о душе), космологическую (о мире), теологи­ческую (о Боге), которые выражают стремление к постижению вещей в себе. Но вещи бегут от разума и остаются непознанными. Разум создаёт лишь паралогизмы, антиномии (противоречия ме­жду двумя положениями, признанными одинаково правильными), свидетельствующие о его неспособности постичь «вещь в себе», идеалы без действительности. Поскольку чистый (теоретический) разум не в состоянии достоверно познать вещи в себе, постольку он должен подчиняться практическому, под которым подразуме­вал этику, сферу применения нравственных оценок поступков.

Его агностицизм и априоризм оказались разновидностью субъек­тивизма.

И. Фихте допускал активность бессознательного, направлен­ного на исполнение долга, повиновение нормам морали и права. Чем сильнее воздействует «не - Я», тем труднее для «Я» выпол­нять свой долг. Под «Я» подразумевалось как индивидуальное сознание, так и сверхчеловеческое, равноценное божественному. Из его высказываний можно прийти к выводу, что существует только «Я», а всё окружающее - это его порождение. Устранить противоположность субъекта и объекта должна была интеллекту­альная интуиция, проявляющаяся в практической деятельности, но цель эта представлялась недостижимой. Теоретический разум он подчинял практическому, т. е. нравственному сознанию и во­ле, которые постигаются интуитивно (спонтанно).

Фридрих Шеллинг также полагал, что суть явлений можно вскрыть только при помощи необъяснённой интуиции, которой обладает гений. Дух он отождествлял с абсолютным сверхчелове­ческим (божественным) разумом, который творит Вселенную и в котором субъективное и объективное совпадают.

Артур Шопенгауэр допускал постижение мира, существую­щего в сознании как представление, лишь сверхразумной интуи­цией, основанной на воле. Мир, которым она правит, подчинён случайностям. Он не имеет ни смысла, ни ценностей, ни целесо­образности. Человек ничего не может в нём изменить. Разные но­сители воль постоянно борются между собой, порождают извеч­ные страдания. Счастье невозможно. Идеализировал он аскетизм святого, отшельника, избравшего героический жизненный путь. Ориентируя людей на подавление воли к жизни, он проповедовал самоотречение, избавление от самолюбия, от удовлетворения эгоистичных желаний. А. Шопенгауэр отрицал развитие мира, законы истории. Мистическую интуицию он сравнивал с согре­вающим солнцем, противопоставлял чувственному и рациональ­ному познанию. Ему подражал Анри Бергсон.

Подобные суждения не дали плодотворных результатов. По­зитивисты стремились освободить познание от мировоззренче­ской и ценностной интерпретации, опираться на эксперименты, добились успехов в освещении (нередко предвзятом) некоторой конкретики, но они так и не доросли до понимания диалектики, тенденций и законов общественного развития.

Теперь, к сожалению, возрождается вера в магию, колдунов и шаманов, астрологические прогнозы, спиритизм и другие чуде­са, во всякое шарлатанство, в религиозные догмы. Невежество равнозначно демону, порождает множество трагедий. Внушение - суть заговоров, заклинаний, сеансов психотерапевтов. Все эти по­туги иррациональны.

<< | >>
Источник: Басалай А.А.. Актуальная и правдивая философия. 2001

Еще по теме § 2. Бесплодие агностиков:

  1. Оглавление
  2. § 1. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ B КОСМОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ
  3. § 38. Понятие и типы цивилизаций в истории общества. Противоречия и проблемы техногенной цивилизации, информационного общества
  4. Решение демографической проблемы как фундаментальная основа социального государства
  5. ПревеНція суїцидів11
  6. Основной вопрос философии
  7. Право средневекового Китая.
  8. Уже ранее нередко говорилось, что психология религии своим центральным предметом исследования рассматривает человека, религиозную личность во всем ее многообразии.
  9. 7.7. Развод
  10. Вряд ли будет большой ошибкой предположить, что словосоче­тание "христианская психология" вызовет у немалого числа читателей недоумение.
  11. 2. Россия на перекрестке культур: Запад—Восток
  12. • Мужчина и женщина в истории цивилизаций (Конфуций) •
  13. Глава VI Защита природы: религиозное самозванство
  14. ДЕТИ И РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ
  15. СОЛОВЬЕВ И ОРУЭЛЛ