<<
>>

Предмет, объект, субъекты и структура теории о криминалистическом обеспечении цивилистического процесса

Перспектива развития криминалистического обеспечения доказывания в правоприменительной деятельности в качестве научного направления - это создание «науки-спутника» отраслевого доказательственного права, изучающей «механизм» доказывания и, как пишет В.А.

Новицкий, «способной предложить «алгоритм» субъекту, как доказывать»[86].

В системе знаний о криминалистическом обеспечении цивилистического процесса находят свое отражение определенные компоненты предмета криминалистики, сфокусированные на «правовой матрице» гражданского судопроизводства. Предмет рассматриваемой теории, разумеется, уже предмета криминалистики и составляет его часть, адресованную к доказательственной деятельности в гражданском и арбитражном процессах. Этот компонент предмета, относится к изучению закономерностей получения, исследования и оценки сведений о фактических обстоятельствах, порождающих правоотношения (споры) цивилистического характера и имеющих доказательственное значение. В данном случае речь идет о фактических обстоятельствах, относящихся, например, к заключению договора купли-продажи, составлению завещания, прекращению брачно-семейных отношений и т.п., на основе которых возникают юридические споры, разрешаемые в судебном порядке (иски о признании договора купли- продажи, завещания недействительными, о присуждении алиментов и др.).

Закономерности, относящиеся к составу возникающих правоотношений, отражены в гражданском материальном праве, подобно тому, как составы преступлений предусмотрены в уголовном праве. Закономерности получения сведений о фактических данных, послуживших основой или сопутствующих возникновению гражданско-релевантных правоотношений, имеют много общего с закономерностями получения сведений о фактах, возникающих в связи с уголовно-релевантными событиями. Такие закономерности, естественно, должны изучаться в рамках криминалистической теории. Причем закономерности практической направленности в данном случае относятся к доказательственному процессу в условиях гражданского судопроизводства. Поэтому компонент методологического и практического плана требует активной адаптации и разработки криминалистических средств и методов для использования в цивилистическом процессе.

Отправляясь от содержания предмета криминалистики, предметом теории о криминалистическом обеспечении цивилистического процесса предлагается считать закономерности криминалистической деятельности по установлению фактических обстоятельств гражданско-релевантного правового значения и разработку на этой основе средств и методов осуществления этой деятельности, способствующих оптимизации судебного разбирательства в цивилистическом процессе.

Познание закономерностей возникновения информации о гражданскорелевантных фактах и обстоятельствах тесно связывает предмет рассматриваемой теории, а, следовательно, и криминалистики с предметом цивилистических знаний. Это ставит криминалистику в положение смежной дисциплины не только в отношении уголовно-правовой и процессуальной наук, но и относительно наук цивилистического профиля: материального и процессуального гражданского права и арбитражного процесса.

В перспективе расширение криминалистической функции - это начало развития криминалистики как надотраслевой науки, предполагающей в своей структуре наличие общей части (научных основ криминалистического обеспечения любого судопроизводства) и особенной (соответствующее обеспечение для каждого вида процесса с учетом его особенностей).

Правовая природа упомянутых выше отношений различна, но их фактическая сущность остается единой - это отношения, возникающие в реальной действительности, они подчинены закономерностям всякой человеческой деятельности и появления информации о ней. Как справедливо отмечал Р.С. Белкин, «это закономерности процесса отражения, не приобретающие особенностей и не зависящие от сферы их действия, проявления». И далее пояснял, что «только сама цель лежит в области правовых....явлений», а, например, «след автомашины, как средства совершения преступления по механизму возникновения ничем не отличается от следа любой подобной машины в аналогичных условиях следообразования» .

Механизм подписания договора купли-продажи квартиры может быть предметом исследования как в уголовном, так и гражданском производстве. От этого его содержание как действия не меняется, различна юридическая квалификация: в первом случае это может быть расследование мошенничества или другого преступления, во втором - юридическая квалификация ответственности стороны за невыполнение условий договора.

Отсюда и методология криминалистики, в основе которой лежат такие фундаментальные понятия как отражение в качестве результата взаимодействия объектов, след как конечная фаза отражения, признак как отражение свойства объекта, идентификация, диагностика и другие, действенна и в отношении рассматриваемой теории. О фундаментальном характере методологических основ криминалистики свидетельствует также судебная и экспертная практика. [87]

Гражданские правоотношения нередко сопровождаются правонарушениями, которые носят характер уголовных, административных или не преследующихся по закону, но, тем не менее, имеющих криминальный или аморальный оттенок. Установление подтверждающих это фактов требуется и при рассмотрении гражданских дел. Так, изученная соискателем экспертная практика РФЦСЭ при МЮ РФ свидетельствовала о том, что случаи назначения и производства судебных экспертиз документов по гражданским делам и делам, рассматриваемым арбитражными судами, значительно превосходят случаи их назначения по уголовным делам.

Общность методологии криминалистики в отношении рассматриваемой теории предопределяет общность методов, свойственных криминалистике как научной дисциплине.

Однако, учитывая нетрадиционность предмета и объекта предлагаемой теории первостепенное значение приобретают адаптация и развитие как криминалистической методологии, так и криминалистических средств.

В решении этой основной задачи ведущую роль должно играть изучение и обобщение судебной практики рассмотрения различных категорий дел цивилистического профиля. При этом особый интерес представляет практика использования в судопроизводстве тактических, методических и технических средств сторонами и судом. Нахождение удачных вариантов возможно путем обращения к специальному наблюдению, моделированию судебных ситуаций и экспериментальной проверке их эффективности. Исследователем может быть использован весь методный «арсенал», которым располагает криминалистика и судебная психология для изучения конфликтных ситуаций в практических целях.

Криминалистические средства следует трактовать в широком смысле, имея в виду весь арсенал методов, методик, способов, приемов технического, технологического и тактического характера, который образует специальную

методологию расследования преступлений и судебного следствия по уголовным

88

делам .

Объектом теории о криминалистическом обеспечении цивилистического процесса является криминалистическая деятельность по разработке и применению криминалистических знаний в гражданском и арбитражном процессах, требующая адаптации и специальных исследований.

Криминалистическая деятельность представлена в науке как сложное и разностороннее понятие . К ней относят:

а) научные исследования закономерностей механизма уголовно-релевантных событий и праксеологические (научно-методические) разработки средств по расследованию и предупреждению преступлений;

б) практику расследования конкретных уголовных дел на основе разработанных технико-тактических и методических средств;

в) обучение специалистов в области применения разрабатываемых криминалистикой возможностей (дидактический элемент);

г) организационно-управленческое и материально-техническое обеспечение функционирования криминалистических служб и учреждений.

В русле рассмотрения стоящих перед соискателем задач криминалистическая деятельность важна во всех её аспектах. Именно она определяет содержание понятия криминалистического обеспечения, которое, составляет основу данного исследования. Именно она, по мнению соискателя, создает условия для практической реализации криминалистических разработок для использования в гражданском и арбитражном процессах. Под «созданием условий» в соответствии со смысловым значением понятий «обеспечение», «применение» имеется в виду создание научных (теоретических, включая методологические) основ, праксеологической (научно-методической) базы, приобретение необходимых профессиональных знаний и основанную на них практическую деятельность. [88] [89]

Рассмотрение криминалистической деятельности в качестве объекта данной частной теории требует особого внимания к ее субъектам, функции и компетентность которых существенно различны.

В зависимости от функционального содержания предлагаем круг субъектов разделить на две группы, условно их обозначив как: 1) группу разработчиков и 2) группу пользователей.

Первую группу субъектов составят криминалисты - профессионалы, ученые и практики - разработчики предлагаемого криминалистического обеспечения.

Вторую группу образуют субъекты, которым адресованы разработанные первыми рекомендации и применяющие их в процессе доказывания. М.А. Фокина выделяет три группы субъектов доказывания в цивилистическом процессе: а) суд; б) субъекты, имеющие процессуальный, публичный или профессиональный интерес; в) субъекты, являющиеся источниками доказательственной информации[90]. Это участники гражданского и арбитражного процессов: суд, стороны, третьи лица, их представители, прокурор, эксперт, специалист.

По своей подготовленности к практическому применению криминалистических средств, как мы уже отмечали, субъекты доказывания неоднородны. Осведомленными о криминалистическом обеспечении в пределах курса криминалистики оказываются суд и участники процесса, имеющие высшее юридическое образование. Однако необходимость в знании положений не только традиционной криминалистики, но и разработок, предназначенных для применения в цивилистическом процессе, остается крайне актуальной на настоящий момент.

Суд должен быть профессионально подготовлен не только в вопросах правоприменения, но и хорошо ориентироваться в средствах получения, исследования и оценки доказательственной информации, а значит и в криминалистическом обеспечении. Суд не может находиться в стороне от содержания доказательственного процесса. Для того, чтобы установить фактические обстоятельства по делу, нужно знать: как они получены, исследовать их с участием сторон, определить их доказательственное значение. Юридическая квалификация рассматриваемых правоотношений происходит у суда не спонтанно, а в результате мыслительной работы на основе исследования и проверки, сопоставления между собой фактических обстоятельств и сведений о них. Суд должен уметь «видеть» способы использования доказательственной информации сторонами, отделять правомерные действия от неправомерных, истинность от ложности, заметить фальсификацию доказательств, распознать уловки недобросовестной стороны.

Как справедливо писал в свое время классик-цивилист К. Малышев, «спор сторон и деятельность суда в процессе сосредоточивается на двух существенно различных вопросах - на юридической оценке фактов и отношений и на вопросе о существовании или не существовании фактов. Опыт показывает, что именно последний вопрос - вопрос факта - вызывает более всего споров и требует от суда самой усиленной работы»[91]. И далее: «Большая часть труда и времени судей уходит на исследование фактической стороны судебных дел, на решение об истинности или ложности фактов. И без сомнения правильное решение этих вопросов столько же существенно для правосудия, как и надлежащая юридическая оценка фактов. Истина столько же необходима для суда, как и справедливость»[92].

Вряд ли можно усомниться в правильности вышеприведенного

высказывания, а потому, несмотря на то, что закон не относит правоприменителя к субъектам доказывания, и это естественно для состязательного процесса, суд нельзя исключать из процесса доказывания как ведущую фигуру, наделенную процессуальным законодательством руководящими и решающими полномочиями. Суд «пропускает через себя» все действия субъектов доказывания и сам осуществляет необходимые действия, предписываемые законом по установлению фактических обстоятельств, имеющих доказательственное значение по рассматриваемому делу. Результаты этих действий суд исследует,

проверяет и оценивает. Судебному познанию свойственна «консультативно -

93

директивная или регулятивная направленность» .

В связи с этим осведомленность суда не только в правовой, но и в гносеологической сущности «механизма» доказывания, должна быть предельно полной и, во всяком случае, не меньшей, а, скорее, большей, чем у сторон. Суд должен знать, правильно ли были собраны сведения о фактах, представленные ему сторонами в качестве доказательств, а если нет, то разъяснить, что нужно сделать, чтобы эти сведения отвечали требованиям, предъявляемым к доказательствам. Действия по доказыванию суд организует и проводит под своим руководством: заслушивает объяснения сторон, допрашивает свидетелей, проводит осмотр на месте и др. Проведение этих судебных действий требует определенной технико-тактической и методической организации и подготовки.

В свете изложенного нельзя согласиться с авторами , которые суть изменений в гражданском процессуальном законодательстве видят в том, что суд по гражданским делам производит лишь правовую проверку отношений сторон, исходя из представленных источников информации, и на этой основе выносит свое решение. По мнению соискателя, ошибочна точка зрения А.Ю. Рожкова, отказывающему судье в гражданском и арбитражном процессах быть субъектом криминалистической тактики[93] [94] [95], поскольку в данном случае речь идет о тактике именно его доказательственных действий.

Роль суда в содержательной стороне процесса доказывания в наибольшей мере реализуется в исследовании и оценке доказательственной информации и менее - в её собирании, которое в основном лежит на сторонах[96].

Стороны[97] задействованы в реализации содержательного состава процесса доказывания полностью, исключая окончательные оценочные процедуры,

связанные с признанием доказательственного значения сведений о фактах, и заключительную оценку доказательств, что всецело относится к компетенции суда. В наибольшей степени активность сторон (в особенности истца) проявляется в собирании доказательств, которое начинается в досудебный период и продолжается вплоть до судебного разбирательства, а иногда им не ограничивается. Стороны заинтересованы в доказательственном процессе, обычно активно в нем участвуют и реализуют сами определенные действия по доказыванию. В процессе рассмотрения дела участвуют в допросах, осмотрах и других судебных действиях.

Субъект криминалистической деятельности в доказывании - более широкое понятие, чем субъект доказывания в процессуальном смысле. Оно охватывает всех лиц, активно участвующих в работе с доказательственной информацией, причем соответствующая профессиональная подготовка является непременным условием эффективного использования криминалистических средств.

Поскольку для цивилистического процесса характерно отсутствие досудебной стадии и сбор доказательственной информации осуществляется сторонами вне рамок судопроизводства, субъектами криминалистической деятельности в этот период, как правило, выступают профессиональные юристы, оказывающие помощь будущим сторонам. Тактика собирания доказательственной информации и рекомендации по её изъятию, сохранению, закреплению в досудебный период имеют самостоятельное значение и представлены в одной из предшествующих работ соискателя .

В связи с широким кругом субъектов - адресатов криминалистических рекомендаций особенно остро стоит вопрос о профессиональной подготовке судей и представителей сторон в области криминалистического обеспечения их деятельности. На необходимость совершенствования подготовки юристов 97 [98]

широкого профиля в области криминалистики обращали внимание многие ученые. Так, по мнению Н.П. Яблокова, «необходимо внести коррективы в преподавание криминалистики в гражданских юридических вузах с целью уделения должного внимания в ходе лекций и занятий, показу, демонстрации использования тактико-технического и методико-технического арсенала

криминалистики в иных видах юридической деятельности»[99] [100]. Всецело соглашаясь с указанным мнением, следует подчеркнуть, что дидактическая сторона криминалистической деятельности всего лишь отражение научных исследований в необходимых направлениях, и улучшение преподавания напрямую зависит от активизации научных разработок.

Научные исследования в криминалистике, результаты которых адресуются субъектам доказывания в гражданском и арбитражном процессах, имеют общую направленность без учета заинтересованности сторон. Будучи основанными на знании закономерностей возникновения, выявления, обнаружения фактических обстоятельств, составляющих основу доказывания, использование криминалистических средств может быть направлено только на установление достоверно существующих фактов.

Дефицит криминалистических знаний многие авторы пытались восполнить целым рядом работ по использованию криминалистики для адвокатов (защитников в уголовном процессе)100. Признавая несомненную полезность этих работ, нельзя не отметить, что ими не решается проблема достаточной профессиональной подготовки в области криминалистики для цивилистов- практиков в целом.

Деятельность адвоката, судебного юриста - также особый вид профессиональной юридической деятельности, функциональная направленность которой не совпадает с целями и задачами криминалистической деятельности. В работе адвоката имеются свои разработанные профессиональным сообществом приемы и методы доказывания, способствующие правильному построению отношений с доверителем, определению стратегии доказывания и др.[101] В современной юридической литературе есть исследования, посвященные теории и практике этой деятельности, изучаемой самостоятельной областью знаний в системе юридических наук - «адвокатологией»[102]. Таким образом, специальное обеспечение криминалистическими средствами представителей сторон в судопроизводстве в предмет криминалистики не входит. Они - адресаты соответствующих криминалистических рекомендаций, наряду с другими субъектами.

Конфликтность судебной ситуации в цивилистическом процессе порождает противоположность интересов сторон, которые обязаны отстаивать их представители. Поэтому цели применения криминалистических средств и задача представителя стороны в конкретном доказательственном процессе далеко не всегда совпадают. Как свидетельствует современная судебная практика, действия адвокатов в процессе доказывания, зачастую, не направлены на установление фактов, имевших место в действительности. Иногда представителю стороны выгодно не только умолчать о них, но и отвлечь внимание от тех или иных обстоятельств, если это в интересах доверителя. Более того, нередки случаи

неправомерного поведения сторон и их представителей - фальсификации

103

доказательств, сокрытия их, уничтожения документов и т.п.

Соблюдение принципа законности при применении криминалистических средств исключает возможность использования их в неправосудных целях. Криминалистическая деятельность в доказательственном процессе, независимо от субъекта, которым она реализуется, направлена только на установление фактических обстоятельств и их объективную оценку в соответствии с профессиональной компетентностью в рамках процессуального закона. Процессуальное законодательство обязывает лиц, участвующих в деле, добросовестно пользоваться своими правами (ст. 35 ГПК, ст. 41 АПК), в ином случае для них предусматриваются неблагоприятные последствия.

Криминалистические рекомендации разрабатываются к применению с учетом специфики процесса и ролевых функций субъектов доказывания, но без учета их личной или профессиональной заинтересованности. Двух достоверностей относительно одного фактического обстоятельства не бывает: определенный факт либо есть, либо его не существует. Криминалистические знания и средства помогают решить этот вопрос, но не обойти его.

Таким образом, субъект доказывания должен знать криминалистические средства, уметь ими пользоваться для установления фактических обстоятельств. Представитель стороны сможет использовать их, если это в интересах доверителя, и не прибегать к ним, если интересы стороны не требуют этого. Но использовать криминалистические средства для сокрытия, фальсификации или искажения фактов он не вправе. Например, адвокат не будет заявлять ходатайство о назначении экспертизы, если это не в интересах стороны, но он не должен обращаться к «специалисту», который за соответствующее вознаграждение может дать «разгромную» рецензию на достоверное заключение эксперта, соответствующее всем методическим требованиям. [103]

Личная преподавательская практика соискателя свидетельствует о повышенном внимании слушателей - практикующих юристов, специализирующихся на судебном представительстве по гражданским спорам, к криминалистической деятельности и различным аспектам её использования в доказывании. По результатам анкетирования они считают обязательным получение соответствующих знаний в процессе обучения в ВУЗе или их восполнение при дальнейшем повышении квалификации.

Теория криминалистического обеспечения требует структурирования её содержания с учетом места, занимаемого в общей системе криминалистики. В литературе на этот счёт высказаны разные точки зрения.

Отдельные авторы предлагали для отражения в курсе криминалистики особенностей судебного следствия[104] включать новые знания в традиционную систему их изложения в качестве дополнений к соответствующим темам. Другие выступают за формирование целостной системы новых знаний в виде раздела курса криминалистики. Так, В.К. Гавло и Е.А. Жегалов, считают, что «методика ... судебного разбирательства по тем или иным категориям дел, видам, группам преступлений должна стать составной частью криминалистической методики как раздела криминалистики»[105].

В отношении предлагаемой теории, соискатель придерживается второй позиции ученых по следующим основаниям.

Криминалистические знания, предлагаемые для использования в цивилистическом процессе, имеют разную степень общности. Например, основы техники, тактики и методики производства судебных действий при рассмотрении дел цивилистического профиля имеют большую степень общности, нежели криминалистические рекомендации для совершения отдельных судебных действий, например, допроса, осмотра и т.д. Естественно, различные по общности знания нуждаются в системном изложении с учетом иерархии понятий. Так, рассмотрению тактики отдельных судебных действий должно предшествовать изложение основ тактики производства судебных действий вообще в цивилистическом процессе. Если будут разработаны частные методики криминалистического обеспечения применительно к категориям гражданских дел, их изложению должны предшествовать общие принципы построения этих методик.

Далее, в цивилистическом процессе на криминалистической деятельности существенно сказывается стадийность доказательственного процесса. На разных этапах (досудебный, судебный, а в пределах судебного - подготовительное и судебное разбирательство) различны: степень и характер процессуальной регламентации, приоритетность и содержание действий по получению, исследованию и проверке доказательственной информации. Также различны роли субъектов доказывания. Поэтому общие принципы криминалистического обеспечения в цивилистическом процессе должны составить начальную часть общих положений знаний о нем. Таким образом, общая структура, по мнению соискателя, представляется примерно следующей:

<< | >>
Источник: Жижина Марина Владимировна. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ В ЦИВИЛИСТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.. 2016

Еще по теме Предмет, объект, субъекты и структура теории о криминалистическом обеспечении цивилистического процесса:

  1. Теория криминалистического обеспечения цивилистического процесса.
  2. Методологические подходы к созданию криминалистического обеспечения судебной деятельности в цивилистическом процессе
  3. Криминалистическое содержание и структура судебных действий в цивилистическом процессе
  4. Глава 2. Методологические основы криминалистического обеспечения цивилистического процесса
  5. Глава 1. Теоретические основы криминалистического обеспечения судебной деятельности в цивилистическом процессе
  6. § 3. Объект, предмет и задачи криминалистической науки и их роль в определении круга знаний, составляющих ее систему
  7. 2. Объект и предмет изучения теории государства и права
  8. Предмет, методы и система криминалистического исследования материальной структуры преступления
  9. Общее и особенное в криминалистическом обеспечении судебной деятельности в гражданском и арбитражном процессах
  10. Предмет криминалистики и проблема применения криминалистических знаний в гражданском и арбитражном процессах
  11. Понятие криминалистической регистрации и криминалистического учета, их соотношение. Объекты, формы и способы криминалистической регистрации
  12. 3. Объект, структура и функции общей экономической теории