<<
>>

Третий правовой пакет Евросоюза для энергетического рынка

22 апреля 2009 года Европейский парламент принял Третий правовой пакет о регулировании в Евросоюзе внутренних рынков электроэнергии п природного газа. Документы обсуждались более двух лет - Еврокомис­сия опубликовала их в январе 2007 года.

Пакет вступил в силу с 3 сен­тября 2009 года. На его транспонирование в нацпональньїе законода­тельства членов Евросоюза отведено 18 месяцев. Таким образом, с 3 марта 2011 года все страны Евросоюза будут действовать по правилам и алго­ритмам «третьего энергетического пакета». С 3 марта 2012 года должна быть обеспечена «несвязанность» видов деятельности, а с 3 марта 2013 года - меры в отношении допуска на внутренний рынок Евросоюза третьих стран.

В «третий энергетический пакет» включены следующие документы:

1) Директива ЕС о внутреннем рынке газа':

2) Директива ЕС о внутреннем рынке электроэнергии’:

’ Directive 2009/73/ЕС of the European Parliament and of the Council of 13 July 200!) con­cerning common rules for the internal market in natural gas and repealing Directive 2003/55/EC.

' Directive 2009-72/EC of the European Parliament and of the Council of 13 July 2009 con­cerning common rules for internal market in electricity and repealing Directive 2003/54/EC.

3) Регламент об условиях доступа к газовым сетям';

4) Регламент о доступе к электроэнергетическим сетям2;

5) Регламент об Агентстве по сотрудничеству энергетических регуля­торов[III].

Стратегическими целями пакета являются:

1) создание единой европейской энергетической сети и согласованное ее развитие на основе десятилетних планов Евросоюза и связанных с ним национальных планов его членов;

2) создание единого органа по регулированию энергетического рынка Евросоюза (ACER), координирующего деятельность национальных энер­гетических регуляторов;

3) учреждение европейской организации операторов энерготранс­портных систем (ENTSO);

4) обеспечение независимости (в том числе и финансовой) националь­ных энергетических регуляторов и наделение их широкой компетенцией в области тарифного регулирования, мониторинга и контроля соблюде­ния основных принципов европейского энергетического рынка с правом наложения на предприятия штрафов в размере до 10 процентов от их годовой выручки;

5) разъединение естественно-монопольных видов деятельности и кон­курентных видов деятельности, связанных с производством и реализа­цией энергоносителей;

6) учреждение в государствах - членах Евросоюза «энергетических омбудсменов» для защиты прав потребителей;

7) обеспечение открытости и прозрачности деятельности субъектов энергетического рынка.

Больше всего споров в Евросоюзе и среди его поставщиков вызвал курс на разъединение вертикально-интегрированных компаний, необхо­димый, по мнению Еврокомиссии, для поддержания конкуренции, сти­мулирования инвестиций и облегчения вхождения на энергетический рынок новых участников. Суть разъединения - в достижении имуще­ственной и организационно-правовой несвязанности лип. владеющих нлп управляющих объектами транспортировки энергоносителей, а также лиц, выполняющих функции системного оператора, с лицами, владеющи­ми или управляющими объектами по производству пли реализации энер­гии.

Поскольку в странах Евросоюза, которые являются крупными произ­водителями и потребителями энергии, топливно-энергетическиii комплекс сосредоточен в небольшом числе крупных вертпкалыю-ннтегрпрованных компаний, прямое имущественное разъединение среди них не нашло под­держки. Однако члены ЕС - страны, ранее входившие в советский блок, намерены использовать именно эту схему, позволяющую вытеснить ОАО «Газпром» из числа собственников газотранспортных систем Евросою­за. В этом случае может быть задействован механизм национализации (с предусмотренными для таких случаев компенсациями) или при­нуждение к продаже доли акций транспортной компании.

Более популярна среди европейских вертикально-интегрированных компаний передача функций управления системами транспортировки энергоносителей несвязанному с собственниками транспортной системы независимому системному оператору. Такая схема позволяет реализо­вывать инвестиционные проекты на условиях концессии или гарантиро­ванного возврата инвестиций, а также сохранить структуру крупных вер­тикально-интегрированных компаний, имеющих весьма сложную струк­туру соучрежденпй.

Самым компромиссным оказывается механизм создания независимого (обособленного) транспортного оператора, который заключается в орга­низационно-правовом обособлении предприятия - транспортного операто­ра от вертикально-интегрированной компании. При этом система транспор­тировки должна быть передана транспортному оператору в собственность, а не в аренду, как часто бывает. Компания специализируется только на транспортной функции и имеет отдельный от вертикально-интегрирован­ной компании офис. Информационные системы и системы безопасности отделяются от аналогичных систем в вертикально-интегрированную компа­нию. Финансовую отчетность проверяют аудиторские компании, не являющиеся аудиторами вертикально-интегрированной компании. Предо­ставление транспортных услуг осуществляется по правилам, утвержденным независимым регулятором. Регулятор назначает и увольняет руководящих работников транспортноіі компании. Предусмотрено множество иных мер и средств контроля соблюдения их выполнения, которые существенно усложнят жизнь крупным энергетическим компаниям. Кажущаяся просто­та перехода и несвязанность оборачиваются крайней связанностью, что оправдано лишь на начальном этапе работы по правилам «третьего пакета» или при возмещении инвестиций, сделанных в форме концессии.

Первым испытанием российских позиций на энергетическом рынке Европы «третьим энергетическим пакетом» подвергся контракт ОАО «Газпром» на поставку природного газа в Польщу. Действующие ныне долгосрочные контракты имели срок окончания октябрь 2010 года. Пер­воначально контракты намеревались продлить на транзит до 2019 года, на поставку газа до 2022 года. Затем между Россией и Полыней были достигнуты договоренности о продлении межправительственного согла­шения от 1993 года и контракта на период до 2037 (поставка газа Поль­ше) и до 2045 года (транзит газа через Польшу). К октябрю 2010 года, вероятно, под давлением Еврокомпссип и США, в том числе компа­ний, намеренных разрабатывать сланцевые месторождения Польши, и не­мецких акционеров «Северного потока», от продления договоров на по­ставку и транзит отказались, оставив прежние сроки. При этом Польша намерена закупать с 2011 года около 11 миллиардов кубических метров в год. При согласовании проекта документов с Европейской комиссией от нее поступили возражения на ряд положений, по мнению Брюсселя, не со­ответствующих требованиям «третьего энергетического пакета». Возра­жения в основном касались оператора газопровода «Ямал - Европа», ко­торый должен быть по новым правилам независимым от производителей энергии и энергоресурсов и предоставлять доступ к транспортной сети всем заинтересованным сторонам. Сейчас такой компанией является EuRoPolGAZ'. Выход из ситуации найден в рамках положений «третьего

' EuRoPolGAZ - Transit Gas Pipeline System S.A. Зарегистрирована в Польше 15 декабря 1993 года с начальным капиталом в 80 миллионов польских злотых. Учредители: 48 процен­тов - ОАО «Газпром». 48 процентов - PGNiG, 4 процента - Gaz Trading S.A. В настоящее время ведется преобразование долей с целью достижения паритета 50 на 50 для польской и российской сто|Х)н. В составе учредителей Gaz Trading S.A. более 80 процентов польских компании. В собственности EuRoPolGAZ - польский отрезок магистральной газотранспорт­ной системы (две нитки но 680 километров диаметром 1420 миллиметров с давлением 8.4 МПа), пять газокомпрессорных етапний. Максимальная производительность - 65.7 мил­лиарда кубометров в год.

энергетического пакета». Функции технического оператора польской части газопровода «Ямал - Европа» будет выполнять компания Gaz- System1. Эта же компания будет отвечать за эксплуатацию магистрали. Заявление с этим решением собственников подано в Управление по регу­лированию энергетики Польши (Urzad Regulacji Energetyki - URE). В проекте соглашения с Gaz-System фигурирует и исключительное право компании заключать договоры с поставщиками газа, доступ третьих лиц и установление тарифа на транзит по усмотрению газотранспортного опе­ратора. На данном этапе вопрос о доступе «к трубе» третьих лиц не воз­никает, так как со стороны Белоруссии вход в газопровод только один. Однако ситуация уже в обозримом будущем может усложниться, так как Евросоюз осуществляет программу предотвращения перебоев поставок газа, которая предусматривает необходимость реконструкции газотранс­портных систем с целью осуществления операций реверса подачи газа. Если такая система, основанная на принципах энергетической и общей безопасности, заработает, то доступ к газотранспортной магистрали третьих лиц, например поставщиков Германии, станет действительно­стью. На локальных газовых рынках может быть достигнут высокий уро­вень конкуренции между российским трубопроводным газом н сжижен­ным природным газом, а впоследствии, возможно, и сланцевым, который Польша намерена добывать с участием западных компаний. Принцип безопасности газоснабжения требует максимально свободной переброски газа ио всем возможным маршрутам и возможности осуществления меж­дународных свои поставок. В настоящее время с российским газом этот механизм невозможен, так как ОАО «Газпром» препятствует его реэк­спорту. Очевидно, данная позиция ОАО «Газпром* будет подвергаться большому давлению со стороны официального Брюсселя и европейских средств массовой информации. Не исключено, что случаи, подобные, например, запрету Газпромом поставки через Украину в Польшу 350 мил­лионов кубометров газа, закупленного ею в Германии, могут быть разду-

' Газотранспортный оператор Gaz-System S.A. образована как дочерняя компания PGNiG в форме общества с ограниченной ответственностыо в апреле 2001 гола после принятия в 2003 толу Европейской газовой директивы об отделении транспортировки от производства и продажи энергии. В 2005 толу была полностью передана государству. В 2006 году получила статус национального газотранспортного оператора до 1 июля 2014 года. '

ты и стать показательными для дальнейшего ограничения прав собствен­ников «газовой трубы». Политика отказа от долгосрочных контрактов на поставку газа с Российской Федерацией в перспективе сделает рынок природного газа менее стабильным, поскольку в зависимости от экономи­ческой ситуации российский поставщик будет иметь возможность изме­нять его подачу в широких пределах, что непременно отразится на вола­тильности биржевых цен. Другим результатом «третьего пакета» может стать ускорение развития внутреннего российского рынка потребления природного газа и замещения импорта машиностроительной и газохими­ческой продукции.

Более острую форму приобретает реализация требований «третьего энергетического пакета» в Прибалтике. Правительствами этих стран взят курс на полное изъятие трубопроводных систем и передачу их национальным транспортным операторам. Эту позицию приветствовал комиссар но энергетике Евросоюза Гюнтер Оттингер, который убежден, что для России энергетика - инструмент политического контроля над Европой.

В конце августа 2010 года парламент Литвы подготовил проект зако­на «О газе», в соответствии с которым национальный газовый концерн Lietuvos dujos (LD)' должен быть разделен на транспортную и торговую компании до 2012 года. ОАО «Газпром» может потерять контроль над транзитными трубопроводами в Литве, которые, кстати, ведут и в Кали­нинградскую область Российской Федерации. Литовский газотранс­портный оператор Lietuvos dujos планирует объединение с польским оператором Gaz-System национальных газотранспортных систем. После закрытия Игналинской АЭС Литва оказалась почти в 100-процентной энергетической зависимости от России. Выполняя требование Евроко­миссии о диверсификации источников импортируемой энергии, литов­ское правительство приняло решение о строительстве терминала сжи­женного газа мощностью 3 миллиарда кубометров в год. Кроме того, Литва намерена предусмотреть дополнительные мощности для Белорус­сии. Создается вторичная биржа природного газа, что будет гарантиро­вать свободный доступ к газотранспортной сети.

1 Национальный газовый концерн Lietuvos dujos (LD): Правительство Литвы - 17,7 про­цента: Газпром - 37.1 процента: E.ON Ruhrgas International - 38,9 процента.

Эстония, где складывается аналогичная ситуация, намерена разделить Eesti Gaas[IV], лишив Газпром контроля над газотранспортной сетью. Пре­мьер-министр Эстонии предложил национализировать газотранспорт­ную сеть компании, выкупив ее за 38-45 миллионов евро. Компания оце­нивает стоимость газопровода в 260-320 миллионов евро. Латвия анало­гичную либерализацию газового рынка отложила до 2014 года.

Действия прибалтийских государств противоречат соглашению между Евросоюзом и Россией, а также двусторонним соглашениям о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Вместе с тем международное право предусматривает такие ситуации с урегулированием споров через компенсации убытков и упущенной выгоды. Эстония и Латвия рассчиты­вают на диверсификацию источников поставок газа через строительство терминалов сжиженного природного газа, что имеет смысл, если обеспе­чен доступ этого газа в газотранспортную систему.

В связи с описанными процессами возникает вопрос, насколько вне­дрение норм «третьего энергетического пакета» и последующих докумен­тов повлияет на новые международные трубопроводные проекты для поставки российского природного газа в страны Евросоюза. Следует отметить наличие предусмотренного газовой директивой благоприятного переходного периода для изолированных и новых рынков. К изолиро­ванным газовым рынкам могут быть отнесены: Кипр, Латвия. Финлян­дия, Эстония, а также Люксембург и Мальта. «Третий пакет» с 3 марта 2013 года ограничивает права иностранных (не членов ЕС) инвесторов в сфере энергетики.

Операторы транспортных систем, подконтрольные иностранным соб­ственникам, будут обязаны доказывать, что их деятельность не увеличит рисков надежности энергообеспечения. Без этого будет невозможно прой­ти сертификацию, дающую право работы на рынке Евросоюза. Решение о сертификации принимает национальный регулятор но месту деятельно­сти с особо внимательным учетом мнения Европейской комиссии.

В стройной на первый взгляд системе, разработанной Еврокомиссией для «либерализации» внутренних рынков газа и электроэнергии, просмат­риваются довольно существенные уязвимости, что объясняется желанп- ем органов управления Евросоюза укрепить собственную власть. Именно поэтому среди мер по либерализации энергетических рынков не так много либерализации и не так мало контроля со стороны Еврокомнссни или регуляторов, выводимых из под национальных органов власти. В первую очередь нерешенными оказываются проблемы ответственности за последствия действий, осуществляемых Еврокомиссией или независи­мыми регуляторами, транспортными и сетевыми операторами. Если, например, собственник транспортной системы передает ее в управление транспортному оператору, а тот своими действиями нанесет ему убытки, то каков будет порядок их возмещения и, самое интересное, из каких средств? Из платы за транспортировку энергоносителей? Вероятно, время внесет ясность в схемы, искаженные аберрацией идеализирован­ных концепций.

Нельзя не отметить и успехи, которые достигнуты руководством Евросоюза в формировании внутреннего энергетического рынка, на кото­ром производится максимальная добавленная стоимость относительно всей цепочки поставки энергии - от добычи энергоносителей до конечно­го потребления энергии. Принятые меры, если будут полностью реализо­ваны, приведут к существенному увеличению объемов внутренней торго­вли между странами Евросоюза и повысят эффективность использова­ния энергетических ресурсов. Частично решаются проблемы повышения занятости, увеличения налоговых поступлений, укрепления финансовой системы Европейского союза. Для безопасности энергетического сектора и социальной стабильности объемы и структура энергетического рынка очень важны. В кризисный период, когда поставки Газпромом природно­го газа за рубеж заметно снизились (на 18,8 процента в дальнее зарубежье в первом полугодии 2010 года), решающий рост чистой выручки (почти на 50 процентов за первое полугодие 2010 года) обеспечил именно вну­тренний российский рынок. Будущее российского топливно-энергетиче­ского комплекса, его стабильность и эффективность определят рост вну­треннего потребления энергии, ее эффективное использование для созда­ния высокотехнологичной продукции и для повышения качества жизни населения. Поэтому газификация российских регионов, оптимальное сочетание привозных энергоресурсов с местными, развитие резервных видов возобновляемой энергии существенно повышают энергетическую безопасность страны.

<< | >>
Источник: В.А. Язев. Международные организационно-правовые регуляторы энерге­тических рынков и транзита энергоносителей. 2010

Еще по теме Третий правовой пакет Евросоюза для энергетического рынка:

  1. § 2. Экономические основания для ограничения свободного рынка и провалы рынка
  2. Новая Директива Евросоюза в области энергоэффективности
  3. Язев, В. А.. Правовые и методологические основания энергетических балансов и энер­гетической статистики., 2008
  4. П. Н. Завальный М. Н. Ермолович. Правовое регулирование развития энергосбережения и по­ вышения энергетической эффективности. 2013, 2013
  5. Коммерческие корпорации по праву Евросоюза
  6. Пакет услуг
  7. 6.6. Основные возможности рынка деривативов для инвестора на российском фондовом рынке
  8. § 1. Неэкономические основания для ограничения рынка и вмешательства государства
  9. Энергоэффективность и торговля углеродными выбросами в Евросоюзе
  10. Стаття 64. Придбання значного пакета акцій товариства
  11. ВВЕДЕНИЕ Описание программного пакета NI Multisim
  12. Раздел третий РАЗМЫШЛЕНИЯ О РОЛИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВА: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ, ФОРМАЛЬНО-ЮРИДИЧЕСКОЕ И АКСИОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
  13. § 3. уСтавный каПитал комПаний в Праве евроСоюза 1. Вторая директива ЕС и предложения об отказе от «системы твердого капитала»
  14. Тема 8. Правовое содействие развитию структуры и инфраструктуры товарного рынка
  15. Характеристики товарного рынка. Субъекты и объекты рынка.