<<
>>

. Такая необходимость вынуждает в условиях непрофессионального процесса возложить определение правовой квалификации спорного правоотношения на суд

. При этом стороны до вынесения судебного решения должны иметь представление о нормах материального права, применение которых возможно в рассматриваемом деле.

Следует признать, что подобное предложение высказано М.М.

Ненашевым, который предлагает в целях создания необходимого баланса между правами и интересами сторон, обеспечения определенности процесса ввести «институт конкретизирующего определения». По мнению автора, следует закрепить в процессуальных кодексах норму о конкретизации способа защиты права, в соответствии с которым будет рассматриваться дело, в ситуации, когда в исковом заявлении отсутствует указание на конкретный способ защиты или одновременно указаны несколько (в том числе и взаимоисключающих) способов защиты. Если «в исковом заявлении не указан способ защиты права и истец не может определиться с ним до окончания первого судебного заседания, суд самостоятельно, исходя из обстоятельств, указанных в исковом заявлении и объяснений лиц, участвующих в деле, конкретизирует способ защиты права». По мысли М.М. Ненашева, такая конкретизация могла бы оформляться в форме определения на начальных этапах процесса (по результатам первого заседания),

327

изменение которого в последующем недопустимо.

К сожалению, предложенная М.М. Ненашевым концепция неполно отражает все нюансы взаимосвязи индивидуализации иска с другими процессуальными институтами и принципами процесса, а потому не способна решить поставленную ее автором задачу. Во-первых, М.М. Ненашев полагает, что путем введения института конкретизирующего определения свобода усмотрения суда будет ограничена. Однако такая «конкретизация», как и действующий процессуальный регламент, находится в конфликте с принципом

диспозитивности. Суд при «конкретизации» без волеизъявления истца самостоятельно определяет способ защиты, о котором истец не заявил определенно в исковом заявлении. В этом смысле и неправильная, и правильная конкретизация в равной степени означают вторжение суда в область диспозитивного. Предлагаемое нововведение способно лишь стимулировать истца к тому, чтобы занять пассивную позицию и ожидать от суда правильной «конкретизации»: указывать в исковом заявлении какой-либо определенный способ защиты истцу невыгодно, поскольку в случае ошибки процесс будет им проигран, в то время как в случае неуказания суд сам «конкретизирует» способ [324] защиты и вынесет положительное решение.

Другой недостаток «конкретизации» признает и сам автор: нельзя заранее предугадать, как суд оценит те или иные доказательства и какой способ защиты права посчитает надлежащим в конкретном случае (например, может быть не ясно, как, исходя из имеющихся доказательств, суд оценит договор с точки зрения его «заключенности»). Вынесение же «конкретизирующего определения»

предполагается уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. В соответствии с действующими процессуальными регламентами на этой стадии суд также обязан определить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установить правоотношения сторон (ст. 148 ГПК РФ, ст. 133 АПК РФ ). Однако окончательную правовую квалификацию суд дает лишь в момент вынесения решения (ст. 196 ГПК РФ, ст. 170 АПК РФ).

М.М. Ненашев предлагает изменить момент окончательной «конкретизации» и связать суд той правовой квалификацией, которую суд посчитал правильной на стадии

331

подготовки, то есть до исследования и оценки доказательств.

Для правовой квалификации исковых требований суд должен, по крайней мере, ознакомиться с теми доказательствами, которые затем будут исследоваться в судебном разбирательстве. На стадии подготовки, то есть до исследования и [325] [326] [327] [328] [329] оценки доказательств, суд имеет дело лишь с утверждаемыми сторонами фактами, а к моменту вынесения решения установленные судом обстоятельства могут существенно от них отличаться. В начале процесса суд может дать лишь предварительную правовую квалификацию исковых требований, поэтому и предлагаемое «конкретизирующее определение» не способно внести в процесс

333

необходимую степень определенности.

По изложенным соображениям предлагаемый М.М. Ненашевым механизм «конкретизирующего определения» не может быть принят. Среди отмеченных его недостатков главным является то, что он игнорирует индивидуализирующее значения способа защиты нарушенного права как таковое, оставляя его [330] определение на усмотрение суда в случае неуказания истцом в исковом заявлении. По нашему мнению, как для первоначального определения способа защиты, так и для изменения правовой квалификации исковых требований необходимо совершение истцом распорядительного действия по изменению иска. Соответственно, возражение истца против использования судом не указанного истцом способа защиты нарушенного права должно иметь правовое значение. Если в непрофессиональном процессе отсутствие в исковом заявлении ссылки на норму права, предусматривающую способ защиты нарушенного права, не является основанием для оставления искового заявления без движения или возвращения истцу, то на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд должен не «конкретизировать» способ защиты самостоятельно, а после сообщения сторонам предварительной правовой квалификации фактических обстоятельств, изложенных в исковом заявлении, предложить истцу уточнить предмет иска путем указания способа защиты, предусмотренного соответствующей правовой нормой. Истец обязан отреагировать на данное предложение суда и уточнить предмет иска, в противном случае исковое заявление должно быть оставлено судом без рассмотрения.

При этом процесс должен быть организован таким образом, чтобы стороны получили представление об окончательной правовой квалификации, определенной судом по итогам исследования и оценки доказательств, и у истца была возможность совершить необходимые распорядительные действия. Следовательно, далее необходимо определить, в какой форме суд должен сообщить сторонам о результатах оценки доказательств и надлежащей правовой [331]

ллг

квалификации спорных отношений сторон.

Большим потенциалом в этом отношении обладает ст. 196 ГПК РФ, которая предусматривает возможность для суда после удаления в совещательную комнату в случае необходимости выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, или исследовать новые доказательства, вынести определение о возобновлении судебного разбирательства. Аналогичным образом п. 3 ст. 168 АПК РФ устанавливает, что арбитражный суд, признав при принятии решения необходимым дополнительно исследовать доказательства или продолжить выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, возобновляет судебное разбирательство, о чем выносит определение. К сожалению, данные нормы не часто применяются на практике, в том числе для информирования сторон о переквалификации исковых требований, и по этой причине указанные положения требуют уточнения законодателем соответствующим образом. При наличии у суда обязанности по определению правовой квалификации спорного правоотношения определение предмета доказывания также должно быть возложено на суд. Однако при его определении суд не должен иметь возможности выходить за пределы того круга фактических обстоятельств, который определяется гипотезой правовой нормы, предусматривающей способ защиты, указанный истцом. Суд не должен иметь права расширять или изменять предмет доказывания в ходе процесса иначе как в случае изменения иска или предъявления альтернативных (факультативных) требований истцом.

Невыполнение судом обязанности по определению надлежащей правовой квалификации требований истца в ситуации, когда такая возможность усматривается из содержащихся в материалах дела доказательств, должно [332] являться самостоятельным основанием для отмены или изменения решения суда вышестоящим судом, наряду с предусмотренным ст. 270 АПК РФ и ч. 2 ст. 330 ГПК РФ неправильным применением норм материального права. Данное нарушение не может рассматриваться в качестве неправильного применения норм материального права в силу того, что правовые нормы суд применяет к установленным фактам, однако, как было показано, суд не может считать установленными те факты, которые не входили в предмет доказывания, сформированный исходя из основания рассматриваемого иска.

Наконец, следует определить критерии внешнего тождества исков, ответив на вопрос: должен ли истец после рассмотрения судом альтернативным образом заявленных требований быть лишен возможности повторно обратиться в суд с новым иском, содержащим требование, отличающееся от включенных в исковое заявление в части правового обоснования?

В американском процессе для целей res judicata[333] спор индивидуализируется группой фактов, относящихся к одному «событию или сделке»[334] [335], независимо от того, сколько из них может вытекать требований или субъективных прав. Сторона, которая отстаивает свое право на использование

способа защиты, основанного на каком-либо событии или сделке, не просто вправе, а должна объединить в исковом заявлении все требования, которые у нее могут возникнуть из этого основания. Действие res judicata становится оборотной стороной права истца свободно объединять различные, в том числе взаимоисключающие требования в первоначальном иске. Чтобы предъявление соответствующего требования посредством обращения с новым иском было запрещено, необязательно, чтобы это требование действительно было предметом рассмотрения в первом деле. Достаточно лишь того, что это требование потенциально могло быть заявлено истцом. Это же правило распространяется и на правовое основание (legal theory). Тем самым res judicata стимулирует истца к тому, чтобы как можно лучше обосновать свою позицию в первом деле, изложив в исковом заявлении все возможные правовые основания. Истец не может в дальнейшем требовать рассмотрения нового иска, основанного на том же событии или сделке, если он упустил какое-то из оснований в первом деле. Если истец «может» соединить требования в одном иске, фактически это означает, что он «должен» это сделать ввиду действия res judicata. По этой причине в американском процессе иски зачастую содержат значительное количество

- 339

различных правовых оснований. .

Таким образом, в американском процессуальном праве истцу запрещено предъявлять новые иски

, имеющие в своем основании тот же главный юридический факт (событие или действие), с которым истец связывает нарушение своего права или охраняемого законом интереса или угрозу такого нарушения.

В отечественном гражданском судопроизводстве, в отличие от тенденций, имеющих место в странах общего права, в последние десятилетия произошла обратная смена типов процесса - от следственного к состязательному. При отсутствии элементов, из которых должна складываться инфраструктура, необходимая для организации полноценного состязательного судопроизводства (достаточное количество адвокатов и доступность их помощи, наличие квалификационных требований к судебным представителям, высокий уровень правовой грамотности населения и т.д.) такой переход не может быть резким. В условиях частых изменений в законодательстве и судебной практике возложение [336] на истца обязанности в одном судебном процессе указать все потенциальные способы защиты нарушенного права под угрозой запрета на новое обращение в суд в случае ошибки в правовой квалификации означало бы существенное ограничение права на судебную защиту.

Принципиальное отличие предлагаемой модели индивидуализации от существующей в американском процессуальном праве заключается в следующем. Следует признать недопустимым в новом процессе предъявление лишь такого иска, предмет и основание которого совпадают с уже рассмотренным судом или находящимся на рассмотрении суда. Те способы защиты нарушенного права, использование которых было возможно в первом деле, но о применении которых истец не заявил альтернативным (факультативным) образом или в форме изменения иска в ответ на соответствующее предложение суда, не должны поглощаться законной силой первого судебного решения.

<< | >>
Источник: Кашкарова Ирина Николаевна. Индивидуализация иска в гражданском судопроизводстве. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2015. 2015

Еще по теме . Такая необходимость вынуждает в условиях непрофессионального процесса возложить определение правовой квалификации спорного правоотношения на суд:

  1. § 1.3. Значение возможности изменения судом правовой квалификации требования истца для определения элементов иска.
  2. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ УЧЕНИЯ О ПРАВООТНОШЕНИИ
  3. Основное условие и необходимость появления финансовых инструментов – необходимость создания механизма размыкания цепи финансовых трансакций в случаях нарушения процессов нормального перелива капиталов.
  4. Глава 2. Правовая квалификация исковых требований в состязательном процессе.
  5. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРАВООТНОШЕНИЙ ПО ИХ СТРУКТУРЕ, ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ, ХАРАКТЕРУ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ, МАСШТАБУ, ОТРАСЛЯМ ПРАВА, ПО ФУНКЦИЯМ ПРАВА И СТЕПЕНИ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ
  6. ГЛАВА 2. §1. Стадии, порядок расторжения и существенные условия, необходимые для расторжения гражданско-правового договора
  7. Конституционный Суд РФ о необходимости гармонизации политической и экономической властей
  8. Исследуя жилищные правоотношения необходимо определить основания их возникновения.
  9. Раздел 3. Участники конкурсных правоотношений Глава 1. Правовой статус должника в конкурсном процессе
  10. Конституционный Суд — «больше, чем суд»: политико-правовая природа критериев и итоговых выводов конституционного нормоконтроля
  11. B сфере контроля и координации деятельности по подготовке, переподготовке юристов и повышению их квалификации с учетом современных требований и процессов демократизации сферы государственного и общественного строительства:
  12. В процессе изучения истории отечественного государства и права студентам необходимо будет охватить вниманием значительный массив памятников права, уяснить новую историко-правовую терминологию, приобрести умение работать с научной литературой.
  13. Все без исключения исследователи подчеркивают важность пси- хологической подготовки для повышения уровня квалификации специалистов к решению задач в трудных, экстремальных условиях.
  14. Статья 105. Общие условия исполнения содержащихся в исполнительных документах требований к должнику совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий)
  15. Достаточные и необходимые условия. Причинно-следственные отношения
  16. 3 Основы квалификации преступлений. Квалификация различных составов преступлений