<<
>>

Необходимость применить норму права, отличную от той, на которую сослался истец, может возникнуть у суда в двух ситуациях

. Во-первых, необходимость переквалификации появляется, если истец ошибочно указал в иске правовую норму, не применимую к тем фактам, которые он включил в основание иска, при условии, что соответствующие факты в ходе процесса доказаны истцом.

Во-вторых, суд может столкнуться с необходимостью применения другой нормы права, когда факты, установленные судом по итогам рассмотрения дела, отличаются от указанных истцом в основании иска и требуют иной правовой квалификации, нежели та, которую привел истец.

Важно отметить, что в ходе рассмотрения дела факты, на которые стороны изначально не ссылались в обоснование своих позиций, могут быть вовлечены в процесс и без прямого вмешательства суда, которое имеет место при определении предмета доказывания. Приведем несколько примеров. Согласно ч. 2 ст. 69 ГПК РФ лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, может подтвердить свидетель, однако ч. 2 ст. 177 ГПК РФ, устанавливающей порядок допроса свидетеля, содержит правило о том, что в начале допроса суд предлагает свидетелю сообщить суду все, что ему лично известно об обстоятельствах дела. В ходе такого свободного рассказа свидетель может сообщить суду и о тех обстоятельствах, которые не утверждались ни одной из сторон.

Сторона может заявить ходатайство об истребовании определенных доказательств в соответствии со статьей 57 ГПК РФ, однако содержание истребуемых материалов может быть изначально не известно ей в полной мере, и фактические обстоятельства, которые будут подтверждать полученные таким образом доказательства, также могут в итоге существенно отличаться от тех фактов, на которые сторона первоначально ссылалась и которые рассчитывала доказать.

Согласно ч. 2 ст. 79 ГПК РФ каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, однако окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом, - соответственно, суд может поставить перед экспертом и свои вопросы, ответы на которые будут включать те обстоятельства, о наличии которых стороны не утверждали. Кроме того, ч. 2 чт. 86 ГПК РФ позволяет эксперту в случае, если он при проведении экспертизы установит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, самостоятельно включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

Наконец, суд может получить сведения о каких-либо обстоятельствах, изначально не упоминавшихся сторонами, и непосредственно из представленных сторонами доказательств в результате их исследования и оценки.

Если истец не справился со своим бременем доказывания, представленные доказательства могут свидетельствовать об обстоятельствах, дающих основание для использования иного способа защиты нарушенного права. При фактической индивидуализации иска «суд обязан квалифицировать совокупность

обстоятельств, установленную им на основе исследованных доказательств, а не изначально утверждаемую сторонами совокупность фактов». [290] [291] Попытка связать

суд только теми фактами, которые сообщены ему сторонами, не соответствовала бы законам логики и поставила бы «искусственную преграду свободе судейского исследования».

По мнению Е.В. Васьковского, начало свободной оценки

доказательств не позволяет суду «закрыть глаза» на установленные обстоятельства, отличные от тех, на которые ссылались стороны, вследствие чего суд сталкивается с необходимостью переквалификации исковых требований. Соответствует ли применение судом нормы права к установленным фактам состязательному началу процесса? Е.В. Васьковский полагал, что «не будет также нарушением принципа состязательности, если суд примет в соображение и такие факты, на которые стороны не ссылались, но которые обнаружились из представленных ими доказательств, например, из документов: поступая так, суд не собирает доказательств, что ему воспрещено принципом состязательности, а пользуется доставленным сторонами материалом».[292] [293] [294] По мысли Е.В. Васьковского, начало свободной оценки судом доказательств устанавливает пределы действия принципа состязательности в процессе.

На наш взгляд, с изложенными аргументами автора невозможно согласиться уже хотя бы потому, что, излагая их, ученый явно противоречит сам себе, одновременно при характеристике принципа диспозитивности отмечая, что «... вмешательство же суда допустимо в той мере, в какой оно не противоречит принципу диспозитивности. Именно, суд не может ни стеснять тяжущихся в распоряжении объектом процесса, ни принуждать их к применению процессуальных средств защиты, пользование которыми предоставлено их усмотрению, ни самостоятельно применять эти средства вопреки воле

297

тяжущихся» .

В тот же период времени процессуалисты К.И. Малышев и Е.А. Нефедьев, говоря о состязательном начале, отмечали, что суд может «судить о правоте требований той или другой стороны лишь на основании того, что будет указано

или подтверждено самими сторонами»[295], а спорные отношения сторон обсуждаются по тем только фактам, которые сообщены суду тяжущимися[296]. И.Е. Энгельман полагал, что в соответствии с началом состязательности производство суда совершается в форме борьбы (тяжбы) между сторонами перед судом, однако результат состязания определяется судом самостоятельно, на основании норм права. При этом суд ограничивается решением дела на основании данных, представляемых сторонами.[297] А.Х. Гольмстен, характеризуя принцип

состязательности, отмечал, что состязательное начало выражается, в частности в том, что 1) судье запрещается предлагать сторонам, чтобы они заявили известные обосновывающие факты, а тем менее самому подыскивать эти факты и 2) он решает дело на основании фактов, только заявленных сторонами.[298]

С одной стороны, приведенные суждения о связанности суда сообщенными ему сторонами фактами в условиях действия принципа состязательности в его классическом понимании заслуживают внимания. С другой стороны, принимая во внимание, что дореволюционные процессуалисты придерживались теории фактической индивидуализации иска, их выводы не вполне последовательны.

Традиционно центральное положение в принципе свободной оценки доказательств отводится их непредустановленности и определению судом достоверности сведений о фактах по своему внутреннему убеждению,[299] что не дает само по себе оснований для вывода о том, что суд не может быть связан основанием предъявленного иска. В этой связи представляется, что приведенное понимание начала свободной оценки доказательств Е.В. Васьковским является чрезмерно широким, вследствие чего сделанный вывод является

безосновательным.

Представим, что истцу, обратившемуся с иском о взыскании оплаты по договору, суд, установив, что договор является незаключенным, присуждает взыскиваемые денежные средства в качестве неосновательного обогащения. Безразлично ли истцу, на каком основании он получит взыскиваемые денежные средства? В параграфе первом второй главы было показано, что такая переквалификация судом договорного иска в иск о взыскании неосновательного обогащения может не соответствовать характеру субъективной заинтересованности истца. Необходимо учитывать, что неосновательное обогащение обеспечивает лишь минимальный уровень восстановления его имущественного положения, по сравнению с условиями договора.

<< | >>
Источник: Кашкарова Ирина Николаевна. Индивидуализация иска в гражданском судопроизводстве. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2015. 2015

Еще по теме Необходимость применить норму права, отличную от той, на которую сослался истец, может возникнуть у суда в двух ситуациях:

  1. Из изложенного следует, что в российском законодательстве для надлежащего обеспечения права на судебную защиту, необходимо закрепить норму следующего содержания
  2. Лишь теория фактической индивидуализации иска позволяет учесть, что истец может заблуждаться
  3. Назовите разновидности юридических норм, которые выделены на основе двух основных функций права:
  4. До реформы суд мог использовать только тот способ защиты, о котором заявлял истец,
  5. Частью второй данной статьи предусмотрено исключение из общего правила - письменное доказательство может быть возвращено и до вступления решения в законную силу. Решение данного вопроса отнесено на усмотрение суда, который найдет это возможным.
  6. Человеческое существо с самого своего рождения погружено в социальную среду, которая воздействует на него в той же мере, как и среда физическая.
  7. Человеческое существо с самого своего рождения погружено в социальную среду, которая воздействует на него в той же мере, как и среда физическая.
  8. Реальный объем прав каждого акционера зависит от величины принадлежащего ему пакета акций, той доли, которую они в совокупности составляют в уставном капитале общества.
  9. Кроме двух вышеперечисленныхклассификаций апелляционного производства имеются и иные, которым придается второстепенное значение.
  10. Определения арбитражного суда первой инстанции могут быть обжалованы в двух случаях: