<<
>>

§ 3. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ В УСЛОВИЯХ ПОДГОТОВКИ И ПРОВЕДЕНИЯ ВТОРОЙ КОДИФИКАЦИИ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Вторая общая дискуссия о системе советского права. Проведенная в 1938—1941 гг. и частично в послевоенные годы первая дискуссия о системе советского права имела то положительное значение, что сама эта проблема была ею впервые поставлена и что благодаря ей выявились важнейшие методологические предпосылки, на которые исследование правовой системы должно опираться.

Но научное развитие не могло оста-

69

ловиться на том, чего уже удалось достичь в предшествующее время. За истекшие после проведения первой дискуссии годы советская юридическая наука обогатилась существенными достижениями, многие из которых проливали новый свет на понятие системы права, сущность ее структурных подразделений, признаки, которыми эти подразделения отличаются друг от друга. Вместе с тем задача обновления советских законов путем проведения новой их кодификации по основным отраслям права, выдвинутая еще в 1936 г. в связи с принятием Конституции, была в середине 50-х годов поставлена на непосредственную практическую почву и ожидала ближайшего своего разрешения. Вполне естественно, что в этих условиях вопрос о системе советского права, который и раньше нельзя было считать окончательно решенным, вновь привлекает к себе всеобщее внимание.

Дискуссия открылась на страницах журнала «Советское государство и право» статьями Л. И. Дембо и В. С. Тадевосяна."5 В ней приняли участие Д. М. Генкин, Ц. А. Ямпольская, Г. И. Петров, С. И. Вильнянский, Л. С. Галесник, В. П. Ефи-мочкин, В. Ф. Мешера, М. Д. Шаргородский, О. С. Иоффе, С. С. Алексеев, И. В. Павлов, а также ряд авторов, взгляды которых нашли отражение в обзорной статье, опубликованной тем же журналом.116 Помимо журнала «Советское государство и право», относящиеся к теме дискуссии статьи публиковались и в других изданиях.117 Итогам дискуссии, а одновременно и ее продолжению была посвящена организованная Институтом права Академии наук СССР научная сессия с уч?стием ученых многих городов Советского Союза и ряда социалистических стран.118

Подвергнутый обсуждению исходный вопрос состоял в том, чтобы установить, представляет ли собой членение системы права по отраслям ее объективную структуру, познаваемую наукой, но не формируемую ею, или это членение есть результат целесообразной систематизации юридических норм. Некоторые из участников дискуссии склонялись к последнему решению, выделяя различные отрасли права соответственно политическим задачам, которым они призваны служить, или даже сообразно с характером санкций, которые применяются на их основе. Большинство, однако, придерживалось противоположного взгляда и если допускало систематизацию юридических

us «Советское государство и право», 1956, № 8, с. 88—108. ч6 «Советское государство и право», 1956, № 9, с. 80—102; 19S7, № 1,

с. 91—109; № 2, с. 108—115; № 3, с. 86—99; № 6, с. 101-110; J* 7, с. 99—

107; 1958, № 1, с. 101—108; № 11, с. 3—18.

117 См., например: Толстой Ю. К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства.—«Правоведение», 1957, Л 1, с. 42—55.

118 См. сообщение об этой сессии в журнале: «Советское государство я. право», 1958, № 11, с. 117—128.

70

tiOpM с учетом практических целей конкретного ее проведения, го при образовании не основных, а только комплексных отраслей права.119

Но и среди сторонников воззрений на систему права как объективно сложившиеся его единство и расчлененность не было полного единодушия в выборе критериев, опираясь на которые, реальный состав советской правовой системы может

•быть обнаружен. В отличие от первой дискуссии, теперь уже никто не предлагал делить систему права на отрасли единственно и исключительно по признаку метода регулирования.120 Водораздел проходил лишь между теми, кто ориентировался только на предмет регулирования, не исключая сочетания в единой отрасли права различных юридических методов, и теми, кто выступал за единство предмета и метода при определяющей роли первого и абсолютном монизме второго. Указывалось также на необходимость более углубленного, чем наблюдалось до сих пор, исследования особенностей предмета и метода каждой в отдельности отрасли советского права.

Наиболее острые споры в ходе дискуссии вызвала проблема

•состава советской правовой системы, определения перечня отраслей, образующих ее внутренние структурные подразделения.

из Идея существования комплексных отраслей права принадлежит В. К. Райхеру и была им выдвинута в 1947 г. в связи с разработкой про-,-блем страхового права. Если основные отрасли выделяются по предмету с учетом также метода регулирования, то комплексные отрасли, как полагал В. К. Райхер, формируются в совершенно иной плоскости с учетом наличия достаточного числа норм, применяемых лишь в определенной сфере, и большого их политического, хозяйственного или иного значения. Система права состоит как из основных, так и из комплексных отраслей (см.:

Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М., 1947, •с. 189—190). Эта идея впоследствии получила поддержку со стороны ряда авторов, которые, в отличие от В. К. Райхера, к системе права относят лишь основные отрасли, а комплексные рассматривают как результат систематизации, находящейся за пределами системы права (см.: Толстой Ю. К. 'О теоретических основах кодификации гражданского- законодательства, с. 45). Рациональнее, однако, точка зрения тех, кто признает комплексные отрасли составными частями не системы права, а системы законодательства (см.: Красавчиков О. А. Советская наука гражданского права, с. 263;

Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Вып. I, Сверд-ловсх, 1963, с. 231. Впоследствии, однако, С. С. Алексеев изменил свое отношение к комплексным отраслям, включив их в систему права в качестве ее вторичной структуры.—См.: Алексеев С. С. Об отраслях права— «Советское государство и право», 1973, № 3, с. 14).

120 Но за пределами дискуссии и в более позднее время такие предложения вносились. Например Миколенко Я. Ф., как и в прежние годы, единственным критерием системы .права объявляет содержание самих юридических норм (см.: Миколенко Я. Ф. О системе имущественных отношений и их правовом регулировании.—«Советское государство и право», 1960, № 3, с. 86), а Корнеев С. М. придает решающее значение в построении системы права субъективному фактору и считает возможным делить ее на отрасли исходя из содержания правовых норм, регулирующих однородные общественные отношения (см.: Корнеев С. М. Вопросы построения системы советского права. — «Правоведение», 1963, № 1, с. 14—25).

Гражданское право затрагивалось этими спорами в двух направлениях.

Первое касалось соотношения с гражданским правом трудового, колхозного, земельного и семейного права. В преддискус-сионный период самостоятельность перечисленных отраслей' права, по крайней мере в печатных публикациях, никем не подвергалась сомнению. Такой же была точка зрения и подавляющего большинства участников дискуссии. Но те из них, которые проводили различие между основными и комплексными отраслями, придерживались иной позиции. Сущность этой позиций состояла в том, что при наличии в системе советского права таких основных отраслей, как гражданское и административное право, не могут существовать в качестве столь же самостоятельных другие перечисленные отрасли права, а включаемые в них юридические нормы по своей объективной природе относятся либо к гражданскому, либо к административному праву. Трудовое, колхозное, земельное и семейное право строятся на началах, свойственных не системе права как объективному образованию, а систематике юридических норм, проводимой сообразно конкретно избранной практической цели. Они являются-поэтому не основными, а комплексными отраслями права.

В последующие годы эта концепция не получила в литературе сколько-нибудь существенной поддержки и воспроизводилась иногда лишь авторами, выступавшими в качестве ее сторонников уже в первоначальном варианте.

Второе направление было связано с вопросом о соотношении гражданского и хозяйственного права. В преддискуссион-ный период понятие хозяйственного права полностью вышло из. употребления. Существование в системе советского права отрасли гражданского права, регулирующей социалистические имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, не ставилось под сомнение и большинством участников дискуссии, внимание которых сосредоточивалось только на разграничении имущественных отношений гражданскоправо-вой и иной отраслевой принадлежности. В некоторых выступлениях был поставлен вопрос о необходимости различать две соприкасающиеся с имущественными отношениями отрасли советского права — гражданское и хозяйственное.121 Прозвучавшие во время дискуссии более или .менее одиноко и встретившие решительные возражения на посвященной ее итогам научной сессии Института права Академии наук СССР, эти выступления положили начало и ныне не завершенному большому спору, который получил значительный размах и приобрел осо-

121 Т а д е в о с я н В. С. Некоторые вопросы системы советского права.—«Советское государство и право», 1956, № 8, с. 99—108; Павлов И. В. О системе советского социалистического права. — «Советское государство н право», 1957, № 11, с. 11—13.

72

бую остроту в связи с проведением второй кодификации советского гражданского законодательства.

<< | >>
Источник: О. С. ИОФФЕ. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть I). –Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та. –1975. –160 с.. 1975

Еще по теме § 3. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ В УСЛОВИЯХ ПОДГОТОВКИ И ПРОВЕДЕНИЯ ВТОРОЙ КОДИФИКАЦИИ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА:

  1. § 2. ОТ ПЕРВОЙ ДО ПОДГОТОВКИ ВТОРОЙ КОДИФИКАЦИИ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  2. Продолжение дискуссии после проведения второй кодификации советского гражданского законодательства.
  3. Разработка понятия советского гражданского права после проведения первой кодификации советского гражданского законодательства (1922—1928).
  4. § 1. ПЕРВАЯ КОДИФИКАЦИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  5. Вторая кодификация советского гражданского законодательства. Проблема гражданского и хозяйственного права (1956— 1964).
  6. О А КРАСАВЧИКОВ. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ • ПРАВЕ. 1958, 1958
  7. § 2. обяЗАтеЛьстВА, ВоЗНикАющие ВсЛеДстВие НеосНоВАтеЛьНого обогАщеНия (пРиобРетеНия иЛи сбеРежеНия иМущестВА), В отечестВеННоМ гРАжДАНскоМ пРАВе соВетского ВРеМеНи обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения, по гражданскому кодексу РсФсР 1922 г.
  8. Под принципами гражданского законодательства принято по­нимать его основные начала (ст. 2 Гражданского кодекса Респуб­лики Беларусь (далее — ГК)), руководящие фундаментальные по­ложения, определяющие и регламентирующие гражданские отношения.
  9. §2. Принцип добросовестности в гражданском праве: значение и роль в гражданских правоотношениях
  10. Зеленская Л.А., Томбулова Е.Г., Якимова Т.Ю.. Методические указания по проведению практических занятий обучающихся по направлению подготовки 40.03.01 «Юриспруденция» «Гражданский процесс» / сост. Зеленская Л.А., Томбулова Е.Г., Якимова Т.Ю. - Электронный ресурс,2016. - 65 с., 2016
  11. Гражданский кодекс Российской Федерации как основополагающий акт гражданского законодательства