<<
>>

§ 1. ПЕРВАЯ КОДИФИКАЦИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

Постановка вопроса до проведения первой кодификации советского гражданского законодательства (1917,—1921). Победа Великой Октябрьской социалистической революции в нашей стране знаменовала слом старой государственной машиня, ниспроваржение старого, эксплуататорского права.

А поскольку последнее было всем еще памятно как социальная сила, враждебная трудящимся, отрицательное отношение к нему выражалось иногда в форме отрицательного отношения ко всякому праву вообще.

Подобные взгляды находили отражение и на страницах советской юридической литературы, особенно в работах А. Г. Гойх-барга, который отстаивал их не только в -первые послереволюционные годы, но и в более поздних публикациях, появившихся ко времени, когда новое советское право уже сложилось в определенную систему и получило кодификационное закрепление. Он писал в 1924 г.: «Всякий сознательный пролетарий Знает.., что религия—опиум для народа. Но редко кто... осознает, что право есть еще более отравляющий и дурманящий опиум для того же народа».38

О степени распространенности и силе влияния суждений такого рода в первые годы после победы революции достаточно красноречиво свидетельствует, например, тот факт, что выдающийся советский юрист П. И. Стучка счел необходимым предпослать своей опубликованной в 1921 г. книге «Революционная роль права и государства» следующее весьма знаменательное заявление: «Я пишу предисловие к своей книге по той простой причине, что считаю необходимым сказать несколько слов в ее защиту, ибо боюсь, что без этого никто не станет читать в ны-

38 Гойхбарг А. Г. Основы частного имущественного права. М.., 1924,

с. 8.

39

нешнее высокореволюционное время о таких „контрреволюционных" предметах, как право».39

Но если «контрреволюционным предметом» объявлялось иногда право в целом, то тем больше поводов для такого признания могло дать гражданское право, регулировавшее ц прошлом частнособственнические имущественные отношения как основу закабаления и эксплуатации трудящихся. К тому же почти полное свертывание отношений товарного оборота в условиях военного коммунизма настолько ограничивало практическую надобность в гражданскотгравовом регулировании, что авторы, отрицавшие совместимость пролетарского государства с правом вообще, ссылались как на реальное подтверждение своей позиции именно на гражданское право. В работе «Пролетарская революция и право» (1920 г.) А. Г. Гойхбарг утверждал, что советское государство не нуждается в гражданском праве, рассчитанном лишь на индивидуалистическое и анархическое частнособственническое хозяйство; на смену ему теперь приходит «социальное право» как право планомерно-целесообразной организации хозяйственной деятельности. При этом «социальное право» он фактически вообще не считал правом, о чем свидетельствуют его собственные разъяснения, относящиеся к более позднему времени. Объявив право опиумом для народа, А. Г. Гойхбарг заявлял далее: «Я должен, однако, с самого начала устранить одно возможное недоразумение. Говоря о необходимости вести антиправовую пропаганду, я, само собою разумеется, и в мыслях не имею поощрять к несоблюдению правил, установленных Советской властью, к неподчинению тому, что мы называем советским правом. Конечно, было бы очень хорошо, если бы мы могли обойтись без этого слова, если бы могли заменить его другим».40

Концепция А. Г. Гойхбарга вызвала резкую отповедь со стороны П. И. Стучки, который в уже упоминавшемся предисловии, «защищая» свою книгу о праве как о предмете не «контрреволюционном», а в высшей степени революционном, выдвинул и обосновал два. принципиальных положения: во-первых, юристы-марксисты должны взяться за разработку правовых проблем с противопоставлением своих выводов буржуазной идео-' логии41 и, во-вторых, существует не только эксплуататорское, но и социалистическое право «как революционное право, пролетариата в борьбе против контрреволюционного права буржуазии».42 В ряде статей, предшествовавших появлению его книги и опубликованных в 1917—1919 гг.,43 П. И. Стучка, исходя ,из

39 Стучка П. И. Революционная роль права и государства. М., 1921, с. 3. .

' 40 Гойхбарг А. Г. Основы частного имущественного права, с. 8—9.

•я С т у ч к а П. И. Революционная роль права и государства, с. 3.,

42 Там же, с. 5.

<< | >>
Источник: О. С. ИОФФЕ. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть I). –Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та. –1975. –160 с.. 1975

Еще по теме § 1. ПЕРВАЯ КОДИФИКАЦИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА:

  1. Разработка понятия советского гражданского права после проведения первой кодификации советского гражданского законодательства (1922—1928).
  2. Вторая кодификация советского гражданского законодательства. Проблема гражданского и хозяйственного права (1956— 1964).
  3. § 3. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ В УСЛОВИЯХ ПОДГОТОВКИ И ПРОВЕДЕНИЯ ВТОРОЙ КОДИФИКАЦИИ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  4. § 2. ОТ ПЕРВОЙ ДО ПОДГОТОВКИ ВТОРОЙ КОДИФИКАЦИИ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  5. Продолжение дискуссии после проведения второй кодификации советского гражданского законодательства.
  6. Первая общая дискуссия о системе советского права и дискуссия о сущности советского гражданского права (1938—1955).
  7. Глава VII ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  8. УЧЕНИЕ О СУЩНОСТИ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  9. Глава X СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  10. Глава VIII ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  11. С. Н. Б Р А Т У С Ь. ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА, 1963
  12. УЧЕНИЕ О СУЩНОСТИ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  13. Глава VI СМЕЖНЫЕ С ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ ОТРАСЛИ СОВЕТСКОГО ПРАВА
  14. ГЛАВА III ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ § 1. Советское государство как субъект советского права
  15. Система оснований возникновения обязательств по советскому гражданскому праву
  16. § 1. Предпосылки и основания движения советских гражданских правоотношений