<<
>>

Под принципами гражданского законодательства принято по­нимать его основные начала (ст. 2 Гражданского кодекса Респуб­лики Беларусь (далее — ГК)), руководящие фундаментальные по­ложения, определяющие и регламентирующие гражданские отношения.

Говоря иначе, законодательный (правовой) принцип — это идея, закрепленная в соответствующем нормативном правовом акте и реализуемая в деятельности субъектов права, людей. Имен­но нормативное правовое закрепление идеи делает ее обязатель­ной для исполнения указанным в законе кругом субъектов или всеми членами общества.

Нормативное правовое выражение явля­ется основным отличительным признаком принципов законода­тельства. нрава от аналогичных категорий, например, моральных, профессиональных, корпоративных и тому подобных принципов. Хотя, как говорилось ранее в специальном разделе этой книги, принципы права и принципы законодательства - две очень близ­кие. но полностью не совпадающие по своему содержанию кате­гории.

Природа гражданско-правовых, как и иных правовых принци­пов, наглядно проявляется при схематичном рассмотрении меха­низма их возникновения, базирующегося на двух основных зако­номерностях функционирования человеческого общества. Первая из них заключается в том, что принцип как соответствующая идея всегда присущ человеку и его деятельности. Любая организован­ная деятельность предполагает наличие определенного смысла, воп­рос о котором рано или поздно возникнет в сознании ее субъек­тов. Будучи включенным в конкретную деятельность, человек имеет возможность осознать ее смысл (осмыслить). Осознать — значит не только интеллектуально, логически усвоить ту или иную ин­формацию. но и прочувствовать ее на опыте. Думается, что именно так формируются в индивидуальном и общественном сознании различные принципы жизнедеятельности, часть из которых отно­сится к сфере гражданско-правового регулирования. Эти идеи — основополагающие представления людей о тех или иных видах своей деятельности, о своей линии поведения в них. В этих идеях выражается понимание людьми смысла той или иной деятельнос­ти, то, что является ее содержанием. Ментальное изменение прин­ципов влечет изменение и конкретного смысла деятельности, и ее содержания, внешнего проявления. Таким образом, принцип есть 120

результат осознания человеком глубинного смысла той или иной деятельности, который выражается в виде конкретной идеи, слу­жащей ориентиром для действий в аналогичных ситуациях. По этой причине природа принципа как результата деятельности объективна. Вторая закономерность функционирования социума отражает специфику права как регулятора общественных отноше­ний. Потребность в гармоничном нормативном правовом регули­ровании общественных отношений обусловливает необходимость правового закрепления основных принципов жизнедеятельности людей. В свою очередь, нормативное закрепление тех или иных идей со всей неизбежностью влечет их интерпретацию через сис­тему специальных правовых процедур, категорий и механизмов, что, как правило, изменяет исходные объективные деятельностные принципы. И в этом плане нужно говорить о существовании субъек­тивного начала в природе правовых принципов.

Так, при анализе содержания зафиксированных в ст. 2 ГК прин­ципов гражданского законодательства нетрудно заметить доми­нирующее положение основных начал, декларирующих приоритет интересов государства над интересами личности. Например, прин­цип приоритета общественных интересов, принцип социальной направленности регулирования экономической деятельности, прин­цип неприкосновенности собственности.

Думается, что такое поло­жение обусловлено в большей степени реализованной в данной норме ГК политической волей, чем объективными потребностями практики гражданского оборота, особенно в условиях становления рыночной экономики.

Значение правовых принципов проявляется в процессе их не­посредственного использования в организации и непосредствен­ном регулировании общественных отношений. Реализация прин­ципов гражданского права в широком смысле представляет собой комплексный многоуровневый процесс их использования в дея­тельности различных субъектов, обеспечивающий решение соци­альных, экономических, правовых и других задач. Можно выде­лить следующие основные направления реализации принципов гражданского законодательства. С их помощью в настоящее время осуществляется:

содержательное структурирование гражданско-правовых норм. В основе лежит механизм оценки в ходе нормотворческого и пра­воприменительного процессов норм законодательства с позиций соответствия его основным началам (принципам). Каждая норма в отдельности и их системы (подотрасли, институты) не должны противоречить соответствующим отраслевым принципам;

непосредственное регулирование гражданских отношений при наличии пробелов в гражданском законодательстве (аналогия права); формирование правосознания в соответствии с содержанием

принципов и состоянием механизма и процесса их реализации; комплексное информирование субъектов права об отрасли и

ее особенностях;

идеологическое воздействие на сознание людей и т. д.

Данные направления реализации могут быть представлены в качестве функций принципов гражданского права (организаци­онная, регулятивная, информационная, идеологическая и т. д.). Ос­тановимся на некоторых наиболее важных моментах указанных направлений реализации, имеющих определяющее значение для предмета настоящей статьи.

Аксиоматичным с позиций правовой доктрины является по­ложение, что конкретные гражданско-правовые нормы, правовые субинституты, институты, отдельные нормативные акты по форме и содержанию должны быть созвучны (соответствовать, не проти­воречить) основным началам (принципам) отрасли. На наш взгляд, именно данная функция принципов гражданского права наиболее полис реализуется в настоящее время по сравнению с иными. Это не свидетельствует об отсутствии серьезных теоретических и при­кладных проблем, связанных как с правовым перечнем и содержа­нием основных начал гражданского права, так и со степенью соот­ветствия им конкретных правовых норм и их групп. Содержа­тельный анализ норм ГК, иных нормативных актов, данные научной литературы, мнения ученых и юристов-практиков позволяют прий­ти к выводу о наличии серьезных проблем, связанных с соответ­ствием норм гражданского законодательства его основным нача­лам [1]. Например, существование нормативных актов, устанавли­вающих приоритет для субъектов хозяйствования с государственной формой собственности (что противоречит принципу равенства уча­стников гражданских отношений), ограничивающих свободу до­говорных отношений и т. д.

Выполняемая принципами гражданского права функция струк­турирования («архитектурная», организационная функция) пра­вовых норм имеет весьма важное значение дтя создания внутрен­не и внешне непротиворечивой правовой системы. В то же время данная функция важна в первую очередь для самой правовой системы, ее формально-логической конструкции, так как принци­пы, как и иные правовые нормы, суть абстрактные конструкции.

мыслеформы, зафиксированные и поддержанные силой государ­ственного принуждения. Образно говоря, системообразующая функ­ция принципов гражданского права, как и иных отраслей, в пер­вую очередь реализует внутреннюю потребность правовой системы как таковой и во вторую — потребность конечного потребителя (индивида, группы, общества).

С высокой степенью вероятности можно утверждать, что ре­альное значение, социальная ценность принципов, а также право­вых норм заключается в степени эффективности регулирования ими человеческой деятельности, конкретных общественных отно­шений. Таким образом, допуская определенную условность, следу­ет заключить, что «архитектурная» функция принципов гражданс­кого права, как и принципов права вообще, вторична (менее социально значима) по отношению к их регулятивной функции, т. е. непосредственному регулированию общественных отношений. Хотя еще раз подчеркнем, что выделение организационной, регу­лятивной и иных функций принципов гражданского права ус­ловно, как и любая иная научная классификация. Структуриро­ванные принципами правовые нормы той или иной отрасли будут более эффективно выполнять свою регулятивную функцию и, наоборот, широкое использование, реализация принципов в непо­средственном регулировании гражданско-правовых отношений не­избежно приведет к гармонизации структуры остальных норм от­расли в соответствии с правовой формой и внутренним содержанием приниипов.

Правовую основу непосредственного регулирования принци­пами гражданского законодательства соответствующих обществен­ных отношений, поведения людей составляет главным образом ряд норм главы 1 ГК. В первую очередь это ст. 2 ГК, закрепляющая перечень основных начал (системы принципов) гражданского за­конодательства. В соответствии с ч. 2 ст. 5 ГК в случае пробелов в гражданском законодательстве и невозможности применения ана­логии закона для регулирования конкретных общественных от­ношений права и обязанности сторон определяются исходя из основных начал и смысла гражданского законодательства (анало­гия права). В этой же статье (ч. 3 ст. 5 ГК) содержится важное нормативное предписание, устанавливающее правовые гарантии со­блюдения прав и законных интересов участников гражданских правоотношений. Так, запрещается применение по аналогии норм, ограничивающих гражданские права и устанавливающих ответ­ственность. И наконец, следует сказать о ч. 1 ст. 6 ГК, которая закрепляет приоритет общепризнанных принципов международ­ного права и обязанность государства обеспечить соответствие им внутреннего гражданского законодательства. Данные нормы Граж­данского кодекса в совокупности с некоторыми иными составля­ют правовую основу непосредственной реализации принципов гражданского законодательства, открывают возможности для гар­моничною регулирования гражданских отношений, справедливо­го разрешения споров между сторонами. Это правовая основа в узком смысле данного термина, включающая нормы только граж­данского законодательства. Правовую основу в широком смысле слова наряду с нормами гражданского законодательства составля­ют нормы Конституции, иных отраслей, создающих условия дли реализации принципов гражданского права непосредственно в нормотворческой, правоохранительной и правоприменительной деятельности.

Данные научной литературы, материалы судебной практики и мнения экспертов позволяют прийти к выводу, что, несмотря на наличие в целом определенных правовых условий, существует си­стемная проблема реализации, т. е. непосредственного применения принципов гражданского права в правоприменительной и право­охранительной деятельности. Говоря иначе, принципы гражданс­кого права пока еше не стали действенным правовым средством комплексного регулирования гражданско-правовых отношений, их регулятивная функция осуществляется далеко не в полной мере. Так, Н, Л. Бондаренко рассматривает проблему реализации прин­ципов гражданского права на трех уровнях: применительно к нор­мотворческой деятельности, деятельности Конституционного Суда и процессу осуществления правосудия по гражданским и хозяй­ственным делам 12]. Анализ результатов данного исследования сви­детельствует, что на каждом из указанных уровней роль принци­пов гражданского права в непосредственном регулировании общественных отношений находится, образно говоря, в зачаточном состоянии. Речь идет лишь о единичных случаях непосредствен­ного применения принципов гражданского права в деятельности компетентных государственных органов в процессе нормотвор­ческой и правоприменительной деятельности.

Существующая проблема «неиспользования» принципов граж­данского права в непосредственном регулировании общественных отношений выходит далеко за рамки одной отдельно взятой от­раслевой комплексной задачи. Дело в том, что современное состоя­ние гражданского законодательства Беларуси характеризуется на­личием десятков тысяч действующих разноуровневых норматив­ных актов, зачастую противоречащих друг другу. На данное обсто­ятельство как на причину, способствующую развитию многих не­гативных явлений в обществе и государстве, неоднократно обращалось внимание в научных публикациях [3).

Проблема более чем серьезна. Мы имеем тысячи нормативных правовых актов, регулирующих гражданские отношения, и их ко­личество продолжает увеличиваться. Такая совокупность обще­обязательных норм трудна в применении, внутренне и внешне противоречива и все менее управляема. Одним из следствий тако­го состояния правовой системы является нарастающая бюрокра­тизация общественных отношений, преодолеть которую целевыми административными методами невозможно Бюрократизация пре­пятствует реализации законных прав и интересов физических и юридических лиц, подавляет деловую активность в стране, тормо­зит экономическое развитие, способствует росту коррупции и т. д.

Все очевиднее стоит вопрос о необходимости перехода на иную модель построения законодательства, обеспечивающую эффектив­ными правовыми инструментами решение задач либерализации экономических и социальных отношений. Упрощение законода­тельства для субъектов хозяйствования и физических лиц, снятие необоснованных ограничений и процедур, отмена устаревших нор­мативных актов и т. п. — это задачи, ставшие ключевыми для об­щества и государства в последние годы. Очередная попытка ре­формирования правовой системы предпринимается в настоящее время в связи с провозглашенным курсом на либерализацию эко­номических отношений в стране

Таким образом, можно констатировать наличие серьезного си­стемного противоречия в гражданско-правовом правотворчестве и правоприменении, характеризующемся тенденцией увеличения количества действующих нормативных правовых актов одновре­менно со все большей актуальностью сокращения их количества. Отметим, справедливости ради, что аналогичная проблема харак­терна для подавляющего большинства отраслей белорусского пра­ва. Ученые и практики едины во мнении, что гражданское законо­дательство. как и законодательство в целом, должно быть упрощено по количеству (сокращение до разумного минимума числа норма­тивных актов) и по качеству (снятие многочисленных запретов и ограничений), что придаст ему свойство доступности в примене­нии для конечного потребителя. Однако современные научные правовые исследования развиваются в основном в русле коррек­тировки существующих нормативных предписаний, что стратеги­чески нерезультативно, так как в конечном счете ведет лишь к увеличению числа действующих норм. Принципиально, что новая модель нормотворчества и правоприменения должна обеспечить стратегическую стабильность гражданского законодательства, га­рантировать ему иммунитет от сиюминутных конъюнктурных из­менений, корректировки норм гражданского кодекса актами ми­нистерств и иных органов государственного управления. Основу такого законодательства должна составлять иерархия правовых принципов. Заслуживает поддержки позиция В. Г. Тихини. кото­рый полагает, что белорусское законодательство, особенно в сфере предпринимательского, налогового и финансового права, нуждает­ся в гармонизации и стандартизации на основе принципов меж­дународного права |4). Однако, чтобы правовая система и право­вой механизм, построенные на основе принципов права, заработали, должны быть в корне изменены их (принципов) юридическое значение и возможности в непосредственном регулировании об­щественных отношений. Это произойдет, если принципы граждан­ского права будут реализовываться не только (и не столько) по алгоритму аналогии права, но и будут иметь приоритетное значе­ние в принятии судебных и других юридических решений по существу, иметь реальный, а не декларируемый приоритет перед иными нормами. Другими словами, суд иной субъект правоприме­нения при рассмотрении конкретных гражданско-правовых дел. будет обязан оценивать обстоятельств дела и выносить соответ­ствующее решение, основываясь не только на конкретных нормах законодательства, но в первую очередь на его основных началах (принципах). Таким образом, необходимость коренного изменения реальной роли гражданско-правовых принципов по отношению к иным нормам отрасли, а также в правоприменительной практике обусловлены их правовой природой, внутренней логикой права как социального явления и назревшей потребностью коренного реформирования правовой и законодательной систем страны.

Новая модель гражданско-правового нормотворчества и пра­воприменения должна основываться на нормативной регламента­ции ключевых, базовых отношений и их групп (гражданско-пра­вовые институты и субинстнтуты) и возможности непосредствен­ного применения субъектом приниипов гражданского права в качестве регулятивных норм. Принципам здесь отводится гораздо более важная роль, нежели сейчас. Качественно повышаются орга­низующая, регулятивная и иные функции основных начал. Прин­ципы как им и полагается, реально, а не формально, становятся системообразующим элементом правовой системы. Их непосред­ственная реализация становится необходимым условием право­применения, в том числе в силу отсутствия детальной правовой регламентации общественных отношений.

Таким образом, альтернативой существующей правовой моде­ли, основанной на детальной нормативной регламентации все боль­шего и большего количества различных гражданско-правовых и иных отношений со стороны государства, может стать правовая модель, основанная на предельно широком использовании прин­ципов и их систем как непосредственных регулятивных норм по схеме «конституционные — отраслевые - подотраслевые - инсти­туциональные». Детальная правовая регламентация в той или иной степени может иметь место при условии строгого соответствия иерархии принципов права.

Переход на новую модель построения нормативных правовых актов, основанную на нормах-принципах, укрупненных базовых нормах, правовой регламентации только основных групп граждан­ско-правовых отношений, не может быть осуществлен одномо­ментно и нуждается в комплексе подготовительных мер, призван­ных решить две группы проблем. Во-первых, необходимо корен­ным образом переработать существующую систему гражданского законодательства, создать и принять целый комплекс новых пра­вовых норм и их совокупностей, изменить и дополнить значи­тельное количество нормативных правовых актов различных от­раслей. Данную проблему можно обозначить как нормотворчес­кую. Во-вторых, следует подготовить субъектов правоприменения и иных форм реализации, т. е. людей для работы с принципиально новой моделью гражданско-правовой отрасли, рассчитанной на высокую степень правосознания человека, предоставляющей ему большую самостоятельность в правовой оценке ситуации и при­нятия необходимых решений. Это проблема правосознания. При уходе от детальной правовой регламентации гражданских отно­шений со временем будет повышаться творческая составляющая мышления должностных лиц и граждан, здравый смысл, методоло­гическое понимание основных начал гражданского права, консти­туционных принципов и норм.

При всей масштабности и сложности нормотворческой про­блемы ее решение возможно в более или менее конкретно опреде­ленные сроки. При наличии соответствующей политической воли, сил и средств данный процесс представляется в большей степени технологической задачей. Иную природу имеет проблема форми­рования правосознания нового типа, творческого правосознания. Именно с ней большинство опрошенных экспертов связывают главные трудности отказа от детальной нормативной регламента­ции гражданских отношений. Речь идет о неготовности конкрет­ных государственных институтов, органов, служащих, а также иных субъектов к реализации укрупненных нормативных предписаний и принципов гражданского права. Субъекты правоприменения и гражданского оборота в целом в подавляющем большинстве не готовы, не умеют применять общие нормы, принципы права для регулирования конкретных общественных отношений в их мно­гообразии. Необходимо изменение, корректировка правосознания людей в сторону повышения правовой культуры и грамотности, выработки умений и навыков действий исходя из здравого смыс­ла и основных начал гражданского права. Пути решения данной проблемы видятся гораздо более сложными и неоднозначными, чем предыдущей.

Главная причина существования проблемы реализации право­вых принципов в целом и принципов гражданского законода­тельства в частности в реформировании гражданского законода­тельства — это несоответствие уровня индивидуального и обще­ственного сознания и объективных потребностей практики гражданского оборота, экономических отношений.

Методология такого подхода базируется на смысловой приро­де принципа как категории, отражающей соответствующие явле­ния. Синонимы слова «принцип» — «руководящее начало», «основ­ное начало», т. е. идея (руководящая, направляющая, основная и т. п ). Следовательно, принцип как явление имеет идеальную природу, т. е его основа находится в сознании человека, общества.

Правосознание — эго один из видов общественного либо ин­дивидуального сознания, который представляет собой совокуп­ность (систему) взглядов, представлений, идей и чувств, отражаю­щих отношение индивида (социальной группы, социума) к действующей и оптимальной (с позиций индивида, социальной группы) системе права. В связи с этим разработку реформы граж­данского и иных отраслей законодательства целесообразно начать с исследования проблемы реализации принципов законодатель­ства под углом зрения общественного сознания в целом и право­сознания в частности. В качестве научной гипотезы можно пред­положить, что закрепленные в ст. 2 ГК принципы (часть из них) до сих пор не стали неотъемлемой частью правосознания боль­шинства населения Беларуси, включая должностных лиц, которые обязаны их непосредственно реализовывать. В такой ситуации в сознании человека просто отсутствует закрепленная в празе си­стема ценностей, идей, критериев и т. п. Именно поэтому ныне действующие принципы гражданского законодательства не могут эффективно реализовываться для регулирования общественных отношений.

Диалектика права и сознания предполагает возможность ак­тивного воздействия нормативных предписаний на личность ин­дивида, формирования системы его идей, взглядов, представлений. Нормы принятого в 1998 году нового Гражданского кодекса, как и многих иных законодательных актов того времени, во многих случаях опережали уровень общественного и индивидуального правосознания. Правосознание бывших советских граждан было основано на несколько иных идеях, чем те, которые нашли отра­жение в качестве основных начал гражданского законодательства. Основное противоречие заключается в устойчивом приоритете государственных и общественных интересов над частными в пра­восознании граждан. В этом случае нормы права (правовые идеи) опережали господствующие идеи в умах граждан. Гармония (ба­ланс) нормативных предписаний и общественного правосознания может быть достигнута в случае строгого и неукгонного выпол­нения норм права всеми субъектами общественных отношений. Если нормы права (в данном случае — основные начала граждан­ского законодательства) систематически не выполняются, в ин­дивидуальном и общественном сознании начинает формироваться крайне негативная тенденция, своеобразный правовой нигилизм». Каждый факт нарушения (особенно со стороны государства) норм права вызывает в сознании человека своего рода коррозию право­вых и моральных ценностей. Если такие факты принимают систе­матический характер, человек просто перестает верить в справед­ливость закона, правопорядка. В его сознании начинают превалировать иные, как правило, антисоциальные ценности и ос­нованные на них поведенческие стереотипы, что является одной из причин существования преступности и иных форм девиантно­го поведения. Данная тенденция была характерна для индивиду­ального и общественного правосознания последнего десятилетия существования СССР, что также сыграло роль в его распаде.

Таким образом, эффективная реализация принципов граждан­ского законодательства как средства его реформирования предпо­лагает соответствующий им уровень индивидуального и обще­ственного правосознания населения и особенно должностных лиц

органов власти и управления. Отставание уровня правосознания от нормативно закрепленных основных начал (идей) создает про­блему их практического использования в регулировании обще­ственных отношений. В свою очередь, систематическое невыпол­нение правовых предписаний является одной из причин правового нигилизма со всеми вытекающими отсюда последствиями. Основ­ные направления деятельности по подготовке и реформированию гражданского законодательства на основе непосредственной реа­лизации его основных начал субъектами права:

в соответствии со стратегическими целями развития человека и общества, уровнем общественного правосознания, положениями правовой доктрины определение оптимального перечня основных принципов гражданского законодательства на основании консти­туционных и иных принципов права;

разработка и внедрение правового механизма реализации прин­ципов гражданского права, обеспечивающего приоритет основных начал в регулировании общественных отношений, согласованность с Конституцией и иными отраслями права;

ревизия действующего гражданского законодательства, приве­дение в соответствие с его основными началами всей системы нормативных правовых актов, регулирующих гражданские отно­шения;

разработка и реализация комплексной стратегической госу­дарственной программы по повышению правовой культуры, уров­ня воспитанию и правовой грамотности населения.

Список использованных источников

1. Бондаренко, Н. Л. Проблема системной организации принципов гражданского права Республики Беларусь / Н. Л. Бондаренко // Пром.-торговое право. - 2006. — № 3. — С. 120—127.

2. Бондаренко, Н. Л. Принципы гражданского права Республики Бела­русь: проблема элементного состава / Н. Л. Бондаренко // Юрид. журнал. - 2006. - № 3. - С. 49-53.

3. Тихиня, В. Г. Основные тенденции и перспективы развития хо-зяй- ственного законодательства в Республике Беларусь: общий взгляд на проблему / В. Г. Тихиня // Проблемы совершенствования хо­зяйственного законодательства Республики Беларусь на современ­ном этапе: материалы междунар. науч.-практ. конф., Минск, 9 дек. 2004 г. - Минск : БГЭУ, 2004. - С. 31-35.

4. Шиенок, В. П. Диалектика правового регулирования предпринима­тельской деятельности и степени ее криминогенное™ / В. П. Ши­енок // Проблемы реализации норм права в условиях формирова­ния рыночных отношений: материалы республиканской науч,- практ. конф., Минск, 24 нояб. 2006 г. — Минск : БГЭУ, 2006.

5. Тихиня, В Г. Основные тенденции развития современного права Республики Беларусь / В. Г Тихиня // Проблемы реализации норм права в условиях формирования рыночных отношений: материа­лы республиканской науч.-практ. конф.. Минск, 24 нояб. 2006 г. - Минск: БГЭУ. 2006.

Впервые материал опубликован: Сацыял.-экан. прававыя дас- лед. - 2009. - № I. - С. 20-31.

<< | >>
Источник: Шиенок, В. П.. Очерки гуманистической методологии национальной юриспруденции ; моногр. / В. П, Шиенок. — Минск : Меж- дунар. ун-т «МИТСО», 2016. — 158 с. 2016

Еще по теме Под принципами гражданского законодательства принято по­нимать его основные начала (ст. 2 Гражданского кодекса Респуб­лики Беларусь (далее — ГК)), руководящие фундаментальные по­ложения, определяющие и регламентирующие гражданские отношения.:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации как основополагающий акт гражданского законодательства
  2. ГЛАВА II ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ И СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ. ОТНОШЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО И ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  3. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС НАПОЛЕОНА 1804 г.: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ, СТРУКТУРА, ПРИНЦИПЫ. ОСНОВНЫЕ ГРАЖДАНСКОПРАВОВЫЕ ИНСТИТУТЫ
  4. Гражданский процессуальный кодекс РФ подробно регламентирует процедуру допроса свидетелей в суде (ст. 177— 180)
  5. Основные начала гражданского права -
  6. РАЗВИТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ГЕРМАНИИ В XIX в. ГЕРМАНСКИЙ ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС 1896 г. (1900 г.). геРмАнское тоРГовое уложение 1897 г.
  7. Впервые в Гражданском кодексе отдельная глава посвящена осуществлению и защите гражданских прав - глава 2.
  8. §2. Принцип добросовестности в гражданском праве: значение и роль в гражданских правоотношениях
  9. Гражданский процессуальный кодекс РФ, его структура и краткая характеристика разделов.
  10. Вторая кодификация советского гражданского законодательства. Проблема гражданского и хозяйственного права (1956— 1964).