<<
>>

Идеалистическая истина есть синтез двух других истин, т. е. синтез, созданный нашим разумом” [77, 463].

Mы видим, что концепция истины Сорокина менее релятивистская, нежели концепция “адекватного отражения”. И это связано с ее онтологичностью, которая, однако, ограничивается уровнем культуры.

Концепция П.

Сорокина о дифференциации истины с учетом трех сверхсистем культуры не получила широкого распространения: она остановилась на полпути, хотя в целом, если ее углубить,­ она соответствует действительности *.

И еще об одном важном толковании истины. Истина может пониматься как неизменное и абсолютное свойство идеальных объектов. Родоначальником такого взгляда был Платон [61], а впоследствии его развил св. Августин [1]. В конце 18 в. немецкий классический идеализм, начиная с Фихте [89], применил в трактовке идеалистической истины диалектический метод. По Гегелю, истина проявляется в диалектическом процессе развития идеи через систему понятий, суждений, теорий [29]. К обсуждению проблемы абсолютности истины мы еще вернемся.

32. На наш взгляд, понятие истины должно быть привязано к основополагающему факту, носящему не поверхностный характер, а раскрывающему ту или иную содержательную сторону процесса или явления. К факту, связанному с работой фундаментального уровня рассматриваемого состояния материи.

Эту мысль можно выразить еще четче. Чтобы иметь не двусмысленный, а определенный характер, претендующие на истинность суждения должны быть привязаны к законам организации, развития и взаимодействия материального мира в целом и к законам существования того или иного состояния материи в частности. В ходе теоретических и практических исследований научный работник должен избегать и догм, и двусмысленных “истин”. Современный уровень развития мышления позволяет проводить аналитическую деятельность с привлечением более широкого спектра информации, что дает возможность судить о рассматриваемом предмете или явлении всесторонне, комплексно. Такой всеобъемлющий охват рассматриваемого явления или процесса позволяет установить его принадлежность к тому или иному состоянию материи и группе основных законов существования данного состояния материи. И как только человеческое общество установит и раскроет содержательную основу сущест­вования материального мира в целом и состояний материи в частности, оно определит для себя комплекс основополагающих законов и фактов. И именно эти законы и факты должны лечь в основу аналитической деятельности сознания. Чем больше подлинно безупречных аксиом будет задействовано в ходе мышления,­ работы сознания, тем качественнее и полноценнее окажется принятое решение. И соответственно, исчезнет проблема релятивнос­ти “истин”.

33. Человек Эмоциональный запутался в обилии “истин”. Каждое последующее исследование опровергает предыдущую “истину”, возводя на пьедестал новую, такую же временную. И это будет до тех пор, пока Человек Эмоциональный не установит четкой иерархичности рассматриваемых процессов и явлений. Ведь иерархичность просматривается не только в структурной организации материального мира в целом. Каждое состояние материи имеет собственную иерархию, которая объединяет все структурные уровни организации данного состояния материи. Разумное вещество также иерархично, причем в масштабах нашей планеты.

34. В системе разумного вещества существуют несколько основных уровней: сознания, подсознания, молекулярно-генетический, органный, организменный и т.

п. (§ 13). Интересующее нас явление или процесс можно рассматривать относительно каждого из этих уровней. И, на первый взгляд, каждое суждение будет выглядеть правильным, достоверным. Но эта правильность относительна и неравнозначна. Так, относительно молекулярно-генетического уровня еда интересует человека своими питательными качествами.

С позиции уровня подсознания процесс еды рассматривается как дискретно-континуальная работа нейронных объединений мозга. Здесь мы ведем речь об условно-рефлекторной деятельности, об установлении динамического стереотипа на уровне бессознательного начала психики. И соответственно, истины здесь свои, отличные от иных истин.

Относительно работы сознания процесс еды рассматривается в плоскости, в которой доминируют свои истины. Но именно здесь, так как это фундаментальный уровень системы разумного вещества, истины предыдущих трех уровней интегрируются, приобретают единое ассоциативное начало. На этом уровне предыдущие истины осознаются и осмысливаются. Это приводит к созданию иерархичности в истинах о еде. И тут важно определить приоритеты. Для процесса еды определяющим является работа бессознательного уровня психики, которая за счет условно-рефлекторной деятельности организует условную потребность в еде. И уже на основании этой потребности строится работа молекулярно-генетического уровня.

Когда на уровне сознания человек выстраивает иерархическую структуру процесса еды, для него становится очевидным следующее. Первое: при анализе процесса еды основоопределяющей становится информация о работе подсознания. Именно показатели этого уровня являются той информацией, на основе которой необходимо рассматривать процесс еды. Второе: истины, установленные в ходе анализа работы молекулярно-генетического уровня, тоже выступают как аксиомы, но их фундаментальность в сравнении с фундаментальностью истин, соотносительных с уровнем подсознания психики, второстепенна. Поэтому и строить анализ процесса еды на основе этих истин — неблагодарное дело. Эти истины лишены содержательной глубины. Они поверхностны и неустойчивы.

35. Подобный анализ можно применить к любому явлению или предмету. Следовательно, истина как категория внутренне диф­ференцирована на уровни, количество которых в каждом конк­ретном случае соответствует количеству иерархичных уровней организации того или иного состояния материи. Организация, развитие и взаимодействие вещества и энергии во Вселенной осуществляется не произвольно, а по законам организации, развития и взаимодействия материи. В своем множестве законы материально­го мира охваты­вают, а точнее, определяют организацию и движение всего во Вселенной. Отсюда любое событие, произошедшее в материальном мире, осуществляется в пределах фундаментальных законов.

36. Таким образом, можно определить критерии истины. Они соответствуют жестким границам законов материального мира, которые раскрывают содержательную сторону того или иного явления или процесса. Они вынуждают рассматриваемые явления или процессы идти таким, а не иным чередом. Иначе и не может быть, ведь воплощение фундаментальных законов имеет прогнозируемый и практически обязательный характер. Истина есть то, что закономерно и обязательно. Что следует из законов материального мира. Полная истина не может быть случайной, абстрактной или относительной. Она также едина в своем поле значений, поэтому назовем такую истину Единой истиной.

37. Сформулируем понятие Единой истины. Единая истина — это определяющая закономерность произошедшего или прогнозиру­емого события. Из такого понимания истины следует, что дейст­вие­ человека, явившееся следствием законов или соответствующее диа­лектике основоопределяющих законов материального мира, по своему содержанию есть истинным действием. Действие, не соответствующее фундаментальным законам материального мира, идущее в противоречие с ними, — действие ложное.

Определение Единой истины возможно только на фундаментальном уровне, который лежит в основании иерархии рассматриваемого состояния материи. Определение других истин возможно и на иных энергетических уровнях, но эти истины всегда нужно согласовывать с установленной Единой истиной, так как они менее содержательны и менее емки. Они применимы только при анализе процесса или явления с позиции данного уровня. Они не универсальны. Единая истина применима при рассмотрении состояния материи в целом.

38. С данной точки зрения мы можем по-новому взглянуть и на дифференциацию истины П. Сорокиным (§ 31). В контексте нашего понимания он рассматривал категорию истины на уровне подсознания. Но если углубить его исследование до фундаментального уровня, то получим следующую картину. Дифференциация истины согласно трем сверхсистемам культуры адекватна стадиям развития разумного вещества. Идеациональная сверхсистема культуры соответствует этапу формирования и развития подсознательного уровня. Чувственная сверхсистема культуры соответствует этой же стадии, но уже достигшей наивысшего совершенства, т. е. комплексной работы подсознания. Идеалистическая сверхсистема культуры является следствием формирования и развития сознания.

Для дальнейших наших рассуждений приведем таблицу П. Сорокина о количестве важнейших изобретений в соответствующие века (табл. 1).

Как только мы проводим аналогии с процессами, происходящими на фундаментальном уровне, то та доказательная база, которую П. Сорокин использует для подтверждения своей концепции, становится более понятной и обоснованной. Приведенную таблицу (табл. 1) П. Сорокин объясняет следующим образом.

“Если чувственная система не поощряет какого-либо интереса к сверхчувственным аспектам действительности, то она оказывает явное предпочтение изучению чувственного мира со всеми его физическими, химическими и биологическими качествами и связями. Весь когнитивный интерес сосредоточен на изучении этих чувственных явлений, их материальности, поддающихся наблюдениям взаимосвязей, а также на технологических изобретениях, слу­жащих нашим чувственным потребностям. Познание становится эквивалентом эмпирического знания, представленного естественными науками. Таким образом, в чувственном обществе естественные науки вытесняют религию, теологию и даже философию. Это обобщение подтверждается статистическими данными по научным­ открытиям и технологическим изобретениям *.

В течение идеациональных веков греческой культуры (8—6 вв. до н. э.) число открытий и изобретений незначительно. Начиная со второй половины 6 в. до нашей эры, число открытий резко возрастает и остается на высоком для античного мира уровне до 4 в. нашей эры — период чувственной культуры и истины. Начиная с 5 в. нашей эры достигнутый уровень снова падает, оставаясь почти неизменным вплоть до 13 в. — периода господства идеациональной культуры и истины. Начиная с 13 в. он вновь неуклонно возрастает, достигая в 19—20 вв. беспрецедентного уровня. Лишь только один 19 в. принес открытий и изобретений больше, чем все предшествующие столетия, вместе взятые” [77, 466—467].

Таким образом, П. Сорокин, опираясь на исследования, видит в приведенных в таблице цифрах цикличность, периодические по­вторения периодов чувственной культуры и истины, или идеациональной и идеальной культуры и истины. Но действительно ли это так? Существует ли отмечаемая П. Сорокиным цикличность в развитии культуры и, тем более, истины?

Если посмотрим на табл. 1 с учетом развития нейронных объ­единений головного мозга, то придем к совершенно иному результату. А именно — до 4—5 вв. н. э. осуществляется развитие нейронного уровня, обеспечивающего становление работы подсознания **. По мере развития нейронных объединений этого уровня, совершенствования условно-рефлекторной деятельности, растет количество научных открытий (цифры, приведенные справа). Как только уровень подсознания достиг наивысшего совершенства, количество научных открытий уменьшается и стабилизируется на определенном уровне (период с 3 по 7 в. н. э.). То, что можно было открыть на уровне бессознательного восприятия действительности, на основе чувственного восприятия взаимодействия человека с внешней материальной средой, было открыто. Именно этим и объясняется “застой” в цифрах.

Как только развитие нейронных объединений мозга перешло на качественно новый уровень, цифры снова поползли вверх. С 4 по 12 вв. осуществлялась дифференциация нейронных объединений уже достигнутого уровня и формирование качественно новых нейронных объединений, специализирующихся на ассоциативной работе с информацией и обладающих континуальными свойствами, а также реорганизация нейронного уровня подсознания и формирование уровня сознания.

Рост научных открытий и технических изобретений, на наш взгляд, вызван не цикличными переходами трех сверхкультур, как считал П. Сорокин. О цикличности не может идти и речи, так как в настоящее время установлены достоверные факты, которые указывают на однополярную направленность эволюции и подчеркивают ее необратимость. В частности, закон (правило) необратимости эволюции (Л. Долло) указывает, что организм (популяция, вид) не может вернуться к прежнему состоянию, реализованному в ряду его предков [67, 149]. В экологии закон необратимости эволюции тесно связан с 3‑м следствием закона внутреннего динамического равновесия, где подчеркивается, что “производимые в крупных экосистемах перемены относительно необратимы. Проходя по иерархии снизу­ вверх — от места воздействия до биосферы в целом, — они меняют глобальные процессы и тем самым переводят их на новый эволюционный уровень” [67, 143].

Таким образом, выводы П. Сорокина противоречат законам организации материального мира. Причина заблуждения П. Сорокина в том, что он основывал свои выводы на исследовательском материале, почерпнутом из наблюдений за вторичными уровнями.

На наш взгляд, причина роста цифр в табл. 1, начиная с 7—8 вв., заключается в переходе от первого вида взаимодействия психики с внешней информационной средой ко второму виду *. Табл. 1 демонстрирует переход человеческого общества от бессознательной деятельности к деятельности сознательной. Чем выше уровень сознательной деятельности, совершеннее работа психики, тем выше и количество открытий, что наглядно иллюстрирует табл. 1.

39. Выдвигаемое нами определение истины и лжи входит в противоречие с существующим в настоящее время пониманием данных категорий. Для нас неприемлемо такое свойство истины, как абсолютная относительность. Современная философская мысль считает, что истина всегда относительна, “поскольку мышление отражает объект не полностью, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются” [88,226].

И действительно, для субъекта истина принципиально относительна, так как его мировоззрение, его система взглядов на мир развиваются. Но как только мы станем рассматривать истину не относительно субъекта, а относительно основоопределяющего уровня, положение об “относительности” истины отпадет как рудимент. Не вся нам известная информация может раскрыть содержание истины, так как информация, в свою очередь, также дифференцируется в зависимости от энергетических уровней. Чем фундаментальнее уровень, тем ценнее информация, тем ближе она к раскрытию содержания истины.

40. В какой-то мере Единая истина созвучна с абсолютной истиной, которую в современной философии преподносят как “знание, которое полностью исчерпывает предмет и не может быть опровергнуто при дальнейшем развитии познания” [88, 226]. Но созвучие этих двух понятий исчезает, если допустить, что абсолютная истина, как составляющий момент, входит в относительную истину *. В нашем понимании Единая истина представляет собой целостность, которая не входит в структуру других, равнозначных по объему понятий. Она напрямую связана только с основоопределяющими законами материального мира. Детерминизм этих законов формирует содержательную глубину Единой истины, ее абсолютность.

Если о Единой истине мы говорим как о фундаментальной и неограниченной, то об истинах, вытекающих из анализа вторичных уровней обмена энергией, информацией и веществом, мы можем говорить как об ограниченных. Ведь, действительно, для нас абсолютность истины равнозначна неограниченности влияния того или иного закона материального мира. А так как законы в материальном мире имеют разную степень влияния, актуальности, то и истина, сопутствующая развертыванию этого закона, будет иметь ту или иную степень ограниченности. Например, поскольку действие закона сохранения энергии универсально, проявляется в любом из трех состояний материи, то мы можем говорить о фундаментальности данного закона. Соответственно показатели, которые, как следствие, вытекают из этого закона, являются истинными, абсолютными для всех состояний материи. Это Единая истина, которой не известны границы состояний материи, которая находится вне дифференциации материального мира.

Другое дело, если мы возьмем действие закона естественного отбора. Следствия, вытекающие из этого закона, являются истинными. Но данная истина фундаментальна только для системы живого вещества. Закон естественного отбора не универсален. Он не играет никакой роли ни в формировании и развитии системы косного вещества, ни в процессе существования разумного вещества. Следовательно, показатели, вытекающие из этого закона и являющиеся истинами для мира природы, таковыми не являются ни в неорганическом мире, ни в человеческом обществе. В этом случае мы говорим не об относительности истины, а о ее ограниченности. Мы вспоминаем о дифференциации истины, об иерархичности организации материального мира и с этой позиции говорим, насколько рассматриваемая истина абсолютна и насколько полно она выражает процессы, происходящие в материальном мире. От показателя полноты процессов, протекающих в основании материального мира, зависит содержательная глубина истины и, соответственно, ее абсолютность.

41. Обычно в философских работах категории истины противопоставляется категория заблуждения, а не лжи. Считается, что заблуждение — это знание, не соответствующее своему предмету, не совпадающее с ним, а ложь — преднамеренное искажение ис­тины в корыстных интересах. Складывается впечатление, что авторы предлагаемой концепции, заранее оправдывая действия, не соответствующие фундаментальным законам материального мира, смягчают последствия подобных “заблуждений”. Если в античной­ философии существовало две ключевые категории в теории познания — истина и ложь, то современная философская мысль пытается сгладить категоричность позиции, вводя компромиссное­ понятие “заблуждение”.

В материальном мире, действительно, наблюдаются примеры компромиссных решений. Но подобное решение вопросов не закономерно. Оно, как правило, является исключением. Требования законов материального мира в большинстве своем категоричны и бескомпромиссны. Если рассматривать систему живого вещества, то мы можем утверждать, что многоликость мира природы возможна только при одном условии — при четко определенных, исключающих двусмысленность правилах поведения. Многообразие структурной организации системы живого вещества возможно лишь при жестком влиянии центра, системы. В таком многообразии жизни не может быть неопределенных или двусмысленных отношений. Или параметры твоего организма подходят под требования внешней материальной среды и ты продолжаешь свое существование в материальном мире, или твой организм не выдерживает конкурентной борьбы и погибает. Компромисс здесь невозможен.

Такая же невозможность компромисса наблюдается и при рассмотрении любого другого состояния материи, включая разумное вещество. Или деятельность человеческого общества согласуется с законами существования материального мира и поэтому соответствует Единой истине, т. е. истинная по своей сущности, или же деятельность общества противоречит этим законам, вносит в отношения между разумным веществом и материальным миром элемент деструктивности и поэтому является не заблуждением, а ложью.

Понятие “заблуждение” можно применить при анализе умозаключений, когда мысль человека, продукт его сознательной деятельности не получили конкретного воплощения в деятельности, т. е. до тех пор, пока деятельность не была материализована.

Таким образом, заблуждение как категория применимо только в ходе анализа результатов умственного труда до момента их воплощения в деятельности. До тех пор, пока человек не совершил действия, нарушающего гармонию в системе разумного вещества или в материальном мире в целом, неправильную цепь умозаключений можно считать заблуждением. При этом степень этого нарушения не имеет значения. Главное — факт нарушения. Но как только задуманное неправильное действие человек воплотил в жизнь, материализовал в конкретную форму — это уже ложная деятельность, категорично трактуемая как аномальная и деструктивная. Это деятельность, требующая по отношению к себе порицающих выводов. Поэтому когда речь идет об анализе деятельности человека, применимы только категории истины и лжи. Они — как две полярные вершины. И компромисс между ними — это исключение из правил.

42. Категория Единой истины дифференцирована в той степени, в какой дифференцированы законы материального мира. Поэтому, если раньше систему косного вещества рассматривали сквозь призму законов классической механики, а сейчас рассматривают с позиции законов квантовой физики, то речь идет не о смене Единой истины, а лишь о наглядном примере ее дифференциации. И положение о том, что “сумма внутренних углов треугольника равна 180°”, истинно лишь для Евклидовой геометрии и становится ложным, например, в геометрии Лобачевского—Римана, тоже имеет закономерный характер. Оно подчеркивает не “относительность в объективной истине”, как это трактуется в современной философии, а дифференциацию Единой истины, ее иерархичность.

43. Бытует мнение, что критерием истины служит практика. Через практику, уже совершенное действие, устанавливается истинность того или иного направления в деятельности. Подобная последовательность действий крайне негативно отражается на внутреннем состоянии системы разумного вещества, на процессе ее становления и развития. Этот путь неприемлем для Человека Разумного. Он полностью отвергает прогнозируемость событий и, что самое главное, — разумное начало человека. Как можно истинность умозаключений проверять на практике? Разве этот путь не является подобием детской игры “в прятки”, когда ребенок с завязанными глазами пытается отыскать своих товарищей, а после этого еще и отгадать, кто это такой? Сколько ошибок, трагических последствий, катаклизмов и разрушений оставляет после­ себя человек при подобном определении истины! Практика — это уже деятельность. И если практикой истинность того или иного умозаключения не подтвердится, то каковы окажутся последствия этой “практики”? К каким разрушениям как в системе разумного вещества, так и в материальном мире в целом приведет подобный “поиск” истины?

На мой взгляд, одной из существенных черт, отличающих Человека Эмоционального от Человека Разумного, является то, что первый сначала сделает, а потом подумает, а второй наоборот, думает, всесторонне анализирует прогнозируемое действие, а потом только совершает его. Для Человека Эмоционального категории истины и лжи, добра и зла либо абстрактны, либо относительны, так как уровень его знаний не позволяет в полной мере судить о событиях с точки зрения диалектики законов материального мира. Человек Эмоциональный в своих суждениях больше эмпиричен и иррационален. Очень серьезное влияние на его размышления оказывает субъективизм в его крайне отрицательном, эмоциональном проявлении.

Для Человека Разумного умозаключение, требующее проверки практикой, неприемлемо. Слишком неадекватными могут оказаться последствия. В случае отрицательного результата подобная практика, которая есть ни что иное, как деятельность, окажет разрушительное влияние на внешнюю материальную среду, увеличит количество деструктивных проявлений в системах всех трех состояний материи. Ложное умозаключение, “проверенное” практикой, есть наказуемое действие. Материальный мир — это не полигон для испытаний, для поисков истины методом проб и ошибок. Истории известно немало примеров, когда подобная “практика” приводила к экологическим катастрофам и непоправимым разрушениям биогеоценозов планеты. Вспомним судьбу Аральского моря, разрушение биогеоценозов в Сибири, аварию на Чернобыльской АЭС, каскад водохранилищ на Днепре и других реках, превратившихся по этой причине в отстойники гниющей воды, и мн. др. Все это результаты “практики”, проверки умозаключений через деятельность.

На уровне Человека Разумного любой форме деятельности должна предшествовать соответствующая проверка умозаключения. Истинность умозаключения или его ложность проверяется в ходе работы энергетического цикла сознания, в результате чего формируется итоговое решение. А именно, претворять задуманное действие в деятельности или нет. Для получения единственно правильного решения задействуется вся доступная информация, рассматривающая действие с точки зрения всех энергетических уровней данного состояния материи, всей иерархичной структуры системы. Просчитываются всевозможные варианты, последствия деятельности. И лишь после этого принимается окончательное решение.

Такая продолжительная предшествующая деятельности работа мозга снижает до минимума вероятность ошибки или ее масштабы. Человек осуществляет деятельность наверняка. В ходе аналитической работы он просчитал всевозможные варианты воплощения намеченного. Поэтому ему не нужны результаты, полученные в ходе практической деятельности. Зачастую он знает их заранее. Умозаключение, построенное на основе достоверно известного фактического материала, при материализации, в ходе воплощения предусматривает всевозможные варианты развития. По этим причинам человек не сомневается как в истинности своих действий, так и в достижимости намеченного результата. Он нацелен только на достижение конечных результатов своего труда. И эта прагматичность деятельности, ее обоснованность и прогнозируемость подчеркивают в человеке его разумную сущность. Уровень его знаний позволяет оценивать его деятельность относительно истины или лжи. Он знает о позитивной направленности своего труда. И это придает его жизненной активности значимость и уверенность, освобождает от сомнений и внутренней неуверенности — верных спутников неудач.

44. В большинстве своем события, происходящие в системе косного вещества и в системе живого вещества, по своему содержанию соответствуют Единой истине. Причина столь явного приоритета истины в данных состояниях материи заключена в отсутствии начала свободы в структурных организациях этих состояний материи. “Свободная” активность структурных организаций косного вещества и живого вещества на межсистемном и внутрисистемном уровне незначительна. Ни отдельно взятый биологический организм, ни любая материальная организация косного вещества не в состоянии повлиять на развитие живого и косного веществ.

Процесс диалектического развития этих состояний материи осуществляется только в масштабах системы, за счет комплексной активности всех структур. Система живого вещества влияет на систему косной материи не с помощью отдельного вида или рода, а комплексно, всей системой. Ни в системе косного вещества, ни в системе живого вещества нет таких структурных организаций, которые бы принципиально выделялись на фоне других структур данных состояний материи. Так, в системе живого вещества каждый биологический организм занимает свою нишу, и его активность ограничивается границами этой биологической ниши. Точно такое же положение наблюдается и в системе косного вещества.

Поэтому при рассмотрении этих систем мы можем вести речь только о комплексном влиянии данных систем друг на друга и на иные состояния материи. Ни львы, как вид млекопитающих, ни флора, как царство растений, не имеют никакого самостоятельного веса в системе живого вещества. Они все — часть единого целого. Они — структуры системы. И в пределах этих узких границ они что-то значат в системе жизни. Но не больше. Законы формирования и развития косного и живого веществ не допускают отклонений. Они буквальны и “прагматичны”. Последовательность их воплощения строга и предсказуема.

Если нам известна группа основоопределяющих законов системы живого вещества, то мы с достаточной вероятностью можем предсказать конечный результат любого “задуманного” и воплощаемого природой действия. Поэтому говорить об истине при рассмотрении данных состояний материи не имеет смысла. Все процессы в косной и живой материи происходят под непо­средственным влиянием фундаментальных законов природы. Они все истинны. Попытка рассмотреть этапы развития косного и живого веществ через категориальный аппарат истины и лжи равносильна тому, что поставить под сомнение направленность эволюции природы, закономерность развертывания фундаментальных законов материального мира.

45. Совершенно иное положение складывается в системе разумного вещества. В естественный ход эволюции, развертывание основополагающих законов природы вмешивается активное начало человека — структурной единицы системы разумного вещества. В сравнении с четко определенными эволюционными программами предшествующих двух состояний материи активное начало человека вносит в систему разумного вещества элемент значительной неустойчивости. Это усложняет определение Единой истины, ставит вопрос о необходимости введения категорий истины и лжи для регуляции статистических отклонений от нормы. Категории истины и лжи при рассмотрении эволюции системы разумного вещества нужны для того, чтобы установить границы допустимых отклонений. Все отклонения, которые находятся в пределах нормы, являются истинными, а выходящие за пределы этих норм, — ложные, значит, деструктивные.

При определении истины в ходе анализа активности разумного вещества главное вплотную следовать за витиеватым ходом развертывания законов системы разумного вещества, которые из‑за влияния активного начала человека уже не могут носить предписывающего, обязательного характера, как в системах живого и косного веществ. Законы разумного вещества могут только направлять, регулировать и предполагать аспекты деятельности человека. Стопроцентное исполнение и воплощение они гарантировать не могут, так как активное начало человека вносит обязательные корреляции в развертывание законов разумного вещества.

Подобное положение формирует два вывода. Вывод первый: основное отличие законов организации, развития и взаимо­действия системы разумного вещества от законов двух предшествующих состояний материи заключается в их релятивизме, что связано с появлением активного начала человека. Это начало в значительной степени “смягчает” категоричность законов третьего состояния материи и “вводит” для них нормы допустимости, которые и определяются категориями истины и лжи. Но, с другой стороны, от этого содержание законов не становится альтернативным и двусмысленным. И вывод второй подчеркивает это. Он указывает, что основоопределяющие законы разумного вещества, несмотря на их корреляционность, ни в коем случае не двусмысленны, что позволяет в полной мере установить и привязать к ним неопровержимые факты, равнозначные категории истины.

Эти, на первый взгляд несколько противоречивые, выводы можно обобщить и выразить в следующей мысли. Законы разумного вещества, предписывая, обязывают человека совершить то или иное действие. Причем эта обязательность заключается не в самих законах, не в их однозначной и категоричной формулировке, а в доминирующей, генеральной линии, которая является следствием этих законов и лежит в основании активного начала человека. Она­ регулируется категориями истины и лжи.

Образно выражаясь, законы разумного вещества не контролируют каждый шаг человека, предписывая ему сделать так, а потом вот так. Схема влияния законов в системе разумного вещества построена иначе: законы определяют генеральную линию развития человеческого общества. Они устанавливают допустимые границы деятельности, за которыми человека ожидают негативные последствия. Чем дальше человек отходит от установленных законами разумного вещества границ деятельности, чем глубже он проникает в структурные организации предшествующих состояний материи, тем жестче наказание за его деятельность. Эти границы и фиксируются категориями истины и лжи.

Таким образом, законы системы разумного вещества не подавляют своими предписывающими программами активность человека, они только определяют генеральную линию эволюции цивилизации и на наследственном уровне обеспечивают движение человека по этой линии. Все остальные моменты, включая темпы эволюции, средства достижения, формы деятельности и прочее, сконцентрированы в самом активном начале человека. В его перманентной деятельности это выражается с помощью ограниченного законами, но полностью не контролируемого поиска, который осуществляется, главным образом, методом проб и ошибок. Например, если законами системы разумного вещества было предписано человеку развитие материально-технической базы цивилизации, то оно и произошло (или, точнее, происходит), несмотря ни на смену общественно-экономических формаций, ни на экологические кризисы, политические перестановки в мире и прочие исторически важные, но не затрагивающие фундаментальных основ события.

Человеческому обществу был определен только генеральный ориентир — обеспечение высокоразвитой материально-технической базы цивилизации — техносферы. Человек шел к этому долгие годы, практически до настоящего времени, не достигнув ее конца. Его деятельность принимала то деструктивные, то прогрессивные формы. В отдельные исторические периоды он делал, по известному выражению, “один шаг вперед, два шага назад”. Но какой бы ни была его деятельность по содержанию, в ее основе лежит генеральная линия, определенная фундаментальными зако­нами разумного вещества. Для Человека Эмоционального этот путь­ к достижению высокоразвитой материальной базы соизмеряется столетиями, а для более развитого уровня разумного вещества, например для Человека Разумного, он мог бы измеряться десятилетиями.

В системе разумного вещества устойчивый и закономерный характер принимает только та деятельность, которая является следствием актуализированных фундаментальных законов данной системы. Любая другая деятельность или за счет четко просматриваемой деструктивности, или из‑за сознательного понимания ее неприемлемости будет со временем обязательно отвергнута или же переориентирована на более прогрессивный лад. Иначе говоря, любое действие человека, согласованное с фундаментальными законами системы разумного вещества, предопределенное ими, есть позитивное действие. Если же деятельность человека противоречит законам разумного вещества, значит она заключает в себе определенную степень деструктивности и является негативной для системы в целом. А так как привязанность событий к законам определяет их истинность, то можно сделать следующее логи­ческое заключение: деятельность человека имеет истинный (соответствует Единой истине) характер только в том случае, если она соответствует фундаментальным законам системы разумного вещества. Любая деятельность, противоречащая законам системы разумного вещества, есть деятельность ложная.

По этим причинам активность человека и цивилизации в целом, несмотря на ее релятивизм, следует рассматривать с точки зрения направленности и планомерности развития законов системы разумного вещества, которые, несмотря на отсутствие видимой категоричности, все же имеют предписывающий характер. Любое отклонение от предписывающего характера законов систе­мы разумного вещества приводит к повышению деструктивности и негативности в обществе, а соответственно, и к актуализации и срабатыванию механизмов самосохранения. Никогда в противостоянии Добра и зла, позитивности и деструктивности, последние характеристики не возьмут верх. Это алогично и неестественно. Подобные процессы в строго регламентированном материальном мире могут иметь исключительно случайный ха­рактер и ни в коем случае не закономерный. Поэтому просматриваемая в настоящее время деструктивность в деятельности человека есть логически вытекающее из фундаментальных законов событие. Человек находится на стадии перехода от состояния Человека Эмоционального к состоянию Человека Разумного, от преимущественно бессознательной деятельности к деятельности сознательной. И как любая реорганизация, развитие человека не исключает увеличения степени деструктивных проявлений, значение которых со временем обязательно трансформируется в энергию позитивной направленности.

46. Поэтому, определив и сформулировав фундаментальные законы системы разумного вещества, проследив их логическое воплощение в истории, можно с достаточно высокой степенью вероятности определить перспективы развития человеческого общества, после чего акцентировать внимание на наиболее актуальных сферах деятельности и форсировать их практическое во­площение с ориентацией на закономерность реализации фундаментальных законов. А так как любая деятельность, соответствующая фундаментальным законам, адекватна Единой истине, то и конечный результат подобной деятельности будет исключительно прогрессивным.

47. Определив параметры категорий истины и лжи, которые адекватны показателям развертывания законов материального мира, мы готовы перейти к определению биологических и психических свойств организма Человека Эмоционального. Но прежде рассмотрим вопрос, касающийся эволюции психики. При этом, как мы уже отмечали в § 26, говоря о психике, мы имеем в виду психику не отдельного человека. Мы говорим о психике как о психосфере, имеющей неоднородный и динамический характер существования. Это, в част­ности, означает, что на первой ступени стадии Человека Эмоциональ­ного в человеческом обществе мы встретим и определенное коли­чество людей с психикой, соответствующей третьей ступени стадии Человека Примитивного, и людей с психикой, уровень которой адекватен показателям психики второй ступени стадии Человека Эмоцио­нального. Поэтому, говоря об этапах эволюции психики, о ее различ­ных качественных уровнях, мы говорим о психике большей части общества, не исключая факта, что у остальной, меньшей части, психика находится на других уровнях развития.

В ходе издания первой книги цикла “Философия будущего” “Разумное вещество” я столкнулся с тем, что литературный редактор * моей книги пытался убедить меня, что речь не может идти об эволюции психики. Мы должны говорить о ее развитии. И в качестве доказательства он привел мне аргументацию довольно известных философов прошлых лет и современности.

48. Эта точка зрения заставила меня выделить рассмотрение данного вопроса в отдельную главу. Дело в том, что разница между эволюцией и развитием психики — принципиальная. В различии трактовок скрыты различия взглядов как на масштабы изменений в нейронном комплексе мозга, так и на степень влияния головного мозга на онтогенез. Говоря о развитии психики, мы тем самым сужаем и, на мой взгляд, сильно недооцениваем масштабы изме­нений, которые происходят на уровне психики. Говоря о развитии психики, мы остаемся в рамках системы живого вещества, в масштабах биологической природы. В этом случае психика остается продуктом эволюции лишь живой природы и ее малообъяснимым феноменом. Как следствие, мы ограничиваемся рассмотрением человека в рамках биогенной среды. Мы воспринимаем человека только как более совершенную форму биологических организмов и видим изменения лишь внешних форм, оставляя без внимания качественное изменение содержания.

Совсем другое дело, когда мы говорим об эволюции психики. В современной философии с незначительными изменениями и дополнениями принято следующее определение эволюции. Эволюция — это “процессы изменения (преимущественно необра­тимого), протекающие в живой и неживой природе, а также в социальных системах. Эволюция может вести к усложнению, дифференциации, повышению уровня организации системы (прогрессивная эволюция, прогресс) или же, наоборот, к понижению этого уровня (регресс); возможна также эволюция при сохранении общего уровня или высоты организации (эволюция геологических систем, языков)” [88, 786].

Ничего нового, существенного в это определение добавить невозможно. Оно истинно по своему содержанию. Следовательно, говоря об эволюции психики, мы приравниваем процессы, происходящие в нейронном комплексе головного мозга, к тем процессам, которые имеют фундаментальный бытиеобразующий масштаб. Мы говорим о процессах, равнозначных по масштабам процессу взрыва Вселенной! И это значительно возвеличивает процесс внутренней реорганизации психики, возводит его на уровень творения мира. Заставляет вести речь о новом состоянии материи!

Такие значительные по масштабам выводы, такая исключительная роль психики в организации материального мира и, соответственно, Вселенной, многих ученых пугает и заставляет относиться к этому с сомнением, с высокой долей скептицизма.

49. И действительно, если рассматривать психику с позиций гносеологического субъекта, то мы с полным правом можем говорить лишь о развитии психики, так как вне поля нашего зрения остаются те изменения, которые на самом деле происходят в глубинах головного мозга человека. Но как только мы рассматриваем активность психики с онтологической позиции, то кажущаяся незначительность событий сразу исчезает. Перед нами открываются грандиозные масштабы процессов, которые ежесекундно происходят в нейронном комплексе нашего мозга. Тот факт, что до периода юности (т. е. до 18 лет) психика проходит три качественных уровня, говорит о многом. Ведь при рождении человека его головной мозг представлен только органным уровнем, а степень его развития далека от совершенства. Но уже через шесть лет, развиваясь, органный уровень достиг того совершенства, которое создает условия для формирования качественно нового уровня — подсознания. За шесть лет процесс развития подсознания существенно усложняет структуру органного уровня, осуществляет ее дифференциацию, а также обеспечи­вает возникновение новых нейронных объединений с качественно новым принципом работы с информационной средой. Спустя еще десять лет головной мозг подростка достигает следующих вершин совершенства. Наряду с устоявшейся работой органного уровня и уровня подсознания осуществляется организация третьего уровня — сознания, на развитие которого уходит еще не меньше 10 лет.

А в общей сложности на полноценное развитие мозга челове­-ка уходит, по крайней мере, 26—30 лет! Где еще в природе есть такие масштабы изменений, происходящие при этом в столь сжатые сроки!?

50. Процесс эволюции психики включает не только качественную реорганизацию нейронных объединений головного мозга. Сюда входит и эволюция мышления, которая созвучна с эволюцией нейронов и нейронных объединений. Так, для головного мозга Человека Примитивного характерен предметно-действенный тип мышления, а Человеку Эмоциональному присущ сначала наглядно-образный, а впоследствии — и абстрактный тип мышления. При этом речь идет о значительных изменениях. Эволюция процесса мышления связана с кардинальными изменениями в головном мозге и, разумеется, в онтогенезе, повседневном образе жизни.

51. Об эволюции психики свидетельствуют изменения в разви­вающемся мозге человека. На рис. 6 и 7 мы видим происшедшие за миллионы лет качественные изменения на уровне головного мозга. Видим дифференциацию устоявшихся нейронных объединений и формирование на их основе новых нейронных комплексов, работа которых зиждется на качественно новом содержательном смысле.

Из рис. 6 и 7 мы видим, что речь не идет о развитии. Перед нами — эволюция мозга, качественная реорганизация нейронных комплексов. Конечно, на рисунках мы не смогли изобразить многих важных нюансов, которые в комплексе раскрывают масштабы изменений на уровне мозга. И ведь за этими внешними изменениями в нейронном комплексе мозга, как мы говорили, скрываются изменения в содержании. Так, основными характеристиками молекулярно-генетического уровня являлись следующие показатели:

1. Приоритет дискретной, химической энергии;

2. Безусловно-рефлекторная деятельность;

3. Монолитность и автономность сенсорного центра, который дифференцировал мозг на три практически независимых центра: зрительный, слуховой и обонятельный;

4. Доминирование наследственной информации, наследственных программ в рефлекторной деятельности мозга;

5. Доминирование биологического начала над психическим началом.

Показатели же нейронного комплекса подсознания выглядели совсем иначе:

1. Приоритет дискретно-континуальной энергии;

2. Условно-рефлекторная деятельность;

3. Дифференциация сенсорных центров на нейронные объ­единения речевых центров и памяти. При этом и речевые центры, и память представляли собой единые нейронные комплексы;

4. Преимущественная работа мозга с условной информацией. Влияние наследственных программ на работу мозга значительно уменьшилось;

5. Начальное формирование психики, а именно нейронного комплекса, осуществляющего самостоятельную работу с информационной средой;

6. Первый вид взаимодействия психики с информационной средой;

7. Формирование на базе молекулярно-генетического уровня нового энергетического цикла — энергетического цикла подсознания;

8. Равнозначное влияние биологического и психического начал на онтогенез.

Мы видим, что изменилась содержательная основа работы мозга. За этим изменением произошли грандиозные качественные изменения в онтогенезе. Прежде всего произошло формирование переходной формы, обособившейся от состояния живого вещества. Внешне Человек Примитивный являлся биологическим организмом, но по внутреннему содержанию, организации и работе фундаментального уровня он перешел на качественно новую ступень. Он был переходной формой к новому состоянию материи. Как ни один другой биологический организм, он начал самостоятельно взаимодействовать с миром природы. Он приступил к изменению этого мира, создавая себе условия, благоприятствующие протеканию эволюционных изменений на уровне мозга. Условия, которые закрепляли его существование в среде материнского состояния материи — мира природы.

52. Рис. 7 раскрывает второй этап эволюции психики, а именно: формирование подсознания и сознания, формирование полноценного разумного вещества.

Работу молекулярно-генетического уровня Человека Примитивного с натяжкой можно назвать работой подсознания. Собственно подсознание сформировалось на стадии Человека Эмоционального по мере формирования нейронного комплекса сознания. Говоря о работе подсознания и сознания, мы ведем речь о самостоятельной работе мозга с внешней информационной средой. В этой самостоятельной работе мозга есть одна важнейшая особенность. А именно: формирование нейронного комплекса сознания предусматривает формирование собственной информационной базы. Так вот, впервые роль и значение внутренней информационной базы сравнялось, а по мере дальнейшей эволюции разумного вещества станет значительно превосходить влияние внешней информационной среды на модулирующую работу мозга. После того, как мозг сформировал в своих глубинах устойчивую систему взглядов — мировоззрение — внешняя инфор­мационная среда резко теряет свое влияние на протекание процессов в психике. Психика начинает самостоятельную деятельность­ с внешним материальным миром, опираясь преимущественно на собственную, внутреннюю информационную базу.

Основными показателями нейронного комплекса сознания являются:

1. Приоритет континуальной энергии;

2. Формирование и развитие процесса мышления, что означало переход от рефлекторного взаимодействия с материальной средой к организации биопсиполя Манеева *;

3. Дифференциация речевого центра на три самостоятельных нейронных объединения: слухоречевой центр Вернике, речедвигательный центр Брока и зрительно-речевой центр;

4. Возникновение речи и, соответственно, организация полноценной работы второй сигнальной системы;

5. Дифференциация нейронного объединения памяти на блоки долго- и кратковременной памяти;

6. Формирование на основе долговременной памяти внутреннего абстрактного образа — мировоззрения субъекта, его внутреннего “Я”;

7. Организация второго вида взаимодействия психики с информационной средой;

8. Преимущественная работа с ассоциативной информацией;

9. Формирование внутренней информационной базы, в которой преобладает ассоциативная информация;

10. Доминирование психического начала над биологическим началом.

Изменение содержательной работы мозга повлекло кардинальные изменения в онтогенезе. Мы уже сказали, что формирование и развитие сознания и подсознания непосредственно связано с формированием и развитием разумного вещества. Эволюция психики привела к организации цивилизации, формированию и развитию социума.

53. Об эволюции психики свидетельствуют также данные табл. 2.

Уровень развития психики характеризуется соотношением рабо­ты подсознания и сознания: чем выше доля сознательной деятельности, тем выше уровень развития психики. В свою очередь, работа подсознания лежит в основе чувственного восприятия материального мира. Чем выше совершенство уровня подсознания, тем чувствен­ное восприятие материального мира более приближено к реальности. Чем ниже уровень развития подсознания, тем больше чувственное восприятие включает в себя мистики. Это положение подтверж­дается, считаем, данными табл. 2. Мы видим зафиксирован­ную в цифрах эволюцию психики, связанную с переходом от мифологичес­кого восприятия внешнего мира к объективному, что адекватно переходу от первого вида взаимодействия психики с внешней инфор­мационной средой, в основе которого лежит работа подсознания, ко­ второму виду взаимодействия, в основании которого находится рабо­та нейронного комплекса сознания.

Переход от деятельности подсознания к работе сознания фиксируется в музыке, литературе и архитектуре. Так, средневековая музыка почти на все 100 % была религиозной (она представлена Амброзианским, Григорианским и другими хоралами религиозного содержания). В период 1090—1290 впервые появляется светская музыка трубадуров, труверов и миннезингеров. С тех пор значение светской музыки неизменно повышалось. Доля религиозных музыкальных сочинений падает до 42 % в 17—18 вв., до 21 % в 19 в. и до 5 % в 20 в. [77, 444].

В литературе только во второй половине XII века появляются истинно светские сочинения. В 18—19 вв. процент светских произведений поднимается до 80—90 % [77, 445].

54. О масштабных, качественных изменениях на уровне психи­ки говорит формирующаяся и развивающаяся энергетика нейронных комплексов. От момента зачатия до совершеннолетия в головном мозге человека происходит формирование и развитие трех энергетических уровней, отличающихся принципиальной схемой работы с энергетической средой. Работа молекулярно-генетического энергетического уровня основана исключительно на диск­ретной, химической энергии. Об этом свидетельствуют многочисленные исследования, которые подтверждают электрохимическую передачу сигнала по нейронам. К шестилетнему возрасту у ребенка происходит формирование следующего энергетического уровня, работа которого основана на дискретно-континуальной энергии уровня подсознания. И еще через десять лет, к периоду юно­сти, формируется энергетический цикл сознания, работа которого основана на континуальной энергии.

Все эти качественные трансформации были подготовлены процессом эволюции. Прежде чем достичь таких сжатых сроков реализации, они прошли миллионы лет стадии Человека Примитивного и десятки тысячелетий стадии Человека Эмоционального. И только после закрепления на уровне генотипа они стали передаваться от поколения к поколению и разворачиваться практически за два десятилетия. Процесс формирования энергетических уровней головного мозга запечатлен в генотипе аналогично процессу формирования эмбриона. Эмбриональный период — ­это сжатая до девяти месяцев миллионнолетняя история цефализации, открытая Д. Дана в 1850‑х годах (рис. 8). Развитие энергетических уровней, что соответствует развитию нейронных комплексов в головном мозге человека, осуществляется в онтогенезе практически за два десятилетия.

55. Таким образом, мы предстаем перед двумя фактами. Первый факт: биологические свойства организма, сформировавшиеся за многие миллионы лет развития живого вещества, разворачиваются в онтогенезе плода человека за девять месяцев. Именно в этот период происходит формирование молекулярно-генетического уровня мозга. Второй факт: свойства психики, на организацию которых ушло также несколько миллионов лет исто­рии, формируются и развиваются в индивиде в течение двадцати шести — тридцати лет. На первом этапе, до шести лет, происходит развитие сформированного в эмбриональный девятимесячный промежу­ток времени молекулярно-генетического уровня и формирование на его основе нейронных объединений уровня подсознания. На втором этапе, в подростковый период онтогенеза, за десять лет происходит развитие нейронного комплекса подсознания и формирование на его основе нейронного комплекса сознания. И на третьем этапе, до периода зрелости (до 30 лет), происходит развитие нейронного уровня сознания.

При этом надо отметить, что биологические свойства орга­низма развиваются исключительно в среде организма (пример — развитие эмбриона) и зависят от полноценности наследственности и здоровья­ организма матери *, а развитие психических свойств происходит под непосредственным влиянием социальной среды, внешнего мате­риального мира. Поэтому, как таковое, состояние организма на развитие психических свойств существенно не влияет. Хотя и пренеб­регать им крайне ошибочно **. Таким образом, эволюция психики является очевидным фактом, в пользу которого говорят многочисленные данные научных исследований.

56. Чтобы всесторонне рассмотреть сущность человеческой жизни, мы должны выяснить истинные возможности биологических свойств организма и психики. Разница между истинными возможностями человека и просто возможностями заключена в том, что о возможностях без приставки “истинные” можно говорить много, но бессодержательно. Об истинных возможностях человека мы можем вести речь исключительно с позиции Единой истины, т. е. с точки зре­ния, привязывающей любое рассуждение, и, тем более, теоретическое исследование, к фундаментальным законам материального мира, наделяющей его неопровержимой доказательной базой.

При наличии действенной связи теоретического исследования­ с законами материального мира рассмотрение потенциальных возможностей организма и психики из области иррациональных и двусмысленных, догматических утверждений переходит в строго обоснованную научную плоскость, которая исключает эмпиризм, иррационализм и популизм утверждений. Мы говорим о реальных­ возможностях организма и психики, которые обусловлены законами природы и достигнуть которые в состоянии любой человек. Таким образом, истинные возможности Человека Эмоционально­го, современного человека — это комплекс его реальных биологических и психических показателей.

57. Согласно нашей дифференциации, в текущий период человечество находится на последней, третьей ступени стадии Человека Эмоционального. Это схематично изображено в дополнении в конце книги. В целом последняя ступень стадии Человека Эмоционального, которая по времени занимает промежуток 1500—3000 гг., с точки зрения эволюции психики характеризуется следующими основными критериями:

1. Формированием и развитием нейронного комплекса сознания головного мозга;

2. Повышением значения сознательной деятельности (континуальной работы уровня сознания) на фоне условно-рефлекторной деятельности подсознания (дискретно-континуальной работы уровня подсознания), а также перманентным развитием процесса мышления;

3. Доминированием психического над биологическим началом;

4. Начавшимся доминированием сознания над подсознанием *;

5. Ассимиляцией психикой биологических свойств организма, наглядно просматривающейся экспансии психики на ранее независимую от нее систему органов;

6. Переходом от физического к умственному труду;

7. Абстрактным видом мышления, связанным с более масштабным и более углубленным восприятием Человеком Эмоциональным материального мира;

8. Приоритетной работой мозга с ассоциативной информацией, которая качественно превосходит условную форму информации;

9. Интенсивным развитием ноосферы — сферы деятельности разумного вещества, перманентным развитием техносферы.

Как видим, в целом современный период развития характеризуется ассимиляцией психикой биологических свойств организма. Если внимательно рассмотрим дополнение, то обнаружим, что нашему и ряду предшествующих, а также последующих поколений выпала судьба находиться на переходном этапе между уровнем развития Человека Эмоционального и Человека Разумного, между активностью бессознательного начала и проявлениями сознательной деятельности.

Может быть, по этой причине формирование индустриальной цивилизации техногенного типа, т. е. современного общества, как бы балансирует между двумя крайностями: деятельностью позитивной и негативной, рациональной и иррациональной, полезной и необходимой для будущего нашего общества и вредной, разрушительной, оставляющей после себя невосполнимые потери. Со стороны современное общество чем-то напоминает человека, который неуверенными шагами, словно на ощупь, пробирается в будущее. Ему страшно, он неуверен в себе, но будущее манит, притягивает словно магнит, поэтому человек не останавливается, продолжает идти, многое нарушая и разрушая на своем пути, но нечто и созидая во имя будущего.

58. Все наши знания, наш опыт — это результат поиска, творческой деятельности нынешнего и предшествующих поколений. Оглядываясь назад, в прошлое, наше поколение с благодарностью чтит память своих предков, видя, каких успехов цивилизация достигла благодаря их труду. Но есть и горечь ошибок. С вершин нашего внутреннего совершенства мы отмечаем и просчеты предыдущих поколений. Как бы нам хотелось исправить эти ошибки, восстановить разрушенное, но время не повернуть вспять. Многое из разрушенного оказывается невосстановимым.

А ведь пройдет время и какое-нибудь из следующих поколений, ретроспективно анализируя прошлое цивилизации, порадуется за наши успехи, за достижения нашего поколения, но с горечью отметит и наши просчеты, наши недальновидные пос­тупки. И как хочется оставить нашим детям и внукам меньше поводов для упреков в наш адрес, меньше разрушений и невос­становимых потерь. Не хотелось бы прожить жизнь таким образом, чтобы потом кто-то мог упрекнуть тебя за это, подумать про себя: “а стоило ли ему вообще жить, чтобы такое натворить?”

59. На наш взгляд, и биологические, и психические свойства организма дифференцированы на пять основных групп:

1. Накопительные свойства;

2. Созидательные свойства;

3. Защитные свойства;

4. Свойства взаимодействия (сосуществования);

5. Транспортные свойства (свойства распространения).

Накопительная группа характеризует направленность законов материального мира на концентрацию информации, вещества и энергии как внутри организма, так и в системе разумного вещества в целом. Созидательные свойства раскрывают стремление органического вещества к внутренней упорядоченности, организации многоструктурной иерархической системы. Защитная группа свойств подчеркивает присутствие в организмах активных иммунных систем. Группа свойств взаимодействия (сосуществования) указывает на то, что организм представляет собой открытую систему, аккумулирующую взаимодействие всех трех состояний материи на организацию полноценного их сосуществования. И группа­ транспортных свойств указывает на тенденцию организма и психики к распространению информации, вещества и энергии в пределах конкретного объекта и на просторах Вселенной.

Эти группы раскрывают не только функциональные свойства человеческого организма, но и потенциальные возможности живого и разумного вещества, так как биологические свойства организма достались человеку от природы, а психические характеризуют его как новое состояние материи — разумное вещество. При этом надо иметь в виду, что и как биологический организм человек находится на высшем уровне совершенства, и как представителю разумного вещества ему также нет аналогов в масштабах Земли.

60. Несмотря на эволюционно-предопределенную ассимиляцию психикой биологических свойств организма, мы не можем говорить о деградации биологических свойств. При этом повсеместно фиксируемые патологические отклонения в функциональной деятельности организма, на чем мы остановимся далее, на мой взгляд и по мнению некоторых известных ученых, на работах которых мы будем обосновывать свои выводы, — это не естественный процесс, а,­ скорее, упущение самого человека. Нарушение гармоничной рабо­ты организма происходит по вине самого человека. Итак, ассимиляция психикой биологического начала организма ни в коем случае не предполагает пренебрежения возможностями последнего, регресса потенциальных возможностей систем органов. Речь идет только о доми­нировании высокоразвитых свойств психики над высокоразвитыми­ биологическими свойствами.

Поэтому мы вынуждены констатировать, что все множество патологических отклонений в состоянии здоровья людей, развертывании наследственных программ происходит по причине не­совершенства современного образа жизни, из-за непонимания того, что человеческая жизнь основывается прежде всего на органической связи филогенеза с онтогенезом, а онтогенеза — с процессами в глубинах мозга. Современное общество еще не го­то­во к пониманию того факта, что полноценность развития биологического начала организма напрямую связана с полноценностью формирования и развития генотипа. Наследственность и биологическое начало организма человека — это два взаимообусловленных момента, так как развитие биологического начала организма есть следствие развертывания генотипа. В свою очередь, формирование генотипа непосредственно связано с развитием биологи­ческого начала человека. Говоря о последствиях деструктивного развития генотипа, мы имеем в виду асимметричное развитие биологического начала организма, тех восьми систем органов, которые в совокупности образуют организм человека.

Отягощенность современного общества наследственными пато­логиями, по данным генетической медицины, “составляет около 5 %, причем 0,5 % новорожденных страдают хромосомными болезнями, около 1 % детей рождается с заболеваниями, обусловленными генными мутациями (болезни, наследуемые моногенно, т. е. по одному мутантному гену), и около 3,5 % детей рождается с наследственным предрасположением к хроническим заболеваниям (поли­генное, т. е. зависящее от многих генов, наследование).

Большинство наследственных болезней выявляется в детском возрасте: у детей их в 3 раза больше, чем среди госпитализированных взрослых. Наследственные болезни и врожденные пороки развития (частично генетической природы) служат причиной госпитализации детей почти в 30 % случаев. В структуре причин детской смертности генетические компоненты болезни определяются в 40 %: около 10 % приходится на моногенно наследуемые заболевания и около 30 % — на приобретенные болезни, развившиеся на неблагоприятном наследственном фоне (наследственное предрасположение)” [33, 84].

Число наследственных болезней превышает 2000, из них около 1000 обусловлены наследственными аномалиями обмена веществ. В Европе наиболее распространенными видами наследственной патологии моногенной природы являются муковисцидоз новорожденных (частота 1 больной ребенок на 1200—5000 новорожденных), синдром нарушенного кишечного всасывания (1:3000), гемофилия (1:10000 мальчиков), фенилкетонурия (1:12000), прогрессирующая мышечная дистрофия (1:20000) и др. [33].

Таким образом, полноценность развития молекулярно-генетического уровня — вопрос злободневный и актуальный. Он напрямую связан с полноценностью развития генотипа. От того, насколько полноценно произойдет формирование наследственных программ, их дальнейшее развертывание, зависит становление функциональной деятельности организма, развитие его биологических свойств.

61. Чтобы устранить патологию развития, мы должны знать истинные потребности своего организма. Знать потребности, которые продиктованы организму природой, а не надуманы, и через идеологи­ческие механизмы воплощены в повседневный образ жизни. Разни­ца между естественными и искусственными потребностями организма человека — принципиальная. Если первые обеспечивают полноцен­ность развития систем органов, их продолжительную и максимальную работоспособность, то вторые несут временное удовлетворение и зачастую развитие вредных для организма привычек, которые разрушают внутреннюю гармонию организма, нарушают естественное протекание физиологических процессов.

К естественным потребностям организма относятся: потребность в витаминах, физических нагрузках, отдыхе, чистом воздухе, сексуальном удовлетворении и т. п. К искусственным потребностям, которые сокращают биологический срок жизни организма, снижают функциональную активность отдельных органов или их систем, можно отнести: потребность в курении, искусственных стимуляторах (кофе, чай, спиртные напитки, наркотики и т. п.), развлечениях и т. д.

62. При рассмотрении биологических свойств организма я буду опираться не только на исследования физиологов и нейрофизиологов, но и специалистов фитнеса — здорового образа жизни, включающего правильное и рациональное питание. Я придерживаюсь той точки зрения, что любое теоретическое исследование находит свое окончательное подтверждение в успехе. В настоящее­ время пропагандируется множество теорий, концепций, реклами­рующих тот или иной способ здорового, по мнению авторов, образа жизни. Но время все расставляет на свои места. Я понимаю так, что если человек предлагает свою концепцию образа жизни широкому кругу читателей, то он, как минимум, должен сам следо­вать этой концепции, на себе проверяя и одно­временно доказывая­ ее истинность. Но если человек отстаивает точку зрения, которой­ сам не придерживается, или говорит о здоровом образе жизни, а сам от болезней умирает к шестидесяти годам, то это шарлатан и обманщик, который преследует корыстные цели, уводя общественное мнение от истины. Именно такими “лже”-целителями и пере­полнена справочная литература, рассматривающая в комплексе вопросы фитнеса.

Исходя из критерия: сделай и проверь на себе сам, а потом предлагай вниманию других, я считаю, что наибольшим авторитетом в области фитнеса — области, рассматривающей возможности биологического начала человека, обладают, по крайней мере, два человека: Поль Брэгг и Порфирий Иванов. Эти и некоторые другие исследователи своим образом жизни и продолжительностью жизни, а также здоровьем и долголетием своих учеников и последователей заслужили право относиться к числу “отцов” фитнеса. Их исследования содер­жат важнейший фактический материал, который раскрывает истинную, т. е. исходящую из законов природы, содержательную сущность биологических свойств организма, подчеркивают важность гармоничного развития биологического начала человека.

Опираясь на их авторитетное мнение, мы можем заключить, что гармония психики возможна только в случае гармоничного развития организма, его биологических свойств. В больном организме, терзаемом болезнями и недомоганиями, мы, как правило, не можем ожидать высоких уровней совершенства психики. И это объясняется двумя основными причинами. Первая причина: формирование психики (уровня подсознания и сознания) происходит на основании молекулярно-генетического и органного уровня, т. е. на основании полноценного биологического развития организма. Поэтому асимметричное развитие этих уровней повлечет за собой адекватное асимметричное формирование и развитие уровней подсознания и сознания. Вторая причина: налаживающаяся гармония психики будет постоянно разрушаться острыми болями и недомоганиями, которые за счет своей большой актуальности, энергетической мощи будут отвлекать работу психики от выполнения соответствующих ей функций.

63. Современный человек биологическими параметрами своего организма напрямую связан с системой живого вещества и подчиняется законам ее организации. Показателей, подтверждающих связь биологических свойств организма человека с адекватными структурными организациями живого вещества, мно­жество. Вот некоторые из них. Появление в процессе эмбрио­нального развития человека хорды определяет принадлежность ­человека к типу хордовых. Развитие затем позвоночного столба определяет принадлежность человека к подтипу позвоночных.

Теплокровность, развитие молочных желез свидетельствуют о принадлежности человека к классу млекопитающих. Развитие детеныша внутри тела матери и питание плода через плаценту оп­ределяют принадлежность человека к подклассу плацентарных. ­Конечности хватательного типа (большой палец обычно противо­поставлен остальным), на пальцах ногти, хорошо развитые ключицы, кисть способна к пронации и супинации (локтевая кость свободно вращается вокруг лучевой), зубная система не специализированная, глазница отделена от височной ямы и глаза направлены вперед, обычно один детеныш — эти признаки определяют положение человека в системе отряда приматов.

Плоские ногти, значительное развитие головного мозга, заметная редукция обонятельного мозга, присутствие двух верхних и двух нижних резцов, коренные зубы несут три и более бугров на жевательной поверхности, хрящевые кольца трахеи незамкнутые, хорошее развитие мимической мускулатуры, одна пара сосков молочной железы — эти признаки определяют место человека в под­отряде человекообразных. К группе высших узконосых человека относят следующие характеристики: присутствие дуг, петель и замкнутых фигур в пальцевых узорах, редукция хвостового отдела позвоночника, укрепление таза посредством уменьшения числа грудопоясничных позвонков до 16—18 и увеличения числа крестцовых (4—5), грудная клетка бочкообразная, позвоночный столб с изгибами, грудина образована единой костью, короткая и широкая, характерная форма жевательной поверхности коренных зубов (“узор дриопитека”), третий из них коренной и самый малый по размерам, присутствие аппендикса, большое число извилин на полушариях головного мозга, полное перекрытие мозжечка полушариями головного мозга, заметное развитие лобных долей полушарий головного мозга, присутствие четырех основных групп крови (А, В, О, АВ), мочевая кислота не превращается в аллантоин, а выделяется с мочой, присутствие хорошо развитой верхней губы, значительное поредение волосяного покрова.

И, наконец, вид Homo sapiens имеет следующий комплекс признаков: объем мозга выше 900 см3 при очень сложном строении, прямохождение и группа признаков строения скелета, мускулатуры, топография внутренних органов, связанная с таким положением тела, резкие изгибы позвоночника, как рессоры, развитие седалищных и икроножных мышц, положение черепа, относительно длинный и ­очень толстый большой палец на руках, строение гортани, связанное со способностью произносить членораздельные звуки, резкое сокра­щение лицевого отдела черепа, малый размер клыков, отсутствие гребня на черепе, развитие подбородочного выступа, специфическое распределение волос на теле, сильное развитие эротических зон на теле (губы, груди, ягодицы) [111].

Из этого фактического материала мы можем сделать два важных вывода. Первый: по биологическим параметрам организм человека действительно является выходцем из мира природы, поэтому законы формирования и развития биологических свойств высших животных по многим показателям адекватны законам формирования и развития организма человека. Или иначе, организм человека биологически во многом схож с организмом высших животных. Поэтому для пол­ноценного развития биологических свойств организма человека тре­буется его максимальная приближенность к естественным условиям существования, к миру природы. Чем теснее связь между организмом человека и природой, тем полноценнее происходит развитие биоло­гических свойств организма. Фактор искусственной среды, тот образ жизни, который человек ведет в условиях техногенной цивилизации, не позволяет организму человека в полной мере “раскрыть” потен­циал, заложенный в него природой. И второй вывод: у нас нет осно­ваний, оперируя только биологическими параметрами, говорить об исключительности человеческого организма, о его особой роли в природе. По биологическим свойствам организм человека представляет собой самую заурядную форму живого вещества, ни одним своим показателем не выделяющуюся из биогенной среды.

64. Таким образом, можно считать аксиомой то, что биологические возможности организма человека напрямую связаны с законами организации, развития и взаимодействия системы живого вещества. Или иначе, развитие биологических свойств организма человека полностью зависит от влияния и полноценности взаимодействия человека с миром природы. Чем ближе человек к естественной среде, к свежему воздуху, чистой воде, солнцу и земле, тем крепче его здоровье, тем он дольше и полноценнее живет. Тем выше процент передачи по наследству полноценных программ, которые повышают количество рождения здоровых детей.

Биологические возможности организма характеризуют его ра­боту на молекулярно-генетическом и органном уровнях, т. е. предусматривают анатомические и, главным образом, физиологические свойства систем органов. Просматривая историю человеческого существования, этапы становления Человека Примитивного и Человека Эмоционального, обнаруживаешь наглядно проявляющую себя закономерность: поэтапное совершенствование психики влекло за собой частичную деградацию биологических свойств организма. Чем больше человек учился работать головой, тем меньше времени он уделял развитию биологических возможностей организма, физическому труду по той простой причине, что продуктивность умственного труда, созидательные возможности психики оказались намного выше продуктивности физического труда и, соответственно, биологических возможностей организма. Подобная диспропорция имела закономерное обоснование: эволюция разумного вещества снижала значение законов природы.

Эволюционируя как система, разумное вещество, представленное человеческим обществом, с помощью деятельности (труда) изолировало свой образ жизни от влияния законов системы живого вещества. Закон естественного отбора, закон борьбы за существование, другие фундаментальные законы мира природы утратили для человека свою актуальность. В своей деятельности человеческое общество достигло таких результатов, которые позволили ему противопоставить свое существование существованию мира природы. При этом за счет внутреннего совершенства разумное вещество добилось переориентации приоритетов в материальном мире. Фундаментальные законы системы живого вещества, материнской системы утратили доминирующее значение, уступив место более совершенной, основанной на приоритете условной и ассоциативной информации, системе разумного вещества *.

65. Человеческий организм, как и любой высокоразвитый биологический организм, представляет собой не только тесно связанную между собой работу систем органов. Организм человека — это существующий своей жизнью целый мир микроорганизмов: бакте­рий, вирусов и т. п. Мир микроорганизмов является мощной вспомогательной силой, которая призвана обеспечить полноценное формирование и развитие биологических свойств организма. Этот мир развивается параллельно развитию организма. До тех пор, пока развитие организма находится в плоскости влияния законов природы и не противоречит им, существующий в среде организма мир одноклеточных не представляет для него опасности. Наоборот, он дополняет его работу, является положительной вспомогательной силой, которая выполняет ряд важнейших функций в работе систем органов.

Так, согласно исследованиям великого русского и украинского физиолога, лауреата Нобелевской премии И. Мечникова (1845—1916), установлено, что старение и слабоумие вызываются ядовитыми веществами, которые ответственны за известкование артерий и за возникновение многих других болезней. По мнению И. Мечникова, эти токсины развиваются в толстой кишке из-за действия колибактерий, вызывающих развитие гнилостных процессов. Когда человек здоров, гнилостные бактерии находятся под контролем полезных для человеческого тела микроорганизмов молочной кислоты, называемых лактобактериями ацидофилина, которые вырабатывают ферменты молочной кислоты, разрушающие бактерии кишечной палочки. Если же, по причине избыточного питания, лактобактерии ацидофилина не в состоянии выполнить своих регулирующих функций, то количество гнилостных процессов резко возрастает, что приводит к самоотравлению организма, которое проявляется в физическом недомогании, головных болях, известковании суставов, постоянном чувстве усталости, сонливости, нездоровом цвете лица, плохом качестве волос, неприятном запахе тела и т. п. [16—17, 111].

Любой биологический организм содержит в себе комплекс ­микроорганизмов, развивающийся непосредственно в самом организме. Эволюция до такой степени сплотила эти два мира: организм и мир одноклеточных, что, заботясь о стерильности в ее максимально крайнем значении, мы сознательно подвергаем организм опасности патологически и деструктивных проявлений. Те матери, которые всячески ограждают своих детей от естествен­-ного взаимодействия с миром природы, с недостойным умного человека предубеждением растят их “чистюлями”, воспитывают в­ них крайнюю брезгливость к естественной среде, ограждают от прямого воздействия солнца, воздуха, воды и земли, не понимают, что разрушают гармонию отношений между организмом и комплексом микроорганизмов, своими действиями ослабляют развитие иммунных систем в организме своих детей. Почему современные матери, начитавшись Б. Споком * и другой справочной литературой, не зададутся простым сравнением: отчего цыганские дети с ранней весны и до поздней осени с посиневшими от холода губами бегают по улицам и не знают, что такое простудные заболевания, а их дети, укутанные в “сто одежек”, от слабого сквозняка на неделю сваливаются в постель с высокой температурой и выворачивающим душу кашлем? А ответ прост: цыганские дети развиваются в гармонии с природой, а наши дети, из-за ошибок и незнания элементарных законов природы родителями, развиваются в искусственно созданной среде, заранее обреченные на патологии в формирующемся организме и различные болезни.

Дело в том, что как только развитие биологических свойств организма под воздействием социогенных факторов начинает противоречить законам природы, естественному ходу развития организма, гармония между организмом и миром микроорганизмов нарушается, возникает дисгармония. Начинается противостояние между этими двумя основными частями целого, приобретающее форму патологий, благоприятствующее проникновению и развитию инфекционных заболеваний. Следствием этого процесса явля­ются преследующие современного человека вирусные заболевания (грипп и т. п.), пандемии и эпидемии. В нашей табл. 3 за­фиксировано количество смертей на 100 000 населения, вызванное патогенным микробом — палочкой Lцffler, или, иначе, дифтерии.

Таким образом, микроорганизмы могут выполнять не только положительную роль в работе организма человека, но и являться причиной его гибели, причиной нарушения интеграционной работы систем органов.

<< | >>
Источник: О.А. БАЗАЛУК.. СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. 2002

Еще по теме Идеалистическая истина есть синтез двух других истин, т. е. синтез, созданный нашим разумом” [77, 463].:

  1. § 35. Проблема истины в социогуманитарном познании. Истина и ценность, истина и правда
  2. «И познаете истину,и истина сделает вас свободными».
  3. Синтез
  4. Пути современного синтеза
  5. 13.1. Методы синтеза КИХ-фильтров
  6. В изложении кантовской онтологии мы уже сталкивались с понятием синтеза.
  7. Синтез и конец эпохи
  8. 2. Методы формальной логики. Анализ и синтез. Индукция и дедукция. Сравнение и аналогия
  9. Синтез основних типів праворозуміння чи їх надбань
  10. Синтез индивидуально-очевидных идей.
  11. Синтез индивидуально-очевидных идей.
  12. 5.6. Неоклассический синтез теорий стоимости
  13. Часть четвертая Синтез Глава 8 Персы
  14. Часть I КАТЕГОРИИ — ПРЕДЕЛЬНЫЕ РОДУКТЫ СИНТЕЗА
  15. 5.3. Антимонопольное законодательство. Синтез монополии и конкуренции
  16. 2. ЧТО ТАКОЕ ИСТИНА?
  17. Фон Штейн и Лассаль: консервативный синтез как упущенный шанс для Германии?
  18. Взаимодействие теоретических ядер НК на пути к синтезу в ОНКМ.
  19. Е. Леруа: на шляху синтезу філософії, палеонтології та теології
  20. а) ПОНЯТИЕ ОБЪЕКТИВНОЙ ИСТИНЫ