<<
>>

Рим, который не погиб

Окончательный распад Империи на Западную и Восточную произошел после смерти императора Феодосия в 395 г. Это событие, погубив огромное государство в целом, помогло выстоять ее восточной части – будущей Византии.

Строго говоря, название Византия — лингвистическая конструкция нового времени. Населявшие эту страну люди именовали ее империей ромеев , т. е. римлян.

В состав Византии вошли наиболее густонаселенные и цветущие области – Малая Азия, Египет, Сирия, Балканы и архипелаги Эгейского моря. Помимо развитого хозяйства, мегаполисов и процветающей торговли с громадным оборотом, ей досталось чрезвычайно важное наследие. Провинции, составившие Восточную империю, хотя и представляли собой деспотии, но поддерживали тысячелетние традиции общинно-крестьянского мира и не зависели особенно от рабского труда. Основными производителями продукции были земледельцы. Их связывали разного рода взаимоотношения с государством и собственниками угодий. Поэтому кризис, вызванный притоком рабов, который взорвал экономику Запада, на Востоке явился лишь временной помехой, не приведя к коллапсу хозяйства.

Кроме того, Восточная империя в хозяйственном плане была абсолютно самодостаточна. Она располагала различными природными ресурсами, идеальными условиями для земледелия, традициями ремесленного производства и квалифицированными мастерами. Веками сложилась специализация областей и кооперация между ними, основанная на эффективной внутренней торговле. Все это давало Византии отличные шансы на старте своей истории.

Для зарождающегося варварского Запада она стала той самой идеализированной восточной страной, которая ассоциировалась с роскошью и изобилием: шелк, хлопок, папирус, пряности, благовония производили именно здесь.

В крупнейший центр тогдашнего европейского мира превращается бывшая греческая колония Византий (по ней историки назовут потом и государство в целом), которую Константин выберет в качестве столицы, названной его именем – Константинополь. Не обладая в IV в. престижем, город, где обосновался император, начал расти в V в., а к VI в. из него получился благоустроенный мегаполис, вызывавший восторг и зависть у многочисленных варваров.

Первые императоры Востока основные свои усилия прилагали к тому, чтобы не допустить вторжения варварских племен и направить их за пределы страны – по возможности в Западную Европу. Поэтому политика византийского двора в V – начале VI в. – это в основном политическое лавирование и минимальная военная активность. Византия собирала силы.

Последующую экспансию подтолкнул земельный вопрос. Римская знать располагала латифундиями, рассеянными по всей Империи. Их потеря в западных областях, занятых варварами, вызвала недовольство и стремление вернуть отторгнутое. К тому же в Византию бежала масса магнатов с Запада, настроенных самым решительным образом. Во второй четверти VI в. отвоевание римских земель император Византии Юстиниан I посчитал первостепенным делом.

Сенаторы, роль которых становилась все заметнее, отдали в конце V в. престол своему ставленнику Анастасию. Однако в результате очередного переворота, устроенного императорской гвардией, правителем был объявлен командующий гвардией Юстин (517–527 гг.). Македонский крестьянин, дослужившийся до высших постов в государстве, он не владел грамотой, отличался грубостью и редкой физической силой.

Такое вполне объяснимое для среднего центуриона сочетание качеств дополнялось хватким крестьянским умом и политической прозорливостью. Многочисленные реформы внутренней жизни государства были задуманы и начаты именно Юстином. Хотя их ему не удалось в полной мере реализовать во время своего недолгого царствования, продолжил изменения племянник и наследник Юстиниан.

Юстиниан (527–565 гг.), выписанный из провинции своим дядей и получивший блестящее образование, представлял собой классический тип правителя-реформатора. Он стремился добиться перемен во всех сферах и разрешить накопившиеся веками проблемы. Его царствование осталось в истории как эпоха подъема Византии, как пик ее политического, военного и экономического могущества. После Юстиниана Империя в течение девяти столетий будет знать лишь отдельные периоды возрождения, вклинивающиеся между веками упадка и потери влияния.

Основные сведения о Юстиниане и бурной эпохе его правления содержатся в трудах выдающегося историка того времени Прокопия Кесарийского. Вышедшие из-под его пера «Войны» («Война с вандалами», «Война с готами», «Война с персами»), трактат «О постройках», «Тайная история» признаны классикой жанра. Они позволили потомкам рассмотреть столь значительный этап в истории Византии.

Двумя главными направлениями деятельности Юстиниана стали внутренние преобразования и отвоевание римских земель на Западе. Первые были нацелены на то, чтобы привести в соответствие растущие расходы Империи и падающий уровень жизни людей, а также на упорядочение законодательства.

Именно тогда был составлен один из наиболее важных в мировой истории сводов законодательства – Кодекс Юстиниана (Codex Justiniani , 529 г.) как часть корпуса гражданского права. Подготовленный комиссией юристов во главе с квестором Трибонианом, он состоял из собственно Кодекса (собрания законов предшествующего времени, применяемых в Империи), Новелл (законов, принятых при самом Юстиниане), Дигест , или Пандект (мнений авторитетных юристов по тем или иным спорным вопросам, которые имели силу закона), а также Институций (своего рода учебника римского права). Симптоматично, что в законах Юстиниана впервые был озвучен основополагающий принцип абсолютной монархии – что угодно государю, то имеет силу закона , реализованный в Западной Европе спустя тысячелетие.

Однако социальная политика и финансовые претензии власти, закрепленные юридически, вызвали массовое недовольство в народе. Ярчайшим его проявлением стал грандиозный мятеж 532 г. в Константинополе, получивший название Ника (Побеждай ). Формальным поводом к нему послужил бунт на столичном ипподроме.

Традиционно городское население делилось на команды болельщиков – красных, белых, синих и зеленых; ведущими были две последние. Игры на ипподроме имели большое значение для выплеска эмоций в христианскую эпоху, после запрета традиционных для римлян гладиаторских боев. Однако сложилось так, что команды выступали одновременно и политическими партиями. Зеленых традиционно возглавляла земельная (светская) аристократия, синие же выражали интересы церковных иерархов. Различались они и по вере: синие – православные, а зеленые в значительной массе склонялись к ереси монофизитства. Стычки между партиями происходили постоянно, но в 532 г. те объединились в своем выступлении против императора.

Ситуация вышла из-под контроля, практически весь Константинополь оказался в руках повстанцев. Император намеревался покинуть дворец и отправиться морем в провинции собирать войска, и тут положение спасла императрица Феодора. Она сказала Юстиниану, что бежавший из столицы правитель не сможет рассчитывать на восстановление своего статуса в глазах людей.

Он прислушался к совету и поступил иначе. В город вошли наемные германцы под командованием полководца Велизария, потопившие восстание в крови. Умелое маневрирование и тактика выдавливания повстанцев позволили оттеснить их на ипподром, где около 30 тыс. бунтующих было убито. Этот успех на время пресек все мысли о мятежах, но не разрешил серьезные проблемы существования страны, которые в дальнейшем только усугублялись.

Исключительную роль при Юстиниане начинает играть православная церковь. Остававшийся чужим для старой сенаторской знати, император всегда искал союза с ней. Будучи религиозным человеком и неплохо разбираясь в вопросах богословия, Юстиниан окончательно оформил тот прочный и неразрывный альянс церкви и государства, который многие века был отличительной чертой Востока. Это качество характеризовало позднюю Византию, православные государства Юго-Восточной Европы и, конечно же, Русь.

Не меньшую лояльность к церкви (несмотря на свое крайне безнравственное прошлое, о котором весьма детально повествует в «Тайной истории» Прокопий) демонстрировала императрица Феодора.

При Юстиниане позиции духовенства в обществе и государстве укрепились, как были подтверждены и принципы церковного землевладения.

Масштабные преобразования внутри Империи позволили заняться главным делом жизни – восстановлением территориальной целостности великого государства, объединением Запада и Востока. Первой операцией стал поход в Северную Африку, предпринятый против вандалов и аланов. В ходе кампании 534 г. Велизарий высадился на африканском побережье. Значительные силы византийской армии в нескольких сухопутных и морских сражениях полностью разгромили вандалов. Не находя поддержку у местного населения и оказавшись меж двух огней, те были обречены. Африканские провинции Рима вошли в состав возрождаемой Империи.

Затем настал черед остготов. Однако задуманная в 535 г. кампания, планировавшаяся как несложное мероприятие, вылилась в двадцатилетнюю тяжелейшую войну. Далеко не все жители Италии жаждали вернуться под власть императора. Ожесточенное сопротивление оказали, разумеется, и сами готы. Их медленно оттесняли к северу. В 555 г. война завершилась победой Византии.

Центр бывшей Империи вновь воссоединился с новой метрополией. В течение пятисот лет византийцы будут владеть значительными территориями в Южной и Центральной Италии и сдадут свои позиции только под натиском норманнов в конце XI в.

Когда наступил перелом в остготской кампании, Юстиниан предпринял еще один поход. В 554 г. его войска овладели землями в Южной и Восточной Испании, отторгнув у вестготов значительный кусок побережья.

Таким образом, в течение 534–555 гг. Юстиниан смог почти объединить территорию Римской империи. Византийский (ромейский) флот вновь превратил Средиземное море в Mare nostrum . Однако на большее сил уже не хватило: варвары в VI в. были слишком серьезным противником, да и неудачи в войнах на Ближнем Востоке сыграли свою роль.

Виновник поражений Юстиниана – находившаяся на подъеме Персия, где правила династия Сасанидов. Восседавший на престоле шах Хосров Ануширван (Хосров Великий) был не только дальновидным и ярким политиком, но и талантливым полководцем.

Параллельные готской кампании войны с Персией оказались для Юстиниана неудачными. Византийцы чаще терпели поражения, нежели побеждали, и неоднократно выплачивали громадные контрибуции, не говоря о территориальных потерях. В 555 г. был заключен мир, по которому удалось несколько исправить неблагополучную в целом ситуацию.

Даже если Византия и не утратила своих территорий, неуспехи в сражениях с персами и колоссальное напряжение сил всего государства дали о себе знать. Последнее десятилетие царствования Юстиниана стало скорее временем зализывания ран, нежели наслаждения миром и победами.

Еще одним фактором, подрывавшим экономику страны, послужила деятельность императора в культурной сфере и масштабное строительство. Реанимация старой римской культуры и насыщение ее новыми христианскими смыслами – так можно охарактеризовать суть его преобразований.

Это возрождение воплощалось в грандиозных проектах – повсеместном возведении храмов. Венчал начинания шедевр христианской архитектуры – собор Св. Софии в Константинополе (ныне мечеть Айя-София). Ничего подобного Западу не дано было знать добрую тысячу лет.

Однако возводились не только храмы. При Юстиниане по всей Империи сооружалась целая система укреплений. Многие города окружили себя оборонительными стенами, строились новые крепости в тех местах, где возникала угроза Византии. В Юго-Западном Крыму (преимущественно готская и греческая земля), вновь вошедшем в состав Империи, появляется множество горных и предгорных крепостей. Они символизировали присутствие Константинополя на самом северном форпосте своих владений.

Неудивительно, что столь бурная деятельность, вместившаяся в неполные четыре десятилетия, не прошла для страны бесследно. Такого напора Византия не выдержала. Обнищание жителей, рост недовольства и, как следствие, утрата былой мощи и стойкости Империи – таков результат блестящего царствования Юстиниана I.

По вечной иронии истории этот период совпал с усилением старых противников византийцев и появлением новых. На горизонте появляются славяне, дружины которых доходят почти до стен Константинополя. В Крыму и на Балканах покоя нет от орды кочевников-болгар. К началу VII в. и те, и другие осядут на Балканском полуострове; с ними начнутся войны, перемежающиеся периодами мира и натравливанием одних врагов Империи на других. Лангобарды господствуют в Северной и Центральной Италии; византийцы теряют земли в Испании. Активизируются персы, отторгающие территории у преемников Юстиниана. Но самой страшной угрозой становится Халифат. С середины VII в. арабы занимают цветущие и богатые провинции – Египет, Палестину и Сирию. Все это провоцирует многочисленные бунты и восстания по всей Империи.

Ответом на тяжелейшие испытания стало формирование в Византии системы фем. Фемами назывались военные округа, создававшиеся на угрожающих направлениях. Главенство в них принадлежало военной администрации – стратигам ; интересам войны и обороны подчинялось все устройство таких округов.

Основную ударную силу армии составили крестьяне-стратиоты, своего рода военные поселенцы, занимавшиеся как сельскохозяйственным трудом, так и боевой подготовкой. Столь своеобразно Византия решала проблему обеспечения обороноспособности. Принципиально иной вызов (угроза вторжения огромных конных армий врага) в значительной степени обусловил и выбранный ответ: строй, который формировался в Византии, лишь с огромной натяжкой можно напрямую сравнить с феодализмом западного образца.

В VIII–IX вв. государство сотрясалось и от духовного смятения – между иконоборцами и иконопочитателями шли долгие споры. Несмотря на их сугубо религиозный характер, очевидно было стремление светской власти сократить монастырские владения, перенаправить массы принимавших постриг (нередко в монахи уходило огромное количество людей) на оборону страны. Хронологически это совпало с утверждением на Западе Каролингов и расцветом их новой Империи, а следствием иконоборческого движения стал массовый отток оппозиционного населения на окраины Византии (в горные районы Малой Азии, Балкан, в Крым), что, кстати, несколько гармонизировало структуру расселения в стране.

Впрочем, блеска и величия эпохи Юстиниана достигнуть уже так и не удалось. Сложилось совсем иное государство. Византийцы-ромеи не столько чувствовали себя римлянами, сколько декларировали постулат о прямой преемственности между Римом и Константинополем. Новые ценности и приоритеты в их жизни окончательно подвели итог существованию Римской империи в ее античном понимании.

<< | >>
Источник: Хлевов А.А.. Краткая история Средних веков: Эпоха, государства, сражения, люди. 2008

Еще по теме Рим, который не погиб:

  1. 3. Поступки, которые мы совершаем, и мотивы, которыми мы руководствуемся
  2. Рим на берегах Залива
  3. Глава 7. Древний Рим
  4. Зачем строили Рим?
  5. Рим принимает наследство
  6. «ПОХОД HA РИМ»
  7. Несчастья, обрушившиеся на Рим
  8. Политическая концепция «Москва — третий Рим»
  9. 4. Как Рим стал центром державы?
  10. Рим под властью этрусков
  11. Глава 7. Древний Рим.