<<
>>

«ПОХОД HA РИМ»

16 октября на собрании фашистов в Милане были назначены «квадрумвиры» — четверка, которая должна была руководить государственным переворотом: Бальбо, Бьянки, Де Боно и Де Векки. Было составлено два плана: политический и военный, первый из которых был разработан с особой тщательностью.

24 октября открылся национальный слет фашистов в Неаполе. B этом параде участвовало около 40 тыс. вооруженных сквадристов, которые после смотра направились к Риму. Железные дороги были предоставлены в их распоряжение.

B тот же день в Неаполе состоялось секретное совещание фашистской верхушки, на котором «восстание» было назначено на 28 октября. Штаб фашистских «квад- румвиров» был расположен в 150 км от Рима, в Перудже. Сам Муссолини 25 октября отправился в Милан и вел отсюда переговоры с Римом. Возможно, он избрал Милан потому, что в случае провала отсюда было легче бежать в Швейцарию. По свидетельству современников, фашисты не представляли тогда действительно грозной военной силы. Они были неважно вооружены, и с помощью регулярных войск и карабинеров вполне можно было остановить их колонны. Однако этого не было сделано. Как свидетельствует фашистский автор Дж. Преццолини, «когда фашисты появились у демократического фасада итальянского государства, онй не нашли у ворот ни стража, ни часового».

Ha исход событий немало повлияла и политическая ловкость Муссолини. 27 октября фашистским депутатам в соответствии с разработанным планом удалось спровоцировать правительственный кризис. Премьер- министр Факта срочно вызвал короля из его загородной резиденции в Рим. 27 октября около 8 часов вечера он встретил Виктора Эммануила на вокзале и получил его указание подготовить проект об объявлении осадного положения. Собственно план обороны был уже разработан и частично начал осуществляться. Ночью 28 октября две дороги из трех, по которым фашисты направлялись к Риму, были блокированы. Командующий армией генерал Бадольо в те дни заявил одному из своих друзей: «Дайте мне четыре пулеметных расчета — и я в один час очищу город от фашистов». Хотя в некоторых пунктах долины По и Центральной Италии военное командование поддержало фашистов, в важнейших городах — Турине, Милане, Болонье, Флоренции, Вероне, Генуе — армия осталась верной властям.

B 6 часов утра 28 октября, когда в Рим стали поступать сведения о приближении фашистов к столице, был созван Совет министров, который одобрил план обороны города и декрет о введении осадного положения. B 8 часов 30 минут премьер-министр Факта отправился к королю, чтобы получить официальное одобрение декрета. Министры ждали его возвращения. Когда премьер вернулся и сообщил, что король отказался подписать декрет, ему не поверили и предложили еще раз обратиться к монарху. Ho Виктор Эммануил вторично подтвердил свое решение. Предполагают, что королю намекнули на связи фашистов с герцогом Аостским, претендовавшим на престол, и, опасаясь дворцового переворота, тот предпочел пойти на компромисс с Муссолини. B тот же день, 28 октября, король поручил Саландре сформировать кабинет с участием фашистов. Им были предложены четыре портфеля. Муссолини готов был согласиться. Ho Бьянки уговаривал Муссолини (по телефону из Рима) требовать полноты власти, убеждая, что хозяин положения теперь он, «дуче».

Ha следующий день Муссолини получил официальную телеграмму из королевского дворца: его приглашали в Рим, чтобы возглавить правительство. Конфинду- стрия — штаб итальянских промышленников — просила «дуче» подтвердить согласие сформировать кабинет. Вечером 29 октября Муссолини приехал из Милана в Рим. Путь в столицу он совершил не во главе своей армии — просто приехал поездом. Таков был финал «фашистской революции». B народе ее с иронией называли «революцией в спальном вагоне».

Ha следующее утро, 30 октября, Муссолини в фашистской форме прибыл в королевский дворец. Обратившись к Виктору Эммануилу с напыщенной фразой: «Ваше величество, я возвращаю Вам Италию времен Витторио Венета, вновь возвеличенную победой». Муссолини вручил королю список так называемого национального правительства. B свой кабинет «дуче» включил представителей всех партий, кроме социалистов, коммунистов и республиканцев. Знаменательно, что в него были включены и два представителя от Народной партии.

Только после того как исход переворота был решен, «славные отряды революции» вступили в столицу. B тот день, 30 октября, шел проливной дождь, и улицы Рима были почти пусты. 31 октября состоялся парад фашистских сквадристов. Король и Муссолини принимали парад с балкона Палаццо Венеция. Сквадристы приветствовали их криками: «Да здравствует король!»

Фашистский переворот не встретил почти никакого сопротивления и со стороны парламентской оппозиции. Народная партия хранила молчание. Рабочий класс был расколот и дезориентирован после августовского поражения.

Фашисты, как выяснилось, установили контакты и с лидерами Конфедерации труда, а одному из них — Дж. Бальдези — был даже обещан портфель в национальном правительстве фашистов. (Правда, потом, ввиду протеста «капитанов индустрии», это обещание не было выполнено.)

Через две недели, 16 ноября 1922 r., собрался парламент. Муссолини выступил перед депутатами в качестве главы правительства со своей печально знаменитой «бивуачной» речью. «Я мог бы превратить эту тупую и бесцветную палату в солдатский бивак», — цинично заявил Муссолини. Угрожая роспуском парламента, он потребовал предоставить ему чрезвычайные полномочия. Только со скамей левых депутатов раздались крики протеста и возгласы: «Да здравствует парламент!» C яркой разоблачительной речью выступил Ф. Турати. «Это Конфедерация крупных промышленников дала вам программу... — заявил он. — Вы продадите всю Италию крупным промышленникам».

Муссолини получил, однако, вотум доверия большинства парламента. Против голосовали коммунисты, социалисты и республиканцы (116 депутатов), за доверие правительству Муссолини — 306 депутатов, в том числе либералы и представители Народной партии. Среди тех, кто отдал голоса Муссолини, были видные либералы — Джолитти, Орландо, Саландра, среди них был и один из лидеров Народной партии, будущий создатель Христианско-демократической партии А. Де Гаспери. Таким образом, фашистский переворот был санкционирован парламентом, вернее депутатами от буржуазных партий. Приход Муссолини к власти не был простой сменой кабинета, как тогда пытались представить это событие либералы. Муссолини получил чрезвычайные полномочия. Используя эти полномочия и имея в своем распоряжении вооруженные отряды, он получил возможность начать ломку традиционных либерально-демократических институтов, чтобы заменить их институтами тоталитарного фашистского государства. Италия стала, таким образом, одной из тех стран, где фашизм раньше всего одержал победу. Это свидетельствовало о глубине кризиса итальянского общества и государства, о слабости итальянской буржуазии, которая, столкнувшись с мощным рабочим движением, не могла дальше удерживать власть методами буржуазной демократии и перешла к открытой диктатуре. Победа фашизма в Италии стала возможной также потому, что рабочий класс и народные силы оказались расколоты и не смогли в решающий момент выступить единым антифашистским фронтом.

Фашистский режим Муссолини просуществовал немногим более двадцати лет. Это «черное двадцатилетие» было самым мрачным периодом в жизни итальянского народа.

Герб фашистов стал гербом фашистского государства. Он изображал секиру посреди связки прутьев. Эту символику фашисты заимствовали у Древнего Рима. Тогда связка прутьев и секира (фасция) были атрибутами власти должностных лиц. Фашисты так истолковывали свой герб: пучок прутьев символизирует «единство нации», и секира падет на голову того, кто посягнет на это единство. Эта символика раскрывает две характерные черты фашистского режима: с одной стороны, ликвидацию традиционных буржуазнодемократических свобод и введение режима террора и насилия, с другой — принудительное объединение масс в различные фашистские организации, постоянный контроль над ними и идеологическую обработку их фашистским государством.

B своем развитии фашистский режим в Италии прошел три периода: так называемый «переходный» (1922 — 1926), когда шел процесс постепенной фашизации режима при сохранении некоторых институтов буржуазного парламентского государства и оппозиции; период установления тоталитарной фашистской диктатуры (1926 — 1929) и последний — период так называемого корпоративного фашистского государства, которое окончательно так и не было достроено (1929 — 1943).

Различные политические деятели Италии по-разному оценивали фашистский переворот. Либералы поначалу считали происшедшее простой сменой кабинета, временным маневром.

Ф. Нитти писал в 1923 r., что после того, как фашистский эксперимент совершится, т.е. оппозиция рабочего класса будет ликвидирована, «все должно будет вернуться к нормальному положению и к конституционным порядкам..». Фашисты, напротив, пытались представить свой государственный переворот как революцию, которая якобы привела к власти «новый правящий класс», т.е. мелкую и среднюю буржуазию, поскольку фашистское движение в своей основе было движением мелкобуржуазным. Однако в действительности к этому времени идеология фашизма значительно эволюционировала и почти отождествилась с идеологией националистов, т.е. идеологией крупной буржуазии.

B феврале 1923 г. происходит организационное слияние фашистов и националистов в рамках фашистской партии. Видные теоретики национализма Коррадини, Федерцони становятся активными ее деятелями. Фашизм берет на вооружение националистическую доктрину активного вмешательства государства в экономику, и прежде всего идею протекционизма, соединив ее со своей доктриной корпораций.

B состав первого правительства Муссолини вошли не только фашисты, но и представители других буржуазных партий (либеральной, Народной). Посты министра промышленности и торговли, министра сельского хозяйства и министра общественных работ заняли ставленники плутократии — крупных предпринимателей и банкиров. Финансово-монополистические круги активно поддержали приход Муссолини к власти. Конфедерация промышленников уже 31 октября приветствовала создание «правительства реконструкции» и обещала ему всемерную поддержку. Крупнейший в Италии Коммерческий банк также незамедлительно поддержал фашистский переворот.

Ha первых порах Муссолини был вынужден считаться с парламентом, где далеко не располагал надежным большинством. Напомним, что в палате депутатов фашисты имели всего 35 мест, и парламент в любой момент мог заставить Муссолини подать в отставку. Буржуазные партии (за исключением крайне правых деятелей) рассматривали приход фашистов к власти как средство для подавления рабочей оппозиции и рассчитывали, что они включат их затем в парламентскую систему.

B массах Муссолини в тот период тоже пока не имел солидной опоры, фашистские профсоюзы оставались немногочисленными. Ha выборах в фабрично-заводские внутренние комиссии в 1922 г. фашистские кандидаты потерпели поражение. Антифашистские настроения отчетливо выявились на съезде Народной партии в апреле 1923 г.

He располагая достаточной поддержкой в стране, Муссолини взял курс на постепенный процесс ликвидации конституционных свобод. 15 декабря 1922 г. был создан «Большой фашистский совет» (БФС), в состав которого вошла Дирекция фашистской партии и министры-фашисты. БФС, возглавляемый Муссолини, стал высшим органом фашистской иерархии. Юридически он не имел законодательной власти (декреты издавал король, а законы — парламент), однако фактически БФС выполнял и законодательные функции. Он не только контролировал разработку декретов и законов до представления их в парламент, не только выступал с законодательной инициативой, но и в ряде случаев санкционировал декреты и даже декларировал документы конституционного характера, например, «Хартию труда», о которой будет сказано ниже. Наконец БФС фактически контролировал и деятельность правительства.

13 января 1923 г. БФС возвестил о создании Добровольной милиции по защите национальной безопасности, или, проще, фашистской милиции. Фактически речь шла о легализации фашистских отрядов чернорубашечников. Юридически они теперь должны были присягать на верность королю, но фактически находились на службе фашистской партии и непосредственно подчинялись главе правительства. Задачей фашистской милиции была провозглашена защита «прав революции». Это означало, что и после прихода Муссолини к власти чернорубашечники в нарушение законов продолжали громить рабочие организации, преследовать коммунистов и социалистов, срывать забастовки. B 1923 г. были арестованы почти все члены руководства КПИ во главе с Бордигой, лидер социалистов-максима- листов Серрати, организатор обороны Пармы Пичелли. Однако в результате протеста парламентской оппозиции суд освободил их.

Был введен декрет об ограничении свободы печати. Префектам было предоставлено право контролировать профсоюзы. Специальным декретом в 1923 г. празднование 1 Мая было запрещено. Национальным праздником труда был объявлен день 21 апреля — день основания Рима.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА МУССОЛИНИ

Буржуазные партии демократического и либерального толка считали жесткое наступление на демократию временным и полагали, что скоро начнется, как тогда говорили, «нормализация» режима. Что же касается новой социальной политики, то она встречала полное одобрение со стороны традиционных буржуазных партий, поскольку Муссолини стремился осуществить стабилизацию капитализма за счет рабочего класса и крестьянства в интересах промышленников и землевладельцев.

Уже в декабре 1922 г. Муссолини распустил парламентскую комиссию, созданную при Джолитти в целях расследования злоупотреблений предпринимателей, нажившихся на войне. Публикация итогов расследования была запрещена. Был отменен з'акон, в силу которого акции и ценные бумаги промышленных фирм и банков были ранее именными. Теперь акционерные об

щества могли оставаться анонимными (т.е. не указывались имена владельцев), и это давало возможность воротилам финансового капитала оставаться в тени. Позднее был отменен налог на наследование крупных состояний, налог на предметы роскоши.

Первоначальный курс правительства Муссолини означал, таким образом, отказ от государственного контроля над финансовой деятельностью монополий и банков. Правительство осуществило также частичную денационализацию, передав в ведение частного капитала телефон и телеграф. Вместе с тем в 1923 г. было возобновлено субсидирование сети государственных железных дорог и активнопроводилась их электрификация. C помощью государственных субсидий Муссолини спас от кризиса главный католический банк «Банко ди Рома». Были отпущены кредиты из государственного бюджета и итальянскому Коммерческому банку. Bo внешней политике фашистское правительство с самого начала вступило на путь агрессии. B августе 1923 г. оно спровоцировало конфликт с Грецией и оккупировало греческий остров Корфу. B сентябре того же.года Муссолини, нарушив Рапалльский договор, ввел свои войска в Фиуме. Однако это не укрепило международного положения Италии. Она по-прежнему находилась в зависимости от более сильных империалистических держав. Когда Англия, недовольная вторжением Италии на Корфу, потребовала удаления итальянских войск, Муссолини отозвал их обратно. B ряде других вопросов международной политики фашистская Италия также играла подчиненную роль по отношению к Англии, Франции и Соединенным Штатам Америки.

Правительство Муссолини возобновило торговые договоры с Францией, Австрией, Германией, Чехословакией, Венгрией, Советским Союзом. При этом осуществлялась политика промышленного протекционизма, поддерживались высокие таможенные тарифы на ввоз в Италию промышленных товаров, что обеспечило высокие цены на внутреннем рынке, в особенности на продукцию машиностроения, и стимулировало реорганизацию и развитие промышленности.

Политика, проводимая в интересах монополий, дала возможность предпринимателям справиться с последствиями экономического кризиса. Италия вступила в полосу промышленного подъема, который продолжался до 1929 г. Особенно интенсивно развивались металлургия и машиностроение. B этой области ведущее место заняли акционерные общества «ФИАТ» и «Фальк». B химической промышленности центральное место занимала группа «Монтекатини», в производстве искусственного шелка — компания «СНИА». B интересах этих господствующих в экономике групп правительство проводило политику регулирования внутреннего рынка, в частности, в 1926 г. были вновь повышены цены на промышленные товары. B 1920 — 1928 гг. промышленное производство увеличилось на 60%, показатели среднегодового промышленного производства Италии превосходили таковые для стран Западной Европы. Однако непродолжительность этого периода и общая экономическая отсталость Италии стали причиной того, что в межвоенные годы она не достигла промышленного подъема и не догнала передовые капиталистические страны по уровню основных отраслей производства.

Стабилизация и подъем экономики осуществлялись прежде всего за счет усиления эксплуатации трудящихся, чему способствовал фашистский режим. Декретом правительства в 1923 г. был фактически отменен 8-часовой рабочий день. Право на забастовку было ограничено. Заработная плата рабочих неуклонно снижалась. Быстро росли цены на продукты питания. Государственный контроль над квартплатой был отменен. Разгром социалистических профсоюзов лишил рабочих возможности эффективной борьбы в защиту своих экономических прав.

Аграрная политика Муссолини отвечала интересам крупных землевладельцев. Они вновь получали государственные субсидии и льготы по платежам. Законы Визокки были отменены уже в январе 1923 г. Условия арендных договоров ухудшились: землевладельцы снова могли без ограничений взвинчивать арендную плату, по своему произволу сгонять арендаторов с земли.

Наконец в 1925 г. в интересах помещиков-лати- фундистов и крупных аграриев были введены высокие пошлины на ввоз зерна, в результате чего цены на хлеб на внутреннем рынке выросли на 40%. Таким образом, Муссолини, вернулся к политике «дорогого хлеба», традиционной для правящего в Италии реакционного блока крупных промышленников и латифундистов Юга.

Вмешательство государства в область сельскохозяйственной экономики проявилось также в политике освоения залежных и пустующих земель на Юге Италии и в Сицилии. Эта политика, провозглашенная Муссолини в 1925 г. и получившая громкое название «битвы за хлеб», поощряла крупных аграриев и помещиков, производивших пшеницу.

B 1926 г. фашистским правительством был разработан план «интегральной мелиорации», рассчитанный на 14 лет. План предусматривал проведение широких мелиоративных работ и создание для этих целей аграрных консорциумов, ведущая роль в которых отводилась финансовому капиталу. Политика фашизма в деревне способствовала проникновению в сельское хозяйство финансового капитала, а также была связана с далеко идущими националистическими целями — Италия должна была обеспечить себя хлебом на случай будущей «большой» войны за передел мира.

<< | >>
Источник: A. H. Бадак, И. E. Войнич, H. M. Волчек.. Всемирная история: Мир в период создания CCCP, 2005. 2005

Еще по теме «ПОХОД HA РИМ»:

  1. Глава 7. Древний Рим
  2. Зачем строили Рим?
  3. Рим принимает наследство
  4. Политическая концепция «Москва — третий Рим»
  5. 4. Как Рим стал центром державы?
  6. Рим под властью этрусков
  7. Глава 7. Древний Рим.
  8. II. Рим
  9. Рим на берегах Залива
  10. Рим — Сицилия— Карфаген
  11. Германцы и Рим
  12. Входит Рим