<<
>>

Несчастья, обрушившиеся на Рим

В 218 г. до н. э. изумленный и униженный Сципион, обнаружив, что армия врага, насчитывавшая двадцать шесть тысяч человек, закрепилась в Цизальпинской Галлии, пылал гневом, двинулся на север.

Первый раз армии встретились у реки Тицин, впадающей с севера в реку По. Здесь произошло короткое кавалерийское сражение, и римляне были разбиты. Сципион получил серьезные раны и, как гласит предание, погиб бы, если бы ему на выручку не пришел его девятнадцатилетний сын (и тезка). О нем мы еще услышим.

Сципион и его армия сумели переправиться через реку По и отошли на восток к реке Требия, впадающей в По с юга. Здесь Сципион стал ждать подхода армии второго консула, Тиберия Семпрония Лонга, внимательно наблюдая за войском Ганнибала. Две армии разделяла река — римляне стояли на правом ее берегу, а карфагеняне — на левом.

Ганнибал жаждал боя — он опасался, что римляне отступят и сохранят свою армию, и не сомневался, что в бою непременно разобьет ее. Поэтому, когда прибыло войско Семпрония, Ганнибал не пошевелил и пальцем, чтобы помешать войскам врага соединиться. Объединившись, они почувствуют себя достаточно сильными, чтобы дать бой.

Сципион уже убедился, какой сильный противник Ганнибал, и настаивал на отступлении, несмотря на то что получил помощь. Семпроний, однако, еще не видел Ганнибала в деле и рвался в бой, не желая слушать никаких разговоров об отступлении.

Ганнибал решил заставить римлян перейти реку. Он послал на их берег отряд кавалерии; римляне атаковали его, и после непродолжительного сопротивления карфагеняне поскакали назад. Римляне пустились вдогонку; римская пехота, предвкушая победу, бросилась в воды реки, чтобы перейти на тот берег и разгромить врага.

Стояла зима, и вода была ледяной. Римляне вышли на другой берег промокшие и продрогшие до костей. Кавалерия врага свернула вбок, и римляне вдруг обнаружили, что перед ними стоит вся армия Ганнибала, сухая и готовая к бою.

Храбро бились римские легионеры, врубаясь в линии противника, но карфагенская кавалерия, получившая подкрепление, кружила вокруг и с помощью боевых слонов смяла фланги римлян и обратила в бегство римскую конницу. Тогда младший брат Ганнибала, Магон, который оставался в резерве с двумя тысячами воинов, увидев, что наступил подходящий момент, атаковал легионеров с тыла.

Ожесточенно отбиваясь от врага и неся огромные потери, часть римской армии сумела спастись. Римляне сохранили гарнизоны в двух крепостях на реке По, Плаценции и Кремоне, но им пришлось уйти из Цизальпинской Галлии, завоеванной всего четыре года назад. Галлы возликовали, освободившись от власти римлян, и тут же создали союз с Ганнибалом. Так что жертвы, на которые он пошел, чтобы попасть в Италию, были вознаграждены.

Сципион, не сумевший остановить Ганнибала, снова был послан в Испанию, чтобы действовать у него в тылу, а для борьбы с ужасным карфагенянином готовились новые полководцы.

Если раньше римляне были рассержены, то теперь они просто пришли в ярость. Ганнибал продвигался на юг, и его необходимо было остановить. Для этого выслали новую армию под командованием Фламиния, завоевателя Цизальпинской Галлии.

Фламинию не пришлось далеко идти, чтобы встретить Ганнибала. Карфагеняне пересекли северную Этрурию и весной 217 г. до н. э. двинулись на восток и вышли к Тразимеискому озеру. По пути Ганнибал ослеп на один глаз, но оставшимся видел лучше, чем многие римские полноводны двумя, как выяснилось позднее.

Фламиний искал его, горя желанием сразиться, но, к несчастью для Рима, он был никудышным военачальником. он так жаждал найти карфагенянина и разбить его, что вовсе забыл об осторожности и даже не выслал вперед разведчиков, чтобы узнать обстановку. Ганнибал, возможно, был наслышан о неосмотрительности Фламиния и рассчитывал на это.

Остановившись у Тразименского озера, Ганнибал увидел узкую дорогу, проходившую между берегом и грядой холмов. Он спрятал за этой грядой свою армию и стал ждать. Утром появилось римское войско, двигавшееся по узкой дороге; легкий туман скрыл от него врага, ждавшего подходящего момента для атаки. Когда римляне растянулись узкой цепочкой вдоль всей дороги, карфагеняне напали на них по всему фронту и поубивали.

Римляне не успели даже выхватить оружие, и из каждого десятка солдат уцелел всего один. Армия перестала существовать; Фламиний тоже был убит.

К ужасу римлян, вторая армия, посланная против Ганнибала, гораздо большая, чем первая, потерпела сокрушительный разгром.

Римляне уже больше не гневались, они дрожали от страха. Никогда еще со времен опустошительного галльского нашествия почти два века назад такая ужасная опасность не нависала над Римом, Казалось, Ганнибал был чародеем — ни одна армия не могла ему противостоять.

Римляне назначили диктатора, Квинтия Фабия Максима, внука и тезку полководца, который разгромил галлов почти восемьдесят лет назад.

Фабий не сделал ни шагу навстречу Ганнибалу. Он видел свою задачу в том, чтобы сохранить армию и терпеливо ждать своего часа.

Ганнибал мог бы идти прямо на Рим, но он хорошо знал, что сейчас этого делать нельзя. Он громил неосторожных римских военачальников на открытой местности, но его армия была слишком мала, чтобы взять такой большой город. Кроме того, вдали от родины Ганнибал не мог рассчитывать на подкрепление. Он понимал, что не сумеет своими силами осадить Рим, ему требовалась помощь. И он рассчитывал получить ее от италийских союзников Рима.

Именно поэтому он пошел сначала на восток, а потом на юг. Обходя Рим издалека, он шел по тем землям, где жили самнитские племена, которые он хотел взбунтовать против Рима. Чтобы подбодрить их, он велел отпустить домой всех италийских пленных без выкупа. И тогда, когда вся Италия (как он надеялся) объединится вокруг него, а Рим останется без союзников и друзей, он сможет напасть на него и сокрушить.

Однако Ганнибал просчитался. Римская военная машина могла давать сбои, но римское государство держалось не мощью армии, а политической прозорливостью его деятелей. Италийские города оценили эффективность римского правления; кроме того, власть римлян принесла им процветание и богатство. Они конечно же мечтали о независимости, по при этом хорошо понимали. что, став союзниками Ганнибала, не получат ее, а попадут под власть Карфагена, которая для них была хуже римской.

Более того, римский диктатор Фабий спутал все планы Ганнибала. Вместо того чтобы вступить в сражение, он шел параллельно или навстречу флангам Ганнибаловой армии, отбивая от нее отдельные отряды, «откусывая» здесь и «отщипывая» там. Но ему всегда удавалось избежать открытого боя, как бы Ганнибал ни провоцировал его. Фабий получил за такие действия прозвище Кунктатор («отлагатель»), (До сих пор выражение «политика Фабия» означает политику проволочек и терпения, а также стремление избегать открытых столкновений.)

Фабий, применяя подобную тактику, медленно подрывал мощь Ганнибаловой армии, но шли месяцы, и римляне начали выражать все большее и большее недовольство такой политикой. Она казалась им недостойной римлян, позорящей их честь. Прошло время, они оправились от шока, вызванного двумя сокрушительными поражениями, и им стало казаться, что Ганнибал не так уж и страшен. Многие думали, что необходимо нанести сильный, точный удар. Фабия Кунктатора объявили трусом, недостойным носить имя «римлянина».

Один из самых яростных критиков политики Фабия, Гай Терентий Варрон, был избран консулом в 216 г. до н. э. (537 г. AUC), а вместе с ним — более осторожный Луций Эмилий Павл.

Фабий был отозван, и оба консула приняли решение найти Ганнибала и вступить с ним в бой. Они нашли его у Каии, недалеко от побережья Адриатического моря, в двухстах милях на юго-восток от Рима. (Перейдя через Альпы, Ганнибал в течение полутора лет прошел почти всю Италию с севера на юг.)

Консулы разделили командование — один день армией руководил Варрон, другой — Павл. Когда наступала очередь Варрона командовать, он просто сгорал от нетерпения сразиться с Ганнибалом. Его войско превосходило по численности армии Семпрония и Фламиния и было почти вдвое больше армии Ганнибала — восемьдесят шесть тысяч против пятидесяти тысяч. С таким преимуществом римляне никак не могли потерпеть поражение.

Ганнибал, невзирая на численное преимущество противника, решил потешить Варрона и дал ему сражение, о котором тот так мечтал. Карфагенская пехота наступала, выстроившись полукругом, а когда римляне атаковали, стала медленно отходить назад. Линия воинов постепенно выровнялась, а потом солдаты, стоявшие в центре, начали отходить, от чего их строй стал напоминать вогнутую дугу.

Однако фланги карфагенян не двигались. Римляне, в пылу сражения, не обратили на это внимания. Центр карфагенского войска, похоже вот-вот дрогнет — еще один рывок, и линия карфагенян будет прорвана, а битва — закончена.

Но в своем неудержимом наступлении римляне оказались внутри коридора, образованного рядами карфагенян. Римляне сражались в тесноте — они не могли даже как следует размахнуться мечами, так что их численное преимущество превратилось в помеху. По сигналу Ганнибала фланги карфагенской армии сомкнулись, и карфагенская конница, отогнавшая и рассеявшая кавалерию римлян, напала на врага с тыла.

Римская армия оказалась в мешке, и Ганнибал просто «перевязал» его горловину, обрекая противника на верную гибель. Римские воины гибли десятками тысяч, и консул Павл оказался среди погибших. Почти никто не спасся. (Варрону удалось вырваться, но он предпочел самоубийство возвращению в Рим.) Это было самое крупное поражение Рима в годы величия.

Рим собрал третью армию, более сильную, чем первые две, и потерпел третье поражение, еще более сокрушительное, чем первые два. Сражение при Каннах считается классическим примером «битвы на истребление»; оно является лучшей иллюстрацией того, как более слабая армия полностью уничтожила более сильную благодаря гению своего полководца.

Были и другие военачальники, побеждавшие огромные армии со своим небольшим войском. Александр Великий сокрушал гигантские персидские армии, а Роберт Клив — огромные армии индусов, имея в своем распоряжении довольно мало людей. Однако их противники были плохо обучены и не имели талантливых полководцев. Ганнибал, однако, сражался с самой сильной армией Древнего мира, ибо римляне в течение нескольких веков до Ганнибала были непобедимы и вновь стали непобедимыми после его смерти. Поэтому многие считают Ганнибала величайшим полководцем всех времен и народов.

<< | >>
Источник: Айзек Азимов. Римская республика. От семи царей до республиканского правления. 2003

Еще по теме Несчастья, обрушившиеся на Рим:

  1. ВЕЩИ, ПРИНОСЯЩИЕ НЕСЧАСТЬЯ
  2. Глава 7. Древний Рим
  3. Зачем строили Рим?
  4. Рим принимает наследство
  5. «ПОХОД HA РИМ»
  6. Политическая концепция «Москва — третий Рим»
  7. 4. Как Рим стал центром державы?
  8. Рим под властью этрусков
  9. Глава 7. Древний Рим.
  10. II. Рим
  11. Рим на берегах Залива
  12. Рим — Сицилия— Карфаген
  13. Германцы и Рим
  14. Входит Рим
  15. Рим в Китае
  16. § 11. Античный Рим
  17. 1. Рим: каким он был. Путь Рима к величию и закату
  18. Учение «Москва - Третий Рим» Филофея
  19. Москва – Третий Рим