<<
>>

Способы борьбы.

В психологической и специальной литературе, посвященной анализу отдельных видов конфликтной деятельности, часто упоминается о разнообразных способах борьбы. Пишут о необходимости координировать силы, маскировать собственные планы, бороться за овладение инициативой и т.

п. Причем описание указанных приемов дается вне какой-либо теоретической системы.

Мы сделали попытку систематизировать имеющийся материал. Как уже отмечалось, в конфликтной деятельности следует различать две стороны - внешнюю и внутреннюю. С внешней стороны конфликтная деятельность предстает как реальное столкновение противодействующих сил. Внутренняя сторона конфликтной деятельности выражается в рефлексивном взаимодействии сторон, каждая из которых принимает, сообщает и использует информацию друг о друге и установлении своеобразных отношений между соперниками. Особую роль в этих взаимоотношениях приобретает эмоционально-волевой потенциал, который проявляется в установке "на борьбу", возможности воздействовать на эмоционально-волевую сферу характера соперника, управлять его поведением или, наоборот, подчиняться его воздействиям.

Для выявления специфики различных способов борьбы мы провели анализ, исходя из условного разделения внешней и внутренней сторон конфликта. При одном подходе, отвлекаясь от внутренней стороны конфликта и рассматривая преимущественно его внешнюю сторону, мы опирались на изучение предмета данной деятельности. Другой подход, выделяющий внутреннюю сторону, дал возможность исследовать методы борьбы, при которых в анализе ситуации учитывалась и личность противников. При первом подходе были выделены следующие основные принципы деятельности, обобщающие различные конкретные способы ее осуществления: 1) концентрация сил; 2) координация сил; 3) нанесение удара в наиболее уязвимое место; 4) экономия сил и времени.

Принцип концентрации сил указывает на необходимость обеспечить превосходство сил в решающем месте и в решающий период противоборства. Яркие иллюстрации содержит военная история. Так, об А. В. Суворове говорили, что он воюет "не числом, а уменьем". Его военное искусство проявлялось прежде всего в том, что он умел сосредоточить превосходящие силы для нанесения удара в решающем участке сражения и в нужный момент. Так он побеждал в битвах при Рымнике, Фокшанах и других, хотя общее численное превосходство было на стороне неприятеля.

В шахматной борьбе решающие события часто связаны с нападением на короля. X. Р. Капабланка указывал, что в подобных ситуациях атакующий обязан привлечь к наступлению возможный максимум фигур. В шахматах имеется понятие "коэффициент штурма", содержащее глубокую мысль о необходимости превосходства сил в главном пункте сражения. Следует, однако, отметить, что как в шахматах, так и в других видах конфликтной деятельности под превосходством сил нельзя понимать формальное количественное большинство. Так, например, ценность шахматных фигур - не абсолютная и неизменная величина. Относительная ценность фигуры зависит от ее расположения (в центре конь имеет восемь возможных ходов, в углу доски лишь два), от взаимодействия с другими силами и других факторов.

Наряду с концентрацией собственных сил следует противодействовать концентрации сил противника.

В одной из партий своего матча с Б. Спасским (1974 г.) А. Карпов дал возможность сопернику далеко продвинуть пешку. Б. Спасский неосторожно воспользовался этой возможностью и в эндшпиле проиграл, поскольку его силы оказались раздробленными.

Разумеется, концентрацию не следует понимать прямолинейно - только как нагромождение сил на узком участке борьбы. Но необходимо иметь возможность быстро перебросить нужные силы в район сражения. Требуется, следовательно, определенная координация между силами, участвующими в борьбе.

Принцип координации предусматривает такое расположение сил, при котором они обладали бы высокой мобильностью и могли бы при необходимости быстро перемещаться в нужное место. В шахматах это находит свое выражение уже в начальной стадии партии. Быстрое развитие сил - правило игры в дебюте. Важная роль при этом отводится центру. Ведь находясь в центре, любая фигура обладает большим радиусом действия. Вообще овладение пространством является существенным условием успешной координации сил и, в частности, их мобильности. Большее пространство дает лучшие возможности для маневрирования и передислокации сил, а ограниченность имеющегося пространства нередко создает излишнюю скученность сил, ненужное дублирование и трудности в передвижении (особенно с одного фланга на другой).

Следует отметить, что помимо ценности отдельных фигур существует ценность их координированного действия. "Подобно тому, как для целей защиты, для целей сопротивления фаланга является самой сильной формой пешечного строя, потому что она отличается наибольшей гибкостью, так и в координировании действия фигур для этих целей сила заключается во взаимном дополнении, а не в дублировании действий. Два слона всегда дополняют друг друга, в их действиях всегда ощущается ценность координации... Короче говоря, идея "фаланги" распространяется и на фигуры", - указывал Эм. Ласкер [101, стр.

Куда должно быть направлено нападение? Ласкер пишет: "...Мастер сосредоточенно и добросовестно выбирает у противника пункт, где сопротивляемость наиболее слаба, и направляет туда свои атакующие силы" [101, стр. 197]. Таким образом, по Ласкеру, целью нападения должна быть линия наименьшего сопротивления в лагере противника.

Однако полностью согласиться с этим утверждением нельзя. Представим такую ситуацию: отступающий противник сохраняет боеспособное соединение и несколько разрозненных, деморализованных групп. Наиболее слабые войска - разрозненные группы, но вряд ли по ним должен быть нанесен удар. Нельзя терять времени и дать противнику оправиться, прельщаясь легкой добычей. Удар должен быть нанесен по еще дееспособным частям.

Конечно, для нападения должна выбираться достижимая цель, но при этом необходимо стремиться поразить наиболее важный для "жизнедеятельности" противника объект, вывести из строя те элементы, от которых зависит устойчивость всей данной системы. Укажем для примера на эффективность ударов по штабам и коммуникациям на войне. В шахматах наиболее привлекательна в этом плане атака на короля. Однако не всегда для нее есть объективные предпосылки. В таких случаях рассматриваются другие, наиболее реальные цели. И среди этих целей предпочтительней выбрать ту, которая направлена на относительно более значимые объекты в построении противника.

Таким образом, при определении направления удара должна учитываться не только и не столько слабость сил противника в этом месте, но и относительная ценность объекта нападения в данный момент противоборства. Поэтому правильнее говорить не об ударе по линии наименьшего сопротивления, а об ударе по наиболее уязвимому месту в расположении противника.

Принцип нанесения удара в наиболее уязвимое место нашел выражение во многих конкретных шахматных рекомендациях: атаку пешечной цепи советуют начинать с ее основания (базы), ладьи ставить на 7-ю (2-ю) горизонтали и т. д. В собственном лагере необходимо обеспечить достаточной защитой наиболее важные пункты. А. Нимцович назвал подобный прием "избыточной защитой". Но это - метафоричное выражение. По сути дела речь идет о необходимой и достаточной, но не излишней обороне.

Принцип экономного расходования сил и времени выражает требование соизмерности целей и средств. Так, излишне и опасно наращивать большие силы там, где можно решить дело гораздо меньшими. Неоправданная концентрация сил в каком-либо месте ослабляет другие участки сражения и предоставляет противнику встречные возможности.

Справедливо правило: не ходить в дебюте одной и той же фигурой. Такая потеря времени приводит к замедлению мобилизации собственных сил, и противник сумеет быстрее сконцентрировать фигуры для решающего удара.

При защите приходится идти на уступки. Однако следует делать лишь вынужденные уступки, и ни на йоту больше. X. Р. Капабланка советовал пользоваться лишь тем количеством сил, которые нужны для достижения цели.

Принцип экономии ярко проявляется и при наступлении: необходимо обрушить максимальные силы на отступающего противника, чтобы завершить его разгром. Здесь нет противоречия, требование усилить ударную мощь, в сущности, дает экономию сил и времени, которые потребовались бы, чтобы бороться с оправившимся из-за промедления соперником. В. Стейниц говорил, что владеющий преимуществом должен атаковать под угрозой потери своего преимущества.

Теория различных видов конфликтной деятельности основывается на указанных принципах. В шахматах эти принципы выражаются в многочисленных положениях стратегии и тактики.

Перейдем теперь к характеристике способов борьбы, выделяя преимущественное значение внутренней стороны конфликта. Анализ показал, что в противоборстве используются разные методы борьбы: общие и частные. Общие методы содержат рекомендации, пригодные для поведения в самых разнообразных ситуациях и по отношению к различным противникам. В частных методах (или, лучше сказать, приемах) реализуются рекомендации общих методов на основе анализа данной предметной ситуации и учета индивидуальных особенностей конкретных противников.

Общие методы борьбы с личностью противника следующие.

1. Создание противнику максимальных трудностей.

2. Маскировка собственных намерений и дезинформация противника.

3. Активность.

В шахматах широко пользуются методом создания трудностей противнику. Большей частью он применяется вполне осознанно. Так, М. Таль и другие шахматисты, веря в свои способности к расчету вариантов, сознательно создают сложные, насыщенные комбинационными возможностями позиции. Трудности создаются на основании знания стиля противника (см. Талем, например, справедливо предпочитают вести строго позиционную борьбу, а с Л. Портишем, наоборот, - острокомбинационную) и особенностей его характера. Собственное поведение, проявление уверенности и самообладания также создает трудности для противника. "Я проиграл потому, что К. с невозмутимым видом продолжал борьбу в ясной ничейной позиции", - рассказывал гроссмейстер Э. Гуфельд.

Широко используется в борьбе маскировка. Маскировка выражается в создании ложных угроз, отвлекающих ударов на второстепенном участке борьбы и прочих приемах. Если удается успешная дезинформация противника, то осуществление истинной цели сопровождается психологическим эффектом внезапности. Внезапность - обычный компонент действий, рассчитанных на введение противника в заблуждение. Внезапность нередко вызывает ошибку противника. Объясняется это тем, что обычно трудно перестроиться на решение новых проблем при резком изменении характера борьбы.

Однако эффект внезапности кратковременный. Применение нерациональных действий, рассчитанных только на неожиданность, оправдывается сравнительно редко (в цейтноте или других трудных ситуациях, а также тогда, когда ответственное ответное решение надо принять немедленно, на следующем ходу). Поэтому как самоцель игра на внезапность не может быть рекомендована. Но если обоснованные решения сочетаются с неожиданностью их осуществления, то они оказывают более сильное воздействие на противника. Отсутствие шаблона в действиях обычно сопровождается внезапностью. Поэтому творческие решения в борьбе приобретают как бы двойную силу: помимо объективной значимости они воздействуют на противника и внезапностью.

Огромное значение в конфликте принадлежит активности. Активность нельзя механически отождествлять с наступлением. Можно активно обороняться и пассивно вести атаку. Активность характеризует отношение личности в борьбе. Это отношение отличается отказом от компромиссов и стремлением к борьбе до исчерпания разумных возможностей. Обычно активность сочетается с уверенностью в своих силах, оптимизмом, неудовлетворенностью нынешним уровнем и решимостью достичь большего.

Обратимся к конкретным приемам борьбы.

1. Согласие с противником. Применяется тогда, когда удается заранее обнаружить изъян в замыслах противника. Обычно это случается при далеком расчете вариантов или при оценке воображаемой позиции, которая существенно отличается от наличной. Игровыми действиями и поведением демонстрируется полная покорность целям противника. Но эта покорность временная и мнимая, ибо заранее определен тот рубеж, до которого можно следовать "версии" противника.

М. Ботвинник так описывал свой решающий поединок в борьбе за первое место с А. Котовым на финише XI чемпионата СССР: "После долгих колебаний мой выбор пал на защиту Нимцовича. Я вполне основательно полагал, что мой противник также готовится к партии, и не ошибся. Котов внимательно наблюдал за моей игрой в турнире. Он видел, как я разыграл защиту Нимцовича в партии с Макогоновым, и заметил, что при избранном мной порядке ходов может перевести игру в защиту Рагозина, до сих пор расценивавшуюся "теорией" к выгоде белых. На этом свои анализы Котов, вероятно, и закончил. Я же подготовку продолжил, просмотрел несколько партий, игранных защитой Рагозина, и пришел к выводу, что она дает черным равные шансы. Так оно и вышло: мы начали партию защитой Нимцовича, затем игра перешла в защиту Рагозина, и мой противник явно начал чувствовать себя не совсем уверенно. Со стороны белых последовало два-три незаметных промаха - Котов, безусловно, не предвидел некоторых ответов черных, и хотя в одном месте я сам не сыграл сильнейшим образом, но преимущества уже не выпустил и на 38 ходу довел партию до победы" [22, стр. 11].

Прием согласия часто применяется для скрытой подготовки контрнаступления. Он используется успешнее тогда, когда противник находит какую-нибудь заманчивую идею, которая представляется ему очень эффективной. В такие моменты увлеченный соперник часто не обращает внимания на встречные возможности. Прием согласия обычно "срабатывает" против людей, отличающихся излишней самоуверенностью и некритичностью.

2. Заманивание. В отличие от ситуаций, характерных для использования приема согласия, здесь противник еще не выбрал определенного плана. Смысл приема заманивания как раз и состоит в том, чтобы "помочь" противнику сделать выбор. Для этого он провоцируется на активные действия какой-ни будь "приманкой" - жертвой материала, перспективой атаки, захвата пространства и т. д. Расчет основан на том, что противник увлечется внешними достоинствами предложенных возможностей, утратит объективность и не примет во внимание невыгодные последствия. Часто заманивание основывается на "приманке" материального характера. Укажем, к примеру, на так называемое "пешкоедство" в дебюте и другие случаи не вынужденного принятия жертв.

Заманивание - обоюдоострый прием борьбы из-за опасности сделать такие уступки противнику, которые могут оказаться непоправимыми. Определение допустимой грани заманивания - трудная проблема, решение которой каждый раз основывается на учете состояния противника и конкретного своеобразия позиции на доске.

3. Выжидание. Этот способ борьбы имеет большое сходство с приемом заманивания. Здесь противник также еще не выбрал определенного плана и тоже провоцируется на активные, но невыгодные для него действия. Однако в отличие от заманивания, при котором противник провоцируется каким-либо действием другой стороны ("приманкой"), при выжидании явных попыток повлиять на выбор противника не делается. Другая сторона занимает в этот момент внешне нейтральную позицию.

Для иллюстрации расскажем о 22-й партии матча Петросян - Спасский (1966 г.). Для того чтобы стать чемпионом мира, Б. Спасскому было необходимо из трех оставшихся партий две выиграть и одну свести вничью. В указанной партии Т. Петросян добился небольшого преимущества, но в третий раз сознательно повторил позицию, предлагая сопернику нелегкий выбор - либо удовлетвориться ничьей, либо пытаться играть на выигрыш, несмотря на вынужденное дальнейшее ухудшение позиции. Выжидательная тактика Т. Пет росяна оказалась в данном случае вполне обоснованной. Б. Спасский принял решение продолжать борьбу. Но риск оказался неоправданным, и он быстро проиграл.

Прием выжидания часто приносит успех тогда, когда ситуация, сложившаяся на соревновании, вынуждает противника играть только на выигрыш. Правда, следует подчеркнуть, что применение выжидательной тактики не должно быть продолжительным. Она оправдана лишь в критические моменты, когда противник имеет возможность сделать чересчур рискованный выбор. Постоянное же выжидание в игре свидетельствует о пассивности мышления шахматиста.

Были рассмотрены приемы, которые, как нетрудно заметить, имеют много общего. По первому впечатлению они носят пассивный характер. Однако такое представление односторонне. В них противнику предоставляется кажущаяся свобода выбора, но в действительности противник провоцируется на определенные другой стороной "активные" действия, которые в конечном счете встречают опровержение.

Указанные приемы особенно эффективны по отношению к лицам, отличающимся излишней самоуверенностью и малой самокритичностью. Таким людям, как правило, не свойственно глубокое понимание других и они проецируют собственное состояние на соперника.

Применение этих приемов требует наличия высокоразвитого критико-аналитического склада ума, умения непрестанно искать и находить недочеты и промахи в расчетах противника. Именно такими качествами обладал Эм. Ласкер и обладает В. Корчной. Эти шахматисты часто и с большим успехом применяли рассмотренные приемы на практике.

Обратимся теперь к другим приемам, которым присуще то, что и внешняя форма их проявления носит активный характер.

4. Демонстрация ложной цели. Определена истинная цель действий, но она пока скрывается. Предполагается, что противник, занятый противодействием проводимым в данный момент операциям, выражающим ложную цель, отведет свои силы от критического района сражения. Кроме того, успешная демонстрация ложной цели даст возможность осуществить истинную цель неожиданно для противника. Таким образом, демонстрация ложной цели является обычно этапом, предшествующим основной акции.

В качестве ложной цели часто используются отвлекающие маневры на фланге, чтобы заставить противника передислоцировать туда свои силы. После этого наносится главный удар в другом районе доски. Указанный прием обычно применяется при наличии преимущества в пространстве - это позволяет быстро перебрасывать силы из одного участка доски в другой. А стесненный ограниченным пространством противник не имеет возможности столь же быстро реагировать на передвижение сил другой стороны - в стесненном положении фигуры мешают друг другу перемещаться.

Эффективность рассматриваемого приема зависит от правдоподобия цели, используемой для дезинформации. Ложная цель должна быть обоснованной с точки зрения логики происходящей борьбы. Использование в качестве ложной цели неоправданных продолжений может принести только вред - противник насторожится и будет искать действенные угрозы.

В связи с этим следует сказать о ловушках. Ловушки хороши, когда они сопутствуют целесообразному плану игры. Пренебрежение апробированными принципами деятельности и игра на ловушки ради них самих, как правило, не приводит к успеху.

5. Сохранение многообразия возможностей. Этот прием основан на понимании того, что человеку психологически трудно длительное время находиться в состоянии неопределенности при ожидании опасности. Недаром говорится, что угроза сильнее своего исполнения. Если приходится считаться со многими угрозами со стороны противника, то трудно сохранить хладнокровие и верно определить наиболее вероятные его действия.

На практике указанный прием часто проявляется в отказе от упрощений, сознательном усложнении борьбы и задержке выбора строго определенного плана игры. С большим искусством применяли этот прием Эм. Ласкер, А. Алехин, М. Таль. Может показаться, что этот прием похож на выжидательную тактику. Однако это не так. Созданием многочисленных угроз отнюдь не провоцируются активные наступательные действия противника (как при выжидании), а, напротив, стремятся вызвать лишь оборонительные меры с его стороны.

Многие шахматисты указывали на трудность игры против М. Таля. Он на каждом ходу создавал разнообразные угрозы, с которыми приходилось считаться. Нередко утомленные непрестанным отражением опасности мастера ошибались и проигрывали. Следует отметить, что подобная манера игры требует от шахматиста большой энергии и выносливости.

Рассматриваемый прием используется и при дебютной подготовке. Так, например, В. Корчной решил применить в матче с С. Решевским (1969 г.) в каждой партии разные дебютные варианты. Этим он хотел затруднить подготовку соперника. Похожей тактики придерживался Р. Фишер в матче против Б. Спасского.

6. Блеф. Этим термином мы обозначили сознательные действия с целью резко изменить невыгодный ход борьбы. Для этого применяются средства авантюрного характера. Риск здесь очень велик. Если противник найдет правильное возражение, то немедленно предопределяется плачевный результат партии. К таким отчаянным мерам обычно прибегают тогда, когда иные продолжения не оставляют надежд на достижение цели. Для успешного применения этого приема особенно важна скрытность его подготовки, внезапность осуществления и постановка перед противником трудных, не тривиальных задач.

Укажем также на следующую важную предпосылку эффективного применения блефа: этот прием часто "проходит" тогда, когда ранее в сходных по характеру борьбы позициях, против того же шахматиста тоже применялись крайне рискованные действия, при проверке оказывавшиеся обоснованными. Понятно отношение противника: неоднократно проверив рискованные акции, он постепенно начинает доверять расчету партнера и некритически подходить к анализу ситуации, в которой тот блейфует. Эм. Ласкеру, М. Талю и другим мастерам в ряде случаев удавался необоснованный риск. Объяснение их успехов, в частности, состоит в том, что они умели "приучать" противников доверять их рискованным действиям, а затем тонко находили момент для блефа.

Заметим, однако, что использование этого приема, кроме случаев крайней необходимости, представляется неоправданным. Расскажем об эпизоде, имевшем место в 5-й партии матча Ларсен - Таль (1969 г.). К этому моменту счет был 3:1 в пользу датского шахматиста. М. Таль говорил: "Если учесть, что до формального окончания поединка оставалось четыре партии, станет понятно, что я должен был стремиться к победе любой ценой". К 21-му ходу возникла позиция, где лучшей возможностью для черных было объявить вечный шах. Но М. Таля такой результат никоим образом не устраивал. Он рассказывал: "Очевидно, что черные могут форсировать вечный шах. Однако при создавшейся спортивной ситуации ничейный исход для черных мало чем отличается от поражения. Я продумал полтора часа и принял совершенно сознательное решение идти на спортивный риск" [186, стр. 25].

Б. Ларсен был обескуражен выбором М. Таля, через несколько ходов допустил непоправимую ошибку и проиграл партию. "Сжигая мосты, М. Таль, очевидно, учитывал нелюбовь соперника к защите, а также то, что уступка, раньше сделанная в этой партии Б. Ларсеном (он согласился форсировать ничейный вариант в позиции с преимуществом), свидетельствовала о его неуверенной игре в тот день". Поэтому, когда борьба вспыхнула с новой силой, Б. Ларсену не удалось быстро перестроиться на решение задач бескомпромиссного характера. Сказалось, видимо, также излишнее доверие Б. Ларсена к умению М. Таля разыгрывать острокомбинационные позиции.

7. Демонстрация истинных целей. Во многих ситуациях раскрывать свои истинные цели невыгодно и поэтому используются различные формы маскировки. Однако в некоторых случаях наибольший эффект психологического воздействия на противника дает откровенная демонстрация своих намерений. При этом одна из борющихся сторон стремится к тому, чтобы противная сторона была хорошо проинформирована о ее целях.

Этот прием обычно применяется в определившихся позициях, т. е. в тех, оценка которых вполне ясна. Так, при наличии решающего преимущества шахматист демонстрирует другому, что путь к победе найден и что он не намерен отвлекаться от этого пути. А в ситуации с равными шансами демонстрируется стремление форсировать ничью, поскольку противника ничейный результат не устраивает по положению в турнире. Такие откровенные действия другой стороны часто выводят соперника из равновесия и он идет на неоправданный риск, стремясь осложнить борьбу.

Указанный прием предполагает воздействие на противника неотвратимостью результата.

Демонстрация истинных целей часто связана и со стремлением придать борьбе форсированный, т. е. на какой-то период обязательный для обеих сторон характер. Это вызывается тем, что действия подобным образом осведомленного противника легче предвидеть, что позволяет рационально противодействовать ему. Таким образом, одна из сторон вынуждает другую к определенному поведению не только для того, чтобы поставить последнюю в невыгодное положение, но и для того, чтобы иметь возможность лучше предвидеть ее действия.

Конечно, наряду с семью приведенными способами воздействия на противника имеются и другие. Мы остановились лишь на наиболее распространенных.

В заключение обсудим вопрос о взаимоотношении способов борьбы. Выделив в анализе сначала внешнюю, а затем внутреннюю стороны конфликта, мы рассмотрели разнообразные способы борьбы. Как же соотносятся они в процессе реальной деятельности?

Вернемся к партии Котов - Ботвинник. При анализе партии не трудно убедиться, что М. Ботвинник добился победы, умело использовав основные принципы противоборства: концентрации и координации сил, нанесения удара по наиболее уязвимому месту в расположении неприятеля, экономии сил и времени. Но для успешного претворения этих принципов в конкретные маневры шахматных фигур он тщательно замаскировал свои подлинные намерения, подготовив активный и неожиданный для А. Котова контрудар. Важную роль сыграла в этом верная имитация рассуждений противника.

Таким образом, можно заметить, что различные способы борьбы проявляются не изолированно, а как тесно взаимосвязанные, диалектически единые компоненты деятельности. Информация о противнике и понимание собственных достоинств и недостатков служит основанием для принятия решения не в отрыве от объективной оценки позиции, а в сочетании с ней. Обобщенный опыт деятельности человека в условиях конфликта, нашедший выражение в основных принципах конфликтной деятельности, является той базой, на основе которой становится возможным успешное применение различных приемов борьбы, учитывающих информацию о личности противников.

<< | >>
Источник: О. К. Тихомиров. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ПСИХОЛОГИЯ. 1976

Еще по теме Способы борьбы.:

  1. Причины правонарушений и способы борьбы с ними
  2. Изъятие противоправных доходов как действенный способ борьбы с коррупцией
  3. Постановление Комитета общественного спасения 2 прериаля II г. (21 мая 1794 г.), изменяющее способ борьбы с Вандеей
  4. Классовая борьба и борьба внутри господствующего класса
  5. Способ оценки по первоначальной стоимости первых по времени приобретения финансовых вложений (способ ФИФО)
  6. § 105. Соответствие способа прекращения обязательства способу его возникновения
  7. § 105. Соответствие способа прекращения обязательства способу его возникновения
  8. Приложение 2. Преимущества альтернативных способов разрешения споров. Преимущества третейского способа разрешения споров
  9. 5. Прогнозирование и планирование борьбы с преступностью
  10. Д.В. Владимирский СОЛИДАРНОСТЬ И БОРЬБА
  11. Тактика борьбы с проституцией.
  12. БОРЬБА C ИНОЗЕМНЫМИ ЗАХВАТЧИКАМИ
  13. Борьба цехов с патрициатом.