<<
>>

Иерархия стратегических целей.

Для адекватного понимания другого шахматиста очень важно верно определить индивидуальный стиль его игры. Стиль игры шахматиста - это устойчивое индивидуальное своеобразие в оценке проблемных позиций и в выборе, на основе этой оценки, определенных способов действования.

Следует подчеркнуть роль оценки проблемных позиций в выявлении стиля игры. В позициях, где имеется единственное лучшее решение или оценка которых очевидна, шахматисты действуют однотипно, и выявить индивидуальные особенности их деятельности затруднительно.

Основным методом изучения стиля игры шахматистов являлся анализ партий. Учитывалась также результативность игры, данные о времени, затраченном на выработку решения, и др. Анализ проводился в два этапа. На первом мы стремились выявить наиболее характерные для отдельных шахматистов решения, принимаемые ими в переломные моменты борьбы, а также заметные ошибки в оценке и расчете. Мы стремились тем самым определить принадлежность шахматиста к какому-либо типичному стилю игры согласно предложенной нами классификации стилей мыслительной деятельности шахматистов [38].

Применительно к непосредственным практическим целям указанная типология играет роль отправного материала для последующего анализа, поскольку предполагает наличие у шахматиста определенных типичных свойств мышления. В свою очередь детальный анализ творчества шахматиста позволяет обсудить более аргументированно предположение о принадлежности стиля игры шахматиста к определенному типу.

На втором этапе анализа проводился более углубленный анализ творчества шахматистов, раздельно по каждой стадии партии: дебюту, мительшпилю и эндшпилю. Ставилась задача понять то особенное, что присуще индивидуальному стилю деятельности данного шахматиста. Особенно ценный материал дал анализ мительшпиля - стадии партии, сравнительно менее изученной и содержащей большую концентрацию проблемных позиций.

В качестве примера приведем описание анализа творчества М. Эйве в мительшпиле за период 1920-1927 гг. Творчество М. Эйве было выбрано потому, что оно почти не исследовано, и, следовательно, имелась меньшая вероятность оказаться под влиянием известных оценок. К тому же в нашем распоряжении находились тексты 483 его партий, т. е. практически всех, сыгранных за этот период М. Эйве в серьезных соревнованиях.

Мы стремились составить своеобразный "смысловой словарь" шахматных идей, применявшихся М. Эйве в мительшпиле. Для этого надо было выявить и систематизировать основные элементы стратегии и тактики шахмат, характерные для этой стадии партии.

В качестве стратегических признаков за основу были приняты признаки общей оценки позиции, выделенные В. Стейни-цем: 1) материальный перевес; 2) преимущество в развитии; 3) подвижность фигур; 4) контроль над центром; 5) положение короля; 6) сильные и слабые поля; 7) расположение пешек; 8) пешечный перевес на фланге; 9) открытые линии; 10) борьба разноименных фигур.

При анализе стратегических планов мы анализировали также конкретные приемы их осуществления. Подобным образом изучалось техническое мастерство М. Эйве, его расчетные способности, характерные тактические приемы.

Для определения иерархической зависимости в объективных оценках М.

Эйве различных стратегических и тактических признаков мы руководствовались критериями частоты и успешности выбора определенной предпочитаемой цели.

Отметим, что для понимания индивидуальных особенностей творчества шахматиста анализ ценностных факторов его мотивации имеет огромное практическое значение. Так, например, во многих позициях невозможно установить, что лучше - выиграть ли пешку или сохранить инициативу при материальном равенстве. Зная же субъективную шкалу ценностей противника, можно с большей вероятностью предвидеть его выбор.

Мы провели анализ, в котором рассматривались решения, принятые М. Эйве на основе предпочтения к определенной стратегической цели. Приведем для иллюстрации выводы анализа, относящегося к решениям, в которых предпочтение было оказано целям достижения материального перевеса: "Следует отметить ярко выраженный "материализм" в выборе решений М. Эйве. Обычно он с охотой принимал жертвы (в 70% возможных случаев) и гораздо реже шел на материальные затраты (в 10%). Значение материала часто ошибочно им преувеличивалось, особенно по сравнению с факторами не столь постоянного характера (перевесом в развитии, открытой линией и т. п.)

Позиции с материальным преимуществом М. Эйве играл сравнительно успешно. При этом он не спешил форсировать события, а главное внимание уделял пресечению контратаки противника. Если борьба носила чисто технический характер, то М. Эйве действовал, как правило, безукоризненно.

При материальном перевесе у противника М. Эйве изменяла выдержка. Обычно он стремился вызвать осложнения, чтобы достигнуть определенности в борьбе. Часто эти действия оказывались ошибочными и лишь облегчали противнику задачу" [15, стр. 25].

В результате сравнительного анализа была выявлена шкала субъективных ценностей, которой руководствовался наш испытуемый при оценке позиции и выборе решений. Согласно этой шкале, стратегические факторы располагались по значимости в следующем порядке: 1) опасное положение собственного короля; 2) материальное преимущество; 3) опасное положение короля противника; 4) развитие фигур; 5-6) подвижность фигур и пешек, контроль над центром; 7) наличие двух слонов; 8-9) расположение пешек и наличие слона противника; 10) пешечный перевес на фланге; 11) сильные и слабые поля; 12) открытая линия.

Это означало, что при наличии примерно равноценного выбора М. Эйве в большинстве случаев предпочитал выиграть пешку, чем продолжать атаку неприятельского короля; предпочитал иметь двух слонов против коня и слона и т. д. А прежде всего М. Эйве с преувеличенным вниманием относился к защите позиции собственного короля.

М. Ботвинник, рассказывая об одной партии с М. Эйве, отмечал, что тот, заметив возможность атаки на собственного короля, поспешил форсировать переход в крайне невыгодный для себя эндшпиль. В действительности же атака носила иллюзорный характер и М. Эйве мог достичь равного положения, не форсируя размена фигур.

Конечно, шкала субъективных ценностей шахматиста не предопределяет предпочитаемость его выбора во всех проблемных ситуациях. Она свидетельствует лишь о наличии определенной тенденции в вероятности выбора решений шахматистом. Следует также отметить трудность сопоставления различных стратегических факторов выбора. Для выявления иерархии стратегических целей, избираемых шахматистом, требуется наличие широкого экспериментального материала.

<< | >>
Источник: О. К. Тихомиров. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ПСИХОЛОГИЯ. 1976

Еще по теме Иерархия стратегических целей.:

  1. Постановка стратегических целей
  2. Дерево целей
  3. 13.2. Анализ своих целей
  4. 1. Значение и содержание целей расследования преступлений
  5. Стратегический менеджмент
  6. ! Задание 4.3. Составьте схему, отражающую классификацию целей организации.
  7. Принцип иерархии
  8. 57. Маркировка товаров для целей налогообложения
  9. Стратегическое планирование
  10. Этапы процесса стратегического менеджмента
  11. Временная иерархия систем
  12. Уровни мировой иерархии
  13. Стратегический аудит применяется:
  14. Стратегическое планирование
  15. Понятие и сущность стратегического управления
  16. ПОТЕРЯ ЦЕЛЕЙ (ЖИЗНЬ «ОДНИМ ДНЕМ»)