<<
>>

Радость как итог страдания

У многих людей может возникнуть закономерный вопрос: а что же общего между страданием и радостью? Однако если мы посмотрим повнимательнее на оба слова, то увидим, что даже этимологически “страдание” и “радость” сходны между собой, т.е.

имеют один общий корень “рад”. Как было замечательно сказано[260]:

Под облаками сокрыты резервуары воды,

Эту воду зовем мы радостью,

Радость глубже, чем счастье облаков.

Но вода не выйдет на поверхность сама собой.

Поэтому должно вскопать этот пласт скорби,

Чтобы извлечь ее.

Итак, вначале человек должен вскопать “пласт скорбей”. И если он поймет и примет, что страдания и скорби допущены Господом не случайно, то несение жизненного креста страданий станет сознательным и радостным. А радость проистекает от того, что своими личными страданиями мы как бы соучаствуем страданиям Господа, искупившего наши грехи на Голгофе. Как отмечает митрополит Илларион (Алфеев), “парадоксально, чем больше мы теряем внешне, тем больше приобретаем внутренне… Блаженны мы, если страдаем по тем же причинам, по которым страдал Господь наш Иисус Христос, Его апостолы и святые, потому что станем участниками и их радости”[261].

Понять смысл страданий – значит, принять бремя Господа и поверить в Него, как Единородного Сына Божия, как своего личного Спасителя. Это значит смиренно и с благодарностью принять все тягостное и невыносимое, что происходит в нашей жизни – болезни, предательство, осуждение, непонимание, утраты; принять и за все благодарить. Благодарить Бога даже тогда, когда страдания кажутся невыносимыми. Вспоминается песня на слова митрополита Владимира (Слободана).

Где-то там далеко, когда-то давно

Жил премудрый и опытный старец.

Он всегда говорил, беспрестанно твердил:

Слава Богу за скорбь и за радость.

Если кто-то тебе что-то грубо сказал,

Или плохо к тебе относился,

Знай об этом, мой друг, воля Божия тут,

С этим надо всегда нам мириться.

Слава Богу за все! Слава Богу за все! Слава Богу за все!

Если кто на тебя клеветал и роптал,

То не надо и в этом смущаться.

Сам Господь для спасенья тебе это дал

Надо всех здесь любить и смиряться

Слава Богу за все! Слава Богу за все! Слава Богу за все!

Если ты занемог, заболел тяжело,

И не можешь с постели подняться,

Знай, что так суждено, по грехам нам дано

И не надо роптать и бояться.

Если кто-то тебя чем-то здесь оскорбил

Не старайся пред ним оправдаться,

То при этом при всем, ты смиряйся и знай,

Что Господь помогает спасаться.

Слава Богу за все! Слава Богу за все! Слава Богу за все!

Некоторые могут спросить: а при чем же здесь радость? Почему я должен радоваться, если мне так плохо? Апостол Павел заповедовал: “Всегда радуйтесь о Господе” (Флп. 4, 4). И это самая великая духовная радость, которая есть благодатное утешение святого Духа и мир, “который превыше всякого ума” (Флп. 4, 7). Но эта радость имеет начало в скорбях: сначала скорби, затем радость о Господе. В этом заключается отличие духовной радости от радости мирской, когда вначале идет радость, а затем появляются скорби.

Святитель Иоанн Златоуст[262] говорил, что духовной радостью о Господе радовались апостолы.

Они были бичуемы − и радовались; связываемы − и благодарили; были избиваемы камнями − и проведывали. Такая радость берет начало не от чего-либо чувственного, а от предметов духовных, и она есть плод победы над страстями и пристрастия к миру.

По мнению митрополита Иллариона (Алфеева) “земное счастье: любовь, семья, молодость, здоровье, наслаждение жизнью, природой − это тоже “добро есть”, и не надо думать, что Господь осуждает за это. Плохо только стать рабом своего удовольствия, пренебрегая высшими духовными благами…. Теряя земное счастье, человек становится лицом к лицу с высшими ценностями, начинает иными глазами смотреть на себя и на свою временную жизнь, обращается к Богу. Отсюда следует, что земное счастье, связанное со всегдашней памятью о Боге, не исключающее напряженной духовной жизни, − есть безусловное добро…. Благо нам, если мы вовремя сами вовремя внутренне освободимся от широких путей мира сего, если ни радости, ни богатство, ни удача не заполнят наше сердце и не отведут от главного”[263].

Нельзя забывать, что все мы пришельцы, гости у Бога на этой земле. Поэтому, уходя из мира сего, Господь Иисус Христос завещал любящим его, как особый дар – гонения в мире, скорби, слезы. Он оставил Своим последователям все это не для того, чтобы сделать их несчастливыми и угнетенными, но с тем, чтобы еще больше их прославить, утешить и возвеличить, чтобы тесным и скорбным путем они достигли неотъемлемой радости, которая несравнима ни с какими мирскими благами. В Священном Писании мы читаем: “Скорбь ваша да в радость будет (Ин. 16, 20). Блаженны плачущие, ибо они утешаться” (Мф. 5, 4).

И действительно, радость духовная, вечная есть итог страданий, которые всегда временны. Нужно только смириться и потерпеть, а дальше как Бог даст. Священное Писание и творения святых отцов буквально изобилуют многочисленными примерами такой радости о Господе. Один из них – жизнь святого Поликарпа, епископа Смирнского[264].

Святой Поликарп, епископ Смирнский, был наставлен в вере Христовой апостолами и общался со многими из тех, кто видел Господа. Святым апостолом Иоанном Богословом он был поставлен в епископы Смирнской Церкви. Деятельность святого Поликарпа не ограничивалась Смирнской Церковью. Он писал послания к соседственным церквям для утверждения в вере. Долгая и многотрудная жизнь епископа Смирнского увенчалась славным мученичеством, о котором подробный рассказ сохранился в окружном послании Смирнской Церкви к христианам других церквей.

В то время гонение на христиан начало свирепствовать в Малой Азии, и многие из смирнских христан переносили мучения с удивительной твердостью. Смирнский епископ, в лице которого язычники надеялись поразить Смирнскую Церковь в самое сердце, спокойно услышал об угрожающей ему опасности и хотел остаться в своем доме в Смирне. Но его приближенные убедили его уклониться от опасности. Однако во время молитвы, за три дня до того, как он был схвачен, ему было видение: его изголовье горело огнем. Тогда, обратясь к бывшим с ним, он сказал: “Меня сожгут живого”.

Когда сыщики приблизились к дому святого Поликарпа, он находился в верхнем этаже дома и легко мог и на этот раз избегнуть их рук, однако он сказал: “Довольно! Да будет воля Господня!”– и спокойно сошел вниз навстречу воинам. Они дивились его летам и твердости духа.

Много страданий претерпел святой Поликарп от рук язычников, пока, наконец, они не решили предать его огню. Для христиан было трогательно видеть, как их престарелый епископ, сняв с себя одежду, сам стал снимать и обувь. Когда он разделся, его хотели пригвоздить на костре к столбу. Но святой Поликарп просил не пригвождать его: “Оставьте меня так, − сказал он. − Тот, Который дает мне силу выдержать огонь, даст мне также силу без укрепления гвоздями недвижимо простоять на костре”. Затем он громко произнес краткую предсмертную молитву: “Господи! Всемогущий Боже, Отец Господа нашего Иисуса Христа! Славлю Тебя, что Ты сподобил меня в этот день и этот час присоединиться к числу Твоих исповедников и причаститься чаши (страданий) Христа Твоего”.

В это время разожгли огонь. Пламя обняло дрова, но не касаясь тела мученика, образовало свод, подобно надутому ветром парусу, и тело святого мученика Поликарпа не сгорело, а было подобно пекущемуся хлебу. Тогда по приказанию проконсула, один из палачей вонзил в него меч, и кровь потекла в таком обилии, что погасила огонь.

Другой пример – из жития святых страстотерпцев Бориса и Глеба[265].

Житие святого князя страстотерпца Бориса дает нам неподражаемый образец радости о Господе. Когда князь, уже знал, что предан он на заклание окаянным Святополком, то не стал он прятаться и хорониться, а решил мужественно встретить смерть от руки брата.

Посланные для убийства Бориса люди услышали голос блаженного страстотерпца, поющего на заутрени Псалтирь: “Господи! Как умножились враги мои! Многие восстают на меня!” А когда закончил заутреню, стал молиться, взирая на икону Господню и говоря: “Господи Иисусе Христе! Как Ты, в этом образе явившийся на землю и собственною волей давший пригвоздить Себя и принять страдание за грехи наши, сподобь и меня принять страдание!”

И когда услышал он зловещий шепот около шатра, то затрепетал, и потекли слезы из глаз его, и промолвил: “Слава Тебе, Господи, за все, ибо удостоил меня зависти ради принять сию горькую смерть и претерпеть все ради любви к заповедям Твоим. Не захотел Ты Сам избегнуть мук, ничего не пожелал Себе, не пожелаю и я, последуя заповедям апостола: “Любовь долготерпелива, всему верит, не завидует и не превозносится”. И еще: “В любви нет страха, ибо истинная любовь изгоняет страх”. Поэтому, Владыка, душа моя в руках Твоих всегда, ибо не забыл я Твоей заповеди. Как Господу угодно, так и будет”. Без жалости было пронзено честное и многомилостивое тело святого и блаженного Христова страстотерпца Бориса.

***

Страдания и радость связаны воедино, как ветви на одном дереве. Радость вырастает из страдания, и она является наградой тому, кто поймет и примет, что все с ним происходящее – не случайно, а по воле Божией.

<< | >>
Источник: Морозова Е.А.. Личность: целостный взгляд (2-е издание). 0000

Еще по теме Радость как итог страдания:

  1. Радость как итог страдания
  2. Радость как итог страдания
  3. Страдание или радость
  4. Страдание или радость
  5. Страдание или радость
  6. 2.5.2. Вторая истина о причине страдания (дуккха-самудайо арья-саччам): страдание имеет причину
  7. Радость «ничегонеделания»
  8. «Мышечная радость» - движение
  9. d. Смысл страдания
  10. Радость новизны
  11. Позитивные эмоции при страдании.
  12. Радость душевного контакта