Задать вопрос юристу

Личностный рост в гуманистической психологии

Основатель гуманистического направления в психологии К. Роджерс считал, что развитие, рост происходит по пути раскрытия того исходного потенциала, который есть изначально в каждой личности. Другими словами, личность извне получить не может ничего, но она может освободиться от тех препятствий, которые блокируют ее рост.

Личностный рост, таким образом, не равен продвижению человека по “лестнице возрастов”; это сложный многоаспектный процесс, следующий своей внутренней логике и имеющий всегда индивидуально-своеобразную траекторию. Можно лишь говорить о самом общем “основном законе личностного роста”, который, опираясь на известную формулу К. Роджерса “если − то”, можно сформулировать так: если есть необходимые условия, то в человеке актуализируется процесс саморазвития, естественным следствием которого будут изменения в направлении его личностной зрелости

Оптимальный личностный рост с точки зрения К. Роджерса[445] опосредуется тремя условиями:

1) “безоценочным позитивным принятием себя и другого”;

2) “эмпатическим пониманием”, то есть умением вчувствоваться во внутренний мир, собственный и другого;

3) “конгруэнтным самовыражением”, то есть искренним выражением вовне своих истинных внутренних переживаний.

Основным мотивирующим фактором личностного роста, с точки зрения К. Роджерса, является потребность в самоактуализации, следуя которой, человек, при благоприятном развитии, становится зрелой, оптимально функционирующей личностью, а значит, личностью свободной и ответственной, аутентичной и неповторимой, дружелюбной и открытой, сильной и творческой.

В рамках гуманистической психологии, А. Маслоу[446] рассматривал личностный рост как последовательное удовлетворение потребностей, выстроенных иерархически. Развивающаяся, самоактуализирующаяся личность та, которая, справившись с базовыми физиологическими потребностями, а также потребностями в безопасности, любви и принадлежности, уважении и принятии, выходит на мета-уровень. А. Маслоу относит сюда стремление к поиску истины, добра, справедливости и красоты. Однако сам исследователь очень хорошо понимал, что самоактуализацию не следует рассматривать как состояние, в котором все конфликты оказываются раз и навсегда разрешенными и человек пребывает в “вечном сверхчеловеческом состоянии абсолютного душевного покоя или экстаза”. Он писал о том, что самоактуализация − это развитие личности, которое освобождает человека от недостатков роста и от невротических (или инфантильных, выдуманных, ненужных или “нереальных”) жизненных проблем. Это не отсутствие проблем как таковых, но переход от преходящих или нереальных проблем к проблемам реальным.

Препятствиями на пути личностного роста в рамках гуманистической психологии являются: выраженные защитные механизмы личности; негативные стереотипы; ригидность, негибкость личности.

Однако самым главным препятствием является страх человека перед переменами, перед неизвестностью. А. Маслоу очень подробно проанализировал эту проблему и пришел к следующему выводу. В основном мы боимся всего, что предполагает неизвестность, что влечет за собой отказ от знакомого, “до боли своего”, т.к. это всегда связано с риском. В этой связи А. Маслоу описал комплекс Ионы, в основе которого лежит Ветхозаветный сюжет о пророке Ионе, который любыми путями пытался избежать Божественного предназначения. Эта распространенная психологическая защита, скрывающая страх перед новыми возможностями, проявляется как уклонение от своей судьбы, как стремление избежать зова своего таланта. А. Маслоу об этом писал так.

“Мы боимся самого высокого в себе не меньше, чем самого низкого, и часто не смеем стать тем, что обнаруживаем в себе в самые совершенные моменты своей жизни. Мы восхищаемся и приходим в восторг от почти божественных возможностей, открывающихся нам в подобные минуты. И одновременно дрожим от слабости и пугаемся этих возможностей. Мы, бесспорно, любим и восхищаемся всеми, в ком воплощается истина, добро, красота, справедливость, совершенство и успех. И в то же время они вызывают у нас чувство неловкости, тревоги, смущения, возможно, зависти или ревности, определенное ощущение собственной неполноценности и несовершенства… Я готов предположить, что если вам удастся научиться любить высшие ценности в других, это может привести к тому, что вы полюбите их в себе и перестанете их бояться”[447].

***

Иллюстрацией к вышесказанному может служить следующая притча[448].

Жил-был однажды ручей, который стекал с горы и вытекал на равнину. Миля за милей, день за днем этот ручей тек в одном направлении. Иногда на его пути вставала преграда, но ручью удавалось преодолеть любое препятствие, которое лежало перед ним. Этот ручей проделал длинный путь в течение долгого времени, так как просто следовал в одном направлении. Но как только он попал в пустыню, то очень быстро иссяк, впитавшись в песок. И раздался тревожный шепот песка: “Ветер путешествует через пустыню, почему бы так не сделать и тебе?” Ручей отвечал: “Да, но ведь ветер может летать, а ручьи не летают”. “Ты можешь ветру позволить освободить себя, − прошептал песок, − и он подхватит тебя и перенесет на ту сторону пустыни”. Тогда ручью стало страшно, он никогда не испытывал ничего подобного и боялся освободиться. Ему было страшно потерять свою индивидуальность и, возможно, никогда не вернуть ее. “Послушай, − прошептал песок, – ты все равно изменишься тем или иным способом, отправишься ли с ветром, или же останешься здесь, и будешь пытаться течь через пустыню. Если унесешься с ветром - это будет твоя удача, потому что он нежно возьмет тебя в свои руки и перенесет на другую сторону, и там уже будешь опять самим собой, хотя и измененным. Если же продолжишь течь сквозь песок, он легко впитает тебя, и, скорее всего ты просто станешь болотцем.

Но в любом случае ты изменишься,− говорил песок, – выбор за тобой”. Ручью все еще было страшно, но каким-то образом он смог набраться достаточно смелости, чтобы унестись с ветром. Ветер нежно подхватил его и перенес на многие мили и многие дни вперед, через огромную пустыню. И когда наконец ветер коснулся вершин гор на той стороне пустыни, пролился ласковый дождь, и ручей снова заструился, такой же как и был, но в то же время изменившийся, научившийся верить в свою истинную индивидуальность еще сильней. Ручей устремился вниз, пока не достиг равнины, а затем продолжил свой путь. Может быть, поэтому говорят, что течение реки жизни нашептывается песком пустыни.

***

В этой притче метафорически выражена позиция гуманистической психологии по поводу личностного роста: освобождение, раскрытие, снятие блокад. Проблема заключается в другом, − куда и в каких рамках двигаться дальше, после того, как сняты все препятствия? На этот вопрос гуманистическая психология ответа не дает.

Интересным представляется взгляд гештальт-терапии на проблему личностного роста. Ф. Перлз, основатель гештальт-терапии, рассматривал личностный рост как процесс расширения возможностей осознавания. Основное препятствие на пути роста − неадекватное осознавание реальности и собственных потребностей в силу использования личностью защитных механизмов, которые позволяют поддерживать привычный “Я”−образ.

Ф. Перлз выделял пять уровней психической патологии, соответствующих пяти этапам развития личности:

1) первый уровень − уровень фальши, “как будто бы жизни”, на котором играют играют роли “милых женщин”, “сильных мужчин”, “заблудших”, “зависимых” и т.д. Такую иллюзорную жизнь Ф. Перлз назвал “майя” (возможно позаимствовав из восточных религий). Исследователь считал, что многие строят фальшивые положительные характеры, за которыми скрывается негативная подавленная полярность;

2) второй уровень − фобический, который возникает при соприкосновении с вытесненными и подавленными частями личности. Этот уровень включает в себя все детские катастрофические ожидания, возникающие вследствие страха отвержения из-за проявления социально неприемлемых черт;

3) третий, тупиковый уровень, являющийся критическим в достижении зрелости, но одновременно и самым болезненным. На этой стадии человек не решается сдвинуться с места из-за сильного страха умереть или быть отвергнутым. Невротик продолжает разыгрывать беспомощность или непонимание и продолжает манипулировать окружением в надежде получить заботу и внимание вместо того, чтобы использовать их для развития доверия к себе и опоры на себя;

4) четвертый, имплозивный уровень − это уровень переживания смерти, умирания ранее отчужденных частей тела. Ф. Перлз сравнивает его с кататонией, с переживанием трупной оледенелости, что является следствием ригидного застоя энергии, поддерживающей привычные, но абсолютно неадаптивные черты характера. Если человек пройдет через этот уровень, то он сумеет расстаться с неэффективными защитами и затем возродиться в новом качестве;

5) пятый, последний уровень − эксплозивный, переживание которого влечет за собой освобождение огромной жизненной энергии, своего рода “взрыв”, который сопровождается выплеском различных эмоций (гнева, ярости, печали). Позволив себе это переживание, человек может сделать гигантский шаг навстречу истинным радостям и печалям зрелой личности.

На этом этапе происходит, говоря языком гештальт-терапии, интеграция противоположных частей личности, которые ранее враждовали. В качестве иллюстрации можно привести пример применения подобной техники, описанной в книге Флеминга Фанча “Преобразующие диалоги: учебник по практическим техникам содействия личностным изменениям”[449].

Клиент, к примеру, замечает, что у него проблема с тем, что он злится. Сначала мы просим клиента выделить у себя такую часть: “Может быть, у тебя есть часть, которая злится?” В этот момент он отделяет себя от этой части. Следующий шаг − получить ту часть, которая не ладит с первой, нежелательной частью: “ Может быть, у тебя есть часть, противоположная злой части?” Наша задача в том, чтобы воссоединить эти части. Выделив две части, можно начать работать с ними. Предлагается диалог, направленный на облегчение взаимодействия между двумя противоположностями. Клиенту предлагается представить, как эти части обмениваются информацией и энергией, результатом чего становится их объединение. Клиент должен научиться выбирать себе качества любой из частей, которые он захочет использовать. Может быть, он захочет сохранить две отдельные части, чтобы использовать их в разных ситуациях, или захочет расформировать и использовать их составные черты.

Таково в общем виде описание техники слияния противоположностей. В практическом контексте предлагается интегрировать части “алкогольную“ и “трезвую”, “агрессивную” и “спокойную” и т.д. Если опираться на святоотеческое понимание личности, подобное слияние есть не что иное, как попытка примирения “ветхого” и “нового” человека путем смешения их составляющих. Зачастую подобный нравственный релятивизм ведет к непредсказуемым результатам.

***

Как правило, после прохождения гештальт-терапии интегрированный, целостный человек решается на какие-либо решительные меры по переустройству собственной жизни. Как иногда шутят психологи по этому поводу: “он бросил работу и сменил жену, или, как вариант, бросил жену и сменил работу”. Именно в этом и заключается проблема: что делать потом с обретенной целостностью? Без четких нравственных ориентиров легко можно потом пойти по вышеуказанному пути − смены семейного и социального окружения, мотивируя это фрустрацией или блокадой актуальных потребностей. И этот путь действительно тупиковый.

<< | >>
Источник: Морозова Е.А.. Личность: целостный взгляд (2-е издание). 0000
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Личностный рост в гуманистической психологии:

  1. Личностный рост в гуманистической психологии
  2. Личностный рост в гуманистической психологии
  3. Личностный рост в трансперсональной психологии
  4. Личностный рост в трансперсональной психологии
  5. Личностный рост в бихевиоральной психологии
  6. Личностный рост в бихевиоральной психологии
  7. Личностный рост в аналитическом направлении психологии
  8. Личностный рост в аналитическом направлении психологии
  9. 15.6 Гуманистическая психология
  10. Гуманистическая психология религии.
  11. Тема № 15. Экзистенциальная и гуманистическая психология
  12. Личностные уровни с позиции современной психологии
  13. Кризисы, возникающие в процессе личностного роста, с позиции трансперсональной психологии
  14. Кризисы, возникающие в процессе личностного роста, с позиции трансперсональной психологии
  15. Башкирский А.И.. Юридическая психология (психология в деятельности следователя): Курс лекций, 2004, 2004
  16. Болотова А.К., Молчанова О.Н.. Психология развития и возрастная психология. Учебное пособие, 2012
  17. Болотова А.К., Молчанова О.Н.. Психология развития и возрастная психология. Учебное пособие, 2012