<<
>>

Перечень ограничений прав для пользователя

, так же как и обязанностей, гораздо обширнее. Согласно пункту 1 статьи 1033 ГК РФ в договоре коммерческой концессии могут быть предусмотрены:

- обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии, в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав;

- отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя;

- обязательство пользователя реализовывать, в том числе перепродавать, произведенные и (или) закупленные товары, выполнять работы или оказывать услуги с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав по установленным правообладателем ценам, а равно обязательство пользователя не реализовывать аналогичные товары, не выполнять аналогичные работы или не оказывать аналогичные услуги с использованием товарных знаков или коммерческих обозначений других правообладателей;

- обязательство пользователя продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно в пределах определенной территории;

- обязательство пользователя согласовывать с правообладателем место расположения коммерческих помещений, используемых при осуществлении предоставленных по договору исключительных прав, а также их внешнее и внутреннее оформление.

Положения, существовавшие в ГК РФ ранее, поощряли конкуренцию между правообладателем и пользователем, что, как полагаем, противоречит сути договора коммерческой концессии. Правообладатель вправе рассчитывать на усиление своих конкурентных позиций на рынке, и с экономической точки зрения, и исходя из законов логики, конкуренция внутри одной сети ему не выгодна. Так же, и пользователи, и правообладатель должны действовать в соответствии со стандартами единой коммерческой политики, что будет способствовать создать нужную ему модель эффективного сетевого бизнеса.

Внесенные изменения в законодательство весьма целесообразны, так как ведение ценовой конкуренции между пользователями договора коммерческой концессии под единым товарным знаком, находящимися на одной территории, негативно отражается на прибыльности их бизнеса и на интересах правообладателя. Также, единая ценовая политика - это шанс для небольшого предпринимателя выдержать конкуренцию с подразделениями крупных фирм, широко применяющих различные ценовые инструменты. Правообладатели же зачастую, имеют больший арсенал инструментов по исследованиям рынка сбыта товаров, обладают проработанной маркетинговой политикой. Соответственно, пользователь договора коммерческой концессии получает дополнительные преимущества, и имеет высвобожденные ресурсы для другой необходимой деятельности своей компании.

Что касается интересов потребителя, то при пользовании услугами (работами, товарами) лиц, работающих под одной торговой маркой, он, безусловно, ожидает единого уровня цен. Дифференциация ценовой политики привела бы к замешательству со стороны потребителя и недоверию, как к правообладателю, так и к пользователю договора коммерческой концессии.

Важно отметить, что указанные новеллы стали отвечать нормам Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» только после внесения в последний изменений Федеральным законом от 06.12.2011 №401-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации.

С этого времени п.1 ст.12 Федерального закона «О защите конкуренции» допускает в рамках договора коммерческой концессии «вертикальные» соглашения, в частности установление и регулирование правообладателем цены перепродажи товара (работы, услуги). Помимо прочих условий в договоре коммерческой концессии может быть зафиксировано право заключения пользователем договора субконцессии, что влечет положительный экономический эффект для правообладателя, т.к. существенно расширяет его торговую сеть. Как правило, условия, на которых может быть заключен субконцессионный договор, изложены в договоре коммерческой концессии, который является основным по отношению к нему.

Применительно к обязательствам, вытекающим из договора коммерческой концессии, с учетом всех правовых норм, регулирующих этот договор, можно говорить о нескольких различных уровнях правового регулирования ответственности пользователя и правообладателя за неисполнение или ненадлежащее исполнение указанных обязательств[319].

Первый уровень регулирования ответственности представляют собой общую ответственность сторон за неисполнение обязательств, установленную в главе 25 ГК РФ[320]. Глава 54 ГК РФ, регламентирующая франчайзинговые правоотношения, не исключает применения отдельных общих положений об ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств. Следовательно, при неисполнении или ненадлежащем исполнении сторонами обязательств по договору коммерческой концессии, они обязаны возместить убытки, причиненные таким нарушением, что закреплено ст. 15 и ст. 393 ГК РФ.

Основанием ответственности может служить любое нарушение условий договора коммерческой концессии, но для привлечения к ответственности необходимо, как минимум, наличие двух условий. Во-первых, наличие убытков у потерпевшей стороны, в этом случае подразумеваются экономические убытки, например уменьшение имущественной сферы. Во- вторых, причинно-следственная связь между допущенным нарушением договорных обязательств и указанными убытками.

Второй уровень регулирования выделяется на основании специальных мер, применяемых к правообладателю, свойственных только данному договору[321]. В п. 2 ст. 1035 ГК РФ закреплено, что правообладатель, отказавший в заключение договора пользователю на новый срок, ограничен в праве заключать такой договор (с предоставлением того же объёма прав и с теми же условиями) с другим лицом, в течение года.

В случае неисполнения данного обязательства, пользователь может потребовать перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору и возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор. Как справедливо указано в литературе, данное ограничение является некой гарантией прав пользователя, поскольку добросовестный франчайзи, которому отказано в заключение договора на новый срок несет убытки[322].

Так же следует выделить ответственность правообладателя перед пользователем за изменение коммерческого обозначения, если оно было предоставлено пользователю по договору коммерческой концессии (ст. 1039 ГК РФ)[323]. Кажется, что в этом случае снова можно говорить о закреплении законодателем некоторых гарантий прав пользователя, поскольку в данном случае, при изменении коммерческого обозначения правообладателя также можно говорить об упущенной выгоде. Пользователь в случае изменения коммерческого обозначения имеет право потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Если пользователь не воспользовался правом расторгнуть договор, он вправе требовать соразмерного уменьшения вознаграждения правообладателю.

Предъявление пользователем требования о взыскании убытков возможно лишь в случае требования о расторжение договора коммерческой концессии (ст. 1039 ГК РФ).

Третий уровень правового регулирования выделяется в ответственности правообладателя перед третьими лицами[324]. В науке существует мнение, что развитие договора коммерческой концессии на базе лицензионного договора обуславливает закрепление в законе правил о возможности субсидиарного применения норм, регулирующих лицензионные договоры[325]. В случае если третьи лица предъявляют требования о несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) пользователем по договору коммерческой концессии к пользователю, правообладатель несет субсидиарную ответственность (о субсидиарной ответственности правообладателя подробно указано в параграфе 3.2. настоящей работы).

Если же третьи лица предъявляют требования к пользователю как изготовителю продукции (товаров) правообладателя, то правообладатель отвечает с пользователем солидарно. Понятие «продукция» в данном случае охватывает как товар в форме вещей (то есть предмет по договору купли- продажи), так и товар в форме работ, представляющих собой действия по созданию новых материальных объектов[326].

На наш взгляд, такие положения связаны с приоритетом защиты прав потребителей в РФ, нежели с желанием законодателя защитить права франчайзи или ущемить права франчайзера, что видится вполне оправданным и разумным.

Перечень требований, предъявляемых к пользователю как к изготовителю продукции достаточно широк. Как отмечалось ранее, продукция (товар), как правило, реализуется потребителям, поэтому указанные отношения регламентируются и Законом РФ от 7 февраля 1992 г. №2300-1 «О защите прав потребителей», который содержит более широкий перечень требований, по сравнению с общими правилами ГК РФ о договоре купли- продажи, предъявляемых потребителями.

Следует отметить, что ответственность правообладателя наступает только при несоответствии качества (но не количества, ассортимента, комплектности, сроков и иных условий договора пользователя с его контрагентом)[327].

<< | >>
Источник: Еремин Александр Александрович.. ФРАНЧАЙЗИНГ И ДОГОВОР КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.. 2015

Еще по теме Перечень ограничений прав для пользователя:

  1. Правообладатель определяет объем прав, передаваемых пользователю.
  2. ПЕРЕЧЕНЬ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ, ОТНОСЯЩИХ СВЕДЕНИЯ К КАТЕГОРИИ ОГРАНИЧЕННОГО ДОСТУПА
  3. Перечень дел о защите прав и законных интересов группы лиц
  4. 7.1.Ограничение прав на землю.
  5. УСЛОВИЯ И ПОРЯДОК ОГРАНИЧЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ
  6. Новая система ограниченных вещных прав
  7. § 2. Отдельные виды ограниченных вещных прав
  8. Перечень тем занятий для самостоятельной подготовки
  9. Основные признаки и понятие ограниченных вещных прав
  10. Перечень тем занятий для самостоятельной подготовки
  11. Перечень тем занятий для самостоятельной подготовки
  12. Развитие действующей системы ограниченных вещных прав
  13. В основе ограничения прав на землю лежит установление административных запретов
  14. 5.8. Ограничение прав владельца банковского счета