Задать вопрос юристу

Синдром Корейши, или Двадцать шесть московских дураков.

Иван Яковлевич Корейша - личность чрезвычайно примечательная. В его судьбе как бы в гротескной форме отражается беда многих вполне церковных людей, ищущих поклонения живому пророку и чудотворцу. Неуемная жажда чудесного толкает их на поступки унизительные и, главное, несовместимые с христианским учением.

В 60-х годах XIX века вышла в свет очень интересная книга под названием "Двадцать шесть московских лжепророков, лже-юродивых, дур и дураков"[80]. Автор, социолог Иван Прыжов, изобразил портреты 26 ложных праведников, снискавших, однако, почтение и поклонение некоторых своих современников. С этой книгой, видимо, был хорошо знаком Ф.М. Достоевский, описавший в романе "Бесы" юродивого Семена Яковлевича. Вот эти строки: "Это был довольно большой, одутловатый, желтый лицом человек, лет пятидесяти пяти, белокурый и лысый, с жидкими волосами, бривший бороду, с раздутою правою щекой и как бы несколько перекосившимся ртом, с большою бородавкой близ правой ноздри, с узенькими глазками и с спокойным, солидным, заспанным выражением лица"[81]. В этом описании виден нескрываемый сарказм.

Приведем лишь финал описываемой Достоевским сцены посещения юродивого. Одна из участниц "чрезвычайно интересной экспедиции" очередной раз "визгливо вопрошала" Семена Яковлевича:

" - Что же, Семен Яковлевич, неужто не "изречете" и мне чего-нибудь? А я так много на вас рассчитывала.

- В... тебя, в... тебя!.. - произнес вдруг, обращаясь к ней, Семен Яковлевич крайне нецензурное словцо. Слова сказаны были свирепо и с ужасающею отчетливостью. Наши дамы взвизгнули и бросились стремглав бегом вон, кавалеры гомерически захохотали"[82].

Дальнейший рассказ об Иване Яковлевиче Корейше подтвердит предположение некоторых исследователей[83] о том, что образ "юродивого" у Ф.М. Достоевского создан прежде всего на материале книги Н. Прыжова.

Однако обратимся снова к Ивану Яковлевичу, более сорока лет находившемуся в Преображенской психиатрической больнице.

"В его палате стены уставлены множеством икон, словно часовня какая... Направо в углу, на полу, лежит Иван Яковлевич, закрытый до половины одеялом. Он может ходить, но несколько лет уж предпочитает лежать. На всех других больных надето белье из полотна, а у Ивана Яковлевича из темноватого ситца. И этот темный цвет белья, и обычай Ивана Яковлевича совершать все отправления, как-то: обеды, ужины (он всё ест руками и об себя обтирается), - всё это делает из его постели какую-то темно-грязную массу, к которой трудно подойти. Лежит он на спине, сложив руки на груди. Ему около 80 лет. Лоб высокий, голова лысая, лицо какое-то придавленное. Он молчит или почти не отвечает на все предлагаемые ему вопросы..."[84].

Как видим, Фёдор Михайлович значительно облагородил внешний облик своего Семёна Яковлевича по сравнению с прототипом. Но откуда же взялся этот Иван Яковлевич и чем привлекал внимание сотен поклонников?

Происходил он из семьи священника, учился в семинарии, потом немного в академии. После неожиданного ухода был найден в лесу без шапки, ковыряющим землю палкой. Люди построили ему избушку, стали к нему приходить. Его слава всё возрастала. Однако после того как "юродивый" изрек странные предсказания, сильно подействовавшие на невесту одного военного, тот, разгневавшись, переломал Ивану Яковлевичу ноги. Далее Корейшу поместили в Московский дом умалишенных, где он пробыл безвыходно 44 года, "пророчествуя" почитательницам о женихах, выздоровлениях, морозах, засухе, холере и т.п.

Приносимые дары Иван Яковлевич "освящал" в своих руках и раздавал посетителям. Любил писать записочки, нарочно выводя каракули и употребляя греческие и латинские слова. Его предсказания всегда были очень "загадочны", вплоть до полного отсутствия смысла. В них можно было увидеть что угодно, объяснялись они очень близко к мыслям самого просителя и потому непременно сбывались. Записочки эти поклонницы носили на кресте, считая, что от них исходит целебная сила. Другими способами передачи "врачебной силы" были следующие: девушек он сажал к себе на колени и всячески вертел; пожилых женщин обливал мерзостями; заворачивал платья; дрался и ругался, несомненно, придавая всему этому символическое значение.

По много лет он не говел, заставлял и других в Великий пост вкушать мясные блюда, впрочем, смешивая их с остальной пищей до однородной массы. Нужду он отправлял под себя, так что с кровати текло и служители сыпали на пол песок. Этот песок почитательницы собирали и уносили домой для излечения от самых разных болезней. Многие приходили издалека, чтобы купить песочек у сторожей. После смерти юродивого песок стал истощаться, цена на него возросла. Тогда догадливые сторожа стали носить песок со двора, мочили его из-под себя и продавали. Тем не менее, целительные силы в песочке не угасали.

Похороны "блаженного" превратились в безумие суеверной толпы. После отпевания ревущая масса народа вернулась в Преображенскую больницу и "венчала" на место Ивана Яковлевича нового дурачка, быстро освоившегося с ролью и тут же начавшего раздавать корявые записочки[85].

Явление, условно названное нами "синдромом Корейши", подробно описывал в своих творениях великий ревнитель чистоты Православия свт. Игнатий (Брянчанинов). Да и о самом Иване Яковлевиче он отзывался весьма нелестно. Святитель замечает, что предсказания московского лже-юродивого напоминали обычный результат сношения со злыми духами, которые доставляли ему сведения "пустые, вещественные, удовлетворяющие тщеславию пророка и любопытству плотских людей, его вопрошавших. Святой Дух всегда возвещает что-либо духовное, душеспасительное, существенно нужное, а падший дух возвещает всегда что-либо плотское, как пресмыкающийся по своем падении в греховных страстях и в вещественности"[86].

Однако история с Корейшей на этом не заканчивается. Перед нами лежит книга под названием "Студент хладных вод. Иван Яковлевич Корейша", изданная в 1996 году издательством "Лествица". Автор, А.Ф. Киреев, со слов "богобоязненных старушек" живописует жизнь и чудеса блаженного, причем без какого-либо критического анализа. Кстати, если верить книге, то в московской Преображенской психиатрической больнице, помимо Ивана Яковлевича, находилось еще несколько собратьев по перу и слову, предсказывающих как через записочки, так и в устной форме. Видимо, появление подобной книги нужно отнести к явному проявлению неразборчивости в духовной жизни[87].

И все же стоит различать исцеления благодатные, данные как милость Божия, от несомненных подделок.

В последние десятилетия врачи, особенно психиатры, заинтересовались некоторыми заболеваниями, протекающими на фоне нервно-психических расстройств. Наметилась тенденция к сближению психиатрии с соматической ("телесной") медициной. Выявлено множество нервно-психических заболеваний, протекающих "под маской телесного недуга".

Есть много пациентов, обивающих пороги различных врачей-специалистов с диагнозами соматической патологии. Порой внимание таких больных сосредоточено исключительно на вопросах собственного здоровья. При этом тягостное ощущение внутреннего душевного дискомфорта, мешающее нормальной жизни, воспринимается ими как "физические симптомы".

Стоит напомнить, что грех, совершенный человеком, продолжает жить и действовать на уровне сознания и подсознания, являясь "инородным телом" для души[88]. Он разрушает нормальный душевный строй, гармонию естества, отдаляет личность от Бога. Человек очень зависим от поддерживающей благодати, поэтому перенести такую потерю чрезвычайно трудно. Это возможно лишь в состоянии некоего гипноза, одурманивания. В этом смысле диавола можно сравнить со змеей, которая, прежде чем проглотить птичку, ввергает ее в состояние транса, долго глядя ей в глаза и покачиваясь. Так и в человеке притупляется чувство неправды, он становится неспособен отличить свои мысли от подозрительных "помыслов". Следствием этого является разлад психики и, как следствие, тела. В результате появляются длительные болезни, невротические, а то и психические расстройства.

Конечно, приведенная схема не охватывает всех возможных причин заболеваний. Есть люди, несущие болезнь как крест, подвиг. Но это бывает им нужно для того, чтобы победить в себе грех. Другие получают болезнь для вразумления или отвращения от греха. Однако за редким исключением во всех причинах болезни присутствует диавольский яд, некогда смертельно отравивший человечество[xli].

Типичным условием для возникновения различных заболеваний является продолжительное воздействие на человека психотравмирующих факторов, "ударов судьбы". Длительные переживания истощают нервную систему, что является почвой для различных патологических процессов. И подвижники, святые люди, после многих трудов, перегрузок, сопряженных с телесными подвигами, приобретали не только телесные болезни, но и нервные расстройства[89]. Однако у людей с глубокими внутренними проблемами существуют особые типы психического реагирования. Чаще всего эти проблемы основаны на гипертрофированном самолюбии, пассивном отношении к собственным духовным проблемам, стремлении обвинить окружающих в своих бедах. В психологии этот феномен известен под названием "проекция".

В других случаях срабатывает механизм вытеснения, диктующий, например, истерическим личностям, совершенно особый тип адаптации к окружающей действительности.

Нет ничего удивительного в том, что истерики исцеляются от болезней в описанных нами условиях. Как правило, их заболевания имеют психосоматическую природу, являясь своеобразной защитой от окружающего мира, способом вызвать жалость и сочувствие.

Истерические заболевания имеют ряд характерных свойств. Могут наблюдаться любые симптомы, вплоть до припадков "эпилепсии" и "параличей", которые даже опытные невропатологи не всегда могут отличить от настоящих.

Только типичные личностные качества могут натолкнуть на мысль, что перед нами проявление нервного расстройства. Например, в характерных для описываемых нами людей расстройствах обычно отражаются представления больного о каком-либо виде телесного страдания. "Его картину он и старается воспроизвести"[90]. При этом пациенты абсолютно уверены в наличии у них серьезных недугов.

Другая отличительная черта подобных болезней - демонстративность и нарочитость. Даже "приступы эпилепсии" происходят только при стечении большого числа людей и практически никогда не сопровождаются прикусом языка или ушибами[xlii].

Поэтому и "исцеление" таких больных происходит чаще всего в обстановке напряженного ожидания чуда, пристального внимания окружающих.

В подобных случаях поражает прямо-таки евангельская внезапность и одномоментность выздоровления. При этом душевное и тем более духовное устроение таких людей не изменяется. Тем не менее, подобные "чудеса" очень укрепляют авторитет лжепророков и лжестарцев, привлекают к ним всё новых страждущих. Хотя, как указывает свт. Игнатий, чудеса эти "не имеют никакой благой, разумной цели, никакого определенного значения, они чужды истины, преисполнены лжи, они - всезлобное, лишенное смысла актерство, усиливающееся удивить, привести в недоумение и самозабвение, обольстить, обмануть, увлечь обаянием роскошного, пустого, глупого эффекта"[91].

При этом желающие совершать исцеления находятся в явном заблуждении, считая чудеса, предсказания и пророчества чем-то обычным и частым. Многолетнее выпрашивание выздоровления, постоянные поездки по старцам и святым источникам не вызывает у нашего верующего люда ни тени неодобрения. Но "искушать Бога, нарушать благоговение к Нему, воспрещается во всяком случае; дозволяется просить помощи Божией в крайней нужде, когда не имеется собственных средств, чтобы из нее выйти"[92].

Когда здравомыслящий приходской священник рекомендует нашему "больному" изменить образ мыслей, начать с самоукорения и неосуждения, творить дела любви и смирения, то встречает агрессивное непонимание. "Это всё не то... Это мирской поп... Мне нужен старец, который даст "духовную таблетку", и всё будет как нужно!" - рассуждает наш страдалец. В итоге происходит порабощение души суетным попечением о непременном выздоровлении. Причем обращается человек к себе подобному, заблудшему, лишь выдающему себя за "целителя недугов духовных и телесных". "Плотское мудрование признает недуги бедствием, а исцеление от них, особливо чудесное, величайшим благополучием, мало заботясь о том, сопряжено ли исцеление с пользой для души, или со вредом для нас" - показывает духовную изнанку подобных стремлений свт. Игнатий[93].

То же можно сказать и о предсказаниях, знамениях, видениях подобного рода. Священник должен быть достаточно подготовлен духовно, чтобы оградить паству от искушения чудесами и знамениями. "Ибо есть много и непокорных, пустословов и обманщиков... каковым должно заграждать уста: они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти" (Тит. 1, 10-11).

***

<< | >>
Источник: А.С. Бочаров А.В. Чернышев. Очерки современной церковной психологии. 2003
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Синдром Корейши, или Двадцать шесть московских дураков.:

  1. ♥ Могули я получить помощь московской «Скорой» и попасть в московскую больницу в таких случаях? (Владислав)
  2. 13.4. Синдром убийства королей и президентов
  3. 1.10 СИНДРОМ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ И ВТОРИЧНАЯ ТРАВМА
  4. Синдром стагнации.
  5. В. А. Рябков, Т. И. Кулагина, Н. Н. Везикова. Острый коронарный синдром (диагностика).2012, 2012
  6. Шесть императоров
  7. Шесть правовых инструментов
  8. Другие шесть правовых инструментов
  9. Выделяются шесть стадий гражданского процесса:
  10. Глава двадцать вторая. Заключение