<<
>>

Этапы развития психики по Эриксону:

Первая стадия. Орально-сенсорная. Она соответствует оральной стадии классического психоанализа. Возраст: первый год жизни. Ее задача: базисное доверие против базисного недоверия. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: энергия и надежда.

Степень доверия младенца к миру зависит от заботы, проявляемой к нему. Нормальное развитие происходит, когда его потребности быстро удовлетворяются, он долго не испытывает недомогания, его баюкают и ласкают, с ним играют и разговаривают. Поведение матери уверенно и предсказуемо. В таком случае вырабатывается доверие к миру, в который он пришел. Если он не получает должного ухода – вырабатывается недоверие, боязливость и подозрительность.

Выработка баланса между доверием и недоверием поможет во взрослом состоянии не поддаваться на первую же рекламу, но и не быть «человеком в футляре», недоверчивым и подозрительным ко всему и ко всем. В результате удачного прохождения этой стадии вырастают люди, которые черпают жизненную веру не только в религии, но и в общественной деятельности и научных занятиях. Не прошедшие удачно эту стадию люди, даже если исповедуют веру, фактически, каждым вздохом выражают недоверие к людям.

Вторая стадия. Мышечно-анальная. Совпадает с анальной стадией фрейдизма. Возраст 2–3-й годы жизни. Задача этапа: автономия против стыда и сомнения. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: самоконтроль и сила воли.

Здесь на первый план выходит развитие самостоятельности на основе моторных и психических способностей. Ребенок осваивает различные движения. Если родители предоставляют ребенку делать самому то, что он может, у него вырабатывается ощущение, что он владеет своими мышцами, своими побуждениями, самим собой и в значительной мере средой. Появляется самостоятельность.

Если воспитатели проявляют нетерпение и спешат сделать за ребенка то, на что он и сам способен, развивается стыдливость и нерешительность. Если родители постоянно бранят ребенка за мокрую постель, запачканные штанишки, пролитое молоко, разбитую чашку и т. п. – у ребенка закрепляется чувство стыда и неуверенность в своих способностях управлять собой и окружением. Внешний контроль на этой стадии должен твердо убеждать ребенка в его силах и возможностях, а также защищать от анархии.

Результат развития этой стадии зависит от соотношения сотрудничества и своеволия, свободы самовыражения и ее подавления. Из чувства самоконтроля, как свободы распоряжаться собой без утраты самоуважения, берет начало прочное чувство доброжелательности, готовности к действию и гордости своими достижениями, чувство собственного достоинства. Из ощущения утраты свободы распоряжаться собой и ощущения чужого сверхконтроля происходит устойчивая склонность к сомнению и стыду.

Третья стадия. Локомоторно-генитальная. Стадия инфантильной генитальности соответствует фаллической стадии психоанализа. Возраст: 4–5 лет – дошкольный возраст. Задача этапа: инициатива (предприимчивость) против чувства вины. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: направление и целеустремленность.

К этой стадии ребенок уже приобрел множество физических навыков, начинает сам придумывать себе занятия, а не просто отвечать на действия и подражать им. Проявляет изобретательность в речи, способность фантазировать.

От реакций взрослых на затеи ребенка зависит соотношение качеств в характере. Дети, которым предоставлена инициатива в выборе деятельности (бегать, бороться, возиться, кататься на велосипеде, санках, коньках), вырабатывают предприимчивость. Закрепляет ее готовность родителей отвечать на вопросы (интеллектуальная предприимчивость) и возможность для ребенка фантазировать и затевать игры. Если взрослые показывают ребенку, что его деятельность вредна и нежелательна, вопросы назойливы, а игры бестолковы, он начинает чувствовать себя виноватым и уносит это чувство вины во взрослую жизнь. Опасность этой стадии – в возникновении чувства вины за свои цели и поступки в ходе наслаждения новым локомоторным и ментальным могуществом, которые требуют энергичного обуздания. Поражение ведет к покорности, чувству вины и тревоги. Подавляются и сдерживаются излишне дикие фантазии и оптимистические надежды.

Именно в рамках этой стадии происходит самое важное по последствиям разделение между потенциальным триумфом человека и потенциальным тотальным разрушением. И именно здесь ребенок навсегда становится разделившимся внутри себя: на детский набор, сохраняющий изобилие потенциалов роста, и родительский набор, поддерживающий и усиливающий самоконтроль, самоуправление и самонаказание. Развивается чувство моральной ответственности.

На этой стадии ребенок склонен учиться быстро и жадно, стремительно взрослеть в смысле разделения обязанностей и дел. Хочет и может заниматься совместными делами, вместе с другими детьми придумывает и планирует дела. Подражает идеальным прототипам. Эта стадия связывает мечты раннего детства с целями активной взрослой жизни.

Четвертая стадия. Латентная. Соответствует латентной фазе классического психоанализа. Возраст 6–11 лет. Задача этапа: трудолюбие (умелость) против чувства неполноценности. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: система и компетентность.

Любовь и ревность находятся на этой стадии в скрытом состоянии. Ребенок проявляет способность к дедукции, организованным играм, регламентированным занятиям. Интерес к тому, как вещи устроены, как их приспособить, освоить. В эти годы он часто интересуется жизнью и напоминает Робинзона Крузо.

Если детей поощряют мастерить, строить шалаши и авиамодели, варить, готовить и рукодельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят за результаты, тогда у ребенка вырабатывается умелость, способности к техническому творчеству.

Если родители видят в трудовой деятельности ребенка одно «баловство» и «пачкотню», это способствуют выработке у него чувства неполноценности. Опасность этой стадии – чувство неадекватности и неполноценности. Он учится завоевывать признание, занимаясь полезным и нужным делом.

Окружение ребенка на этой стадии уже не ограничивается домом, на него влияет не только семья, но и школа. Отношение к нему в школе оказывает существенное влияние на уравновешенность психики. Отставание вызывает чувство неполноценности. Он уже убедился на опыте, что в лоне семьи нет осуществимого будущего. На этой стадии во всех культурах происходит систематическое обучение. Именно в этот период более широкое общество становится важным в отношении предоставления ребенку возможностей для понимания значимых ролей в технологии и экономике общества.

Пятая стадия. Подростковый возраст и ранняя юность. Классический психоанализ отмечает на этой стадии проблему «любви и ревности» к собственным родителям. Успешное решение зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении. Возраст 12–18 лет. Задача этапа: идентичность против смешения ролей. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: посвящение и верность.

Основная трудность на этой стадии – идентификационная спутанность, неспособность опознать свое «Я». Подросток созревает физиологически и психически, у него развиваются новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают. Влияние родителей на этой стадии – косвенное. Если подросток благодаря родителям уже выработал доверие, самостоятельность, предприимчивость, умение, то его шансы на идентификацию собственной индивидуальности значительно велики.

Для подростка недоверчивого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности справедливо обратное. При трудностях самоидентификации проявляются симптомы путаницы ролей. Это часто бывает у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распущенность, очень часто обладают фрагментарным представлением о своей личности и свои беспорядочные связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей.

У подростков формируется обособленный круг общения, отвергающий «чужаков». Опознавательные знаки «своих» – одежда, макияж, жесты, словечки. Эта интолерантность (нетерпимость) – защита против «помрачения» сознания идентичности. Подростки стереотипизируют себя, свои идеалы, своих врагов. Часто подростки отождествляют свое «Я» с образом, противоположным тому, что ожидают их родители. Но иногда лучше ассоциировать себя с «хиппи» и т. п., чем вообще не обрести своего «Я». Подростки испытывают способность друг друга хранить верность.

Шестая стадия. Ранняя взрослость. Генитальная стадия по Фрейду. Возраст: период ухаживания и ранние годы семейной жизни. От конца юности до начала среднего возраста. Для Эриксона уже неважно четко называть возраст. Задача этапа: близость против изоляции. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: аффилиация и любовь.

К этой стадии человек уже опознал свое «Я» и включился в трудовую деятельность. Ему важна близость – не только физическая, но и способность заботиться о другом человеке, делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя. Новоиспеченный взрослый готов проявлять нравственную силу и в интимных, и товарищеских взаимоотношениях, оставаясь верным, даже если потребуются значительные жертвы и компромиссы. Проявления этой стадии – не обязательно в сексуальном влечении, но и в дружбе. Опасность стадии – избегание контактов, которые обязывают к близости. Избегание опыта близости из-за страха утратить эго приводит к чувству изоляции и последующему самопоглощению. Если ни в браке, ни в дружбе он не достигает близости – одиночество. Не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться. Опасность этой стадии состоит в том, что и интимные, и соперничающие, и враждебные отношения человек испытывает к одним и тем же людям. Остальные – безразличны. И только научившись отличать схватку соперников от сексуального объятия, человек осваивает этическое чувство – отличительный признак взрослого человека. Только теперь проявляется истинная генитальность. Генитальность не обязательно представляет собой сугубо сексуальную направленность развития, она скорее способ подбора партнера, форма сотрудничества и соперничества.

Седьмая стадия. Взрослость. Эту и последующую стадию классический психоанализ уже не рассматривает, он охватывает только период взросления. Возраст: зрелый. Задача этапа: генеративность против стагнации. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: производство и забота.

Здесь человек уже прочно связал себя с определенным родом занятий, а его дети уже стали подростками. Поэтому для этого этапа развития характерна общечеловечность – способность интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Те, у кого чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточиваются на самих себе, и их главной заботой становится удовлетворение своих потребностей, собственный комфорт, самопоглощенность.

Центральный момент этой стадии – генеративность. Она представляет собой заинтересованность в устройстве жизни и наставлении нового поколения. Хотя существуют отдельные лица, которые вследствие жизненных неудач или особой одаренности в других областях не направляют этот интерес на свое потомство. Генеративность включает в себя продуктивность и креативность, но эти понятия не могут ее заменить. Генеративность – самая важная стадия как психосексуального, так и психосоциального развития.

Если генеративность не получила позитивной направленности, то происходит регрессия к потребности в псевдоблизости, с чувством застоя и обеднением личной жизни. Человек начинает баловать себя, как если бы он был своим ребенком. Сам факт наличия детей или желания их иметь – это еще не генеративность. Причины отставания – чрезмерное себялюбие, напряженное самосозидание преуспевающей личности за счет других сторон жизни, недостаток веры, доверия, ощущения, что он желанная надежда и забота общества.

Восьмая стадия. Зрелость. Возраст: пенсионный. Задача этапа: целостность эго против отчаяния. Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: самоотречение и мудрость. Основная работа в жизни закончилась, настало время размышлений и забав с внуками.

Состояние целостности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлетворение. Кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упущенного не вернуть. Такого человека охватывает отчаяние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь. Безнадежность. Отсутствие или утрата накопленной целостности выражается в страхе смерти: единственный и неповторимый жизненный цикл не принимается как завершение жизни. Отчаяние выражает сознание того, что времени жить осталось мало, чтобы попытаться начать новую жизнь и испытать иные пути к целостности. Отвращение скрывает отчаяние, хотя и в виде «массы мелких отвращений», которые не складываются в одно большое раскаяние.

Если сопоставить стадию зрелости с самой первой, можно увидеть, как замыкается круг ценностей: целостность (integrity) взрослого и младенческое доверие, уверенность в честности (integrity) Эриксон обозначает одним и тем же словом. Он утверждает, что здоровые дети не будут бояться жизни, если окружающие их старики обладают достаточной целостностью, чтобы не бояться смерти.

Теория Эриксона интересна тем, что позволяет религию интерпретировать как многообразное явление, чья суть заключается в том, что она на каждом этапе человеческого развития может играть новую роль. При этом следует уточнить, что она обретает свою важную для человека роль сразу с первого этапа. Эриксон соотносит с недостаточно освоенной первой стадией развития не установленный баланс между необходимым доверием и недоверием к миру. От такого человека часто можно слышать: «Я не люблю, когда меня обманывают» (другие тоже не любят, но как-то справляются, не выдвигая это как проблему), «Никому нельзя доверять», «Ему, наверное, от меня что-то надо». Эриксон же утверждает, что первой стадии развития соответствует принятие религии, веры.

К психологии самости следует также отнести труды Д. Винникота, А. Ризутто.

Трансперсональная психология религии. Трансперсональная психология религии представлена прежде всего американскими психологами и психиатрами Станиславом Грофом (первоначально работавшим в Чехословакии) и Кеном Уилбером.

Трансперсональная психология – самостоятельная отрасль психологии, характеризующаяся особым подходом к изучению психики человека. Ее эмпирической основой стали опыты с психоделиками, прежде всего с ЛСД.

Однако следует уточнить, о чем идет речь. Вопреки распространенному мнению, ЛСД (диэтиламид альфа-лизергиновой кислоты) не является наркотиком. С. Гроф определяет этот препарат как неспецифический усилитель ментальных процессов, выносящих на поверхность различные элементы из глубин бессознательного. Впервые ЛСД был синтезирован в 1938 году в Швейцарии П. Столлом и А. Хофманом как гинекологическое лекарство и средство от мигрени, но после опытов над животными, оказавшихся неэффективными, от его клинического использования отказались. Психоделические (изменяющие сознание) свойства ЛСД были открыты случайно шведским химиком А. Хофманом в 1943 году. Предполагалось, что препарат обладает психотомиметическим (моделирующим психоз) действием. Но очень быстро выяснилось, что состояния, переживаемые в результате приема ЛСД, не имеют никакого отношения к шизофреническим, напротив, препарат обладает мощным психотерапевтическим эффектом. В результате серии сеансов приема ЛСД у больных различными формами шизофрении и психозами наблюдалось резкое улучшение, так что даже заговорили о нем как о панацее при лечении наиболее тяжелых и запущенных психотиков, хронических алкоголиков, наркоманов, криминальных психопатов и острых невротиков.

«В 1960 г. появилась знаменитая статья С. Коэна, доказывавшая, что ЛСД-терапия значительно безопаснее многих других традиционных психотерапевтических процедур – электрошоковой терапии, лечения инсулиновой комой и психохирургии. Регулярно проводились и практически безвредные эксперименты со здоровыми добровольцами, также давшие чрезвычайно интересные материалы».[24] В итоге возник спор о безобидности подобных опытов и ЛСД-терапии вообще (бесконтрольное употребление препарата в кругах битников и хиппи, окончившееся в отдельных случаях трагически, вызвало дискуссию в прессе, в которой средства массовой информации вместо обращения к специалистам и обсуждения вопроса о контроле над использованием ЛСД стали однозначно настраивать общественное мнение против любого, в том числе и клинического, применения ЛСД, что привело в США к правительственному запрету ЛСД-терапии).

Сегодня раздается все больше и больше голосов ученых-психиатров, призывающих пересмотреть это решение. Поэтому в этих условиях трансперсоналисты разработали весьма эффективные средства немедикаментозной терапии, приводящие к тем же результатам, что и клиническое использование ЛСД. Это прежде всего техника «холотропного дыхания» (от греч. holos – «целый» и trepein – «двигаться в направлении к чему-то», то есть ориентированный на целостность, тотальность), включающая в себя дыхательные упражнения, созерцание, использование музыки и т. п.

Трансперсональная психология на основании анализа описаний пациентов, которых вводили в измененные состояния сознания с помощью ЛСД, а также интенсивных дыхательных методов (ребефинга, холотропного дыхания и т. д.), установила, что все они испытывали сходные эмоциональные состояния. Гроф назвал эти состояния четырьмя пренатальными матрицами.

1. Изменения в восприятии окружающих объектов, абстрактные и эстетические переживания и фантазии, характеризующиеся специфической стимуляцией сенсорных модальностей – кинестетической, слуховой, зрительной.

2. Биографические, включающие комплексы эмоционально значимых воспоминаний и символические переживания, которые можно расшифровать в рамках теоретических схем Фрейда и Адлера.

3. Перинатальные – переживания, связанные с повторным проживанием биологического рождения и конфронтацией со смертью. Этапы рождения и смерти связаны, по Грофу, в «системы конденсированного опыта» – динамические сочетания воспоминаний с сопутствующими им фантазиями из различных периодов жизни человека, объединенные сильным эмоциональным зарядом одного и того же качества, интенсивными телесными ощущениями одного и того же типа и другими элементами.

4. Очень широкий спектр трансперсональных переживаний, включающий архетипические переживания, паранормальные явления, глубокие мистические прозрения.

Четвертая матрица – трансперсональные переживания – включает в себя генетическую или расовую память, явление, названное С. Грофом памятью о предыдущих жизнях, филогенетическую и эволюционную память, а также различные формы расширения сознания вплоть до переживания абсолютного сознания и супракосмической и метакосмической пустоты.

Эта память проявляется через отождествление пациентом во время ЛСД-сеанса себя с одним из своих (порой весьма отдаленных) предков. Подобные переживания носят вполне объективный характер, так как клиенты зачастую не имели ранее об этих предках и об эпохе их жизни никакого представления. Интересен пример с клиенткой Ренатой, проведенный С. Грофом. Она отождествила себя с одним чешским аристократом, жившим в начале XVII века, и рассказала о быте и политической ситуации этого периода достаточно много вполне релевантных историческим знаниям фактов, неизвестных ей ранее из других источников. Более того, Рената не имела ни малейшего понятия о том, что этот аристократ был ее предком. Об этом Рената узнала гораздо позже от отца, занимавшегося генеалогией их семьи, о чем и написала С. Грофу, уже переселившемуся в США[25].

Значимо то, что главной чертой коллективных и расовых воспоминаний является тот факт, что субъект переживает их как интуитивный прорыв в разнообразие культурных групп человечества, в примеры из истории человечества. В подобных переживаниях отсутствует личная вовлеченность или отождествление, как в случае с генетической (родовой) памятью.

Проявляется в этих сеансах филогенетическая и эволюционная память. Такого рода память предполагает полное и совершенно реалистическое отождествление с животными на разных уровнях филогенетического развития. Субъект при этом имеет очень живое убедительное чувство, что животные особи, с которыми он отождествляет себя, являются частью филогенетической истории и что он исследует эволюцию видов в природе. Процесс субъективного отождествления носит достаточно реалистичный характер. Человек, часто выходя за пределы человеческой фантазии и воображения, включает в свои представления ощущение веса, размера, чувство тела, разнообразие физиологических ощущений, а также необычное восприятие окружения. Например, работая с одной из клиенток, которая отождествила себя с самкой доисторической рептилии, Гроф проконсультировался с зоологом-палеонтологом, подтвердившим на материале поведения современных рептилий адекватность этих переживаний.

Трансперсональные переживания могут носить мистический характер, причем весьма разнообразный. С. Гроф выделяет несколько типов таких переживаний: единение с жизнью и всем творением как на макро- (универсум), так и на микро (мир атомов и элементарных частиц) уровнях; наделенность различными парапсихическими (экстрасенсорными) способностями; описание пребывания в загробном мире; встречи с различными архетипическими и божественными персонажами; интуитивное понимание универсальных символов; аналогичные описания переживаний адептов индийских психотехнических методов (активизация чакр, подъем кундалини и т. п.); отождествление с мировым сознанием или супракосмической пустотой и т. д.

Гроф не связывает трансперсональные переживания с психопатологическими проявлениями. Для него важно подчеркнуть их психотерапевтический, катарсический эффект. Он приводит один простой, но очевидный критерий, посредством которого можно развести полезные психические переживания человека от вредных. Если переживание какого-то состояния или состояний приводит к деградации (психологической, физической, социальной, профессиональной, интеллектуальной) личности, то его следует отнести к патологическим. Если же такой деградации не наблюдается или же, наоборот, переживаемые состояния стимулируют творческое развитие и реализацию личности, то его, безусловно, нельзя отнести к психопатологии. Трансперсональные же переживания (опыта смерти-возрождения, расширения сознания и т. п.) не только приводят к резкому улучшению состояния психически больных, но и к полному их выздоровлению. Они позволяют людям приобрести новые ценностные ориентации, обогащающие их личность и способствующие реализации их потенциальных возможностей.

Более того, сами психопатологические переживания, по Грофу, следует рассматривать как своего рода трансперсональный кризис, коренящийся в сфере перинатального или даже более глубокого опыта. Клинический опыт показывает, что болезнь успешно излечивается, когда ее симптомы не снимаются и не подавляются транквилизаторами, а, наоборот, проявляются наиболее полно и углубленно. И переход от психотического состояния к трансперсональному переживанию обычно оказывается мощным психотерапевтическим средством. Гроф пишет: «Опыт и поведение шаманов, индийских йогов и саддху (святых отшельников) или духовных искателей других культур по западным психиатрическим стандартам следовало бы диагностировать как явный психоз. И наоборот, ненасытное честолюбие, иррациональные побуждения к компенсации, технократия, современная гонка вооружений, междоусобные войны, революции и перевороты, считающиеся нормой на Западе, рассматривались бы восточным мудрецом как симптомы крайнего безумия. Точно так же нашу манию постоянного прогресса и «неограниченного роста», наше отрицание космических циклов, загрязнение жизненных ресурсов (воды, почвы и воздуха), превращение в бетон и асфальт тысяч квадратных миль земли в таких местах, как Лос-Анджелес, Токио или Сан-Пауло, американский или мексиканский индеец-шаман посчитал бы чудовищной несообразностью и опасным массовым безумием»[26].

В результате С. Гроф делает вывод, что трансперсональные переживания различных типов являются основой и религиозного опыта, и религии как таковой. Ведь в любой развитой религиозной системе помимо трансперсональных переживаний и религиозного опыта существует религиозная доктрина (догматика), теология, культ, церковь и т. д. Однако стержнем религиозной веры и религиозной жизни является именно трансперсональный опыт. У каких-то религий этот стержень мощный и крепкий, у каких-то слабый и хилый, но главное, что он есть и его не может не быть. Поэтому трансперсональная психология предлагает новый облик религии и ее проявлений. До нее этот облик был представлен более в социологической, либо культурологической оболочках, Гроф предлагает новую оболочку – психологическую и мистическую.

Исходя из указанного подхода, Гроф, по сути, предлагает и новый способ классификации религий. Критерием являются типы переживаний, испытываемые клиентами на ЛСД-сеансах. Гроф выделяет четыре типа переживаний: 1) абстрактные и эстетические переживания, объясняющиеся на языке физиологии и анатомии органов чувств; 2) психодинамические (или биографические) переживания, которые можно толковать в рамках фрейдистской методологии; 3) перинатальные переживания, основывающиеся на том, что человеческое бессознательное содержит хранилища или матрицы, активизация которых ведет к повторному переживанию мучительного процесса рождения как процесса смерти и нового рождения. Такие переживания открывают внутренние области психики, независимые от расового, культурного и образовательного фона; 4) собственно трансперсональные переживания, связанные с расширением сознания и трансцендированием индивидуальных ограничений.

Переживания первого типа не имеют отношения к религиозному опыту. Переживания второго типа имеют минимальную связь с ним в том случае, если личные особенности и биографические данные того или иного пророка, святого или основателя религии как-то сказались на содержании вероучения. Поэтому религиозный опыт связан в основном с переживаниями третьего и четвертого типа.

К религиям, основанным на опыте третьего типа переживаний, который лучше всего называть перинатальный опыт, можно отнести архаические верования (анимизм, тотемизм, фетишизм, шаманизм), средиземноморские мистериальные культы древности (культы Аттиса, Адониса, Осириса, Элевсинские и Самофракийские мистерии и т. п.), отчасти библейский иудаизм, даосизм, христианство.

Религии, основанные на опыте четвертого типа переживания, который лучше называть собственно трансперсональным опытом, достаточно разнообразны. В этих религиях религиозная доктрина строится на основе трансперсонального опыта. Религии этого типа Е.А. Торчинов предлагает называть религиями чистого опыта. Для них характерна установка на регулярное воспроизведение трансперсонального опыта посредством занятий психотехникой, поскольку именно такой опыт признается единственным сотериологическим (спасительным) средством. К религиям рассматриваемого типа следует отнести буддизм, индуизм, иудаизм, христианство и ислам.

Концепция Грофа органично дополняется результатами исследований его соратника К. Уилбера. Его концепция обращается к религии и религиозному опыту через призму трансперсонального объяснения основных жизненных проблем человека. Жизнь предстает перед человеком как страдание, наполняется борьбой. Но всякая переживаемая нами борьба – наши конфликты, тревоги, страдания и огорчения – порождается не чем иным, как границами, которыми люди неосмотрительно расчерчивают свой опыт. Как справиться, преодолеть эти внутренние конфликты и сражения?

Уилбер предлагает специфический трансперсональный способ, ориентированный на синтез различных психотерапевтических практик, на выработку всеобъемлющей точки зрения. С этой целью он объединяет различные методы психотерапии, которые пытаются избавиться от страдания и развития личности в рамках схемы, названной «спектром сознания». Он сводит воедино основные положения трех ведущих направлений западной психологии и психотерапии: ортодоксального эгоистического (включая когнитивный бихевиоризм и фрейдистскую эго-психологию), гуманистического (в том числе биоэнергетики и гештальттерапии) и трансперсонального (психосинтез, юнгианство и мистические традиции в целом).

Набор человеческих проблем можно свести к основополагающей проблеме – проблеме «кто Я?». При попытке ответить на вопрос «кто Я?» человек осуществляет фундаментальную процедуру – процедуру проведения пограничной линии между собой и не-собой. После того как основная пограничная линия проведена, на этот вопрос можно давать как очень сложные, развернутые, так и очень простые, невнятные ответы. Но любой возможный ответ обусловлен проведенной ранее пограничной линией. И только трансперсональный опыт позволяет нам воспринимать себя вне контекста границ. Правда, при этом человек должен понимать, что данный опыт не стирает границы, а позволяет находиться одновременно по обе их стороны.

Термин «трансперсональный» означает «надличный», «более чем личный» и указывает на то, что некий процесс, протекающий в индивиде, выходит в каком-то смысле за пределы индивида. К числу трансперсональных явлений можно отнести также внетелесные переживания, переживание надличного «Я» или свидетеля, пиковые переживания и т. п. Суть данного обсуждения границ между собой/не-собой состоит в том, что человеку доступен не один, а много уровней самотождественности. Эти уровни самотождественности являются не теоретическими постулатами, а наблюдаемыми реалиями – мы сами можем убедиться, что они в нас существуют. В связи с этим создается впечатление, что хорошо знакомое и все же в высшей степени таинственное явление, называемое сознанием, представляет собой как бы спектр, нечто вроде радуги, состоящей из нескольких диапазонов или уровней самоотождествления[27].

Если это представить схематически, то получится картина, обозначенная на рис. 1. Тут показана пограничная линия между «Я» и «не-Я», а также основные уровни самоотождествления, которые различаются в зависимости от того, в каком «месте» проводится граница. По мере приближения к нижней части спектра в области, которая называется Уилбером надличной, пограничная линия становится прерывистой и полностью исчезает на уровне сознания единения, где «Я» и «не-Я» становятся «одним гармоничным целым». Очевидно, что каждый последующий уровень спектра представляет определенный тип сужения или ограничения того, что человек считает «собой», своей истинной самотождественностью, своим ответом на вопрос «кто вы?» У основания спектра человек находит, что един со Вселенной, что его подлинное «Я» – это не только его организм, но все Мироздание. Поднимаясь вверх по спектру, человек находит, что един не со Всем, а лишь со всем своим организмом. Его чувство самотождественности сузилось, сместилось от Вселенной в целом к какой-то ее части, а именно, его собственному организму. Затем, на новом уровне, его самотождественность становится еще уже, ибо теперь он отождествляет себя преимущественно со своим умом или эго, то есть с одной из частей своего организма как целого. И на самом верхнем уровне спектра человек может сузить свою самотождественность до одной из частей своего ума, отчуждая от себя и вытесняя теневые или нежелательные стороны собственной психики. Он отождествляет себя лишь с одной из частей своей психики, – той частью, которая называется маской.

маска \ тень

___________________________ \ ____________________

УРОВЕНЬ МАСКИ \

эго \ тело

______________________________ \ _________________

УРОВЕНЬ ЭГО \

организм как целое («кентавр») \ среда

_________________________________ \ _______________

УРОВЕНЬ ОРГАНИЗМА КАК ЦЕЛОГО \

-----\-------------

------\------------

-------\-----------

НАДЛИЧНЫЕ ДИАПАЗОНЫ

_______________________________________________________

СОЗНАНИЕ ЕДИНЕНИЯ (Вселенная проявленная и непроявленная)

Рис. 1. Спектр сознания

Разные уровни спектра сознания отличаются по характеристикам, симптомам и возможностям. Поэтому не случайно, что сегодня существует чрезвычайно широкий и все возрастающий интерес ко всякого рода школам и методикам, нацеленным на работу с сознанием (юнгианский анализ, мистицизм, психосинтез, дзэн-буддизм, трансакционный анализ, рольфинг, индуизм, биоэнергетика, психоанализ, йога и гештальттерапия). Общим для всех этих школ есть то, что они пытаются тем или иным образом вызвать изменения в человеческом сознании. На этом, однако, их сходство заканчивается.

На рис. 2 основные школы «психотерапии» перечислены рядом с уровнями, на которые они преимущественно ориентированы. Следует понимать, что уровни спектра сознания переходят друг в друга постепенно, и поэтому никакая жесткая классификация уровней, равно как и обращенных к этим уровням форм психотерапии, невозможна. Любая форма психотерапии будет принимать и признавать потенциальную возможность существования уровней, которые находятся над ее собственным, но отрицать существование уровней, которые находятся под ним.

___________________________________________________

УРОВЕНЬ МАСКИ Обычное консультирование

маска \ тень Поддерживающая терапия

___________________________________________________

УРОВЕНЬ ЭГО Психоанализ

эго \ тело Психодрама

Транзакционный анализ

Психотерапия реальностью

Эго-психология

___________________________________________________

УРОВЕНЬ Биоэнергетика

ОРГАНИЗМА КАК ЦЕЛОГО Роджерианская психотерапия

организм \ среда Гештальттерапия

Экзистенциальный анализ

Логотерапия

___________________________________________________

НАДЛИЧНЫЕ ДИАПАЗОНЫ Аналитическая психология Юнга

Психосинтез

Маслоу, Роджерс

___________________________________________________

СОЗНАНИЕ ЕДИНЕНИЯ Индуизм веданты

Вселенная Буддизм махаяны и ваджраяны

(как божеств. начало) Даосизм

Эзотерический ислам

Эзотерическое христианство

Эзотерический иудаизм

___________________________________________________

Рис. 2. Уровни спектра сознания и формы психотерапии[28]

По Уилберу, особенность трансперсонального подхода связана с возможностью выработки установки, направленной на рост личности. Этот рост поможет человеку, как непрофессионалу, так и психотерапевту, лучше ориентироваться (или ориентировать своего клиента) на пути самопознания и саморазвития. Человек сможет лучше и быстрее распознавать, к какому уровню относятся наличные проблемы и конфликты, использовать психотерапевтические практики, соответствующие данному уровню спектра. Он сможет также осознавать, с какими уровнями и возможностями ему хотелось бы соприкоснуться, и какие процедуры могли бы ему в этом наилучшим образом способствовать. Рост означает расширение горизонтов, расширение своих границ вовне и в глубину. Но это есть не что иное, как определение нисхождения по спектру сознания (или «восхождения», в зависимости от того, какую точку зрения вы предпочитаете). В результате перехода на другой уровень спектра человеку приходится переделывать карту своей души, чтобы включить в нее новую территорию. Рост – это постоянное редактирование карты; признание, а затем включение в себя все более глубоких и всеобъемлющих уровней сознания.

Главная цель роста (не важно по какой траектории: нисходящей или восходящей) – достижение сознания единения. Но к сознанию единения строгого пути нет. Сознание единения – это не частное переживание в ряду других переживаний, это не великое переживание в противоположность мелким переживаниям, не какая-то особая волна, отличная от других. Нет, это любая волна наличного переживания как такового. А как вы можете соприкоснуться с наличным переживанием, переживанием настоящего момента? Кроме наличного переживания ничего больше нет, а к тому, что есть, нет пути.

Именно по этим причинам истинные мудрецы провозглашают, что нет пути к Абсолюту, нет пути достижения сознания единения. Индуист Шанкара говорит: «Поскольку Брахман составляет "Я" человека, человеку не нужно его достигать». Буддист Хуан По говорит: «То, что достигать нечего, – не просто слова; это правда». Христианин Экхарт говорит: «Бога надлежит познавать тебе без образов и без средств (без пути)». Современный мыслитель Кришнамурти говорит: «Реальное находится рядом, вам не нужно искать его; а тот, кто ищет истину, никогда ее не найдет»[29].

Уилбер полагает, что это не значит, что нам не следует ничего делать. Нам надо попытаться полностью соприкоснуться с тем, что есть сейчас. Это вполне логично, поскольку будем мы что-то делать или нет, нам все равно приходится делать какое-то движение, – и тем самым первый же шаг уводит нас от цели. Это великий парадокс сознания единения. Вы действительно ничего не можете сделать, чтобы достичь его. Но еще более очевидно то, что если мы ничего делать не будем, в нашей жизни ничего не изменится. Мастер дзэн Ма-цзы высказался об этом так: «В дао нет ничего, в чем можно упражняться. Если в нем как-то упражняются, завершение такого упражнения означает конец дао. Но если в дао вообще не упражняться, так чурбаном и останешься».

Религия представляет сферу, в рамках которой и происходит достижение трансперсонального опыта – сознания единения. Религии указывают нам на существование некоторых особых условий, которые надлежит выполнять (хотя это и не обязательно) для осуществления сознания единения. Эти условия не ведут к сознанию единения, – они служат выражением сознания единения.

Такова и любая форма терапии, которая ориентируется на уровень сознания единения. Она начинается с помещения человека в особые условия духовной практики. Это может быть дза-дзэн или произнесение мантр, почитание Бога в образе Христа или гуру, особые приемы визуализации или что-то еще.

Когда человек помещает себя в особые условия духовной практики, он со все большей ясностью и определенностью начинает понимать огорчительный, но несомненный факт: сознание единения никому не нужно. Во все времена люди сопротивлялись сознанию единения, избегали Бога, боролись с дао. Каждый из уровней спектра образуется определенной формой сопротивления. Первое, с чем человек сталкивается, это сопротивление тени. Но ситуация осложняется тем, что человек-маска искренне не находит в себе никакого сопротивления. А пока он не увидит сопротивление собственной тени, никаких улучшений добиться невозможно, ибо он и далее будет сопротивляться, саботируя тем самым любую попытку роста.

Поэтому первая и самая сложная задача психотерапевта на уровне маски состоит в том, чтобы помочь человеку понять и проработать свое сопротивление собственной тени. Психотерапевт не пытается избавиться от сопротивления, обойти или проигнорировать его. Вместо этого он помогает человеку увидеть, как и почему он сопротивляется собственной тени. Когда человек на материале конкретных примеров видит, что сопротивляется каким-то сторонам собственной личности, – и что это действительно составляет корень его затруднений, – у него появляется возможность постепенно ослабить сопротивление и начать соприкасаться со своей тенью, не избегая ее, не сопротивляясь ей и не вытесняя ее.

Спускаясь ниже, на следующий уровень спектра, обнаруживаем сопротивление, проявляемое самим эго, – его сопротивление вниманию-ощущению кентавра. В частности, это сопротивление выражается в неспособности поддерживать сколько-нибудь продолжительное время подлинное сознавание (или внимание-ощущение) настоящего момента. Так как кентаврическое сознавание основано на преходящем настоящем, это сопротивление эго представляет собой сопротивление непосредственному здесь и сейчас. Поэтому в психотерапиях уровня кентавра, таких как гештальттерапия, человеку не предлагают позволить своим мыслям идти как им заблагорассудится, – наоборот, ему следует приостановить «мысленную болтовню» и сфокусировать сознавание на происходящем здесь и сейчас. Психотерапевт будет следить не за прерываниями потока мышления, а за любым отвлечением от сознавания настоящего и погружением в поток мышления. Он будет указывать человеку на это сопротивление или избегание происходящего здесь и сейчас, пока тот сам не поймет, как он избегает кентавра, уходя в эго.

Теперь важно проанализировать, как мы сопротивляемся сознанию единения. Духовная практика заставляет это фундаментальное сопротивление выйти на поверхность сознания. Мы понимаем, что на самом деле не хотим сознания единения, что мы все время избегаем его. Но именно это и является решающим прозрением, подобно тому, как понимание своего сопротивления было ключевым прозрением на каждом уровне. Увидеть свое сопротивление сознанию единения – значит впервые обрести способность иметь дело с этим сопротивлением – и в конце концов прекратить его, устраняя тем самым тайное препятствие своему освобождению.

Каждый вид психотерапии имеет свои собственные формы практики и особые приемы, предписываемые индивиду, который стремится достичь соответствующего уровня развития. При отсутствии этих особых условий никакого результата не будет – лишь ощущение тупика и безысходности. Не вызывает сомнений, что условия эти на каждом уровне различны. Но что в них общего, что делает их все результативными? Иными словами, давайте сперва зададимся вопросом: почему любые из этих особых условий работают?

Скорее всего любые особые условия истощают соответствующий тип сопротивления. Отсюда возникает всеобъемлющее нежелание смотреть на все, как на целое, как на то, что есть, просто есть в настоящий момент. Люди склонны отворачиваться, отводить взгляд, отвлекать сознание от того, что есть, избегать настоящего во всех его формах. Этим тонким сопротивлением, этим взглядом-движением в сторону как бы предотвращается сознание единения. А чтобы сопротивляться наличной волне переживания, нужно отделить себя от нее. Отодвигание от наличного переживания предполагает, что вы и наличное переживание – две разные вещи. Постоянно пытаясь отодвинуться от «сейчас» как формы наличного переживания, вы постоянно подкрепляете иллюзию того, что вы вне «сейчас». Благодаря попыткам отодвинуться от наличного мира, создается впечатление, что вы отделены от этого мира. Отодвигаться от «сейчас» значит отделять себя от сознания единения, и тем самым давать начало эволюции спектра сознания.

Таинственная «первопричина» сопротивления есть не что иное как это отодвигание, воплощенное в исходной границе. Исходная граница – это то, что мы делаем в данный момент. Мы просто делаем взгляд-движение в сторону. В этот самый момент, когда мы сопротивляемся единому миру наличного переживания, мы неизбежно разделяем этот мир. Мы разделяем его на внутреннее переживание, которое воспринимаем как зрящее, переживающее и действующее, и внешнее переживание, которое воспринимаем как зримое, переживаемое и делаемое.

<< | >>
Источник: Ардашкин И.Б. Психология религий: учебное пособие. 2009

Еще по теме Этапы развития психики по Эриксону::

  1. Дальнейшее развитие психики
  2. 14.4.1 Эго-психология Э. Эриксона
  3. Бытие не определяет состояние и направленность развития психики и психических процессов.
  4. Барьеры на пути естественного развития психики
  5. Изменения в развитии общественного производства 2.1.1. Этапы развития мирового сообщества
  6. 1.3 Этапы развития психологии
  7. 1.3. Этапы развития науки
  8. Этапы развития ТНК
  9. Этапы развития ТНК.
  10. Этапы развития мирового хозяйства.
  11. 6 ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА
  12. 1.1. Мировое хозяйство и этапы его развития
  13. 1. Основные этапы развития экономической мысли
  14. Обретение свободы личностью: этапы ее развития
  15. Исторические этапы развития философской мысли
  16. Лекция 1 Тема: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  17. 1.2. ЭТАПы формирования и периоды развития мировой экономики
  18. Этапы развития мировой валютной системы.
  19. 8.2. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЫ