<<
>>

Язык непосредственного внутреннего чувствования— ощущения («язык нутра») — это в некотором роде «не-мысль».

Трудно представить себе что-либо, что было бы в меньшей степени выразимо в языке мысли и подвластно диктату мысли, чем переживания-ощущения. Последнее обусловлено тем, что Эго предъявляет довольно жесткие требования к параметрам репрезентируемой и продуцируемой информации.

Сущностное различие вышеупомянутых систем репрезентации («канал мыс­ли» — «канал непосредственного чувства»), делает осознание глубинных внутренних переживаний весьма затруднительным. Вот почему так непросто в режиме гештальт-психотехник отсле­живать непосредственные чувства, возникающие в теле человека в момент проживания им той или иной ситуации. Только самые отчётливые, самые ярко выраженные аспекты этого чувства- ощущения имеют наименования в языке мысли: радость, гнев, разочарование, печаль, тоска, раздражение, удовольствие и т.п. Тонкие чувства-ощущения — плохо осознаваемы и ещё хуже выразимы. К ним будут относиться разного рода переживания движения энергии в физическом теле человека.

Вот как о своих открытиях в исследовании этого типа переживаний пишет Патриция Гарфилд, являющаяся одним из наиболее авторитетных специалистов в области исследования сновидений:

«Моё тело стало для меня учителем. По мере того как развивался процесс медитации, как воображение уступало место опыту, а представление о движущемся по каналам по токе переходило в соответствующее ощущение, я делала множество открытий. Я всегда полагала, что термин «поток энергии» — ме­тафора, подразумевающая жизненную силу вообще, а не что-то конкретное. Китайцы называли этот поток «ци», индусы — «прана», греки — рпеита, римляне — spiritus. Я думала: если со­средоточиться на какой-то части своего тела, можно, наверное, ощутить тепло или понять по неким расплывчатым признакам, что эта материя «живая», — но не более того.

Благодаря открытию канала, описанному выше, я с изумле­нием обнаружила, что «поток энергии» существует в буквальном смысле. У него есть своя специфика. Его так же нельзя спутать ни с чем другим, как не спутаешь включённую лампу с выклю­ченной. Когда мой язык принимает нужную для медитации позицию, я как бы втыкаю в розетку вилку электроприбора. Связь замыкается, и энергия в буквальном смысле начинает двигаться по моему телу. Она осязаема; она слышима; она почти что видима.

Я училась у себя самой. Ток упорно прокладывает себе дорогу, осваивая всё новые закоулки и щели; у него есть собственный «разум». Как только я запускаю его по главным каналам (заднему и переднему), играющим роль центральной автострады, он сам начинает подсказывать мне, где можно свернуть в сторону — на большое шоссе или просёлочную дорогу»[98] .

Судя по всему, все эти вещи имеют самое непосред­ственное отношение к символике сновидений. В частности, Патриция Гарфилд, вслед за Успенским (и за многими дру­гими, кто, в принципе, говорил о такой связи, начиная от древнекитайского трактата Мен Шу), полагает, что многие аспекты символики снов обусловлены именно пережива­ниями в теле. Но если раньше говорили о каких-то довольно грубых вещах (например, о том, что когда затекла нога, мо­жет присниться, что ты ступаешь по холодному снегу, если заснуть на кушаке, то можно увидеть во сне змею и т.п.), то Патриция Гарфилд в силу особенностей своей практики демон­стрирует более тонкие аспекты взаимосвязи символики снов с ощущениями в теле:

«Я, наконец, поняла, что осознанные сновидения последних нескольких лет были предвестниками потока, который сейчас протекает по моему бодрствующему телу.

Неудивительно, что по­сле осознанных снов я чувствовала себя обновленной: ведь когда ты находишься в состоянии осознанного сновидения, поток энергии циркулирует сам по себе. Сегодня я и в бодрствующем состоянии могу вызывать активизацию того же потока и — от­части — управлять его обновляющей энергией. Неудивительно, что в осознанных сновидениях я ощущала зуд и слышала гудение. Это ток, передвигаясь внутри моего организма из одного места в другое, создавал ощущения покалывания и гудения — то в моих половых органах (и тогда во мне вспыхивала страсть), то в ногах (и тогда мне казалось, что я лечу), то в щеках (и тогда мне виделись водовороты и ветры), то в моём мозгу (и тогда я ис­пытывала головокружительный экстаз), то на поверхности кожи (и мне грезился моросящий живительный дождь, проникающий во все поры), то вдоль центральной линии груди (и мне снилось, что я камнем устремляюсь с высоты на землю). Я уверена, что тот же самый поток, движение которого я ощущаю в состоянии медитации, естественным и беспрепятственным образом цир­кулирует во время наших обычных ночных снов. В состоянии осознанного сновидения мы обретаем способность слышать и ощущать его действие, а самые счастливые из нас научаются сохранять эту способность и при свете дня.

Наяву я испытываю те же ощущения, которые впервые испытала в своих осознанных снах. Например, когда очень мощный поток спускается вниз по моему горлу, «пришпи­ливая» кончик языка к нёбу и заставляя язык дрожать и ви­брировать до самого корня, то иногда энергия «застревает» в выемке у основания шеи (там, где индуисты и буддисты ло­кализуют горловую чакру). Подобно большому крутящемуся комку, масса энергии втискивается в это место и не может про­рваться наружу — из-за чего возникает ощущение удушья, как будто в горле что-то застряло (точно такое ощущение я испытала в сне «Рубиновая Птица»). Давление нарастает до тех пор, пока наконец ток не прорвётся в грудь<

...Мои давние сны отражали те же физические ощущения, которые теперь рождались в моём теле. Значит, уже тогда, когда мне снились эти давние сны, в моём теле циркулировал энер­гетический поток.

По мере того, как я в бодрствующем состоянии всё явствен­нее ощущаю энергетический поток, язык моих сновидений тоже проясняется. Во сне я танцую, кружусь и подпрыгиваю, испол­няя балетные па, — а проснувшись, ощущаю, что «бурлящие ключи» в подошвах моих ног порождают неистовые вихреобраз­ные потоки. Мне снится, что я ощупываю золотистый волосок, выросший у основания позвоночника, — а наутро я чувствую у себя в копчике покалывание. Перед тем, как я обнаружила, что ток циркулирует в устойчивом ритме между моей головой и тазобедренной полостью, мне приснился сон о сигарете, за­жжённой с обоих концов. С каждым сном язык моих сновидений становится более внятным. Я вижу, что «значение» моих снов, их символическое содержание — это поверхностный слой, на­кладывающийся на определённое физическое ощущение. Мои сны многослойны, но их основу образует движение энергетического потока. Теперь язык моих снов стал более прозрачным, и я по­нимаю почти всё»[99] .

Таким образом, можно сказать, что именно движение энергии: его особенности, интенсивность, места макси­мальной локализации и т.п., — является одним из важных источников сновидческих образов. То, что мы видим во сне, нередко репрезентирует особенности циркуляции нашей энергии. Поэтому верным можно считать прозрение древних о том, что символы сновидений имеют диагностическое значение. Теперь мы можем понять, каким образом происходящее во сне репрезентирует состояние здоровья человека: образы сна соот­ветствуют параметрам циркуляции энергии, и если в этом про­цессе есть проблемы, то, значит, на физиологическом уровне человек будет испытывать в этом месте те или иные трудности со здоровьем. Это и отразят символы снов.

Но верно также и другое: символы сновидений репре­зентируют процессы в психике человека, так как и это тоже представимо в различных особенностях движения энергии, и именно поэтому верно, что возможна интерпретация сновиде­ний как происходящего в психической жизни человека. Иными словами, традиция истолкования сновидений как выражения особенностей психической жизни человека, которая, возможно, наиболее полно представлена в психологии Юнга, а также в современных направлениях глубинной психологии, имеет под собой серьезные основания.

Итак, возвращаясь к вышесказанному, можно утверждать, что именно энергетические процессы, протекающие в человече­ском теле, — это тот важнейший фактор, который обусловливает происходящее с ним не только наяву, но и в сновидении.

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Природа сновидений (эпистемоло­гический анализ). 2005

Еще по теме Язык непосредственного внутреннего чувствования— ощущения («язык нутра») — это в некотором роде «не-мысль».:

  1. Язык канала непосредственного внутреннего чувства
  2. Мысль и язык
  3. Мысль и язык
  4. Почти все, что делает Гумбольдт—попытка вер­нуть весь язык его «форме» (внутренней форме) как энергии духа.
  5. ВОПРОС: Вы сказали, что недумание - это тоже форма думания. Это меня несколько удивило. Вы разделяете наличие некоторых представлений о чем-то и процесс думания, для которого необходимо делать некоторые усилия?
  6. ИСКУССТВЕННЫЙ ЯЗЫК
  7. 5. ЛОГИКА И ЯЗЫК
  8. Язык
  9. 1-Б. Язык доклада
  10. Первый язык
  11. Статья 14. Язык судопроизводства
  12. Язык и понятийно-категориальный аппарат
  13. Язык: инструмент или повелитель мышления?
  14. § 6. Язык правовой нормы
  15. Статья 8. Язык проведения референдума
  16. 2.2. ЯЗЫК: ПОСРЕДНИК МЕЖДУ МЫШЛЕНИЕМ И СУЩИМ
  17. 4.1. Язык науки
  18. Язык закона
  19. Глава 1 ЯЗЫК И ПРЕДЫСТОРИЯ
  20. § 23. Язык науки. Определения и их роль в формировании научной терминологии