<<
>>

3) Электронное демократическое сотрудничество – совокупность общественных отношений

, складывающихся в процессе взаимодействия между

органами публичной власти и избирателями с целью выявления и учета

политической позиции большинства членов избирательного корпуса, которая

имеет юридически значимые последствия и, как правило, является

обязательной для участвующих сторон.

В качестве иллюстрации применения изложенных концепций

электронной демократии можно привести эстонский интернет-портал «Osale»,

предоставляющий возможности поиска информации, возможности юридически

необязательных консультаций между государственными органами и всеми

заинтересованными лицами, возможности для предложений, идей и

выдвижения инициативы граждан при условии сбора необходимого количества

подписей1.

Если рассматривать в целом демократическую концепцию, актуальность

которой приобретает особый смысл в системе электронной демократии, то

изначально следует отразить, что демократия невозможна без свободы, а

свободы не бывает без знаний2. При этом мы говорим о свободе, не просто

учитывая физическое или даже правовое состояние отдельных лиц и

организаций, что, безусловно, является необходимым, хотя и не достаточным

условием для эффективной демократии, но предполагаем, что граждане имеют

минимально необходимое образование и достаточный уровень знаний для

полноценного участия в демократических процессах. Формирование высокого

уровня правовой, демократической и информационной культуры в условиях

электронной демократии первоочередная необходимость для обеспечения

1 http://osale.ee (дата обращения: 01.07.2015)

2 Jimenez J. M., Polasek W. E-Democracy and Knowledge: A Multicriteria Framework for the New

Democratic Era. Institute for Advanced Studies. Vienna. 2003. P. 2-3.

111

равного доступа и приоритетное направление в конституционной политике1.

Считаю еще одним приоритетным направлением конституционной политики –

обеспечение минимального уровня компетенции населения в области

электронной демократии.

Традиционно считается, что предоставление заинтересованным лицам

прямого участия в политическом процессе сделает его более демократическим,

позволит укрепить его легитимность. С одной стороны, более широкое участие

общественности в демократических процессах позволит создать и обеспечить

новый уровень прав и свобод. С другой стороны, маловероятно, что отдельные

граждане будут непосредственно участвовать в более чем нескольких проектах

электронной демократии. В своем большинстве граждане не имеют времени,

интереса, знаний или желания осуществлять «прямую демократию», за

исключением некоторых особых случаев2. Это положение вновь отсылает нас к

вопросу о демократическом образовании.

Таким образом, полагаю, что идея «прямой демократии» имеет серьезные

риски стать на практике управлением отдельных компетентных групп

населения, реально участвующих в демократических процессах и принятии

решений. В этом смысле «прямая демократия» имеет шанс превратится в

демократию профессиональных управленческих интеллектуальных элит,

отстаивающих конкретные экономические интересы на всех уровнях

демократического управления. При этом большинство решений в силу их

специфичности и требования наличия профессиональных знаний будут

приниматься от имени большинства, а вернее, при «молчаливом согласии»

большинства.

Эта иллюстрация не отрицает, что ИКТ могут быть мощным

инструментом для укрепления демократии. Это скорее наводит на мысль, о том

что эффективное демократическое управление должно быть скорее

1 Moreno-Jimenez J.M., Mata E.J. Sistemas Decisionales en la Empresa. // Cuadernos Aragoneses

de Economia. 1993. 3(1). P. 139-160.

2 Donald G. Lenihan. Post Industrial Governance: Designing a Canadian Cultural Institution for the

Global Village. Centre for Collaborative Government. Changing Government. Vol 5. January 2002.

[Электронный ресурс] www.crossingboundaries.ca (дата обращения: 01.07.2015)

112

интерактивным, чем представительным. Для успеха, в том числе успеха

правового регулирования электронной демократии, необходимо

квалифицированное содействие со стороны как общества, так и государства.

Полагаю, что демократические процессы основываются на идее

достижения разумного компромисса между сторонами, а поэтому опытные и

компетентные посредники, очевидно, будут необходимы, чтобы помочь

участникам принимать решения в конструктивном ключе. Выборные

представители могли бы сыграть в этом процессе ключевую роль, чтобы

помочь гражданам понять проблемы и организовать взаимодействие таким

образом, чтобы развивались межличностные отношения и конструктивные

навыки ведения переговоров, которые необходимы для достижения консенсуса.

Вспомним здесь древнегреческого философа Сократа. Он любил, когда его

называют учителем, а вместо этого он являлся скорее «помощником идей»: чья

работа состояла в том, чтобы помочь своим согражданам понять последствия

своих собственных убеждений1.

Таким образом, полагаю, электронная демократия может

рассматриваться, в том числе как информационно-коммуникационное

пространство, обеспечивающее эффективное посредничество между властью и

обществом.

Важно отметить, что электронное голосование, равно как и электронная

демократия, характеризуются многоаспектностью2. Под многоаспектностью в

данном случае понимается непосредственная взаимосвязь правовых,

технических, технологических, организационных, инфраструктурных и

политических аспектов электронного голосования и электронной демократии.

Полагаю, разделение озвученных аспектов не всегда целесообразно, а в

отдельных случаях и вовсе невозможно (например, в случаях, когда

1 Donald G. Lenihan. Post Industrial Governance: Designing a Canadian Cultural Institution for the

Global Village. Centre for Collaborative Government. Changing Government. Vol 5. January 2002.

[Электронный ресурс] www.crossingboundaries.ca (дата обращения: 01.07.2015)

2 Антонов Я.В. Многоаспектность, как фактор успешного внедрения электронного

голосования. // Журнал Северо-Западного филиала ФГОУ ВПО «Российская правовая

академия минюста РФ» «Время и право». № 2. 2012. С. 44-45.

113

необходимо определить соответствие проекта и возможностей

технологического решения, конституционным и правовым требованиям).

Тем более, по мнению ряда исследователей, преобладание

технологических и технических аспектов над иными, вовсе не является

целесообразным. Это справедливо, поскольку простое представление

технологических и технических возможностей системы не является гарантией

ее эффективного использования с правовой точки зрения и, считаю, не должно

и не может являться, поскольку слишком велики демократические риски в

реальных выборных условиях.

Так, Интернет считается наиболее демократической средой совсем не

потому, что он может использоваться для демократических целей. Поэтому,

если Интернет призван способствовать устранению таких негативных

демократических явлений, как снижение институционального доверия и

гражданского участия, то необходимо, чтобы технология была встроена в

соответствующий социальный, культурный и правовой контекст1.

Авторы отмечают, что пренебрежение многоаспектностью электронной

демократии приводит к тому, что вся демократическая система фактически

оказывается пойманной в так называемую «технологическую ловушку»2. Это в

итоге приводит к неадекватным результатам и низкому уровню участия из-за

пренебрежения к правовым, социальным и политическим аспектам в каждом

конкретном обществе. При этом не обеспечивается доступность и открытость

демократических процессов, их осуществление не гарантировано эффективной

информационной средой, что позволяет говорить о неконституционности такой

системы. Представляется, что именно правовые нормы призваны обеспечить и

закрепить отношения и взаимосвязи между различными аспектами

1 Kubicek H., H. Westholm & R. Winkler. eDemocracy: INFORMATION SOCIETIES

TECHNOLOGIES (IST) PROGRAMME. 2003. P. 18; Bolgherini S. The Technology Trap and the

Role of Political and Cultural Variables: A Critical Analysis of the E-government Policies. Review

of Policy Research. 2007. 24 (3). P. 259-275; Davis R. The Internet as Participatory Forum, in R.

Davis (ed.). The Web of Politics. Oxford: Oxford University Press. 1999.

2 Bolgherini S. The Technology Trap and the Role of Political and Cultural Variables: A Critical

Analysis of the E-government Policies. // Review of Policy Research. 2007. 24 (3). P. 271.

114

электронного голосования и электронной демократии с тем, чтобы обеспечить

конституционность электронного голосования и электронной демократии.

В этом смысле примечательно, что первые определения электронной

демократии в основном сосредоточены вокруг технологических аспектов в

ущерб остальным аспектам1. Таким образом, электронную демократию в целом

можно определить, как использование ИКТ для повышения и расширения

участия граждан в демократических процессах2.

По мнению Совета Европы, электронную демократию можно определить,

как использование ИКТ в «демократических секторах» в рамках политических

процессов, местных сообществ, регионов, государств и народов3.

Под термином «демократические секторы» можно понимать следующие

элементы: 1) правительство; 2) выборные должностные лица; 3) средства

массовой информации (в том числе интернет-порталы); 4) политические партии

и заинтересованные группы; 5) структуры гражданского общества; 6)

международные неправительственные организации; 7) избиратели4.

В 2004 году на Международной Парламентской конференции государств

Европы в числе возможностей электронной демократии было указано,

что новые технологии и связи на практике чрезвычайно полезны для общества

и государства в обеспечении прозрачности их деятельности, стимулировании

повышения общественного интереса к участию в демократических процессах и

1 Milakovich M. The Internet and increased citizen participation in government // Journal of

eDemocracy & Open Government. 2010. № 2(1). P. 1-9.

2 Shirazi F., Ngwenyama O., Morawczynski O. ICT expansion and the digital divide in democratic

freedoms: An analysis of the impact of ICT expansion, education and ICT filtering on democracy. //

Telematics and Informatics. 2010. № 27(1). P. 21-31; Yigit E.O., Colak K. The opinions of the preservice

teachers about e-democracy in Turkey. // Procedia – Social and Behavioral Sciences. 2010.

2(2). P. 712-716.

3 Council of Europe, Directorate General of Democracy and Political Affairs, Directorate of

Democratic Institutions, Project: «Good governance in the information society». Indicative Guide

No. 5 Recommendation of Committee of Ministers to member states on e-democracy. 2009.

4 Clift S.L. e-Government and democracy – Representation and citizen engagement in the

information age. 2004. [Электронный ресурс]

http://www.publicus.net/articles/cliftegovdemocracy.pdf (дата обращения: 01.07.2015)

115

предлагают механизмы для получения информации о процессах принятия

решений и реального участия в них1.

В 2006 году в рамках национального проекта местной электронной

демократии «ePlanIT» в Великобритании было дано следующее определение:

электронной демократия – это использование ИКТ, в том числе Интернета,

мобильных технологий и интерактивного цифрового телевидения для создания

новой совещательной дискуссии между правительством и гражданами, а также

между самими гражданами. Электронная демократия дополняет традиционные

методы привлечения населения, такие как общественные совещания и

семинары, поэтому она не должна рассматриваться с позиции новых моделей

демократического управления2.

<< | >>
Источник: Антонов Ярослав Валерьевич. Электронное голосование в системе электронной демократии: конституционно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015. 2015

Еще по теме 3) Электронное демократическое сотрудничество – совокупность общественных отношений:

  1. Отрасль - совокупность правовых норм, регулирующих однородные общественные отношения (отрасли различаются по предмету, методу. принципам, функциям).
  2. 1. Формы совокупного общественного продукта: натуральная и стоимостная. Два подразделения общественного производства
  3. согласно позиции Совета Европы, электронная демократия должна быть подспорьем демократическим процессам,
  4. ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРИРОДА ПРАВОВОГО ОТНОШЕНИЯ. ПРАВОВОЕ ОТНОШЕНИЕ КАК ОСОБЫЙ ВИД ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  5. В Рекомендациях Совета Европы указано, что важно обеспечить, чтобы электронная демократия являлась дополнением к традиционным демократическим процессам
  6. СОВОКУПНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПРОДУКТ (СОП)
  7. 1. Совокупный общественный продукт: валовой и конечный. Конечный общественный продукт: ВВП и ВНП
  8. 14.2. Совокупное предложение и его график, равновесие совокупного спроса и совокупного предложения
  9. СООТНОШЕНИЕ ТЕРМИНОВ «ОТНОШЕНИЕ», «ОБЩЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ», «ПРАВООТНОШЕНИЕ». ПРАВООТНОШЕНИЕ КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ ФОРМА ФАКТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
  10. 43. СОВОКУПНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ И ГО ГРАФИК. РАВНОВЕСИЕ СОВОКУПНОГО СПРОСА И СОВОКУПНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  11. Совокупный спрос и совокупное предложение: понятия, структура и факторы, их определяющие
  12. Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР Учебное пособие
  13. ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО БЫТИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ K ОБЩЕСТВЕННОМУ СОЗНАНИЮ
  14. Глава 9. ОБЩЕЕ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ: МОДЕЛЬ СОВОКУПНОГО СПРОСА И СОВОКУПНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  15. Общее макроэкономическое равновесие: модель совокупного спроса и совокупного предложения (AD-AS)
  16. Равновесные состояния совокупного спроса и совокупного предложения
  17. § 6. Макроэкономическое равновесие в модели «Совокупный спрос — совокупное предложение»
  18. Глава 5. Сущность человека как совокупность отношений собственности и управления.
  19. 4.6. Макроэкономическое равновесие. Совокупный спрос и совокупное предложение