<<
>>

§ 2.2. Порядок формирования многочисленной группы лиц

В зависимости от того, какая модель группового иска выбрана «opt-out» или «opt-in», в законодательстве разных стран закрепляется различный порядок формирования многочисленной группы. Данный порядок регулирует действия суда, сторон, потенциальных участников группы при присоединении к требованию истца-представителя или при выходе из состава такой группы, срок для осуществления указанных прав, а также процессуальные средства, при помощи которых участники группы могут реализовать свои права.

В США до внесения поправок в Правило 23 Федеральных правил гражданского процесса в 1966 году решение по групповому иску могло быть обязательно только для тех, кто присоединился к многочисленной группе лиц. Таким образом, на первоначальном этапе существования в США групповое производство было построено по системе «opt-in». Сейчас указанное Правило закрепляет механизм «opt-out»: он предусматривает, что по всем сертифицированным групповым искам будет вынесено решение обязательное для тех лиц, кого суд признает участником группы и которые не просили исключить их из состава группы. Вследствие внесения изменений в 1966 году в Правило 23 групповые иски быстро получили огромное распространение, а выход из группы стал определяющей характеристикой групповых исков, и, более того, основным компонентом законности. Если участник группы решает выйти из состава группы, он может обратиться в суд сам в любое время (или может вовсе не обращаться в суд), но если он не вышел из состава группы, решение по групповому иску будет обязательным для него[386].

Поскольку Конституция США защищает право гражданина выйти из состава группы, установленное в силу Правила 23, указанное правило позволяет судам предоставить такую возможность в других групповых исках. Однако ни указанное Правило, ни Конституция США не говорят о значении выхода. Следует отметить три особенности:

- поскольку лицо выходит из состава группы, оно полностью исключается из иска. Это означает, что у него нет права участвовать в рассмотрении указанного иска или, например, препятствовать заключению мирового соглашения или обжалованию;

- если лицо выходит из состава группы, то оно свободно в принятии решения, начать самостоятельное разбирательство или нет, в зависимости от того, как посчитает нужным[387]. Суды идут на многое, чтобы сохранить право стороны, которая решила выйти из состава группы; например, когда компания вышла из группового иска, но затем стала помогать участникам группы, которые не вышли, то в данном случае право на выход преобладает;

- если лицо выходит из состава группы, то право предъявить иск означает, что это лицо не связано пресекательной силой группового иска и суд не может обязать это лицо подать иск в другой суд[388]. Это существенно отличает лицо, вышедшее из состава группы, от участников группы, которые не вышли.

Существует 4 ключевых этапа в процессе выхода из состава группы:

- сертификация группы;

- положение об извещении, направляемого участникам группы, информируя их о том, что групповой иск был сертифицирован, и что они имеют право выйти из него;

- положение о сроке, в течение которого участники группы могут осуществить их право на выход из группы;

- положение о средствах, при помощи которых участники группы могут осуществить их право на выход из группы[389].

Необходимо отметить несколько основных вопросов, которые определяют порядок выхода участников из состава многочисленной группы лиц. Это вопросы о временном периоде, в течение которого лицо может осуществить свое право на выход; о средствах, используемые участниками для выхода из состава группы. В целом, это будет определять порядок действий участников, направленных на выход из группы.

Первоначально необходимо определить сроки для осуществления лицом своего права на выход из состава группы. По общему правилу, в извещение о групповом иске включается пункт о сроке (обычно календарная дата), в рамках которого участники группы должны осуществить свое право выйти из ее состава. Правило 23 не предписывает каких-либо временных ограничений для такого извещения, поэтому суды пользуются усмотрением, предоставленным им Правилом 23(d) при установлении сроков. В Руководстве по многостороннему разбирательству Федерального судебного центра США говорится, что процесс выхода из группы должен быть простым, и участникам группы должен предоставляться разумный период времени, в который можно осуществить данную возможность[390]. Обычно суды устанавливают период от 30 до 60 дней (или дольше, если это необходимо) после отправки извещения по почте или его опубликования для участников группы». Суды утвердили период в 30 дней как максимально короткий в том случае, если дело является необычно сложным[391]. Но суды также признали тридцатидневный период недостаточным в других делах, например, в случае, если посредники должны получить извещения и затем связаться с их клиентами-участниками группы[392]. Аналогично Руководство Федерального судебного центра США отмечает, что «если дело включает сложное мировое соглашение или значительные индивидуальные требования, участникам группы может потребоваться больше времени, чтобы проконсультироваться с адвокатом или финансовым консультантом до сообщения решения о выходе»[393].

Правило 23 (c)(2)(B) требует, чтобы суд первой инстанции направил извещение участникам группы, информируя их о том, что «суд исключит из группы любого участника, который попросит об этом», и указывая «время и способ для направления такой просвбы». Однако Правило 23 (c)(2) не указывает каких-либо требований относителвно того, как участники группы должнв1 сообщитв об их желании выйти из группового иска. Поэтому судам предоставлены дискреционные полномочия в выборе способа.

Руководство по многостороннему разбирателвству устанавливает, что как для извещения сопутствующего сертификации группы, так и извещения сопутствующего заключению предполагаемого мирового соглашения, участникам группы должна предоставлятвся форма (бланк) так, чтобв1 они могли, исполвзуя ее, просто выйти из состава группвг Такая форма может быть включена в извещение о групповом иске. При этом, указанное Руководство дает инструкции, что такая форма «должна ясно и кратко объяснять возможные варианты и их последствия», однако оно предупреждает, что «в смешанном извещении о сертификации и мировом соглашении, форма «opt-out» должна отличаться от формы требований или извещения о явке. В таком случае могут подойти цветовая метка или что-то подобное». Несмотря на указания данного Руководства, некоторые суды отказались использовать форму «opt-out» на основании того, что они могут еще больше запутать участников группы, чем что-то разъяснить[394].

По общему правилу формы о выходе из состава группы подаются клерком суда, хотя в больших групповых исках суд может создать специальный почтовый адрес и назначить администратора, нанятого адвокатом и несущего ответственность перед судом за получение и внесение отметок о времени поступления ответов от участников группы, заполнение таблиц и внесение в базы данных информации об ответах, полученных от участников группы (такие, как имя, адрес и номер социального страхования)[395].

При отсутствии формы, групповое извещение должно «быть простым» и закреплять ясные средства, с помощью которых участники группы могли бы выйти. Если обратиться к примерным формам извещений, то в них содержаться следующие требования о том, чтобы участники группы «(1) отправили пневмо или открвггку; (2) к определенной дате; (3) на специальный адрес; (4) ясно идентифицировали себя и/или представили некоторую информацию, доказывающую их участие в группе»[396] [397]. При этом, участникам группы не требуется приводить причины их выхода из группы

Неизбежно возникают случаи, когда участники группы не направляют письмо с просьбой о выходе из состава группы. При таких обстоятельствах суды должны установить, доказывают ли действия участников группы намерение выйти из состава группы. Такая практика, воспринятая в большинстве судебных округов, требует, чтобы участники группы выразили «соответствующий знак о желании выйти»[398]. И снова возникает проблема, является ли надлежащим знаком желания выйти из группы предъявление участником группы самостоятельного иска. Большинство судов признают, что параллельное производство не является достаточным основанием, чтобы толковать это как просьбу о выходе[399], как не является таким основанием возбуждение производства по делу в третейском суде (арбитраже). Хотя некоторые суды признали, что предъявление отдельного иска основанного на тех же требованиях может считаться доказательством просьбы выйти из состава группы[400].

Просьба участников группы о выходе является всецелой, а не частичной: участник группы не может выйти из группы относительно некоторых, а не всех ответчиков. В Правиле 23 ничего подобного нет, но суды использовали свои дискреционные полномочия, чтобы запретить эту практику.

Стороны могут отозвать свою просьбу о выходе из группового иска, если они сделали это до окончания срока для направления просьбы о выходе. Суды использовали свои дискреционные полномочия, чтобы позволить участникам группы вновь войти в группу после их выхода из ее состава при заключении мирового соглашения в тех случаях, когда ни ответчики, ни адвокат группы не возражали относительно этого; когда суд установил, что первоначальное решение участника выйти из состава группы было основано на неправильном понимании требований закона о порядке выхода из состава группы, а также в других особых обстоятельствах .

Таким образом, несмотря на отсутствие указаний относительно порядка формирования состава участников многочисленной группы лиц в законодательстве США, правила, выработанные судебной практикой и разработанные экспертами Федерального судебного центра США, в том числе учеными-процессуалистами, позволяют надлежащим образом решить задачу установления состава участников многочисленной группы, о чем свидетельствует многолетняя успешная практика рассмотрения групповых исков.

В отличие от США, в английском гражданском процессе отсутствуют указания на порядок формирования состава группы в групповом производстве, что считается серьезным недостатком модели группового производства Англии.

Порядок формирования группы в английском гражданском процессе можно представить следующим образом. Лица, желающие присоединиться и получить выгоду от группового производства в силу Правил гражданского судопроизводства 1998 года должны либо утвердительно зарегистрироваться как сторона в соответствующем иске, либо как минимум предъявить отдельные иски. Таким образом, такие лица становятся сторонами в соответствующем приказе о групповом производстве. Обычный порядок присоединения к группе отдельными истцами к Реестру группы включает возбуждение производства в «компетентном суде». Другой способ регистрации заключается в том, что в приказ о групповом производстве включаются инструкции о том, что рассматриваемые дела должны быть направлены в компетентный суд и войти в Реестр группы. Последующие [401] иски, которые полностью соответствуют содержанию приказа о групповом производстве, могут быть также приняты и занесены в Реестр группы[402].

При этом сторона может обратиться в компетентный суд по поводу своего дела с целью выйти из Реестра, или с целью вынесения определения о том, что его предполагаемое дело не должно входить в Реестр. Компетентный суд также «дает разъяснения по поводу будущего управления делом»[403].

Суд может отказать во включении в Реестр, или исключить из него любое дело, которым нельзя «управлять совместно с другими делами в реестре», даже если дело первоначально входило в соответствующий Реестр[404] [405] [406].

Поэтому групповые иски включают активные действия на присоединение, или, как минимум, положительное решение предъявить иск. Это контрастирует с представительским разбирательством, где такое положительное решение обязательным не является. Представительское разбирательство может эффективно проходить «за спинами участников группы» без их осведомленности,

408

участия или контроля .

Регистрация иска в Реестре группы является важной, поскольку только те участники, чьи требования внесены в реестр, получат соответствующую выгоду от группового производства и будут нести бремя расходов с ним связанных. Реестр группы по общему правилу ведется судом. Но суд может указать, что Реестр группы должен вестись и управляться солиситорами по одному от каждой

409

стороны в иске, включенном в реестр

Для того, чтобы дело было включено в Реестр группы, оно должно содержатв как минимум один из вопросов, содержащихся в приказе о групповом производстве. Ни сами Правила, ни Практические указания[407] не ссылаются на какие-либо другие условия, которые должны бытв соблюдены, чтобы дело было зарегистрировано. Ясно, что истец может войти в Реестр группы, толвко если он подал иск по соответствующей форме. Несколвко положений поддерживают этот вывод. Статвя 19.12 Правил гражданского судопроизводства ограничивает последствия группового производства «требованиями», которые включены в реестр группы. Статвя 19.12 (4) устанавливает, что раскрытие любого документа относителвно вопросов приказа о групповом производстве стороной в иске, включенной в реестр, является раскрытием для всех сторон, включенных в реестр[408].

Соответствующий суд также устанавливает дату, после которой ни один иск не может бытв внесен в Реестр группы[409].

Из вышеописанного видно, что порядок формирования многочисленной группы лиц, присоединение потенциалвных участников группы деталвно не урегулированы. Скудности закона и правил, выработанных судебной практикой, в том числе и по указанному вопросу, обуславливают непопулярности разбирателвства по групповым искам в силу Приказов о групповом производстве.

Исходя из опыта США и Англии, следует обратитвся к решению вопроса о формировании состава группы и в российском групповом производстве. Как указывалосв выше, АПК РФ в ст. 225.14 закрепляет то, что судвя решает вопрос о составе группы лиц и о возможности установления иных лиц, являющихся участниками спорного правоотношения. При этом обязанности предложитв иным лицам присоединитвся к требованию возлагается на истца-представителя. Суд в данном случае также устанавливает срок для присоединения.

Подобное правовое регулирование нелвзя считатв удачным. По нашему мнению, при формировании состава многочисленной rpynnBi лиц необходимо ответитв на ряд принципиальных вопросов: о сроке, в течение которого лицо может присоединиться к требованию о защите прав и интересов группы лиц; о порядке присоединения к группе. Кроме того, необходимо также учитывать модель «opt-in», закрепленную российским законодательством.

Первоначально рассмотрим вопрос о сроках, в рамках которых лицо может присоединиться к требованию о защите прав и интересов многочисленной группы лиц. В соответствии с ч. 2 ст. 225.16 АПК РФ дело о защите прав и законных интересов группы лиц рассматривается арбитражным судом в срок, не превышающий пяти месяцев со дня вынесения определения о принятии искового заявления, заявления к производству арбитражного суда, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу. Отсюда следует, что и срок на присоединение к группе так же входит в общий срок рассмотрения группового иска. АПК РФ не указывает конкретные сроки для присоединения, а лишь говорит о том, что его определяет суд. Но какими критериями руководствуется суд при определении данного срока? Можно ли этот срок продлить? В литературе высказано мнение, что минимальный срок на присоединение должен составлять два месяца по аналогии со сроком предъявления требований для включения в реестр требований кредиторов в процедуре конкурсного производства[410]. Относительно возможности продления срока на присоединение можно привести следующий пример. Так, по групповому иску миноритарных акционеров ОАО «ТНК-ВР холдинг» истцом-представителем было подано ходатайство о продлении срока для присоединения к групповому иску остальных акционеров в связи с тем, что установленный определением суда срок недостаточен для проведения необходимых мероприятий. Однако суд указал, что «продление процессуального срока для присоединения к требованиям еще на два месяца (с общей продолжительностью срока подготовки 4 месяца), при общем установленном сроке рассмотрения дела 5 месяцев, не может отвечатв критерию разумности и соблюдению баланса интересов сторон»[411]. Таким образом, в отсутствие четких критериев определения срока для присоединения, указанные вопросв1 решаются по усмотрению суда.

Какова же санкция за пропуск указанного срока? В действителвности единственной санкцией за пропуск срока на присоединение к требованию многочисленной rpynnBi является утеря возможности обратитвся также и с самостоятельным иском, о чем как раз говорит ч.5. ст. 225.16 АПК РФ. Как уже указывалось, таким образом, ограничивается право на судебную защиту, закрепленное в ст. 46 Конституции РФ. В связи с чем, представляется обоснованной точка зрения В.В. Яркова, согласно которой присоединение новых участников группы возможно в течение всего рассмотрения дела, практически до судебных прений[412]. «Вряд ли есть разумные основания отказывать в присоединении к групповому иску новому лицу, представившему доказательства своего участия в спорном правоотношении, только потому, что данное лицо не смогло вовремя присоединиться к группе»[413]. Другое решение проблемы, возникающей в связи с действием ч.5. ст. 225.16 АПК РФ, предлагает Б.А. Журбин. Автор отмечает, что выходом из данной ситуации видится вступление неприс о единившихся в указанный срок лиц в дело в качестве третьих лиц, не заявляющих требований относительно предмета спора[414]. С данной точкой зрения нельзя согласиться по следующим причинам. Главной отличительной чертой третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, является то, что «третье лицо без самостоятельных требований находится вне спорного между истцом и ответчиком правоотношения. Никакой связи по спору с противником тяжущегося, на стороне которого третье лицо выступает, у него нет»[415]. При этом участие в деле таких третьих лиц обусловлено желанием оградить себя от выполнения каких-либо обязанностей или обеспечить возможность предъявить требование к одной из сторон процесса в будущем[416]. Однако потенциальные участники многочисленной группы лиц являются вместе с ответчиком участниками спорного материального правоотношения и имеют к такому ответчику самостоятельные требования в этом же процессе. Следовательно, высказанная Б.А. Журбиным позиция является в корне неверной, поскольку она противоречит как сущности института группового иска, так и института третьих лиц[417].

Далее следует рассмотреть вопрос о порядке формирования многочисленной группы. Так, можно выделить три этапа присоединения потенциальных участников к группе[418]. Первый этап проходит до подачи иска в защиту группы лиц путем направления в письменной форме истцу-представителю заявления лица или решения нескольких лиц, являющихся участниками спорного материального правоотношения, о присоединении к требованию. Такое присоединение является необходимым для соблюдения условия о многочисленности. Указанное условие возбуждения группового производства было рассмотрено нами ранее.

Второй этап, на котором возможно стать участниками процесса, - подготовка дела к судебному разбирательству. Присоединение к требованию на данном этапе является ответом на предложение истца-представителя. Присоединяются участники правоотношения, так же как и на первом этапе, путем

422

подачи заявления или решения .

Третий этап присоединения возможен, когда участники спорного правоотношения решат самостоятелвно обратитвся в суд с личным иском, однако суд в соответствии со ст. 225.1 б АПК РФ оставит исковое заявление без рассмотрения при условии, что в производстве арбитражного суда находится дело по иску в защиту прав и законник интересов группв1 лиц, к которому лицо не присоединилосв, но было осведомлено о его наличии. После оставления иска без рассмотрения суд разъясняет лицу право на присоединение[419] [420].

Необходимо отметитв, что в силу закрепленной в российском законодателвстве модели «opt-in» суд не может по собственной инициативе привлечв участников группв1 к рассмотрению дела о защите прав и интересов указанной группвг Присоединение к требованиям истца-представителя является правом конкретного лица, что в свою очереди согласуется с действующим в российском цивилистическом процессе принципом диспозитивности. Данный вв1вод также подтверждается и судебной практикой. Так, по одному из дел участница rpynnni обратиласв в арбитражный суд с заявлением о пересмотре по вновв открв1вшимся обстоятелвствам решения суда первой инстанции. В удовлетворении заявления бвшо отказано. Арбитражный суд апелляционной инстанции указал, что «Стороной спорного правоотношения по делу является группа лиц, - учредители Ответчика в количестве 1410 человек, к числу которых относится заявительница.

Учитывая принадлежность заявителя к группе лиц, в защиту прав и законных интересов которых было предъявлено требование по настоящему делу, она в соответствии с положениями статьи 225.14 АПК РФ вправе была присоединиться к требованию по делу.

В силу действующего законодательства заявитель несет риск наступления последствий своего неприсоединения к требованиям о защите прав и законных интересов по настоящему делу.

Нереализация заявителем своего права на присоединение к требованиям о защите прав и законных интересов по настоящему делу не является вновь открывшимся или новым обстоятельством для пересмотра судебного акта»[421].

АПК РФ, а также проект главы 22.2 ГПК РФ[422] и проект главы 38.1 ГПК РФ[423] указывают, что потенциальный участник многочисленной группы лиц может присоединиться к требованию истца-представителя путем подачи соответствующего заявления или решения нескольких лиц. Следует отметить, что в данном случае необходимо избегать узкого толкования нормы АПК РФ о присоединении к требованию новых участников. В частности, это касается присоединения на первом этапе, при возбуждении группового производства. Так, в одном из дел Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области в Определении о возвращении искового заявления отметил, что истцом не представлены доказательства присоединения указанных лиц к требованию истца- представителя в специальном порядке, установленном ч. 3 ст. 225.10 АПК РФ. По логике арбитражного суда единственным средством выражения воли участников на присоединения к группе является заявление о присоединении. Возникает вполне оправданный вопрос, почему нельзя присоединиться к группе путем выражения на это согласия в исковом заявлении? По нашему мнению, нет никаких законодательных и практических препятствий сделать именно так. В частности, суд апелляционной инстанции в указанном деле подчеркнул, что право на присоединение к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц реализовано путем подписания искового заявления, что не противоречит условиям ч. 3 ст. 225.10 АПК РФ[424]. При этом такое присоединение возможно при условии, что исковое заявление содержит все необходимые данные о лицах, присоединяющихся к требованию.

Если вернутвся к проблеме заявления о присоединении, то, представляется, что в данном случае можно восполвзоватвся опвыом США и Англии и разработатв соответствующую форму (бланк) такого заявления. При этом данная форма (бланк) может бвггв отправлена вместе с извещением о процессе, то еств совместно с предложением о присоединении к требованию о защите прав и интересов группв1 лиц.

Законодатели определяет, что указанные докумешы направляются непосредственно истцу-представителю. Закономерно возникает вопрос, что делатв, если лицо, желающее присоединитвся к группе, направляет его сразу в соответствующий суд? В данном случае суд может уведомитв истца- представителя о поступлении соответствующего заявления. Но даже если он этого не сделает, то не должно возникнуть проблем, поскольку, в конечном счете, информация о присоединившихся лицах концентрируется в суде.

Таким образом, решение вопроса о механизме присоединения к многочисленной группе решает одну из основных задач стадии подготовки дела к судебному разбирательству, а именно решение вопроса о составе участников. Это имеет принципиальное значение для дальнейших стадий рассмотрения дела, поскольку от этого зависят и вопросы доказательств и доказывания, возможность заключения мирового соглашения и другие.

<< | >>
Источник: Долганичев Владимир Вениаминович. Процессуальные особенности возбуждения и подготовки дел в групповом производстве: сравнительно-правовой аспект. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Еще по теме § 2.2. Порядок формирования многочисленной группы лиц:

  1. § 2. Формирование состава участников многочисленной группы лиц § 2.1. Модели вовлечения участников группы в групповое производство
  2. §3. Извещение участников многочисленной группы лиц
  3. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  4. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  5. Классификация групп лиц, обладающих правом на обращение с заявлением в суд, а также лиц, участвующих в арбитражном процессе и деле о банкротстве кредитной организации
  6. Перечень дел о защите прав и законных интересов группы лиц
  7. Формирование групп психологической экспресс-помощи
  8. Предложение о присоединении к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц
  9. 2. Психологические особенности формирования и функционирования организованных преступных групп
  10. § 5. Комитет кредиторов: порядок формирования комитета кредиторов, его состав, компетенция, порядок принятия решений
  11. Не подлежат рассмотрению в порядке упрощенного производства дела по корпоративным спорам, дела о защите прав и законных интересов группы лиц.
  12. Порядок формирования и подчиненность антимонопольных органов.
  13. Порядок формирования и использования резервного фонда