<<
>>

§ 2. Формирование состава участников многочисленной группы лиц § 2.1. Модели вовлечения участников группы в групповое производство

Как уже отмечалось в § 2.2. главы I настоящего исследования, групповые иски делятся по правилам вовлечения участников группы в групповое производство: групповые иски по системе «opt-in» и групповые иски по системе «opt-out».

В исках «opt-in» участники группы приобретают этот статус только в том случае, если на это будет прямо выражена их воля (модель английского права). В исках «opt-out» все потенциальные участники группы предполагаются в ее составе, если они не заявят о нежелании входить в нее (модель права США). В соответствии с моделью «opt-in», стороны, которые желают быть участниками группы, должны предпринять активные действия, чтобы присоединиться к группе. Наоборот, в силу режима «opt-out», формируется группа, и лица, которые не желают остаться частью такой группы, должны совершить определенные действия, чтобы выйти из нее. Различие также состоит и в том, что участник группового иска по модели «opt-in» является участником процесса как сторона, а не как представляемый отсутствующий участник[358]. Выбор между моделями «opt- in» и «opt-out» является «решающим вопросом» при создании любого режима многостороннего разбирательства[359].

Далее мы попытаемся сравнить указанные модели, выделить достоинства и недостатки, а также особенности существования этих режимов в Англии и США соответственно.

Первоначально рассмотрим модель «opt-in». В Англии модель «opt-in» реализуется в соответствии с Правилами гражданского судопроизводства и именуется Приказ о групповом производстве. По системе групповых исков по модели «opt-in» лицам, которые потенциально входят в состав определяемой многочисленной группы, предоставляется срок, в течение которого они могут

326

358

присоединиться к группе. Данный процесс обычно включает отправку соответствующей формы в суд или непосредственно адвокату группы, показывающее их согласие участвовать в группе. Поскольку лицо, которое подпадает под критерии определяемой группы, «выбирает войти», то в этом случае любое решение по делу является обязательным для этого лица, и оно пользуется выгодами благоприятного решения или несет его бремя расходов, связанных с рассмотрением дела.

В юридической литературе отмечаются как достоинства, так и недостатки групповых исков модели «opt-in»361. Среди достоинств групповых исков по модели «opt-in» можно выделить следующие:

- модель «opt-in» сохраняет свободу отдельных лиц предъявить иск или нет;

- участники многочисленной группы связаны результатом рассмотрения

дела;

- данная модель снижает риск того, что производство по делу станет неуправляемым;

модель «opt-in» помогает ответчику определить количество потенциальных истцов;

- указанная модель может служить для сокращения трудностей, которые связанны с появлением будущих истцов и которые возникают с течением времени в силу латентного характера причинения вреда;

- данная модель согласуется с обычной процедурой возбуждения гражданского дела.

Среди недостатков учеными выделяются:

- модель «opt-in» является не более чем средством для соединения требований, пригодное только для лиц, которые решили предъявить иск совместно;

- модель «opt-in» является препятствием для участия в судебном процессе, поскольку могут существовать обоснованные экономические, психологические или социальные препятствия, затрудняющие активные действия, предпринимаемые для вступления в состав многочисленной группы;

- модель «opt-in» является не подходящей, поскольку надлежащим образом не обеспечивают доступ к правосудию;

- модель «opt-in» может не работать на практике, поскольку о предъявлении группового иска и возможности присоединиться заинтересованное лицо может не узнать, или узнать слишком поздно;

- при использовании модели «opt-in» существует большая вероятность того, что многочисленная группа может быть не сформирована полностью, и это повлечет за собой трансформацию группового производства в многостороннее разбирательство в форме процессуального соучастия на стороне истца; и такое многостороннее разбирательство может стать более дорогостоящим для ответчика;

- при использовании модели «opt-in» может быть очень трудно определить и поименно перечислить всех участников многочисленной группы лиц, которые предположительно пострадали от действий ответчика, когда реестр многочисленной группы закрыт.

Данная характеристика особенно проявляется в тех случаях, когда установить предполагаемых участников группы можно легко только в пределах знаний ответчика, но не в пределах знаний группы (особенно, если реестр закрыт до раскрытия доказательств);

- ответчик может скрыть все последствия своего деяния просто потому, что некоторые предполагаемые участники группы, по какой-то причине, не соглашаются войти в ее состав362.

Система Приказа о групповом производстве оставляет множество существующих экономических и социальных барьеров, которые препятствуют доступу к судебной системе, особенно лицам с небольшими требованиями, лицам с ограниченными средствами, которые не могут позволить себе рисковать

разбирательством, а также людям, которые не обладают достаточными правовыми знаниями[360].

Рейчел Мулерон в своем докладе 2008 года приводит несколько причин, почему групповое производство по Правилам 1998 г. является непопулярным в Англии[361]. Среди данных причин выделяются и причины процессуального характера:

• некоторые участники группы не знают о существовании процесса, несмотря на попытки обнародования этой информации, и тем участниками группы, которые не предъявляют собственные иски, может быть затруднительно найти соответствующего адвоката;

• некоторые участники группы, так или иначе, понимают, что они в действительности находятся в системе «opt-out», где, несмотря на их пассивные действия, они получат положительный результат;

• некоторые участники группы полагают, что они получат возмещение посредством других возможных путей (например, компенсационный фонд преступлений, государственного принуждения), без их участия в р аз бир ательстве;

• некоторые участники предпочли бы, чтобы кто-то другой нес бремя рассмотрения дела, но в тоже время хотят получить выгоду в любом последующем разбирательстве, если это даст результат (то есть в случае, если другие предполагаемые участники группы выиграют дело);

• некоторые участники группы полагают (верно или неверно), что по их требованиям истекли сроки исковой давности (учитывая, что в действительности, если другие участники группы обратились с иском, то исковая давность не применяется);

• некоторые участники группы полагают (верно или неверно), что в удовлетворении их требований будет отказано, если они не смогут представить документальное подтверждение ущерба (например, расписки (квитанции) в случае установления фиксированных цен на товары) и, следовательно, не утруждают себя предъявлением иска, чтобы выяснить существуют ли иные средства доказывания (например, аффидавит), которые должны обосновывать требования участников группы[362].

Одна из особенностей модели приказа о групповом производстве, которая в большей степени ограничивает возможность получить коллективное возмещение вреда, состоит в том, что все участники пострадавшей группы должны возбудить каждый свое производство. В связи с этим, приказ о групповом производстве в действительности не является производством по групповому иску, а скорее эффективным инструментом управления делом, где есть огромное число связанных требований, каждое из которых обосновывает индивидуальные производства[363]. Таким образом, «упор сделан на эффективное управление исками, для того чтобы гарантировать рассмотрение общих и связанных между собой вопросов одним судом и обеспечить обязательность его решения для других»[364].

Система «opt-out» работает противоположным системе «opt-in» образом, хотя и похожим[365]. В данной системе нет необходимости совершать активные действия, чтобы войти в процесс. Все те, кто подпадает под критерии определения группы, автоматически включаются в многочисленную группу и будут связаны результатами рассмотрения дела, если они не выйдут из состава группы, что можно сделать посредством заявления направленного в суд или адвокату группы. В соответствии с законодателвством и судебной практикой США отсутствующий участник многочисленной группы лиц, который не удовлетворен тем, как его интересв1 представленв1 истцом-представителем, может ввшти из состава группы, при этом сохранив право обратитвся с отдельным иском. «Opt-out» - это право, которое может быть осуществлено либо до, либо после установления группы (class certification)[366] [367] [368]. Существует несколько причин, по которым выделение исков по модели «opt-out» оправдано.

Во-первых, некоторые участники группы в силу стремления уйти от риска или отсутствия надлежащей информации желают выйти из состава группы даже в том случае, если выгоды от такого разбирательства превышают расходы. Во- вторых, наоборот, участие в составе многочисленной группы возлагает на участников большие затраты, чем выгода, которую они могли бы получить в результате рассмотрения их требований в групповом производстве. В-третьих, оказание давления адвокатом группы и истцом-представителем при формировании многочисленной группы, которое может повлечь нежелательные последствия. В-четвертых, причиной для установления модели «opt-out» являются положения Конституции США о надлежащей правовой процедуре . Верховный Суд США вынес решение о том, что участники многочисленной группы, которым не предоставлено право выступления в суде (дословно, «им не хватает контакта с судом»), имеют право выйти из состава группы .

Американский опыт предполагает, что производство по модели «opt-in» столкнется с трудностью привлечения широкого круга участников. Причина этого - пассивность. Опыт применения американских правил об «opt-out» показывает, что участники группы обычно ничего не делают. Они почти никогда не выходят из состава группы. В групповых исках о защите прав потребителей в среднем менее 0,2 процента - 2 из тысячи - полвзуются правом исключитв себя из дела[369] [370].

В случае с моделвю «opt-out», пассивный путв - ничего не делатв - является наиболее рационалвным. Практически всегда в интересах участников группы не вв1ходитв из ее состава. Если участник выходит из состава группы, он фактически ничего не получает, но теряет право участвоватв в распределении всех выгод, которые могут быть получены в групповом производстве - возможно маленькая выгода, но все-таки такая, которая имеет хоть какое-то значение. Наоборот, если этот участник группы ничего не делает, он ничего и не теряет, кроме как по сути бесполезного права предъявить свой собственный иск, но он приобретает право участвовать в доходах, полученных от судебного разбирательства. Разумный

~ 373

участник группы никогда не выйдет из ее состава .

Среди достоинств модели «opt-out» Рэйчел Мулерон отмечает следующие:

- детально проработаны требования относительно извещения, объясняющие право выйти из группы, обязательное индивидуальное и общее публичное извещение[371];

- право выйти из группы предоставляется на различных стадиях процесса;

- модель «opt-out» более эффективно обеспечивает оценку полного вреда и убытков, которые были причинены ответчиком[372].

В связи со сказанным выше интересно отметить позицию Европейского союза относительно использования системы «opt-in». Европейской комиссией и Европейским Е1арламентом было принято несколько актов рекомендательного характера по вопросам защиты многочисленных групп лиц[373] [374]. Так, в Резолюции Европейского Парламента от 2 февраля 2012 года «К последователвному европейскому подходу к коллективной защите прав» (2011 /2089(INI)) подчеркивается, что странв1 Европейского Союза должнв1 воздержатвся от введения американской модели группового иска и любой другой системы, не отвечающей европейской правовой традиции. Для того чтобы избежатв потенциалвные злоупотребления, европейский подход к коллективному возмещению вреда должен бытв основан на модели «opt-in», посредством которой потерпевших можно легко идентифицироватв, и они будут участвоватв в иске, толвко если явным образом выразили на это желание .

В литературе отмечается, что причиной для такого BBi6opa послужило то, что указанная модели оченв «походит» на традиционный процесс по сравнению с моделвю «opt-out», поэтому является более простой для имплементации на националвном уровне. Также считается, что групповые иски по модели «opt-out» способнв1 к перегибам и приводят к тому, что истец теряет контролв над своим иском, и это послужит причиной того, что истец-представители будет отстаиватв толвко лишв собственные интересы[375]. С. Воэт также указв1вает, что групповые иски американского типа «вызывают присущий американскому стилю образ оскорбителвных судебных тяжб - именно то, чего европейский законодатели желает избежатв любой ценой»[376]. Далее, автор говорит: «часто, порой сознательно, забывается тот факт, что американские групповые иски внедрены в совершенно другую правовую среду, которая характеризуется судом присяжных, штрафными санкциями, соглашениями о гонораре успеха - чертами, которые выходят за рамки контекста группового иска. Важно подчеркнуть, что заимствование конструкции группового иска в Европе не означает заимствование

380

этих самых черт .

В связи с изложенным, представляется необходимым определить, какую модель закрепил законодатель в АПК РФ и разработчики проектов изменений в ГПК РФ: «opt-in» или «opt-out»? Следует отметить, что по указанному вопросу мнения даже тех немногочисленных ученых, которые занимаются проблемами группового иска и группового производства, разделились. Так, по мнению Д.М. Забродина, в арбитражном процессуальном законодательстве закреплена модель «opt-out». Автор поясняет, что сначала истец, инициирующий процесс, определяет круг лиц, являющихся участниками группы. Тех, кто уже присоединился к его требованию, он обязан персонифицировать в своем заявлении. Затем истец-представитель обязан известить потенциальных участников группы и предложить им присоединиться к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц[377] [378] [379].

В соответствии с другой точкой зрения, АПК РФ закрепил модель «opt-in». Данной точки зрения придерживается Р.А. Ходыкин, В.В. Ярков . Описание каждой из моделей, изложенное выше, позволяет сделать вывод, что последняя позиция является более обоснованной. В соответствии с моделью «opt-in» лица, которые желают быть участниками группы, должны предпринять активные действия, чтобы присоединиться к группе. Это означает, что они должны, как, например, в Англии или Германии подать соответствующий иск, либо направить соответствующий документ о присоединении истцу-представителю, как это закреплено в АПК РФ. При этом, если лицо не присоединилось к многочисленной группе лиц, то оно не теряет права обратиться в суд с самостоятельным иском.

В свою очередь, в действующем АПК РФ содержится положение, противоположное последнему тезису о возможности предъявления участниками группы самостоятельного иска. Так, ч. 5 ст. 225.16 АПК РФ указывает, что: «Арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что имеется принятое по требованию о защите прав и законных интересов группы лиц и вступившее в законную силу решение арбитражного суда и исковое заявление или заявление подано лицом, не воспользовавшимся правом на присоединение к данному требованию, к тому же ответчику и о том же предмете». Данное положение уже неоднократно подвергалось жесткой критике в юридической литературе, поскольку оно, по сути, представляет собой «запрет на судебную защиту в отношении лица, в судебном процессе не участвовавшего именно потому, что его воли на это не было» .

Необходимо сказать, что правила, аналогичные ч. 5 ст. 224.16 АПК РФ, закрепляются в абз. 2 и. 2 ст. 65.2 и в и. 6 ст. 181.4 ГК РФ[380] [381]. Так, абз. 2 и. 2 ст. 65.2 ГК РФ содержит норму, согласно которой «участники корпорации, не присоединившиеся в порядке, установленном процессуальным законодательством, к иску о возмещении причиненных корпорации убытков (ст. 53.1 ГК РФ) либо к иску о признании недействительной совершенной корпорацией сделки или о применении последствий недействительности сделки, в последующем не вправе обращаться в суд с тождественными требованиями, если только суд не признает причины этого обращения уважительными» Анализируя указанное положение, некоторые авторы делают вывод о том, что в российском законодательстве закреплена модель «opt-out». Например, С.А. Халатов, аргументируя данный тезис, указывает, что у участника корпорации, конечно, есть выбор, присоединиться или не присоединиться к иску, «однако, что бы ни выбрал участник корпорации, в дальнейшем он вправе обращаться в суд с тождественными требованиями, только если суд признает причины этого обращения уважительными. Это жесточайший opt-out»[382] [383]. По нашему мнению, данный вывод является дискуссионным.

Несомненно, в действительности указанная норма вынуждает участников корпорации присоединиться к первоначальному требованию. Однако, как указывалось выше, сущностным признаком модели «opt-out» выступает то, что участники группы приобретают такой статус «по умолчанию», им нет необходимости предпринимать активные действия. В групповом производстве по модели «opt-in», наоборот, потенциальные участники группы должны действовать активно. Кроме того, Верховный суд РФ в и. 31 Постановления Пленума от 23.06.2015 № 25 отметил, что категории дел, предусмотренные и. 2 ст. 65.2, также рассматриваются с учетом положений главы 28.2 АПК РФ. Соответственно, буквальное толкование указанной нормы ГК РФ, позволяет нам говорить о том, что в ней закреплена модель «opt-in». С другой стороны, как указывает Р.А. Ходыкин: «Лишение права на предъявление самостоятельного иска характерно для модели «возможность выйти» («opt-out»), поскольку зиждется на предпосылке, что истец по умолчанию был участником процесса и, следовательно, его требование уже было рассмотрено судом»[384] [385]. В тоже время, закрепление в законодательстве единственной черты модели «opt-out» не может

- 388

говорить о том, что в целом групповое производство построено по этой модели .

Таким образом, о российской модели группового производства можно говорить как о модели, построенной по системе «opt-in», некоторыми вкраплениями системы «opt-out».

По нашему мнению, на данный момент модель «opt-in» является наиболее оптимальной. Она учитывает особенности российского цивилистического процесса как в целом классической модели процесса, в котором участвуют один ответчик и один истец. Система «opt-in» согласуется с принципом диспозитивности, где отдельный участник является «хозяином своего требования». В настоящий момент существует несколько препятствий для внедрения модели «opt-out» в российское процессуальное законодательство. Среди данных препятствий можно выделить следующие: возможные риски злоупотреблений со стороны лиц, обращающихся в защиту группы, которые могут использовать групповой иск как элемент давления или шантажа; риски возможного разорения ответчиков в случае удовлетворения требований множества лиц; привлечение потенциальных участников в многочисленную группу без их желания, что нарушает указанный выше принцип диспозитивности.

Представляется, что использование модели «opt-out» возможно по некоторым категориям дел в случае внесения изменений в материальное и процессуальное законодательство. Так, применительно к уже рассматриваемым положениям и. 2 ст. 65.2 ГК РФ, можно отметить, что в чистом виде модель «opt- out» можно было бы закрепить путем указания на то, что участники корпорации считаются членами группы лиц, в защиту прав и интересов которой обратился истец-представитель, если они не выразили желания выйти из ее состава. И тогда как раз логичным выглядело бы положение о невозможности предъявить самостоятельный иск лицами, которые вышли из состава многочисленной группы. Например, это было бы оправдано в делах по искам акционеров в случае, когда суд из приложенных к иску истцом-представителем документов (выписка из реестра акционеров) усматривает наличие множества потенциальных истцов.

Таким образом, деление групповых исков по модели «opt-in» или «opt-out» имеет важное значение, поскольку от того, какая модель воспринята законодателем, зависит регулирование действий как суда, так и сторон (в том числе потенциальных участников группы) в групповом производстве на стадии подготовки дела к судебному разбирательству: по-разному решаются вопросы формирования состава группы (присоединение или выход), определения сроков для такого формирования, оповещения потенциальных участников группы, правовых последствий неприсоединения к группе или выхода из нее и т.д.

<< | >>
Источник: Долганичев Владимир Вениаминович. Процессуальные особенности возбуждения и подготовки дел в групповом производстве: сравнительно-правовой аспект. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Еще по теме § 2. Формирование состава участников многочисленной группы лиц § 2.1. Модели вовлечения участников группы в групповое производство:

  1. §3. Извещение участников многочисленной группы лиц
  2. § 2.2. Порядок формирования многочисленной группы лиц
  3. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  4. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
  5. Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (ст. 1411 УК РФ)
  6. Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (ст. 1411 УК РФ)
  7. Статья 5.48. Нарушение прав зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, инициативных групп по проведению референдума, иных групп участников референдума при выделении площадей для размещения агитационных материалов Комментарий к статье 5.48
  8. Статья 5.18. Незаконное использование денежных средств при финансировании избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума Комментарий к статье 5.18
  9. § 6. Участники организованных преступных групп[80]
  10. Статья 5.21. Несвоевременное перечисление средств избирательным комиссиям, комиссиям референдума, кандидатам, избирательным объединениям, инициативным группам по проведению референдума, иным группам участников референдума Комментарий к статье 5.21
  11. Статья 5.6. Нарушение прав члена избирательной комиссии, комиссии референдума, наблюдателя, иностранного (международного) наблюдателя, доверенного лица или уполномоченного представителя кандидата, избирательного объединения, члена или уполномоченного представителя инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума либо представителя средства массовой информации Комментарий к статье 5.6